Воля и труд
Авторский блог Татьяна Воеводина 17:29 18 июля 2014

Воля и труд

На территории Восточной Украины в дыму и крови понемногу формируется новое государство. Каким он будет? Сумеет ли выстоять? Это зависит от множества факторов, в том числе и от того, что сумеют сделать её руководители с самого начала строительства собственной государственности.
8

На территории Восточной Украины в дыму и крови понемногу формируется новое государство. Каким он будет?  Сумеет ли выстоять?  Это зависит от множества факторов, в том числе и от того,  что сумеют сделать её руководители с самого начала строительства собственной государственности.

Россия, вероятно, может помочь новому государству в материальном отношении: военной силой, оружием, техникой, продовольствием. А вот чем не может – это идеями. Их у России нет. А идеи нужны не меньше, чем хлеб и снаряды.

Идеи нужны двоякого рода. Во-первых, нужна ясно сформулированная идеология – светская религия. Символ веры. Кто мы? Что мы за народ? Откуда взялись? Кто наши друзья и кто враги? За что воюем? Какое государство будем строить? Как оно будет выглядеть в будущем?

Разумеется, многие об этом думали и думают, но мысли их разбросаны в разных текстах. А их надо собрать и создать целостный текст. Тут важно найти простые и близкие душе каждого слова и формулировки. Для этого дела требуется большой писательский талант и собственная убеждённость.  Наполеон верно говорил, что битвы выигрываются на 1/3 ружьями и пушками  и на 2/3 – верой и боевым духом. Вот эта вера и должна быть сформулирована.

Есть и второй род идей.  Более практического толка.  Как строить государство? Что сначала, что потом, что главное, что может подождать? Россия здесь если и в состоянии служить каким-то примером, то разве что отрицательным: как ложные представления способны развалить могучую державу.

К строительству нового государства надо подойти  практично и без иллюзий.   Часто вожди и идеологи лишены потребных тут качеств.  Некоторые верят, что прекрасные идеи сработают сами по себе, некоторые заблуждаются относительно качеств  людей и сильно обижаются, что им попадаются вовсе не ангелы небесные;  но так или иначе строительство государства требует других кадров.

Тут потребны люди иного склада – предпринимательского. Предпринимательством я называю   создание нового в практической области. Предпринимательство – это всегда своего рода социальная инженерия -  большая или микроскопическая.  Найдутся такие люди – есть шанс на успех.  Создание нового государства – это своего рода бизнес: создание организации, которая будет работать, как своеобразный механизм, и – делать нечего! – приносить прибыль.  Политически романтики издревле заботились о справедливом распределении этой прибыли. Спору нет – важнейший вопрос, фундаментальнейший. Но если прибыли нет – и распределять нечего. И самая справедливая и замечательная социальная конструкция – развалится.

Поэтому несколько беглых соображений чисто практического свойства от  практического работника и организатора вполне действующего  бизнеса.

Единый национальный банк – немедленно.

Все деньги страны должны быть абсолютно подконтрольны государству. Никаких частных, карманных, отмывочных и прочих банков. Единый банк с надлежащим количеством отделений.

Государственная монополия внешней торговли.

Когда я говорю об этом, мои собеседники немедленно представляют что-то ужасное: железный занавес, пресловутые пустые прилавки,  убожество и отсталость. На самом деле, монополия внешней торговли – это единственный способ удержать в стране и соответственно использовать для целей развития ценные ресурсы.

С другой стороны, госмонополия внешней торговли – это единственный способ проводить промышленную и вообще экономическую политику, т.е. поощрять и даже прямо организовывать те или иные признаваемые нужными производства. Если госмонополии нет – ресурсы со свистом утекут за границу, а готовые изделия, в первую очередь, потребительские товары, напротив, прибудут.

