Авторский блог Александр  Елисеев 10:00 16 сентября 2013

Неообщинная революция

альтернативой Роботу-Голему и его вампирическим мегаобщностям является «малое» социальное пространство - Община
7

 Взрыв: творение или расчленение?

Согласно одной, весьма распространённой космологической версии, наш мир возник в результате так называемого «Большого Взрыва» («Биг Банга»). Эту версию даже взяла на вооружение Римско-Католическая церковь, сделав её частью теологии. Таким образом, получалось, что творение мира представляло собой взрыв. Возникает вопрос, что же такое было взорвано? Ведь для того, чтобы произошёл взрыв, должно быть нечто, способное взорваться. Учёные рисуют такую картину – до Большого Взрыва существовала некая «первоточка», и там всё вещество галактик находилось в плотном состоянии, а температура достигала миллиард градусов. Опять-таки возникает вопрос, а как же возникло это самое плотное образование с такой вот чудовищной температурой? То есть, теория «Большого Взрыва» никак не отвечает на вопрос о первопричине вселенского бытия, а просто описывает какой-то из этапов её существования.

Если же мы обратимся к теологии, то увидим, что разные доктрины сообщают о некоей космогонической катастрофе, которая сопровождалась переходом вселенной из одного состояния в другое. Библия повествует о грехопадении, которая лишила человека его райского могущества, индоарийская «Ригведа» рассказывает о том, что наш мир возник в результате расчленения Первочеловека Пуруши.

Здесь необходимо упомянуть исследование епископа Василия (Родзянко) «Теория Распада вселенной и вера Отцов». Согласно ему «Большой Взрыв» можно отождествить с грехопадением, в результате которого человек потерял Рай, а вселенная (сотворенная раньше земля) превратилось в жутке космическое пространство «разбегающихся галактик», для которого характерно нарастание энтропии. Люди же превратились в осколки некогда единого Адама, причем епископ обращает внимание на то, что имя этого Первочеловека происходит от слова «адама» - «земля». Поразительным образом воззрения православного епископа во многом совпадают с космогонией языческого мистика Мигеля Серрано, который также описывает Большой Взрыв как распад некоего тотального Субъекта, спровоцированного неким Демиургом.

Большой Взрыв вовсе не был творением, он, как и положено взрыву, разнёс в стороны изначальную Полноту. А Полнота эта была Первочеловеком, который содержал в себе все нынешние «вещи» - звезды, планеты, животные, минералы и так далее, то есть всё то, что существует объективно, вовне человека. Ранее же всё это содержалось внутри единого разумного Субъекта, было пронизано его могуществом. Об этом событии, как уже было сказано выше, помнит индоарийская мифология, согласно которой вселенная возникла в результате расчленения богами первочеловека Пуруши. Показательно, что в результате этого расчленения возникли и сословия, варны, касты – из головы Пуруши появились брахманы (священники), из его рук – кшатрии (воины), из живота вайшьи (ремесленники и земледельцы), из ног – шудры (слуги). Таким образом, космические процессы увязывались с социальными. Точнее говоря, социальные реалии символизировали космические, будучи их продолжением, проекцией. Возникновение общества, расколотого на группы, было продолжением убийства Первочеловека. А само это убийство осуществили не боги, но инфернальные сущности, демоны, бесы, соблазнившие Первочеловека через некоего Змея, пообещавшего Адаму и Еве стать «как боги». Это означало – отказаться от Полноты Субъекта, разделив самого себя на некое объективное множество. Стать «богами» – значит согласиться быть во множественном числе, стать множеством, превратиться из тотального Субъекта с большой буквы в субъекта с буквы маленькой – субъекта, окруженного множественной, расколотой объективной реальностью. Именно это положение и породило различные философские доктрины, представляющие человека как объект воздействия некоей внешней среды. На этом в частности настаивает пресловутый диалектический материализм (диамат), отстаивающий приоритет материи, которая есть «объективная реальность», данная нам в ощущении. И, в то же самое время, диамат провозглашает сознание высшей формой организации этой материи, то есть ставит нечто субъективное (а сознание предельно субъективно) на вершину своей онтологической пирамиды. В этом проявляется двойственность коммунизма и марксизма. Вот почему последовательный вроде бы материалист Ленин не стал дожидаться возникновения объективных предпосылок для социалистической революции, которыми, как известно, было полное исчерпание всех возможностей капиталистического развития. Он призвал к осуществлению социалистической революции в крестьянской стране, лишь частично прошедшей капитализацию. Между тем, западные марксисты (социал-демократы) подвергли ленинский субъективизм анафеме, призвав дожидаться окончательного складывания объективных предпосылок.  

