Авторский блог Александр Проханов 20:46 26 сентября 2018

«Одной лишь думы власть...»

президент Анатолий Бибилов о прошлом, настоящем и будущем Республики Южная Осетия
3

Александр ПРОХАНОВ.

Анатолий Ильич, опять я в родной Осетии, очень рад вас видеть!

Анатолий БИБИЛОВ.

Приветствую вас, Александр Андреевич! Действительно Осетия для вас является родной, и уверен, что ваше доброе отношение к ней не поменяется, потому что вы своих взглядов никогда не меняли. Мы прекрасно помним вашу позицию во время трагических для нас событий. Следим за вашими выступлениями в отношении происходящего в стране и мире. И в глобальной политике или в региональной все сказанные вами слова, ваши прогнозы, так или иначе сбылись. Вы давно предупреждали, что развал Советского Союза приведёт к кровавым событиям. И мы были участниками действий, которые совершала здесь Грузия, опираясь на поддержку Запада. События, к сожалению, плачевны. И не только для осетин. Для осетин это трагично, потому что на них оказывалось физическое воздействие, предпринимались попытки их уничтожения. Но те события произвели политическое, общечеловеческое воздействие практически на все страны. И это вызывает огромное сожаление.

Александр Андреевич, для народа Республики Южная Осетия вы — знаковая личность, и нам приятно, что вы у нас в гостях. Не сомневаюсь, что и этот приезд будет для вас интересным, и к тому, что уже знаете о Южной Осетии, вы ещё больше добавите, пообщавшись с нашими видными историками, политическими деятелями, с простым народом.

Александр ПРОХАНОВ.

Я очень признателен, что приглашён в вашу замечательную страну, тем более, что ваша страна, ваш народ в силу обстоятельств, может быть, горьких, а может быть, высоких, но тайных для нас, превратились в центр мировой политики. Вокруг вашей маленькой страны вращаются огромные массивы: массивы континентов, пласты мировых представлений. И, став этаким шарниром, вокруг которого идёт вращение, вы должны испытывать огромную ответственность.

После 2008 года в истории и Осетии, и России начался абсолютно новый период. Думаю, что переломная, победная ситуация 2008 года положила начало процессу возвращения России в эти геополитические пространства, из которых её вышвырнули глупцы или предатели. Уход России из этих пространств трагически сказался и на этих пространствах, и на самой России. Россия оказалась обрубком, подранком. А в этом состоянии она не может существовать вечно, и она бьётся, трагически сопротивляется этому.

Наконец, после 1991 года, после первых лет создания нового государства, Россия нашла в себе силу, волю приступить к очень чуткому и осторожному реваншу. И когда мы сквозь Рокский тоннель вновь пришли в Закавказье, мы пришли сюда не в пустыню — здесь живут дорогие, любимые нами народы. И сегодня Осетия, как Южная, так и Северная, является мощным плацдармом, который позволяет России вернуться в геостратегию. У России не было геостратегии до 2008 года. Россия оборонялась, у России были рефлексы, мы лишь отвечали на вызовы, напасти, словно игра в пинг-понг: оттуда мячик летит, ещё оттуда — мы отбиваемся...

А после нашего прохода сквозь Рокский тоннель начался очень мощный процесс, о котором, к сожалению, мало говорят, он не должным образом осознан в российской общественности: процесс восстановления южного геостратегического фланга, который через Южную Осетию, после возвращения Крыма и Севастополя, позволил вернуть нам контроль над Чёрным морем. Через Босфор и Дарданеллы мы вышли в Средиземное море и через две наши сирийские базы и победную войну в Сирии опять стали ключевой страной в Большом Ближнем Востоке. А Ближний Восток — это матка мира.

И с этого момента Россия как бы очнулась. Удивительно, что мы и после чеченских войн словно продолжали спать, дремать, не занимались укреплением обороноспособности, армией. А события здесь, в Южной Осетии, всколыхнули всю военную машину России. Мы стали модернизировать армию. Я помню, как в ходе осетинских событий мы переживали гибель наших штурмовиков и бомбардировщиков. Это было так неожиданно, такая нелепость. А ведь именно после этого сюда прислали самолёты, оснащённые современными системами, которые подавили грузин, разбомбили аэродром. И после этого началась модернизация армии.