Обычно на этом месте мои собеседники хмыкают: а как же в «приличных» странах обходятся без этого?  Отвечу. Фритрейдерство (неограниченная свобода торговли) допустимо и благотворно только между странами одинакового уровня развития  (их сейчас называют «симметричные страны»). Когда менее развитая страна открывается более развитой – немедленно происходит выкачка ресурсов из менее развитой, и в итоге она начинает специализироваться на бедности и отсталости.  Глобализация ярко и наглядно это продемонстрировала, только никто не захотел увидеть.

В.И. Ленин, как только пришёл к власти, осуществил эти две меры – ещё до национализации предприятий и т.п. И это помогло большевикам удержать страну от полного распада.

«Труд – отец всякого богатства».

Эта фраза Вильяма Петти, одного из отцов политэкономии, должна быть краеугольным камнем экономики нового государства. Ввести немедленный запрет на непроизводительные формы обогащения, в первую очередь, на делание денег из денег. Фондовый рынок  не должен существовать вообще  или уж, во всяком случае, к нему не должны иметь никакого отношения граждане. Всякое получение дохода помимо труда – развращает людей и разлагает народное хозяйство. Обязательный труд для всех трудоспособных. Государство должно создать надлежащий фронт работ.

Национализация природных ресурсов и добывающих отраслей.

Всё, что создано природой, должно принадлежать всему обществу. Даже, говоря точнее, то, что создано природой, Богом – это богово. Бог по благости своей даёт людям попользоваться этими благами, и они должны пользоваться ими рачительно, аккуратно и не портить землю, а, напротив, украшать её. Оставить землю в лучшем виде, чем мы получили её от предыдущего поколения – чем не вдохновляющая идея?

Земли промышленного и сельскохозяйственного назначения не должны находиться в частной собственности.  Частная собственность на землю должна быть ограничена садовыми и приусадебными участками, размер которых тоже должен быть ограничен. Безусловно, ни природные ресурсы, ни земли не должны находиться в руках иностранцев. Собственно, во многих странах, и вовсе не социалистических,  так и было. Например, на Кипре до его бесславного вступления в ЕС, иностранец мог купить себе дом, но к нему могло примыкать не более трёх, кажется, соток земли. Никакой пахотной земли в руках иностранцев не было.

Частная собственность и её ограничения. Частное предпринимательство.  Рынок.

Частное предпринимательство допустимо и желательно в общепите, розничной торговле,  коммунально-бытовом обслуживании населения.  Это естественные зоны применения труда частников.

Опыт Советского Союза продемонстрировал, что плановая, полностью огосударствленная экономика, какая была в СССР, не способна к производству тех милых пустяков, радующих сердце обывателя, которые отлично производит экономика рыночная. Плановой экономике легче создать космодром, чем сеть закусочных. В 70-х-80-х  годах прошлого века советское руководство пыталась решать вопросы производства потребительских товаров и услуг, вкладывало кучу денег – и ничего не получилось. Хроническое раздражение населения на уродства быта было существенным  фактором развала советской жизни.  Весомая была гирька…

Частник может работать и за пределами торговли и обслуживания. Важно, чтобы частное предприятие было создано им с нуля, а не приватизировано. В этом случае нет необходимости ограничивать размер предприятия: сумел вырасти до большого размера – молодец, герой труда.  Большие частные предприятия, выросшие с нуля, всегда исключения; подавляющая часть  так и останется на уровне мелкого бизнеса.

В каких отраслях могут и должны трудиться частники? Предприятия пищевой, лёгкой промышленности – самые подходящие для них отрасли.

Дальше, при больших предприятиях всегда существуют мелкие, которые работают или в интересах больших, или перерабатывают и доводят до потребителя продукцию большого предприятия.  Я уже где-то рассказывала про немецкую семейную фирму, которая берёт на большом предприятии специальный антипригарный материал – продукт высокой технологии – и изготовляет из него «антипригарные коврики» для домашней плиты и даже для сковородки. Они изобрели специальную нарезку этого материала. Большому концерну трудно заниматься всей этой бытовой мурой, а семейной фирмёшке – в самый раз. Это типичная сфера приложения труда частника.