Змеиный зазор

В Раю перед Адамом стояла задача достигнуть именно Божественной Полноты, стать богом (не богами!) – конечно, богом не по сущности, но по энергии. До исполнения этой задачи он все же был несовершенен до конца, имея в своей Полноте некий зазор, некую точку слабости. Этот зазор был нужен для того, чтобы достичь абсолютного совершенства усилием воли, ибо без волевого усилия тотальный Субъект стал бы куклой, которой подарили могущество, вложив его как компьютерную программу. Вот этим самым зазором, этой точкой внутри райского света и был Змей, которого использовал Враг (сатана, люцифер) и его инфернальные слуги. Они использовали черную точку внутри райского света как некий канал, через который Адаму и Еве поставлялась информация, точнее дезинформация о Бытии. И Адам не мог вынести встречи с этой внутрирайской «альтернативной» реальностью, соблазнившись предложенной ему перспективой – обрести могущество через разделение. Так был заложен код дальнейшей деградации, уже социальной. Она основана на том, что жаждущие могущества элитарии разделяют общество на «угнетателей» и «угнетенных», взрывая его бомбой «классовых противоречий», воспроизводя тем самым изначальный Большой Взрыв, разорвавший Полноту Первочеловека, Тотального Субъекта. При этом они символически уподобляются Змею, противопоставляя себя Адаму, то есть – человеческому. И есть все основания полагать, что наиболее «посвященные» элитарии вообще не считают себя людьми. Не случайно в древней мифологии упоминается о заговоре змей (наги у индоарийцев), да и, вообще, сами змеи рассматриваются как существа враждебные человечеству. Многие знатные роды подчёркивали свою змеиную сущность, ведя свой род именно от змея, что опять-таки говорит и змеином символизме заговора. Именно этот заговор и разрушил изначальную империю Полюса (ср. «полюс» и «полнота»), Гиперборею. Она представляла собой великий полярный материк, крестообразно разделяемый четырьмя реками, начало коим давала великая река, текущая с Неба, из высот утерянного Рая. Это были времена Золотого Века, описанного античной традицией, много сообщившей нам о гипербореях – народе солнечного Аполлона. (При этом гипербореи часто отождествлялись со скифами, предшественниками русов. Сами же русы считали себя внуками солнечного Даждьбога – аналога «эллинского» Аполлона. К слову, центральным этнополитическим образованием русов были поляне, что снова выводит на тему полюса – никаких простых совпадений слов не бывает, всё чрезвычайно символично.) У гипербореев не было разделений на группы – сословия, касты, классы. Они представляли собой единый народ-касту, точнее говоря сверхкасту. Индоарийская традиция знает ее как ативарну (сверхварну) Хамса, «Лебедь», соединявшую в себе все функции – священническую, воинскую и хозяйственную. Лебедь – птица Аполлона, что опять-таки указывает на Гиперборею, которая и была империей народа Хамса. И падение этой империи было определено разделением единой сверхкасты на несколько иных каст, что символизировало расчленение первочеловека Пуруши и Большой Взрыв, разнесший в клочья тотального Субъекта.

Очевидно, и здесь не обошлось без змей. В источниках, рассказывающих об истории допотопного человечества, упоминаются гиганты-монстры – рефаим. Одним из подразделений этих существ были анаким – великаны с очень длинной, змееобразной шеей. «В Книге Еноха (7:2-3) рефаимы  отождествляются с исполинами, рожденными смертными женщинами от падших ангелов (Быт 6:2-5), — пишет исследователь А. Комогорцев. — Страшные чудовища, ростом в 18 локтей, с 16 рядами зубов, они впервые стали вкушать мясную пищу, а от убийства животных перешли к истреблению людей; именно рефаимы изобрели оружие и начали кровопролитные войны (Мидраш Агада к Быт 10:9). Благодаря опасным знаниям, унаследованным от падших ангелов, рефаимы получили колоссальную власть над природой: они умели «охватывать небесный свод, способствуя низведению дождей» (Берешит рабба 26:17; Сота 34б). Особую разновидность рефаимов составляли анаким — великаны с непомерно длинной шеей (народная этимология от anaq, «шея»). Рефаимы погибли «от неразумия своего» (Барух 3:26-28), истребляя друг друга». («Малахитовая шкатулка Пандоры») Они просуществовали до Потопа (хотя часть их, судя по всему, сохранилась и позже), но появились еще в древнейшие, изначальные, то есть гиперборейские времена. Не исключено, что ими же была создана и черномагическая цивилизация Атлантиды, чьи мерзости и вызвали Потоп.

