Оборонка в долговой петле
Авторский блог Валентин Катасонов 14:35 2 августа 2019

Оборонка в долговой петле

российский ОПК задолжал банкам более двух триллионов рублей
25

Вице-премьер Юрий Борисов внезапно для всех объявил, что российский ОПК задолжал банкам более двух триллионов рублей. Колоссальная сумма для отрасли, которую все считали «любимым ребёнком» власти

До недавнего времени не только обычные граждане, но и многие экономические, политические и военные эксперты пребывали в счастливом неведении относительно финансового состояния оборонного сектора российской промышленности (оборонно-промышленного комплекса – ОПК). Считалось, что это положение предприятий ОПК в целом должно быть благополучным по определению. Они ведь находятся вне рыночных отношений с их конъюнктурными взлётами и падениями и постоянными угрозами банкротств. Российские СМИ сформировали представление о том, что ОПК работает исключительно с государством на основе госзаказа. А госзаказ оплачивается из федерального бюджета на 100% на основе смет расходов, которые предприятия представляют заказчику. Естественно, что государство как заказчик проверяет эти сметы (росписи издержек производства), при необходимости на конкурсной основе отбирает лучшие предложения. Заказчику может оказывать содействие Счётная палата, которая проводит выборочные обследования предприятий ОПК на предмет обоснованности смет и целевого использования полученных бюджетных средств.

Эти азбучные истины, касающиеся финансово-экономического механизма функционирования военных предприятий, давно уже сложились в мире. Оборонный госзаказ может размещаться как на государственных, так и на частных предприятиях. В том случае, если это частное предприятие, заказчик тщательно проверяет финансовое положение потенциального исполнителя заказа. Проблемным с финансовой точки зрения исполнителям заказ не предоставляется. Заказчик в целом предпочитает работать с государственными предприятиями, у которых по определению финансовое положение должно быть хорошим. В России основная часть оборонного заказа размещается на государственных предприятиях, входящих в состав госкорпораций «Ростехнологии», «Росатом», «Роскосмос».

Но три недели назад мы узнали, что у России, оказывается, свой, уникальный финансово-экономический «механизм» функционирования оборонного сектора промышленности. Такой механизм, который, с одной стороны, допускает возможность банкротств государственных оборонных предприятий, а с другой – разрешает размещение оборонного заказа на предприятиях, которые близки к разорению. Пока, слава богу, прецедентов в этой сфере ещё не зафиксировано. Но о возможности и даже высокой вероятности банкротства оборонки три недели назад заявил вице-премьер Юрий Борисов, курирующий в правительстве ОПК.

Так вот, 8 июля этот чиновник сообщил, что у предприятий ОПК на середину текущего года долги по банковским кредитам превысили 2 трлн рублей. Несколько позднее появились уточнённые данные – 2,3 трлн руб. Чтобы был понятен масштаб проблемы, отмечу, что средняя величина годового государственного оборонного заказа в последние годы находилась в районе 1,5 трлн руб. (заметно более половины всех бюджетных расходов на оборону). Итак, был оглашён неприятный, можно сказать – страшный «сюрприз»: у предприятий оборонки имеются долги по кредитам в размере полуторагодового оборонного заказа.

Накануне по поручению вице-премьера Юрия Борисова было завершено составление реестра государственных оборонных предприятий. В сводный реестр организаций ОПК включено в общей сложности 1352 предприятия. 73% находятся в ведомственном подчинении Минпромторга, еще 12% – Минобороны, 6 и 3% – в ведении «Роскосмоса» и «Росатома» соответственно.