Безусловно, сельское хозяйство и переработка сельхозсырья. При этом земля не должна быть в частной собственности. Надо тебе – возьми в аренду у государства. Земля не должна быть предметом спекуляций,  «инвестиций» и т.п.

Небольшое строительство, ремонт-дизайн – это, очевидно, зона приложения труда частников.

Общий подход такой: частник, создавший свой бизнес с нуля, - это наш уважаемый товарищ.  Его предпринимательский доход  – это плата за риск и гонорар за идею.  Кстати, его ещё получить надо -  доход-то:  выживает максимум 10% начатых бизнесов, а существенную прибыль приносят вообще единицы из единиц; остальные болтаются на грани выживания, а доход мелких предпринимателей не превышает заурядную зарплату. Заскорузлые идеи про эксплуатацию трудящихся – пора сдать в архив. Частник - молодец, потому что снабжает людей полезными им вещами и услугами, да ещё и даёт работу другим людям. Сегодня настоящие эксплуататоры – это промывщики мозгов: именно они корыстно внушают маленьким людям ложные цели и ценности.

Кстати, хорошо бы возродить обращение «товарищ»: кое-где оно уже начинает  стихийно возрождаться, и это хорошо и правильно. Так вот и лавочник, и рабочий, и фермер, и врач – все они – товарищи, поскольку вместе работают на общее дело.  Так следует ставить вопрос.  

Будет ли это рыночная экономика?  В потребительской сфере – это, безусловно, рынок.  В базовых отраслях его действие более ограничено. Вообще, полный и безусловный рынок существует только в учебниках «экономикса». В жизни его не только нет в сегодняшних развитых странах, но и не было никогда в истории: этот факт неоднократно засвидетельствован всеми серьёзными историками. Вообще, полный рынок с его идеальной конкуренцией – это что-то вроде идеального газа или математического маятника в физике: как модель – годится, но в жизни не встречается. Рынок всегда ограничивается и регулируется. Главное, чтобы он регулировался для общей пользы, а не ради своекорыстных интересов чиновников. В сегодняшней России происходит именно так.

Собственно, описываемое государство – это государство-корпорация. Здесь каждый занят своим делом, и дело это служит на общую пользу. Своё место и дело, свои обязанности есть и у рабочего, и у крестьянина, и у интеллектуала, и у предпринимателя.  Кому много дано – с того и спрос больше. Критерий полезности каждого – общая польза: «Мой труд вливается в труд моей республики» - лучше не скажешь.

Работать на общую пользу – гораздо интереснее, чем на благо своего кошелька, уверяю вас. Важно только связать личную пользу с общим благом – и это задача государства. Поскольку  сегодня предприниматели не видят этой общей пользы, они часто бросают свои бизнесы или начинают выбрасывать деньги на нелепые эксцессы потребительства. 

Сознаю, что выражение «корпоративное государство» имеет дурную репутацию, т.к. оно использовалось итальянским фашизмом.  (Впрочем, умные идеи надо черпать отовсюду). Тогда его следует заменить на другое выражение, например, «государство-предприятие».  Ленин где-то писал, что надо превратить всю страну в единую фабрику – именно, надо полагать, в этом смысле.

Индустриализация.

Надо твёрдо помнить, что главнейшим источником богатства народов является промышленность. Собственно, эта истина никогда не оспаривалась с ХVII до конца ХХ века. Именно те страны и народы богатели, у которых была разнообразная промышленность – сначала кустарная, потом мануфактурная, затем индустриальная.  А те страны , которые жили сельским хозяйством или добычей минеральных ресурсов, никогда не достигали прочного благосостояния. Причина проста: промышленное изделие может стоить в десятки раз больше, чем сырьё на него затраченное. Поэтому на протяжении веков никто не сомневался в благотворности индустриализации – обсуждалось лишь, каким путём её проводить. Люди знали: кто продаёт сырьё и покупает «фабрикаты» (как сто лет назад именовались промышленные изделия) – тот ведёт невыгодную торговлю.