И ваша победа, и строительство государства, которым вы занимаетесь, — это не только ваше дело. Это общероссийское державное, имперское дело. И я приехал сюда в этом убедиться.

 Анатолий БИБИЛОВ.

Думаю, вы в этом убедитесь. Я с вами абсолютно согласен: получилось так, что Россия с 1991 года, с момента развала Советского Союза, и до 2008-го наводила порядок внутри государства. А уже с 2008 года, как раз через Рокский тоннель, Россия вышла в геополитическую мировую политику, где многие этого уже и не ожидали, а некоторые вообще не видели будущего России как мирового игрока. И конечно, если бы не было у нас воли народной, то Южная Осетия могла бы стать второй Аджарией, которую просто-напросто раздавили. Именно сила воли народа, та стойкость и мужество, которые были у народа, помогли выстоять и продержаться. Даже не с 1991 года, с развала Советского Союза, а гораздо раньше: с 1989 года Южная Осетия терпела, стояла, плакала, конечно…

Александр ПРОХАНОВ.

Кровавыми слезами.

Анатолий БИБИЛОВ.

Да, кровавыми слезами. Но выдержала. Выдержала вплоть до того, когда Россия уже громко сказала и заявила о себе: мы здесь, и не может быть того однополярного мира, о котором некоторые мечтали. И это хорошо.

Александр ПРОХАНОВ.

Я до мозга костей — советский человек. Всю сознательную жизнь был вместе со своей страной, вместе с её войсками, когда мы воевали в Афганистане, в Африке, в Латинской Америке, ездил по стройкам великим. И для меня крушение Советского Союза было равно моей личной смерти. Я лишился сна, у меня возникли кошмары. И я понимаю тех советских офицеров, молодых мужиков, майоров, подполковников, которые стрелялись. Они не могли пережить той космической катастрофы.

 Анатолий БИБИЛОВ.

Да, это было катастрофой.

 Александр ПРОХАНОВ.

Но потом волею обстоятельств я стал наблюдать медленное и очень тонкое рождение нашего нового государства Российского. И по мере того, как я замечал признаки рождения нового государства в разных областях, ко мне возвращался интерес к жизни. У меня менялось отношение к новым российским властям. Постепенно через прозрение, через сомнения, я встал на курс поддержки нового русского путинского ренессанса.

И сейчас в Южной Осетии вы строите новое государство. Я приехал на краткий миг, и мне не удастся подсмотреть эти тонкие элементы, как вы его строите. Но всё-таки, как вы его создаёте, из каких этапов его складываете, какой этап сейчас проходите?

 Анатолий БИБИЛОВ.

Я думаю, что главный этап — это выдержать тот натиск, который был на Южную Осетию, а через Южную Осетию проецировался на Российскую Федерацию, и не только со стороны Южной Осетии. Южная Осетия — одно из направлений. Это проецирование политического давления, давление политической силы было и через Абхазию, через бывшие республики Советского Союза. Я считаю, что Советский Союз был развален не из-за Узбекистана, Украины, Белоруссии, Южной Осетии или какой-то другой союзной республики. Советский Союз был развален из-за Российской Федерации. Потому что ядром или точкой притяжения для всех республик была Россия. И, чтобы добраться до России, надо было разрушить оболочку вокруг неё. Где-то оболочка эта была прочная, где-то более мягкая. Где эта оболочка была прочная, там народ сохранил силу духа: то, что вы называете Русским миром, сохранилось там, где была надёжная оболочка русского народа. Где она была слабенькая, даже в период могущества Советского Союза, там развалилось.