В среднем на одно оборонное предприятие получается по 1,7 млрд руб. Но это «средняя температура по больнице». В списках имеются особо отягощённые долгами организации, у которых обязательства перед банками измеряются десятками и даже сотнями миллиардов рублей. Среди крупнейших оборонных должников – Объединённая судостроительная корпорация, «Алмаз-Антей», Уралвагонзавод и Объединённая авиастроительная корпорация (последние два предприятия входят в «Ростех»). Например, о масштабах финансовой задолженности Объединённой авиастроительной корпорации (ОАК) можно судить по следующему факту: на прошлой неделе (22 июля) глава «Ростеха» Сергей Чемезов на встрече с президентом Владимиром Путиным попросил государственной бюджетной поддержки для «финансового оздоровления» ОАК на сумму 300 млрд руб.

Какие же пути выхода из нынешней опасной для военной безопасности ситуации видят чиновники российского правительства? Уже упоминавшийся вице-премьер Юрий Борисов во время обнародования общей суммы долга оборонки попросил, чтобы государство списало с неё долгов на 600-700 млрд руб. Но что значит «списать»? На кого повесить это «списание»? На бюджет, то есть на нас с вами как налогоплательщиков? Или же на банки-кредиторы? Министр финансов Антон Силуанов отреагировал на просьбу Борисова следующим образом: запрашиваемую сумму «списания» перевести на баланс Промсвязьбанка (ПСБ), который недавно был определён в качестве уполномоченного государственного банка по оборонным заказам. Развивая ход мысли А. Силуанова, подскажу министру: можно ещё перевести сумму «списания» на баланс банка «Траст», который определён как уполномоченный Банка России по «плохим долгам».

С моей точки зрения, предложение Ю. Борисова о частичном списании долгов с оборонки проблем не решает. Через некоторое время долги опять нарастут и вновь поставят предприятия ОПК на грань банкротства. А предложения А. Силуанова можно назвать «страусиной» политикой. Он предлагает не ликвидировать долги ОПК, а просто перенести их на балансы других организаций. Это отсрочка решения проблем, отсрочка банкротств. Только если в результате предлагаемых министром манипуляций на грани банкротства окажется главный банк по оборонному госзаказу – Промсвязьбанк (ПСБ), то под ударом окажутся уже не отдельные оборонные предприятия, а весь ОПК России.

В этом месяце появилась ещё одна безумная идея спасения предприятий ОПК. Идея конверсии военного производства, совмещения оборонного заказа с производством продукции гражданского назначения. Мол, коммерциализация оборонных предприятий поможет им найти деньги, с помощью которых они смогут покрыть старые долги перед ростовщиками и брать у них новые кредиты. Напомню, что эта идея была озвучена ещё в 80-е годы Михаилом Горбачёвым, и началось практическое внедрение её в жизнь. Этот курс на конверсию был продолжен уже в Российской Федерации Борисом Ельциным. Конверсия как спецоперация по скрещиванию «ужа и ежа» привела к разрушению мощного ОПК, создававшегося в Советском Союзе на протяжении многих десятилетий и основывавшегося на госзаказе без всяких примесей коммерции. Кто-то в Кремле (из тех, кого мы называем «пятой колонной») решил, что граждане России уже хорошо подзабыли, что такое конверсия оборонной промышленности, и решил вновь подбросить обществу эту «дохлую кошку».

Чиновничья суета вокруг неожиданно обнажившейся проблемы кредитного долга ОПК отвлекает нас от понимания того, что с самого начала финансовый механизм оборонного сектора российской экономики оказался под пятой российских ростовщиков.

Многие годы назад – вероятно, ещё в начале 1990-х годов – в российской оборонке произошло то, что следует назвать «ЧП»: государственные предприятия, получавшие госзаказ, при этом обращались в банки и брали у них кредиты. Первый же такой случай должен был стать предметом строжайшего разбирательства со стороны Следственного комитета, прокуратуры и других компетентных органов государства. Принцип предельно простой: либо госзаказ, покрывающий все издержки производителя, – и тогда никаких банковских кредитов; либо банковские кредиты – и тогда никакого госзаказа. Смешение (совмещение) двух моделей экономической деятельности предприятия означает не что иное, как беспардонное казнокрадство. Предприятие получает казённые деньги на выполнение госзаказа и направляет их на обслуживание и погашение долга перед ростовщиками (банками). Ростовщики присосались к государственной казне со стороны предприятий ОПК. Мало того что они высасывают из казны наши с вами деньги, они при этом уничтожают оборонно-промышленный комплекс. А стало быть, ставят под угрозу существование нашей страны. Меня удивляет, почему эти очевидные вещи приходится озвучивать мне. А не, скажем, Счётной палате, контролирующей целевое использование бюджетных денег.

