"От скорбных руин Сталинграда"
Авторский блог Татьяна Белозёрова 10:46 29 июня 2017

"От скорбных руин Сталинграда"

4

Татьяна Белозёрова    
                 «От скорбных руин Сталинграда»

В Московском издательстве выходит книга известного  писателя, преподавателя Литинститута, обладателя  престижных литнаград  Г.Красникова о нашем земляке, фронтовике, журналисте, поэте Степане Александровиче Шубине. Мы встретились с дочерью Шубина Надеждой Степановной Кушнарёвой.
- Отец родился в 1923 году на севере Архангельской, окончил Каргапольское  педагогическое училище, начал преподавать. Дед назвал его в честь прадеда Степаном. Другим сыновьям дал имена Клавдий и Коммунар.  В 41 – ом  отцу было 17, 5 лет. Он приписал себе год и ушел на фронт.   Командир отделения, помощник  командира взвода политчасти, первым поднимался в атаку, воевал  на Карельском, Сталинградском, Прибалтийском, Белорусском фронтах, дошел до Победы лейтенантом.  Награжден орденом  Красной Звезды, медалями за взятие  Сталинграда, Варшавы. Бухареста, Берлина.  Трижды был ранен. В 1946 году приехал в тогдашний Чкалов-Оренбург.  Потому что дед, известный краснодеревщик, был востребован в Оренбуржье  на военных заводах, где изготавливал макеты  оружия. Отец сразу пошёл в газету «Чкаловскую коммуну» («Южный Урал»).  В 1952 году был направлен в   газету «Орский рабочий», где и проработал заместителем редактора, заведующим отделом, литсотрудником. Кстати, с матерью, Катериной, познакомился в редакции, она работала в газете телеграфисткой, принимала сообщения.

-Прекрасно помню Вашего отца, с которым работала в «Орском рабочем»: спокойный, легко и точно пишущий, много курящий.

-Какое там спокойный? Принципиальный!  Однажды на драмтеатре появилась эмблема: какое – то колесо, парус - занавес. Он долго возмущался. Потом сфотографировал и послал в «Крокодил». Там опубликовали. Сколько было возмущенных телефонных звонков от художников, придумавших эту эмблему! Нельзя, мол, быть человеком отсталым, это пост – модернизм. Но он никого не боялся, и доказывал свою правоту: занавес должен быть занавесом, а что символизирует колесо?  Мне кажется, что настоящие фронтовики так и оставались воинами по жизни. Политрук и есть политрук: вперёд, и всё тут. Терпеть не мог подачек. Мать  втихаря приобретёт в магазине паёк для ветерана, он грозно начинал допрос:  откуда колбаса? Масло?  Разве не предупреждал  - никаких милостей?

-Знаю, что именно он  отправил и заставил учиться в университете  нашего земляка, новотройчанина. журналиста «Комсомольской правды» Сашу Гамова. Тот и сегодня считает Степана Шубина  учителем и наставником.

-У него было немало друзей: Девятовский и Можаров, Блинов и Тан,  да весь город. А чувствовал себя неважно, осколок остался в груди, выпирая шишкой, в Орске ему сделали операцию.
- Но о своём славном боевом пути в редакции  мало рассказывал.

-Примета настоящих фронтовиков, не любили  пересказывать военные будни. Иногда он дома выпивал бутылку водки и названивал  однополчанам по всей стране. Вот где лились воспоминания. Наутро вставал как огурчик. Брючки отглажены, костюмчик чист. И отправлялся на работу. На праздничные трибуны его обязательно приглашали. А потом угощали. Помню, однажды на 8 марта, отец вместе с Борисом Таном пришли в гости. Отец подарил мне куклу – неваляшку. А маме – набор из одеколона и духов. Но мама не одобрила мою  игрушку: дочка уже большая, зачем ей безделушки?  Я очень любила отца, и похожа на него.

-Степан Александрович безусловно был очень талантлив. Его заметки  отличались справедливой критикой в адрес власти, и в то же время неуемной любовью к орчанам.
-Жаль, что уже в 61 год он умер. Не выдержало сердце. Я сегодня ухаживаю за  сводной сестрой Валей, инвалидом.  Проработала  в  собесе Ленинского района Орска, как тогда называли коротко  эти отделы.  Замужем.  Моя дочь – стюардесса, живёт в столице.

-Будем ждать выхода книги Геннадия Красникова. Благородно, что нынешние писатели обращаются к теме фронтовиков, пытаясь воскресить память.