И на Украине, между прочим, была прочная, мощная оболочка Русского мира. Но уже действовали, влияли внутренние процессы, которые сравнимы с химическими процессами, запущенными искусственно. Эти искусственно созданные химические процессы, причём — на уничтожение, сработали на Украине. Они могли сработать и в Южной Осетии, если бы тогда политические деятели, депутаты Верховного Совета, депутаты 1-го созыва парламента Республики Южная Осетия, согласились получить предоженные тогда "пряники". Посмотрите, как действовали: с 1989 до 1991-92 годов на нас было грубое силовое воздействие. Народ Осетии не испугался и не стал вопить "нас бьют и надо бежать!", а выдержал. И тогда стали предлагать "пряники", но осетинской народ от этого отказался. Я считаю, что Русский мир отсюда никуда не уходил, он сохранился здесь, живёт. И куда бы мы сегодня ни заходили, каждый человек говорит: "Спасибо России".

Хотя в 1991 году, когда ещё был Советский Союз, войска, что стояли здесь, за одну ночь вышли из Южной Осетии, и в эту же ночь зашли бандформирования Республики Грузия. Но это мы "проглотили", потому что понимали, что это далеко не Россия сделала: одним из политических деятелей, принимавших эти решения, был Эдуард Шеварднадзе. Потом он пришёл к власти в Грузии, и тогда война началась ещё сильнее. Хотя в Южной Осетии надеялись, что возглавил Грузию тот, кто приехал из центра, и потому должны последовать серьёзные политические шаги, которые приведут к определённой стабильности. Но этого не произошло.

Так вот, мы прекрасно понимали, что в 1991-м было лобби, которое требовало немедленного решения вопроса Южной Осетии. Причём не диалогом, не политическим путем, а именно физически решить. И под давлением этого лобби войска вышли.

Но и это нас не сломило. Мы ждали. И только 14 июля 1992 года Россия, прекрасно осознавая, что происходит вокруг, ввела в Южную Осетию миротворческие силы.

Но и на этом этап не закончился. Этап этого противостояния, войны, для Южной Осетии был слишком длинным: фактически он длился последние 2 года бытия Советского Союза и до 2008 года. Первый этап — долгий, тяжёлый, кровоточащий — осетинский народ прошёл с верой, что Россия с нами, Россия нас не бросит, и завтра всё будет хорошо. В принципе, так и случилось.

Второй этап — это 2008 год. Я считаю, что его надо делить на несколько этапов. Этап становления как государства и этап становления самого осетинского общества как единой политической силы. Экономическое развитие понятно: есть средства, которые выделяет Российская Федерация. Есть инфраструктура, которую надо выстраивать, есть социальные объекты.

И есть становление общества. С 2008-го это становление всё ещё идёт. Нельзя сказать, что общество сформировалось и нам как гражданскому обществу стремиться больше ни к чему не надо, мы можем выборы проводить спокойно и анализировать наши политические шаги, реализовать задуманное. Процесс ещё идёт…

Но в любом случае путь, который общество Южной Осетии прошло во время выборов 2011 года, когда у нас был максимальный накал страстей, пройден. В последующих выборах страсти уже немного улеглись. Однако выборы 2017 года говорят о том, что становление общества ещё идёт, хотя и уже не так болезненно, как в 2011 году. Я думаю, что два этапа развития, о которых я сказал, они основные не только для Южной Осетии, но и для осетинского народа в целом. Нельзя делить Северную и Южную Осетию, как нельзя делить, например, Ростовскую область и Краснодар — это один народ. И поэтому этап, на который сейчас должен выходить народ Осетии, это этап к объединению!

Александр ПРОХАНОВ.

С Россией?

Анатолий БИБИЛОВ.

Объединению с Россией и объединению самой Осетии. Этот этап в политическом смысле — самый сложный. И мы его будем проходить не так гладко, как могли бы пройти в 1992-м, в 1993 году. Тогда был проведен референдум, и почти 99% населения высказались за вхождение в состав Российской Федерации. Народу Южной Осетии было важно войти в состав Российской Федерации! Сегодня, когда многие почувствовали и свободу, и безопасность — многие из-за того, может быть, что получают гранты, а кто-то, возможно, потому что сотрудничает с Западом — подобные лица вносят в общественное мнение сомнение. Ведь на Западе говорят: вы народ свободный и должны делать то, что хотите. И предлагают: создайте свою Осетию, Северную Осетию отделите от России, объединитесь, и вот вам Осетия; вы же великий народ, потомки скифов, сарматов!