Ставшей для всех неожиданной проблема гигантского долга ОПК не является экономической. Это проблема юридическая, и ею должны заниматься правоохранительные органы. Эта также проблема национальной безопасности, и в этой части ею должны заниматься Совет безопасности при президенте и Федеральная служба безопасности. Необходимо провести кардинальную очистку авгиевой конюшни, в которую чиновники-казнокрады, руководители ряда оборонных предприятий и банкиры-ростовщики превратили оборонно-промышленный комплекс России. Оборонные предприятия страны должны работать исключительно на основе госзаказа, без всякой примеси коммерции и ростовщических кредитов.

Фото: saoirse2013/Shutterstock.com

Публикация: Царьград

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен!
Нажмите "Подписаться на канал", чтобы читать "Завтра" в ленте "Яндекса"

Загрузка...

Комментарии Написать свой комментарий
2 августа 2019 в 15:38

Это Вы перед ВЫБОРАМИ, решили РОССИЯН ОСЧАСТЛИВИТЬ такой ЗАМЕЧАТЕЛЬНОЙ информацией?

Кстати, а ОТКУДА Вы это ВСЁ знаете, ИНТЕРЕСНО же?...

2 августа 2019 в 15:42

Кстати, добавлю, а НЕ является ли это ГОСУДАРСТВЕННОЙ ТАЙНОЙ, которая НЕ подлежит разглашению, а Вы ей ТРЕЗВОНИТЕ на весь мир?

Кто Вам СЛИЛ эту информацию, и, главное, - с КАКОЙ целью он это сделал, и с КАКОЙ целью Вы о ней трезвоните?

2 августа 2019 в 16:05

Да , Петя, к нему надо присмотреться ! "А если бы он вёз патроны ?"

2 августа 2019 в 17:31

Перепёлкин, об этом знают даже простые токари и слесари гражданских предприятий, выполняющих заказы ОПК. Потому что военные заводы грабились в первую очередь, уничтожались целыми цехами. А теперь военные заказы вынуждены делать на тех предприятиях, где есть необходимое оборудование и тут уже не смотрят на форму собственности.

2 августа 2019 в 20:46

Куратор ОПК в ранге вице-премьера Ю.Борисов "слил" информацию о крахе оборонки. Рентабельность у оборонки чуть выше процента по банковским кредитам, что позволяет банкирам выгребать всю прибыль, обрекая ВПК на разорение.

5 августа 2019 в 19:26

Мистер Чёрный, Вы ведёте себя как агент этих самых банков-ростовщиков. Иначе, как хватает совести такое вопрошать?

2 августа 2019 в 15:55

Проблема задолженности предприятий ВПК имеет ту же самую природу, что и, вообще, упадок всей промышленности России. Дело в том, что по законодательству, любой контракт оплачивается постфактум, то есть по результатам поставки готовой продукции.

Соответственно, чтобы выполнить контракт, предприятия должны сначала взять кредит на закупку оборудования, материалов, оплату рабочей силы и так далее.
Где-то банки идут на встречу и дают громадные суммы деньги под залог недвижимого имущества, где-то начисляют сумасшедший процент по обслуживанию долга и так далее.

А вот тут то начинается самое интересное. Товар готов, предприятие представляет счет ведомству, а тут вдруг приходит Счетная палата или иной контролирующий орган и говорит: "Ребят, а что это у вас сумма финальная значительно превышает сумму, указанную первоначально по конкурсу".