Сегодня возобладала иная точка зрения: надо-де специализироваться на том, что лучше получается. Получается у тебя гнать нефть – вот и гони, а «фабрикаты» покупай. Такой путь ведёт в тупик, вернее, ведёт к «специализации» на бедности. Вполне понятно, что распространение такой точки зрения выгодно современным хозяевам жизни, но она не верна и не выгодна молодому независимому государству.

Иметь даже среднеразвитую промышленность лучше, чем не иметь никакой.

Поэтому государство должно твёрдо держать курс на индустриализацию.  Она – источник богатства. Начать с производства для своих внутренних целей. Надо помнить, что индустрия – это не просто заводы и фабрики. Это квалификация, умелость, смышлёность народа, его умение трудиться. Недаром в сочинениях средневековых моралистов industria означала «трудолюбие».

Планирование. План и рынок.

Важнейшей работой должно быть планирование народного хозяйства.  Это непросто, т.к. навыки утеряны, но возможно и необходимо. Нужно несколько горизонтов планирования: 20, 10, 5 лет, а также год, квартал. План – это не дорожная карта, не государственная программа и т.п. благие пожелания. План – это цель, срок, ресурсы, ответственные, увязка с другими планами. Если этого нет – это не план.

Должны быть планы развития городов и посёлков – т.н. генпланы. Что планируется построить? Кто этим будет заниматься? Вполне возможно, что-то следует передать частнику.  Вот здесь должен быть продовольственный магазин. Кто его откроет – это не касается государства, но он должен здесь быть.  Такая информацию следует  довести до всех. А то иногда выходят смешные вещи. В новом московском районе Кожухово открылась туча аптек и крайне мало продовольственных магазинов. Почему? А просто. Торговцы рассуждали так: «Продовольственный-то точно уж кто-то откроет, будет конкуренция, потому открою-ка я аптеку» вот и наоткрывали.

Аналогично с небольшими промышленными предприятиям: государство должно заявить внятно, что оно заинтересовано в таком-то предприятии, это есть в плане.

Кстати, его может построить и иностранец. Но только на условии, что не будет вывозить прибыль, а будет её вкладывать на месте – в национальную экономику.  Вы думаете, не найдутся желающие?  Когда-то, в 90-х годах, я работала с иностранными промышленными инвесторами. Так вот многим из них такие условия казались приемлемыми: вопрос лишь в ясности и длительности правил игры – это их, помню, смущало. Единственное, от чего следует остеречь – это от излишних надежд на этих самых иностранных инвесторов. Они могут быть только вспомогательными фигурами. 

Соединение, сочетание плана и рынка – трудное дело. Но ведь справляются люди как-то – в том же Китае. Этот опыт надо тщательно изучить: советского опыта у нас в этой области нет. 

Всеобщая мобилизация молодёжи.

Вся молодёжь, парни и девушки,  должна отдать два года службе обществу. Кому можно доверить оружие – служат в армии, остальные – проходят гражданскую службу:  строят, пашут, ухаживают за больными, выполняют разные нужные обществу работы. При такой постановке вопроса служба в армии оказывается делом почётным: ведь она доверяется лучшим.

В сегодняшней России создалось возмутительно несправедливое положение: почему одни должны служить в армии, а другие – сидеть в каком-нибудь эколого-политологическом вузе, поигрывая от скуки под партой в телефончик?  Собственно,  полублатные нравы в армии и возникли ещё в СССР оттого, что там служили социальные низы, а более-менее приличные люди –  откашивали под тем или иным предлогом.  Важно, чтобы обществу и государству служили ВСЕ – и дети рабочих, и дети предпринимателей, и министров и вообще всех.