И на этих националистических нотках пытаются делать шаги, которые позволяли бы внутри осетинской общности развивать тему западно-ориентированной независимости. Абсолютно не осознавая границ этой независимости и не видя, что происходит за границами этой независимости и к каким результатам приводит такая форма независимости. И люди малообразованные, не знающие историю своего народа, а многие и не понимая абсолютно того, что здесь происходит и какие силы сходятся в этих центробежных процессах, на это реагируют.

В то же время есть силы и в Российской Федерации, которые говорят: нам нельзя Южную Осетию присоединять, будут ещё большие санкции.

Но присоединится Южная Осетия или не присоединится, те санкции, которые вводит Запад против России, и сохранятся, и будут ужесточаться.

Вот Крым уже в составе России, все санкции по этому поводу введены. Так какой смысл было вводить новые санкции? Из-за Крыма? Из-за Южной Осетии? Из-за чего? Точно так же: будет Южная Осетия в составе России или не будет, — санкции всё равно последуют. Так если мы понимаем, что эти санкции будут, почему бы тогда Южной Осетии не быть в составе России?

Александр ПРОХАНОВ.

Такая дискуссия идёт?

Анатолий БИБИЛОВ.

Конечно, идёт. Это вопрос не южноосетинского народа, а вопрос осетинского народа вообще. Не могут 60 тысяч осетин Южной Осетии развиваться отдельно от 750 тысяч своих собратьев, сокровников в Северной Осетии. Ну, не может этого быть!

Александр ПРОХАНОВ.

Наверняка эту дискуссию вы ведёте не только среди своего народа, но и с политической и экономической элитой России. Как она проявляется, что вам говорят за и против?

Анатолий БИБИЛОВ.

Самый главный аргумент, что это для Российской Федерации будет плохо.

Александр ПРОХАНОВ.

Подразумеваются санкции?

Анатолий БИБИЛОВ.

Да. Но кто обещал, что будет легко? В данном случае бы понимаем, конечно, что да, в какой-то степени Осетии будет тяжело. Осетины — народ терпеливый, подождём… Но уверенность — она же не вечная. Она потихонечку может гаснуть — уверенность в том, что мы войдём в состав Российской Федерации.

Александр ПРОХАНОВ.

Уверенность может погаснуть, а вера — нет.

Анатолий БИБИЛОВ.

Согласен с вами. Но если появятся силы, которые будут раскачивать ситуацию, говорить: вы великий народ, вы должны развивать свою экономику, свою армию, я им отвечу: и армию, и экономику мы развиваем, но в одном экономическом пространстве с РФ и в одном военно-политическом пространстве с РФ, что делается согласно договору 2015 года между Россией и Республикой Южная Осетия о сотрудничестве и интеграции. А самое главное — эту интеграцию поддерживает всё население Южной Осетии! Но когда-то это может сработать.

Так и сейчас говорят. Когда спрашиваешь: а за счёт чего развиваться? Говорят: Южная Осетия — стратегический район, стратегическая территория.

Но с учётом того, какое высокоточное оружие сейчас есть в мире, уже и стратегические территории, что были раньше, не так рассматриваются.

Я считаю, что самым главным богатством, стратегическим элементом для Российской Федерации является народ, который живёт на территории Южной Осетии.

А если говорить о территории… Потенциальным противником Российской Федерации на данном этапе не является даже Турция, несмотря на то, что она — член НАТО. То есть Ближний Восток, регион, от которого мы недалеко: Иран, Сирия, Ирак, — эти страны не является потенциальными противниками Российской Федерации. Что будет завтра — мы не знаем. Но сегодня вот так дело обстоит.

Напомню, что Осетия вошла в состав Российской империи 1774 году. И для нас очень важно, чтобы мы были в составе Российской Федерации, чтобы осетинский этнос объединился. Нам важно быть частью большого Русского мира. А если мы по крупицам раздадим территорию: Южную Осетию, ещё что-то отделим, — то здесь не будет оболочки для Русского мира и России в целом.