Даже и после падения Гипербореи, лебединая сверхкаста продолжила своё существование, но только теперь уже в виде субъекта, находящегося внутри объективной реальности различных социальных групп. Речь идёт о священных царях, составляющих некий единый Род (одной из ветвей этого рода были наши Рюриковичи.) Именно царская полнота объединяет в себе разные социальные начала. Царь, как символ Бога («икона Логоса», «образ Христа» у византийцев), носитель особой благодати («царское хварено» индоиранцев) – это Священник. Как державный вождь народа – он воин. И как «хозяин земли», «верховный собственник» - он земледелец и ремесленник, возделывающий страну и обустраивающий державу. При этом, Царь содержит в себе, в своей личности все множество своих поданных (не случайно державное «МЫ повелели), тем самым как бы возвращая их внутрь утраченной, изначальной первочеловеческой Полноты Субъекта. Цари, осознающие свой райско-гиперборейский архетип, всегда препятствовали попыткам элитариев-змеев 

 

Пленённая субъектность. Голем

Однако и после Взрыва тотальный Субъект не исчез окончательно. Его архетип дремлет внутри человека, время от времени проявляясь в творчестве, которое преобразует окружающую, объективную реальность. Но это еще не всё – отпечаток тотальной субъектности хранит и вся нечеловеческая природы (живая и неживая), бывшая ранее в Полноте Первочеловека. В этом плане до некоторой степени разумен каждый камень и каждый атом. Это относится и к бывшему зазору (бывшей черной точке), к Змею, причем к нему даже в наибольшей степени. В Книге Бытия сообщается о том, что «змей был хитрее всех зверей полевых». В райской иерархии он занимал место сразу же после Адама и Евы, поэтому-то наихитрейший зверь и сумел оказать на них такое сильное воздействие, сообщая вражескую дезинформацию о «могуществе богов». После Взрыва Змей, так же, как и другие «вещи», выпал из Полноты, образовав самый тонкий, самый разумный (не считая, человеческого) уровень плотно-вещественной вселенной. Его можно сравнить с гигантским космическим Роботом, который существует в рассеянном виде, на очень тонких уровнях организации материи. (Определение «космический Робот» принадлежит М. Серрано, который очень верно подметил суть, которое весьма точно, несмотря на его гностические заблуждения. Сами гностики, как и Серрано, именовали Робота Демиургом, но он ничего он не создавал. Еще можно отождествить этого Робота с космическим Роком.) Это вселенский, бездушный компьютер, пародия на разумное существо, живущее лишь за счет поглощения, пленения субъектности, которая осталась после разрушения тотального Субъекта. Робот-«Демиург», он же - Змей, паразитирует на этой субъектности, вампирически высасывая ее из всех «вещей» вселенной, особенно из разумных существ. Для этого ему необходимо разрушать мир, убивать вселенную – вот почему он всячески поддерживает всевозможные разрушительные процессы. И действует он как на космическом уровне, так и на уровне социальном.

Здесь стоит обратиться к работе Гейдара Джемаля «Революция пророков», в которой он обращает внимание на метафизический статус современного общества. Несмотря на кажущуюся свою профанность, нынешнее общество вполне сакрально. Только речь идет о специфической сакральности. В отличие от прежней, «натуральной», «варварской» общины оно представляет собой нечто вроде абсолюта, который давит на человека и растворяет его в себе. По большему счету, социум – это проекция иной реальности – Высшего Существа.

Это Существо и есть Абсолют языческих религий, который раскинулся между землей и небом. С ним можно слиться и тем самым попытаться созерцать «небо без звезд». Так вот, современное общество есть как бы продолжение Существа на земле, оно как бы воплощает его, хотя Джемаль прямо и не говорит, что перед нами одна и та же сущность.

В нашей оптике таким Существом является космический Робот («Демиург»), он – же Змей, чье длинное туловище раскинулось от земли до «неба», до тонких, «астральных» сфер. Эта космическая Рептилия пронизывает всю реальность, представляя собой ее тёмную основу, точнее основу ее искаженного состояния, которое в Раю было некоей черной точкой, зазором, в который проник инфернальный Враг. И вокруг этой темной основы возникают человеческие образования – крупные социальные множества, в которых уничтожается субъектность. (Любопытно, что в славянской мифологии бог Велес, повелитель царства теней – Нави, изображался как Змей, связывающий эту самую Навь (регион души, но не духа) и землю. Он был покровителем – жрецов и торговцев. Согласно реконструированному «Основному Мифу» с ним сражался Перун – покровитель воинов.)  