Тут, директорам предприятий приходится объяснять: банковские кредиты, проценты, накладные расходы, незапланированные траты и так далее.

Но господа-счетоводы, государственные аудиторы непреклонны и говорят: "Нет, так не пойдет! Вы либо идете под суд, либо выполняете без всяких "но" условия первоначальной договоренности".

Таким образом, те дополнительно запрашиваемые от государства средства признаются "необоснованным завышением". И, кстати, аудиторы, по-своему, правы! Они не правы только в одном: они не учитывают специфику ведения дел в современной России, в которой существует попытка скрестить узкокорпоративные интересы промышленного и банковского капитала с национальными интересами.

А тут еще НДС, который начисляется чуть ли не каждую изготовленную деталь!

Вся наша экономическая система действует как конгломерат учреждений, предприятий, заинтересованных лишь в личной выгоде. Весь этот конгломерат действует ни как единый организм, единая система, обращенная на реализацию конкретной задачи, а как серпентарий единомышленников.

На самом деле, такая проблема характерна не только для России.По большому счету, в любой крупной корпорации, будь то, национального или транснационального масштаба, существует проблема разнонаправленности ведомственных интересов: департамент маркетинга заинтересован в одном, бухгалтерия - в другом, департамент инноваций - в третьем, департамент сбыта - в четвертом, а департамент логистики - в пятом!

Это нормальное явление, которое нужно решать в масштабе всего государства: сажать за стол переговоров всех субъектов процесса, предлагать конкретные пути решения, которые не столько будут удовлетворять корпоративный эгоизм представителей тех или иных предприятий/банков/отделов/департаментов, а сколько будет служить главной цели - выпуску дешевой продукции с наименьшими затратами!

На одном из весенних совещаний Правительства господин вице-премьер Юрий Борисов в шутку заметил, что для того, чтобы достичь результата в реализации национальных проектов, нужно временно отказаться от рыночных отношений.

Я не столь категоричен. Лично я полагаю, что для этого следует не просто ввести компенсацию НДС, а, вообще, отказаться от его взимания, по крайней мере, в высоктехнологических областях.

Во-вторых, в нацистской Германии, перед которой стояла задача преодоления разрухи 1920-х гг. и начала 1930-х, а также восстановление военной промышленности, руководитель Рейхс Банка Яльмар Шахт пошел на хитрость: он ввел так называемые векселя МЕФО.

Данные векселя выпускались Рейхсбанком в период Третьего рейха, с целью финансирования вооружений. Это происходило в ситуации отсутствия финансовых резервов. Векселя «МЕФО» были гарантированы государством, принимались всеми немецкими банками и учитывались затем Рейхсбанком для печатания ничем не обеспеченных банкнот. Векселя «МЕФО» были предназначены исключительно для перевооружения экономики Германии и не отражались ни в бюллетенях Национального банка, ни в государственном бюджете, что позволяло сохранять в секрете масштабы перевооружения.

Векселя формально выдавались созданной Шахтом компанией МЕФО (MEFO, нем. Metallurgische Forschungsgesellschaft, m.b.H.). На самом деле компания не вела никакой деятельности, и являлась просто финансовым механизмом.

Почему бы нам не учесть немецкий опыт? Ведь, по факту, он был как раз и направлен на то, чтобы "помирить" между собой рыночные отношения и задачи национального масштаба?

2 августа 2019 в 18:03

"не просто ввести компенсацию НДС, а, вообще, отказаться от его взимания"

Ёшкин кот! НДС - налог на добавленную стоимость. Если по уму, то это налог на разницу между себестоимостью и продажной (розничной или оптовой) ценой. Но это, ещё раз, если по уму. А если по Википедии, то это хрен знает что - "в результате применения НДС конечный потребитель товара, работы или услуги уплачивает продавцу налог со всей стоимости приобретаемого им блага!"
Тут никто случайно не охренел? ПОТРЕБИТЕЛЬ ОПЛАЧИВАЕТ ПРОДАВЦУ НАЛОГ! Тут срочно необходим психиатр либо к авторам Википедии, либо к сочинителям законов.