Александр ПРОХАНОВ.

Я читал ваши работы, сейчас слушаю вас и понимаю, что вы видите свою историческую миссию, ваш вход в президентство, вашу борьбу, которую вы вели и продолжаете вести, именно в этом — добиться, чтобы Южная Осетия вошла в состав России. В этом вы видите смысл своей политической жизни?

Анатолий БИБИЛОВ.

Иным я не представляю будущее Осетии. В 1750 году послы Осетии пошли в Санкт-Петербург просить царицу, чтобы она приняла Осетию в Российскую империю. Если бы это было невыгодно Южной Осетии, то южные осетины сказали бы: нет, мы не хотим; вы — там, за хребтом, — идите и присоединяйтесь, куда хотите… Не было такого деления. Осетия единой вошла в состав Российской империи. А если мы гордимся своими предками, то почему подвергаем сомнению правильность сделанных ими шагов? Тем более, эти шаги были не случайны, а были связаны с тем, что Осетию уничтожала эпидемия, шло давление со стороны Османской империи, которая уже весь Кавказ захватила. Единственным островком, опять-таки, остались осетины, которые до конца сопротивлялись. И внешние факторы, и внутренние факторы были абсолютно очевидны: была угроза уничтожения осетин как национальности. И наши предки правильно сделали, они думали о будущем, вошли в состав Российской империи. В итоге народ осетинский был спасён.

И после 20-х годов прошлого века, когда произошло разделение на Северную и Южную Осетию, и Южную Осетию отдали в состав Грузии, фактически каждые 15 лет были народные волнения и требования, чтобы Южная Осетия вошла в состав Российской Федерации. В Цхинвале в 50-е годы образовался кружок студентов, которые начали борьбу за отсоединение от Грузии, за вхождение в состав Российской Федерации. Возглавлял группу студентов Владимир Ванеев, который умер буквально несколько лет назад. Их раскрыли и осудили: от 15 лет и выше все получили, Ванееву дали 25 лет.

Такие репрессии были действиями по уничтожению осетинской интеллигенции: её уничтожил не Сталин, не Берия, а уничтожило руководство Грузии. Главным для них было, чтобы в Южной Осетии не было грамотных людей, они стремились лишить южных осетин лидеров, обезглавить народ, чтобы были бессловесные люди, которые будут подчиняться тому, кого пришлёт Грузия, поэтому весь цвет интеллигенции был уничтожен. Ещё в 60-е годы в республику прислали алфавит, где было указано, что мы должны отказаться от кириллицы и писать грузинскими иероглифами.

Апогеем стали девяностые годы прошлого века, когда президент Грузии Гамсахурдиа сказал, что всех негрузин надо вымести из Грузии железной метлой, что осетины не должны иметь более двух детей.

Это всё накапливалось, и когда в Грузии почувствовали, что сила центра, сила Москвы ослабла и позиция не такая твёрдая, то стали наводить "порядок", как и пытались в 2008 году.

А вспомним Зарскую трагедию, где расстреляли убегающих детей, женщин, стариков. Или Ередская трагедия, когда вывели из автобуса людей и заживо закопали. И до сих пор на территории Грузии считаются без вести пропавшими 300 осетин. Тогда же был массовый исход осетинского народа из Грузии.

Разве это не геноцид? Осетин по всему миру не насчитывается миллиона человек: в 20-х годах XX века 60 тысяч было в Южной Осетии и 550 тысяч — в Северной. Если из этих 600 тысяч — 50 тысяч погибших, разве это не геноцид? Есть чёткие определения геноцида, и осетины под это определение попадают.

Но, слава Богу, 8 августа 2008 года заработал "русский реактор".

Александр ПРОХАНОВ.

Согласен абсолютно.