Исключения могут делаться для особо одарённых математиков и музыкантов: перерыв в учении, действительно, может загубить их талант.  Их можно освободить от службы, но, в качестве непременного условия,  они должны продемонстрировать  выдающиеся успехи ДО службы и, безусловно, с них надо требовать успехов в музыке и математике ВМЕСТО службы, т.е. в то время, когда другие служат. 

Остальным такая работа только пойдёт на пользу: узнают жизнь, свои возможности, попытаются руководить людьми, лучше поймут, чем им стоит заниматься в жизни. Если будут потом учиться, то более осмысленно, а не просто, чтобы отсидеться от армии и продлить счастливое детство.

Источники государственных доходов. Налогообложение.

Главным источником государственных доходов должны быть государственные предприятия – в добывающей, тяжёлой промышленности, в энергетике.

Что касается налогов на граждан, то следует избегать прямого налогообложения: оно  делает из людей лгунов. Редко кто выдержит искус скрыть свои доходы, а выявление их трудно и затратно. Поэтому предпочтительны косвенные налоги, «зашитые» в товары и услуги. Больше покупаешь – больше платишь налогов. Таким образом, автоматически выполняется принцип: богатый платит больше. Поскольку имеется один банк и деньги нельзя вывезти за границу – эти деньги остаются внутри страны и идут на цели развития.

Что можно обложить прямым налогом – это недвижимость, начиная с какого-то уровня. Дом невозможно спрятать, а именно он выражает истинный уровень достатка человека. Безусловно, повышенное налогообложение второго жилья – это есть, между прочим,  и во многих западных странах.

Налоги с частных предприятий должны быть простыми и понятными. В малом и среднем бизнесе шире использовать вменённый налог: покупку лицензии. Купил – и свободен.  А уж сколько ты заработаешь – это зависит от твоей прыти и оборотистости.

В торговле и общественном питании шире использовать налог с площади помещения. Положим, город разделён на зоны: в центре –дороже, на окраине – дешевле, в «проходном» месте  опять же дороже, в глухом - дешевле. А уж сколько ты сумеешь «снять» с этой площади – об этом никто не спрашивает. Сможешь много – молодец. Такой принцип используется в  Арабских Эмиратах.

Главный принцип – налоги берутся с видимого и очевидного. Таким образом, честность граждан не подвергается испытанию. В том числе не подвергается испытанию и честность налоговиков и всевозможных проверяльщиков. В сегодняшней России – ох, как подвергается…

О налогах человечество думало исстари, и кое до чего додумалось. Каких только налогов не существовало! Например, в Германии в старину брали налог … с печных труб. Забавно, а на самом деле – умно: чем человек богаче, тем больше  печей может себе позволить, а кто беден – жмётся у единственного камелька.  Главное, чтобы предмет налогообложения был а)виден; б)действительно характеризовал доходы гражданина.

Народное образование. Культура.

Государство должно крепко держать в руках дело народного образования. Школа - это  матрица, с которой воспроизводится народ.  Школа (всех уровней) – это главнейшее государственное дело. Ни в коем случае нельзя считать школу (как это делается сегодня в России) оказанием образовательных услуг – вроде химчистки или маникюра. Не должно быть частных школ и вообще частных учебных заведений, где учат чему-то более обязывающему, чем вышивание или бисероплетение. 

Не случайно в Перестройку и непосредственно после в Россию поспешили учителя разного рода мудрости – от экономикса до английского. Потом для трансляции западной мудрости устроили Высшую Школу Экономики, которая сегодня обучает далеко не только экономике, а вообще всему – от прикладной лингвистики до философии. А сколько таких по виду вполне респектабельных заведений разбросано по многострадальному лику Отечества!  Это далеко не безобидная вещь: это прямое внедрение антироссийских идей и ценностей в неподготовленные умы.