3 августа 2019 в 08:53

"На одном из весенних совещаний Правительства господин вице-премьер Юрий Борисов в шутку заметил, что для того, чтобы достичь результата в реализации национальных проектов, нужно временно отказаться от рыночных отношений."

Нет ребята всё не так, всё не так ребята. А уж предлагать здесь и сейчас нам опыт фашисткой Германии, это вообще верх цинизма.

Реально же необходимо полностью расточить культ золотого тельца = ссудный капитал, с которым ещё Моисей боролся по Воле Бога Живого мечом и кровью, а Сын Божий Иисус Христос, поклонников которого наставлял Праведным Словом - направляя оных на Преображение. Одним словом необходимо Нам всем - всему Человечеству Переходить в Новый Мир ради Спасения самой Жизни на Земле и человеческой цивилизации.
Начать такой Переход способна только одна страна на Земле - Россия. А как начнём Мы, тогда за нами подтянутся все страны и народы Земли.

2 августа 2019 в 16:02

Не понимаю "удивления" автора. Разве ему не известно, что власть в государстве принадлежит ростовщикам и торгашам ?

3 августа 2019 в 14:28

виктор
балацкий
2 августа 2019 в 16:02 Оценить комментарий:
Не понимаю "удивления" автора. Разве ему не известно, что власть в государстве принадлежит ростовщикам и торгашам ?
////////////////////////////////////////////
Власть в государстве принадлежит народу ,

4 августа 2019 в 05:15

Фима,власть ДОЛЖНА пренадлежать народу

2 августа 2019 в 17:10

Потому как разгоняют демонстрации, как на это реагируют "патриоты", почему не пришли к автору с вопросом по воспитанию молодёжи. Не должно быть сомневающихся. Россия дойная корова на основе рыночных отношений,а у автора предложения привести эти отношения в социализм без старухи-процентщицы. У государства два варианта: девальвация рубля-пора привлечь на оборону вклады и под матрасом деньги стариков. Самый надёжный и многократно проверенный приём с ссылкой на мировой экономический кризис. Другой источник для погашения долга-продажа земли. Президент будет вынужден подписать такой закон,как он уже подписал закон о пенсионном возрасте. А иначе ещё хуже будет. Боже царя храни!

2 августа 2019 в 17:57

"Время вперед" такие сладкие сказки нам рассказывает, а тут Катасонов все испортил.

2 августа 2019 в 21:29

Старик Хоттабыч тоже, а завершает как!

5 августа 2019 в 19:29

Да, Владимир, весьма к месту напомнили об "оптимистах" из "время-вперёд"

2 августа 2019 в 20:41

Всё путём. Должны все ! Денег из бюджета просит " Роснефть", " Ростех", Просил Якунин - бывший глава РЖД, " Роскосмос", " Роснано", " Олимпстрой"... " Эффективным" хочется красиво жить. Как ремонтировали " американские мосты" в Питере, строили стадион на Крестовском острове, Мариинский театр... Что вы хотите от ребят из спортзалов и бывших комсомольцев, " подявшихся" в 90-е ? Работы ? От них ??? Понятно, что в кассах и на счетах предприятий денег нет, они в квартирах " настоящих полковников", губернаторов, руководителей служб и ведомств. Работать ??? " От работы кони дохнут..." - ребята из 90-х не для работы во власть пришли, а для " красивой жизни".

2 августа 2019 в 21:32

"не для работы во власть пришли, а для " красивой жизни".

Это точно.