Анатолий Ильич, я совершенно уверен, что государства без идеологии не существует: если есть идеология, то есть государство, если нет идеологии, то нет государства. Иногда идеология не сформулирована, но она есть, и тогда государство, которое исповедует эту несформулированную идеологию, может существовать и развиваться. Я ставил перед собой задачу понять, а может, даже и создать идеологию нового государства Российского. После крушения великой красной идеологии мы остались в идеологической пустыне. И возникла насущность создать идеологическое поле, в котором бы формировался кристалл нового государства. У меня были амбициозные желания. Я решил посмотреть на две тенденции. Первая: по каким законам развивалось русское государство на протяжении тысячи лет? И выяснилось, что история русской государственности — это история нескольких империй, которые возникали, исчезали, разрушались до нуля, возрождались, опять достигали цветения, падали в пропасть. И эта синусоида привела нас к нынешнему дню. То есть Россия может существовать только в виде имперского субстракта, или державного, если угодно. Это значит, что Россия не может быть только русской — она всегда является сложнейшей мозаикой народов, культур, верований, языков, потенциалов развития. В этом её мировая уникальность. Значит, имперский многонациональный характер России обусловлен историей её существования. Когда этот принцип нарушается — мы исчезаем.

И второй принцип — это чертог, храм имперской государственности. Очень важно, что в него будет внесено, какая лампада будет зажжена в этом храме. Лампада, которая горела в русской государственности, — это идея божественной справедливости. Об этом говорили ранние народные сказки, говорили православные мыслители, наши космисты, Достоевский, Толстой, об этом говорили большевики, этого чают и сегодняшние граждане России.

Итак, два постулата этой идеологии — имперский характер истории и идея божественной справедливости.

Я сейчас двигаюсь по всем пространствам России и думаю: а в чём идея марийцев, в чём идея людей, живущих в Воронеже, в чём идея ледового Ямала? И я убеждаюсь, что каждая из отдельных земель формулирует ту же самую идеологию: многонациональность, обожание соседа, обожание мира, в котором ты живёшь, обожествление его, и идея божественной гармонии. И в Осетии это абсолютно налицо. Тема осетинских пирогов — это же абсолютная симфония. Это выжженная в тесте, в сыре идея божественной симфонии. Или идея священной рощи. Это опять-таки — идея света, солнца, божества. Город ангелов! Такое злодеяние, такая страшная беда, а служитель, который потерял во время бесланской трагедии дочь, во время столкновения сразил из винтовки одного из террористов, признался: сейчас единственное, что доставляет ему наслаждение — делать добро. Из этой крови, слёз он вынес философию добра, блага. В чём, по-вашему, может быть идеология Южной Осетии?

 Анатолий БИБИЛОВ.

Фактически вы уже сказали об идеологии, которую несут малые народы. Невозможно говорить об отдельной идеологии Южной Осетии. Её не может быть, и если даже она есть, она, я думаю, будет нежизнеспособна. Потому что мы не можем вырабатывать идеологию чисто югоосетинскую. Если мы не будем вырабатывать идеологию общую осетинскую, идеологию осетинского народа или идеологию народов, проживающих на территории Осетии, тогда говорить отдельно о какой-то идеологии как части чего-то общего, тяжело, да и невозможно.

Можно сказать словами поэта: "Я знал одной лишь думы власть, одну — но пламенную страсть". Единственная идеология, которая может быть — это идеология объединения осетинского народа. Если глубже — идеология объединения осетинского народа в составе Российской Федерации, потому что осетины считают Россию своей исторической родиной. И если мы эту идеологию, которой не один год, а почти век, ещё не реализовали, другой идеологии быть не может. Вот когда мы эту идеологию, объединение Осетии, объединение с Россией на одном территориально-политическом пространстве, реализуем, тогда можно думать: а что дальше? Абсолютно убеждён, что стратегическая цель (а это фактически идеология), которая у народа Осетии была и есть с момента разъединения осетинского народа, она ни в коем случае не должна меняться оттого, что сегодня Южную Осетию признала Российская Федерация, Сирия, Венесуэла, Никарагуа, Науру, Тувалу. Идеология должна быть твёрдой, понятной, видимой и, что самое главное, досягаемой. Народ Осетии должен быть в этом уверен.