В современном мире такие множества достигли вершины своего темного «совершенства». Это транснациональные корпорации (ТНК), бюрократические учреждения, политические партии, профсоюзы и т. п. Субъектность здесь последовательно уничтожается, а энергия субъектов с маленькой буквы - поглощается «абстрактным» множеством и высасывается Роботом, Демиургом, Змеем. Публике же внушается, что общество и его основные структуры в высшей степени субъектны – для этой цели даже выдумали фетиш «гражданского общества». В реальности же все эти структуры являются игрушками в руках у других структур. Партийные политиканы манипулируют «массами» и своими партиями, но при этом зависят от крупного бизнеса. Последний вынужден замыкаться на элитарных объединениях парамасонского толка, верхушка которого ставит перед собой задачи оккультного характера. Ну, а оккультисты «высшего» пошиба продают душу разного рода «высшим» сущностям.

И, в то же самое время, элитарии вынуждены всячески заискивать перед массами, ибо без этого невозможно ими манипулировать. Пусть это и лицемерное заискивание, но оно символизирует реальную бессубъектность «элит», которая ничуть не противоречит их бешеной активности. Вряд ли можно представить себе кукловода, который заискивал бы перед куклой, в данном же случае имеет место быть именно такой вот абсурд. Вообще, «демиургический» социум предельно абсурден и ведёт весь мир к тотальному абсурду – вспомним хотя бы все эти «финансовые пузыри». В случае установления всемирной диктатуры «новый порядок» очень быстро рухнет, похоронив и сами «элиты», и весь мир (вспомним, что Апокалипсис отводил власти грядущего антихриста всего три с половиной года). Тут необходимо вспомнить о том, что многие грандиозные проекты элит проваливались, оборачиваясь против них – как обернулся пражский голем против своего создателя. Так, либерально-буржуазная Февральская революция, призванная окончательно включить Россию в систему глобального капитализма, обернулась Ультра-Модерном большевизма и сверхпрогрессизмом Сталина, вышедшего к Традиции совсем с неожиданной стороны. И нынешнее нагнетания мирового хаоса, инициируемое «хитротупыми» элитариями, ударит по ним же самим, создав совсем неожиданную, для них ситуацию. И всё это вполне логично, ибо големические структуры суть порождение псевдоразумного, бездушного Робота – космического Болвана, обладающего компьютерными возможностями, но не имеющего и толики Разума.

Современное общество является самым настоящим Големом. Согласно каббалистическим преданиям, Голем – это существо, созданное человеком из глины. Он живет, но не имеет души, лишь напоминая человека. Можно сказать, что Голем находится в том состоянии, в котором находился Адам до того, как Бог вдохнул в него «душу живую». Иными словами, это псевдоразумное существо. Так же можно сказать, что Голем – это состояние человека после Большого Взрыва, разнесшего в космические клочья Полноту изначального, тотального Субъекта. (При этом, само вдыхание «души живой» в «глину» можно рассмотреть как предание материальному миру субъектности.) Именно это состояние и использует Робот для того, чтобы создавать «абстрактные» множества - структуры, продолжающие дело уничтожения субъектности. И чем крупнее такие общности, тем легче они подчиняют и растворяют в себе субъекта с маленькой буквы. Совокупность таких вот общностей и является всемирным Големом – социальной проекцией космического Робота (Демиурга, Змея), его продолжением на земном, человеческом уровне. Этот Голем и есть та самая «Система», которой бросают вызов «левые» и «правые» конформисты. Но этот вызов, к сожалению, бросается вслепую, ибо конформисты всех мастей не осознают, что имеют дело не только с социальной, но и с космической реальностью. Система – это не только люди и отношения между людьми, это грандиозный вселенский Робот, это невидимый, но вполне реальный Компьютер.

Система, противостоящая личностному началу, не есть просто совокупность личностей, некое абстрактное множество, но и в некотором роде сама является личностью. В противном случае ей никогда бы не удалось бы подчинять себя конкретную личность – а надо еще иметь в виду, что личности бывают выдающимися и даже сверхвыдающимися. Для этого нужно что-то вроде единого разума и единой воли, которые не могут быть сведены к простому сложению усилий. Впрочем, здесь уже имеет быть воздействие расколотой объективной реальности на субъект с маленькой буквы. Такой субъект, взятый в плен тотальным Объектом, воспринимает любую реальность этого мира как некое абстрактное множество, состоящее из совокупности элементов и не являющееся чем-то личностным. И в принципе, это верное восприятие, ведь наша реальность и впрямь расколота. Но, с другой стороны, она носит отпечаток некогда тотального Субъекта, что придаёт ей личностные черты.