3 августа 2019 в 00:54

Совершенно верно, Михаил!
Чем крупнее корпорация, тем труднее ее контролировать, а значит, воровство легче скрыть. Если глубоко копнуть в баланс каждой такой огромной конторы, то станет понятно, что с кадрами в стране проблемы- куча денег ушли в никуда, словно вода в песок, и не всегда из умысла украсть, нет, очень часто из-за плохого неэффективного управления. Не по Сеньке шапка.
Кредиты, кстати, оборонке частные банки не очень охотно дают, точнее, шарахаются в сторону, так как возврат не гарантирован.

3 августа 2019 в 18:20

Люди руководить взялись, что в их понимании сплошные поступления в личные карманы, а вы о какой-то работе!

2 августа 2019 в 22:05

Даже ГАЗПРОМ в долгах! У банков.
И ВПК.

Вот прекрасный повод национализировать все частные, ростовщические банки.

3 августа 2019 в 10:55

Александр Сердюк!
Национализация банков уже не поможет, т.к. 80 % всех денег в стране находятся в банках с государственным участием, иначе говоря, национализация произошла давно, а оставшиеся банки, в которых только 20 процентов денег, уже роли никакой не играют.
Все проблемы оборонки от несогласованности действий во всей цепочке планирование-заказ-выделение денег- исполнение заказа- выделение денег ….
Предприятия нуждаются в авансах при исполнении заказа, но им чаще всего не дают никакого аванса, поэтому они вынуждены идти в банк за кредитом. А и после выполнения контракта бюджет в виде Заказчика не спешит ни подписывать акты выполненных работ, ни оплачивать их, часто приходится выбивать деньги из Заказчика через суды. Например, этим прославился Спецстрой, а именно он нанимал Подрядчиков для выполнения строительных контрактов в том числе для нужд оборонки. В конце-концов выстроилась огромная очередь в суд, так как куча Подрядчиков из-за Спецстроя тупо обанкротилась. А Спецстрой , как выяснилось, денежки крутил в своих личных интересах, а не государственных, - в результате его больше нет- разогнали.
Так что банки здесь вообще не при чем.

3 августа 2019 в 10:58

Александр Сердюк!
А Газпром и Роснефть в долгах по причине банальной- у них куча проектов по строительству и прокладке новых трубопроводов, постройке терминалов, заводов и пр…. А никто из заграничных будущих Покупателей нефти и газа вперед им платить не хочет. Вот, когда построят трубопроводы, вот тогда и оплатят, и то, постепенно, частями.

3 августа 2019 в 14:47

РОСНЕФТЬ : ДАЙ ТРИЛЛИОН ,ДАЙ ТРИЛЛИОН !
Дорогой Джон Гальяно! Вы, конечно, великий дизайнер, но в политико-экономических реалиях современной России вы не разбираетесь. Да, все эти закупки у Джиромбелли выглядят довольно странно. Я, конечно, могу всё это заполнить, поэтому вынужден буду воспользоваться моим ноутбуком, где написано, например, что для топ-менеджмента «Роснефти» закупались курточки по 224 тысячи рублей, пиджаки и брюки под главным брендом Duca Sartoria, под которым шьёт Роберто Джиромбелли, женские пальто по 260 тысяч рублей за штуку, мужские пиджаки по 202 тысячи и женские жакеты по 153 тысячи рублей за штуку. Это, очевидно, составная часть социальной программы «Роснефти» — программы стимулирования лояльности менеджмента.

Всего было закуплено 210 пиджаков однобортных и двубортных, 210 пар брюк, 210 пуховиков, 300 рубашек поло, 70 свитеров из замши, 70 кардиганов, 70 вязаных кофт, 70 жилетов, 140 курток и 70 кожаных пиджаков. Один пиджак стоил 1600 евро, одна пара брюк — 380 (кстати, не так много — видимо, верхняя часть туловища для «Роснефти» важнее нижней в том, что касается менеджмента) и один жилет — 690 евро (жилет вдвое дороже брюк, то есть моя гипотеза подтверждается).