Мне говорят иногда: воевали за независимость. Нет, воевали за то, чтобы Южная Осетия была независимой от Грузии! В те, самые тяжёлые годы все: и кто воевал, и учил, и кто работал, и кто не работал, старики, пенсионеры, — все мечтали, чтобы Южная Осетия была в составе России. Для многих эта мечта так мечтой и осталась, их уже нет, а мы всё продолжаем мечтать.

Александр ПРОХАНОВ.

Я уверен, что она сбудется обязательно. Конечно, русский народ — это государствообразующий народ, державообразующий. На него ложатся все тяготы освоения, на поле брани русских больше гибнет — их больше всех, они несут это бремя. Но в многонациональном российском мире и каждый народ является государствообразующим. Южные осетины должны кровно ощутить, что они не просто под защитой России, что без Южной Осетии и Северной и Россия невозможна, что и Южная Осетия является государствообразующей, и она держит над собой купол звёздного неба, и она в 2008 году выдержала этот чудовищный удар истории. Вы правы — этот удар был направлен в самую сердцевину государства Российского. И осетины приняли на себя этот удар. Многие из них сгорели. И удар в Беслане — тоже был в сердцевину государства Российского. Вы правы: идеологию южных осетин нельзя формулировать саму по себе, эта идеология связана с объединением осетинского народа в русле российской государственности. При этом нужно, чтобы южные осетины считали себя одним из центров российской государственности и несли за это ответственность, и несли жертвы, как вы несли; и ещё Бог знает, какой у нас всех впереди исторический период, и как нам предстоит сражаться за нашу целостность и независимость.

Анатолий БИБИЛОВ.

Абсолютно согласен. Причём вы прекрасно знаете, что фактически во всех исторических периодах, были ли они связаны с трагическими событиями или с развитием, осетины всегда занимали видное место. Если говорить о Российской империи, то осетины занимают первое место по количеству генералов, немало кавалеров Георгиевских крестов. Если взять Великую Отечественную войну, то по числу генералов, Героев Советского Союза осетины занимают лидирующие позиции. Когда я в своё время поступал в военное училище, а до этого в кадетское училище, я очень хотел попасть в Афганистан. Но в училище поступил в 1988 году, а через год, в 1989 году уже войска вывели из Афганистана.

Что касается науки, осетины также себя хорошо проявили, можно долго перечислять… А Вероника Дударова — первая женщина-дирижёр.

Так что в большом общежитии, где есть комната под названием "Южная Осетия", мы себя неплохо показали. И прекрасно, дружно жили в этом общежитии, будь это Советский Союз или Российская Федерация. Осетины всегда могли дружить и не чувствовать себя на вторых ролях.

Александр Андреевич, вы — председатель Изборского клуба. И было бы хорошо у нас открыть отделение. У нас много мыслителей, и нам помощь Изборского клуба очень нужна.

Александр ПРОХАНОВ.

Обязательно создадим здесь отделение, Анатолий Ильич. И вы обогатите идеями российскую интеллектуальную мысль. Тема, о которой мы говорили, это и есть изборская тема. Спасибо, что уделили время. Ещё повоюем.

Анатолий БИБИЛОВ.

Всегда рады вас видеть у нас, Александр Андреевич!

 двойной клик - редактировать изображение

Заглавная илл. Альбины Джагаевой 

3 декабря 2018
125 2 4 844
54 1 6 390
Комментарии Написать свой комментарий
27 сентября 2018 в 12:47

Пипилофф... Ну а чё ему еще говорить: сатрап наместник... Все правильные слова.

Пишу что бы оценить - при уважаемом возрасте - юношеский прикол главного редактора. Это ж надо было в названии заголовка так СУЩНОСТНО выразить весь беспредел творящегося в России! Просто меняю ОДНУ буковку с прописной на заглавную, у кого глаза есть - прочтет заголовок статьи по-АВТОРСКИ:
«Одной лишь Думы власть...»

28 сентября 2018 в 16:44

Ага))) и дальше:
Она, как червь, ...жила,
Изгрызла душу и сожгла...

28 сентября 2018 в 19:37

Думаю,что диалог важный и поучительный,но лучше бы с российской властью!!!