Неообщинная революция

Альтернативой Роботу-Голему и его вампирическим мегаобщностям является «малое» социальное пространство - Община (вспомним Г. Джемаля с его противопоставлением социума «варварской», «натуральной» общине»). Общину часто воспринимают как некую коллективность, которая вовлекает человека, подчиняя его всей общности. До известной степени, это совершенно верное представление, однако, оно не даёт полной картины. Община не только подчиняет человека, но и делает его автономным от крупных коллективностей, от структур, от элит. Она составляет «малое пространство» (селяне называли ее «миром»), которое совершенно понятно человеку и представляет собой конкретику – близкую, родную, прозрачную. Община предстаёт как некий особый, личный, семейный космос, органически соединяющий людей, разобщенных космическими и социальными – взрывами.

Общину можно сравнить с другим малым пространством – полем, которое является неким окультуренным космосом, отгороженным от мощных стихий леса, степи и пустыни. Существует противопоставление двух глобальных «ландшафтных» реальностей – нигилистической Пустыни и почвенного Леса. Однако, Лес это всё-таки необжитое пространство, это периферия сельского, общинного космоса, которую можно использовать, но на которой невозможно жить. Центром, сердцем, полюсом общинного пространства является Поле. Именно оно и выступает материальным символом Почвы. И не случайно совпадение слов «поле» и «полюс» - в подобных совпадениях никогда нет ничего случайного, здесь присутствует мистическая связь. И в данном случае совершенно очевидно символическое указание на изначальную, северную, полярную, гиперборейскую полноту. Так же необходимо коснуться и другого совпадения – основы слов «поле», «полюс» и «полнота» - с основой слова «исполин», он же «полник». Согласно русским космогоническим преданиям (о творении мира из «досельского окияна-озера» двумя птицами – черной и белой), изначальный человек был исполином, великаном, образ которого исказил дьявол. Но и святоотеческое предание сообщает о том, что первые люди, близкие по онтологическому могуществу к изначальному Адаму, были огромного роста, могучие физически и духовно. Монструозные великаны (рефаимы) появились уже потом, опять-таки, в процессе искажения природы, программа которого была запущена Большим Взрывом. Не может быть случайным и такое совпадение – в арабских и византийских источниках часто описывается большой рост русов-росов. И древняя «Повесть временных лет» рассказывает о народе полян, «ноне зовомых русью». Поляне же наследовали древнейшим земледельческим культурам Приднепровья (скифам-пахарям, сколотам и т. д.), чьи корни уходят в еще доскифскую древность, к забытым империям древности. Именно, поляне, в союзе с русичами, воссоздали древнее единство, соединив образования восточных славян в Великую Русь. Поляне воссоздали полноту, и это в высшей степени символично. И вовсе не случайно, что Россия хранила свою общинную традицию столь долго, в этом сказалась её полярность, её верность райско-гиперборейскому принципу.

Было бы в высшей степени наивно идеализировать историческую общину – как в высшей степени несправедливо отрицать её несомненные достоинства и достижения. Недостаточный уровень технико-экономического развития, зависимость от природной стихии, воздействие подавляющих и враждебных социальных групп – всё это, несомненно, препятствовало реализации общинного принципа, искажало суть Общины. К слову сказать, во всех этих факторах прослеживается тревожный символизм Большого Взрыва и порождённых им тенденций. Техническая отсталость символизирует физическую слабость человека, переставшего быть тотальным Субъектом. Агрессивное воздействие стихий – состояние Распада вселенной, подверженной разрушению, смерти и тлению. Бюрократический гнёт выражает давление бездушного Робота, задействующего свои големические щупальца-манипуляторы. Наконец, ростовщическая активность кулаков-мироедов («поедающих мир») прямо продолжает подрывную деятельность Змея в Раю – она взрывает общину, разрушая ее изначальную, субъектную полноту.