Отвечаю прямо на поставленный вопрос: нет, народ в целом ничего об этом не узнает. Об этом же не расскажут по Первому каналу. При всей популярности нашей программы «Время Белковского» мы тоже не дерзаем утверждать, что охватываем большую часть российского народа — вовсе нет.

Владимира Путина это раздражать не будет. Дело в том, что «Роснефть» и её руководитель Игорь Сечин — это, с одной стороны, весьма типичное и характеристическое явление путинской России, а с другой стороны — нечто совершенно исключительное с точки зрения современной экономики. В своё время говорили, что Владимир Путин сломал хребет олигархии — в частности, удалив Бориса Березовского и Михаила Ходорковского. Бориса Березовского удалив из страны (поскольку всё же, на мой взгляд, степень личной вражды между президентом и этим олигархом несколько преувеличена историками), а Михаила Ходорковского законопатив в тюрьму на долгие годы. Он удалил людей, которые хотели располагать влиянием больше нужного, выше определённого допустимого предела и косвенно покушались на полномочия президентской власти.

Глава «Роснефти» Игорь Сечин, на мой взгляд, является Березовским и Ходорковским в одном флаконе. Только он гораздо влиятельнее, чем они оба вместе взятые образца конца 90-х годов, на мой взгляд. Он очень похож на Бориса Абрамовича Березовского по способу ведения дел.

Как фактически устроен бизнес «Роснефти»? Это же не бизнес в классическом понимании этого слова. «Роснефть» решает многие конфиденциальные политические задачи Кремля. Например, вкладывает совершенно безнадёжные миллиарды долларов в Венесуэлу. Или инвестирует 1.800 миллионов долларов в месторождения и нефтепровод в иракском Курдистане, тем самым стимулируя курдов к определённой позиции по Сирии, при том, что эти вложения тоже весьма сомнительны, ибо государство Ирак настаивает на том, что все сделки с активами в иракском Курдистане или затрагивающими территорию иракского Курдистана, должны идти строго через Багдад, и этим дело и кончится.

Структуры, близкие к «Роснефти», поставляют нефть в Корейскую Народно-демократическую республику имени товарищи Ким Чен Ына сверх лимитов, установленных международными санкциями против этой страны в связи с её ядерной программой. Вот в 2018 году в Сеуле вышел доклад так называемого Асанского института политических исследований (это корейский think tank), в котором утверждается, что государственные предприятия Северной Кореи в 2015-2017 годах закупили 623 тысячи тонн российской нефти, конечным источником которой была «Роснефть», а передаточным звеном — так называемая «Независимая нефтегазовая компания» (ННК), возглавляемая ближайшим соратником и конфидентом Игоря Ивановича Сечина Эдуардом Юрьевичем Худайнатовым. При том, хотя господин Худайнатов считается владельцем «Независимой нефтегазовой компании», в этом есть некоторые сомнения, потому что откуда у Худайнатова взялись деньги на огромные приобретения, которые осуществляет ННК — непонятно. В общем, есть гипотеза, пока не подтверждённая, что де-факто Игорь Иванович Сечин тоже не чужд интересам в этой компании.

Взамен на решение всех этих деликатных вопросов Игорь Иванович Сечин имеет от государства огромные блага и льготы.
Вот сейчас запрашиваются льготы на общую сумму 2,5 триллиона рублей для разработки проектов в Арктике. Это деньги налогоплательщиков в чистом виде, и как они будут использованы, совершенно неясно. Применительно к Игорю Сечину этот вопрос и не стоит, как не стоял он применительно к Борису Березовскому в конце 90-х годов XX века. На Михаила Ходорковского тех же времён Игорь Иванович Сечин похож тем, что, оказывается, вполне оперирует категориями типа «трансфертное ценообразование» и «скважинная жидкость». За эти два термина Михаил Ходорковский получил 13 лет тюрьмы, впоследствии сократившиеся до 10 в связи с его высочайшем помилованием в декабре 2013 года.