В средней школе должны быть стабильные государственные, долгоживущие учебники. Совершенно одинаковые для всех. Где желают преподавать больше – это можно, но при условии усвоения стабильного учебника. Учебники должны быть написаны лучшими учёными, имеющими способности к популяризации знаний в сотрудничестве с лучшими учителями. Можно просто использовать советские учебники. Менять эти учебники надо крайне редко и по веским основаниям. Никакие ссылки на устарелость и поступательное движение науки не принимаются: школьные «науки» отражают состояние взрослых наук по состоянию на ХVII-ХIХ век. Вся эта коммерческая возня с изданием школьных учебников должна быть немедленно прекращена.

Школа должна стать, как когда-то советская, - политехнической, т.е. заточенной на дальнейшее получение технического образования и участие в практической промышленной работе – в качестве инженера, агронома или квалифицированного рабочего. То, как это происходит в России, когда 70 с лишним выпускников школ идут учиться чему-то гуманитарно-бесполезному, а государство на это с безразличием взирает – это никуда не годится. Гуманитарные материи большинство пускай изучает в свободное время, в народных университетах культуры, а в качестве основной профессии пускай становятся инженерами, техниками, квалифицированными рабочими, зоотехниками и ветеринарами. Гуманитарии нужны, но это должны быть немногочисленные и настоящие специалисты. Тут  как нигде верен девиз «лучше меньше да лучше».

Нужна активная культурная политика. Государство должно не финансировать культуру  вообще – какая ни есть и какую ни придёт в голову измыслить её деятелям. Надо ясно сформулировать требования: какую культуру хочет видеть государство – какую живопись, какую литературу, какую архитектуру, какой театр, какое кино. Всё перечисленное должно работать на укрепление государства, на воспитание патриотизма, должно формировать хороший вкус. Стилистические ориентиры – общепризнанная классика (то, что тов. Сталин называл «освоением классического наследия») и народное искусство.  В такое искусство государство должно вкладывать средства, остальное (инсталляции, перфомансы) – за собственный счёт. Вряд ли следует что-то специально запрещать, но и финансировать подобные инициативы только потому, что кому-то это пришло в голову объявить искусством и вообще культурой  – тоже не следует. Желающие могут арендовать помещения, продавать билеты и проводить   свои перфомансы.

То, что происходит в современной России, смешно и нелепо: государство словно боится прослыть недостаточно передовым и потому разрешает дурацкое кривляние в Большом театре, строительство каких-то нелепых сараев в Перми, оплёвывание советской истории в якобы исторических сериалах  и т.п. – и всё за казённый счёт.

На самом деле государство должно выступить как придирчивый заказчик и одновременно как щедрый меценат. Тут должен действовать древний принцип: кто платит, тот заказывает музыку. Музыка должна быть патриотической и духоподъёмной. И – красивой.

Когда такая политика проводилась – возник сталинский ампир, который сегодня вызывает восхищение. Когда она перестала проводиться – что возникло? Музей современного искусства по адресу Петровка 25. Каждый может посетить и ознакомиться.

Такого положения новое государство должно избегать.  Главное – не поддаваться внушаемому деятелями искусства чувству вины за всякое руководство культурным процессом.  Руководить культурой ничуть не менее необходимо, чем промышленностью и сельским хозяйством.  Разумеется, руководить чем бы то ни было надо с умом – это неоспоримо.  В этом смысле культура ничем не выделяется среди других отраслей деятельности: всеми нужно руководить с умом и  пониманием. 

Как знать, быть может, и Россия сбросит с себя тот вязкий и липкий морок, в котором пребывает уже третье десятилетие. Это нереально? Порою самое нереальное – осуществляется. Расскажи какой-нибудь гость из будущего  сорок и даже тридцать лет назад , как оно всё обернётся – ни за что б никто не поверил. Будущее многовариантно, и какой из вариантов осуществится – сказать невозможно. Многое зависит, как ни наивно звучит, от нашего желания и веры. Так вот мне хочется верить, что подобное будет осуществлено и в большой России.

А начать  хорошо бы  с маленькой Новороссии.  

 

Загрузка...

15 октября 2019
5
Комментарии Написать свой комментарий

К этой статье пока нет комментариев, но вы можете оставить свой