Совокупность «малых пространств», связанных политической общностью, составляет «Большое Пространство» - Империю. Оно вовсе не является големическим гигантом, напротив, его назначение именно в том, чтобы защищать от таких гигантов общинные «малые пространства». Империя это, ни в коем случае, не империализм, который присоединяет земли и подчиняет народы големическим структурам. Такой империализм был характерен для европейских держав колониального периода, ныне же он присущ «мировому лидеру» - США. Империя – это Империум, это Царское могущество, соединяющее разорванный социум и защищающий это самое  -соединенное - от Робота-Голема. В этой оптике големические мегаструктуры можно охарактеризовать как «средние пространства». Показательно, что их диктатура как раз и порождает, по выражению Константина Леонтьева, «среднего человека» - субъекта с маленькой буквы, который стремительно теряет остатки своей субъектности. Такой человек становится «последним человеком» Фридриха Ницше.

Царское начало, как уже было сказано выше, воссоздает как социальное единство гиперборейского Золотого Века, так и Полноту изначального Первочеловека, тотального Субъекта. Конечно, это происходит на символическом уровне, однако, никогда нельзя забывать, что символ отличается от символизируемого и содержит его, причем содержит реально. Царь выступает как возрождённый Субъект, он персонифицирует народное множество, включает его внутрь Субъекта. Одновременно Царь выступает против деятельности различных групп, которые пытаются подчинить себе большинство, навязав им тиранию мегаструктур. В рамках «Большого пространства» Империи человек возвращает себе утраченный статус Субъекта, тогда как в рамках «Малого пространства» он становится готовым к этому, проходит как бы первую ступень, организуя вокруг себя свое личное, родовое и территориальное пространство. В известном смысле это можно сравнить с «малыми» и «великими» мистериями древности. Община превращает субъекта с маленькой буквы в «малого» Субъекта. Империум делает его Субъектом – символически, но, тем не менее, вполне реально.

Понятно, что перед нами опять-таки идеальная модель, в реальности же царское могущество часто искажалось, а царская власть, так или иначе (когда более, а когда и менее), подвергалась узурпации различными элитными группами – аристократическими, бюрократическими, буржуазными. Поэтому, как и в случае с Общиной, задачей Революции Субъекта является не столько восстановление, сколько установление – полноценная реализация Принципа – на новом технико-экономическом уровне. Между Царём и Общиной не должно быть никакого демиургического, големического Змея-посредника. Развитие современных информационных технологий (в первую очередь, Интернета) позволяет ликвидировать бюрократический аппарат, установив прямую связь между Царём и общинами. Но только здесь не должно быть никаких полумер – типа сокращения бюрократического аппарата. Как показывает опыт, любые, даже самые радикальные, реорганизации нисколько не ослабляют бюрократические структуры, но, напротив, только усиливают их – сама реорганизация производится именно что усилиями одного из отрядов бюрократии. То же самое касается и капитала – крупный капитал должен быть ликвидирован вообще, но только не в пользу государства, ибо это будет означать новую бюрократизацию. Собственность должна перейти в руки общин – производственных (артелей) или территориальных. Мелкий и средний капитал при этом будет ассоциирован с общинами, сохраняя свою автономность.

Но необходимо иметь в виду, что неообщинная революция возможна лишь после революции в сознании, которая призвана возвысить субъектность над объектностью. Только тогда человек и начнёт движение к утраченному, разорванному, но парадоксальным образом продолжающему существовать тотальному Субъекту. Пора пересмотреть подходы всех «социальных наблюдателей», которые рассматривают институты общества в качестве нагромождения структур и личностей, и которые пытаются найти этому множеству знаменатель - абстракцию, множество. То есть, по сути своей, ничто. Через это социальное «ничто» Компьютер, он же Робот-Демиург, вампирически высасывает всю социальную энергетику.

Ни за одной реальностью  не стоит какая-либо небытийная (а значит той, которой - нет) абстракция. Это ловушка Робота. Все структуры могут быть возведены либо к Роботу-Компьютеру, системно поглощающему их как файлы; либо к Человеку - но к такому, который вбирает их как субъекты. В «традиционном обществе» таким человеком был Царь. В нашем нет его,  убитого Субъекта - убитого в прямом смысле и во всех других. Но есть возможность - понять смысл, стать образом Субъекта и развернуть общинную революцию, революцию «малых пространств» - против мегаструктур Голема-Робота, опираясь на тоску по сверхчеловеку, по Царю - образу распятого Христа и расчленённого Пуруши. Царю, который отменит расчленение Пуруши, и встанет на защиту малых пространств общинного нерасчленённого космоса.


Загрузка...
Комментарии Написать свой комментарий

К этой статье пока нет комментариев, но вы можете оставить свой