У Игоря Ивановича с этим всё нормально. «Роснефть» приобрела 3 нефтеперерабатывающих завода в Германии, которые занимают примерно 12% рынка нефтепродуктов ФРГ и, собственно, туда, на эти заводы, по трансфертным ценам совершенно спокойно поставляется нефть. Опять же, это никого не смущает и не представляется непатриотичным.

То есть это типичный березовско-ходорковский бизнес, но с поправкой на существенно большее политическое влияние. Например, все активы, которые нужны Игорю Ивановичу Сечину, он спокойно добывает с помощью силовых структур вне рамок каких-то рыночных отношений. Сначала, естественно, ЮКОС, потом «Башнефть», где под домашним арестом посидел Владимир Петрович Евтушенков, глава АФК «Система» — бывшего контролирующего акционера «Башнефти». Или будь то «Итера» имени Игоря Макарова. Собственно, и цены сделок устанавливаются во многом под давлением правоохранительных органов, находящихся в распоряжении главы «Роснефти».

Игорь Иванович, естественно, имеет и существенное влияние на кадровую политику, хотя формально он не является никаким звеном в вертикали исполнительной власти. Но вот Алексей Валентинович Улюкаев, бывший министр экономического развития, осмелился прогневить Игоря Ивановича — и поехал на 8 лет в колонию общего режима якобы за вымогательство у Сечина 2 миллионов долларов. Хотя, как справедливо говорил Алексей Валентинович на суде, как можно было требовать взятку у человека, который неформально в системе неизмеримо главнее и влиятельные тебя? — это ерунда! Ерунда-ерунда, а 8 лет ещё никому не помешали.

Или, например, сейчас активно обсуждается, сыграл ли Игорь Иванович Сечин какую-нибудь роль в кадровых решениях, касающихся Федеральной службы безопасности. Все мы помним скандальное дело Ивана Голунова, когда журналисту-расследователю, работающему ныне в издании «Медуза», подкинули наркотики и он счастливым образом уже через пару дней оказался на свободе благодаря личному вмешательству Владимира Владимировича Путина, который почти никогда не вмешивается в такие вопросы, а здесь вот сразу узнал, что Голунова взяли несправедливо, и даже на пресс-конференции в Осаке, на саммите G20, сказал, что это прямой произвол, а не как обычно, что это дело правоохранительных органов и суда, и он в это всё не вмешивается.

Кто-то, очень близкий к Владимиру Владимировичу, настроил его соответствующим образом. Есть гипотеза (опять же, пока неподтверждённая), что было очень важно показать кому-то, что за незаконным задержанием Ивана Голунова с мифическими наркотиками стоит группа офицеров ФСБ, обслуживающая интересы так называемой «кладбищенской мафии», а сама эта группа в свою очередь завязана на главу службы экономической безопасности ФСБ Сергея Королёва, который недавно получил воинское звание генерал армии и должен был занять пост первого заместителя директора ФСБ с перспективой и директорства.

Это не вполне устраивало Игоря Ивановича Сечина, благодаря чему так счастливо и быстро вышел на свободу Иван Голунов, а сами кадровые перестановки в ФСБ задержались, потому что Сергей Королёв слишком влиятелен на сегодняшний день, а для Игоря Ивановича важно сохранение определённого кадрового баланса, при котором в системе Федеральной службы безопасности существенную роль играют его неформальные агенты влияния, такие, например, как генерал Ткачёв.

Поэтому, уважаемый Джон Гальяно, с «Роснефти» всё как с гуся вода. Никакие рыночные критерии, равно как и репутационные, к этой компании не относятся. Так что расслабляйтесь спокойно. В том, что Михаил Леонтьев очень честный и порядочный человек, я не сомневаюсь и при случае (хотя просили об этом не меня, а нашего общего с господином Гальяно приятеля) обязательно ему передам.

3 августа 2019 в 20:46

Кто-то тут хвалил США, что они планируют на десяток лет вперёд.
А путинских людей за это ругают.