Стихи Степана Шубина
         ТИШИНА

От скорбных руин Сталинграда 
На запад рванув через Брест, 
Мы знали:
                она уже рядом 
И ждет уже где-то окрест. 
Гремела вокруг канонада 
И тоже твердила:
                               «Рядом!» 
Упрямо долбили снаряды, 
Что вот она —
               рядом, рядом! 
Что стоит лишь поднажать 
И руку ей можно пожать... 
В безумье огня и стали, 
В слепом безумье свинца 
Мы, кажется, различали 
Даже облик ее лица. 
Сперва были польские земли, 
Немецкие были потом. 
И пахло кругом иноземьем,
И — пули за каждым кустом. 
Сначала — дороги на Вислу, 
Потом — на Берлин повели, 
И следом за нашими письмами 
Домой похоронки несли... 
В ту ночь в нашей роте ребята 
Готовили про запас:
Патроны, снаряды, гранаты 
И прочий солдатский припас.
И вдруг — команда:
                    «Отставить!» 
И тут же явилась она,
Во всем своем блеске и славе 
Мирная тишина.

ОЗВРАЩЕНИЕ
Волока, да погостья, 
Да замшелая грусть... 
Я пришел к тебе в гости, 
Каргопольская Русь! 
К твоим песням и сказам
Из преданий и грез,
К заводям синеглазым
В окоемах берез.
Братцы Лаче да Воже
Пригласили меня.
Им взгрустнулось, похоже,
Как-никак, а родня.
И сестрица Онега
Наказала в письме,
Чтоб до первого снега
На свиданье поспел...
Через лето и осень
По долам и логам
В твою вещую просинь
Я упрямо шагал.
Я ни с чем не считался,
Я спешил...
                    Но, прости, 
Видишь вот, задержался
На полвека в пути!


ИСПОВЕДЬ ВЕТЕРАНА 
Утверждают:
             «Кончилась война′» 
Ну а я, представь себе, не верю.
Вот уж сорок лет настойчиво oна
Не отходит от моих окон и двери.
Вот уже почти что сорок лет 
Не было покоя от нее и нет....
«Скорая» дежурит без конца 
Каждый день у моего крыльца
Постоянно в тишине ночи 
Боль моя и стонет и кричит.
Надоел я с нею всем врачам,
Ну а что же сделать —
                      раны не молчат!
В письмах старых фронтовых друзей,
В их открытках, даже в телеграммах,
Каждая строка твердит о ней, 
Все о той же проклятой войне,
Все о том, что от нее осталось. 
Нет, еще не кончилась она 
Для меня та самая война. 
Кончится ль она когда-нибудь --
Слишком долог был к Победе ПУТЬ!





 


 

Загрузка...

Комментарии Написать свой комментарий
29 июня 2017 в 14:27

Спасибо за знакомство с еще одним хорошим человеком.

По прочтении, естественно, заглянул в литературные странички - и удивился. На его страничке сайт Литературная карта Оренбургской области дает даты: 1919-1988.
Неточности расстраивают.

С уважением

30 июня 2017 в 11:27

Добрый день, Виктор. спасибо за отзыв. На литкарте области Шубина не нашла. Но у меня точные даты, и паспорт его видела, и работала с ним в 80-ых, и дочь подтверждает. В Оренбурге продолжается литературная война: возглавил Дом литераторов поедседатель Союза российских писателей В.Молчанов. Всё. что известно о подлецах - пустяки по сравнению с тем, что неизвестно. А мы, стоящие у истоков создания отделения Союза писателей РФ - не в чести. Открыто выражаем протест в адрес чиновников, которые носятся с идеей "объединить два союза". Баранов можно согнать в стадо, но не кошек.. Поэтому неудивительно, если выйдут три литературные карты, разномастные. К нам примкнули видные писатели России : Г.Красников, В.Бахревский. Ф. Нагим и другие. А Орск прославляют И.С ахновский, В.Бондарев, В.Маканин. Мне обидно за Учителя - Геннадия Хомутова.
Это он тянет три литературных объединения, скольких писателей он воспитал, разглядел талант, не перечесть! Мы все, и наши неприятели - его ученики. Ученики, предавшие Учителя. Он работал официально в Доме литераторов. но В.Молчанов сумел его уволить. И мы, 65 членов СПРФ, ничего не могли сделать! А Геннадий Фёдорович снова набирает молодёжь и работает бесплатно. То в "Российском писателе", то в "Литроссии" появляются критические статьи И.Ерпылёва "Мыки Молчанова", Д.Коноплина . Ядовитые стрелы летят в обе стороны. Думаю, повсюду так. И было это и в 19, и в 18 веках , и ещё раньше, каждый считает себя талантом, но неумолимое время всё расставляет по своим местам. К сожалению, чем раньше понимаешь. что уже поздно. тем дольше мучаешься. Поддерживаю Вас, потому что чувствую неординарную личность! Всего доброго!