Авторский блог Екатерина Чалова 04:00 14 декабря 2011

НЕ ТЕХ САЖАЕТЕ!

Дело отставного полковника ВДВ Леонида Хабарова— это или крайняя степень паранойи на почве борьбы сэкстремизмом, или формальная попытка подогнать отчетность в деле этой борьбы под запланированный результат.
0

Дело отставного полковника ВДВ Леонида Хабарова — это или крайняя степень паранойи на почве борьбы с экстремизмом, или формальная попытка подогнать отчетность в деле этой борьбы под запланированный результат.

Заподозрить приготовления к революции на основании редких коллекций ножей и патронов, разнообразных видов стрелкового оружия, ржавой стреляющей авторучки, 50 тысяч рублей и аптечки с промедолом тридцатилетней давности, привезенной из советского полевого госпиталя в Афганистане — это какая-то насмешка над революционерами всех времен и народов. Тем не менее, следственному отделу УФСБ Свердловской области этого «революционного боекомплекта» хватило для привлечения легендарного ветерана-афганца, орденоносца, патриота, уважаемого жителя Екатеринбурга полковника Леонида Васильевича Хабарова к ответственности за приготовление к организации вооруженного мятежа с целью свержения конституционного строя РФ, а также вербовку и вовлечение лиц в террористическую деятельность. Упрятав за решетку 64-летнего пенсионера, инвалида второй группы, УФСБ отрапортовало о том, что в Екатеринбурге ликвидирована ячейка радикально-патриотического движения «Народное ополчение имени Минина и Пожарского».

А в сентябре больного, раздавленного чудовищной несправедливостью ветерана перевезли в Москву, в Лефортовский СИЗО для проведения медико-психиатрической экспертизы, которая по сей день даже не назначена. По информации адвоката полковника, Андрея Бурмистрова, в Институт им. Сербского до сих пор так и не поступили документы по делу его подзащитного. Между тем состояние здоровья ветерана продолжает ухудшаться.

Полковник в отставке Леонид Васильевич Хабаров — выпускник Рязанского воздушно-десантного училища и Военной академии им. Фрунзе, кандидат философских наук. Выполнял интернациональный долг в Афганистане в качестве командира взвода разведки, командира десантно-штурмового батальона в Чирчике, командира 4 десантно-штурмового батальона 56 отдельной десантно-штурмовой бригады. 25 декабря 1979 г. его батальон первым из войск Советской Армии вошел в Афганистан и взял под контроль перевал Саланг. Был тяжело ранен в ходе боевых действий в Панджшерской долине. Оправившись от ранения, заочно закончил академию имени Фрунзе, после чего служил в Чирчике командиром кадрированного мотострелкового полка. В 1984-1985 годах Леонид Васильевич был снова направлен в Афганистан, уже в качестве начальника штаба своей родной 56 ОДШБр. Там же получил второе тяжелое ранение. По окончании службы в ДРА служил в УССР во Львове, в феврале 1991 перевелся на военную кафедру Уральского политехнического института. С 1991 по 2010 годы — работал бессменным руководителем военной кафедры, которую реорганизовал сначала в факультет военного обучения, а затем в Институт военно-технического образования и безопасности УрФУ.

Выбор кандидатуры Леонида Хабарова на роль заговорщика-революционера вызывает, мягко говоря, недоумение. Складывается впечатление, что в нарастающем антиэкстремистском психозе в органах правопорядка развилась офицерофобия. В разряд неблагонадежных скоро автоматически будут зачисляться все прошедшие горячие точки военные.

Арест полковника Хабарова вызвал большой общественный резонанс. Спустя три дня после ареста Леонида Васильевича, а также еще четверых, подозреваемых в «подготовке восстания» (предпринимателя С. Катникова, бывшего милиционера В. Ладейщикова, изобретателя В. Кралина и офицера запаса А. Ермакова), 22 июля екатеринбургские СМИ процитировали супругу отставного полковника ГРУ В. Квачкова, также пребывающего под арестом: Надежда Квачкова сообщила, что в Екатеринбурге не было отделения «Народного ополчения», к которому, по версии екатеринбургских «важняков», принадлежат задержанные екатеринбуржцы, хотя с Хабаровым ее муж и был знаком — «у него много знакомых и друзей среди военных по всей России». Ветеран афганской войны, член правления регионального отделения Союза десантников России Геннадий Кунявский не скрывает, что тоже был знаком с В. Квачковым, но не видит в этом ничего предосудительного. «Братья по оружию» достаточно плотно общаются, периодически встречаются, но это еще не означает, что все они состоят в преступном сговоре.

Адвокат Квачкова Оксана Михалкина тогда же сообщила журналистам, что дело екатеринбургских арестантов с делом её подзащитного пока не объединено. По её мнению, — как сообщали СМИ, — аресты в Екатеринбурге вызваны тем, что в деле о вооруженном мятеже «слишком мало обвиняемых». Стоит напомнить, что примерно год назад спецслужбы уже пресекли одну «попытку вооруженного мятежа», задержав в лесу под Владимиром гражданина с арбалетом, оказавшегося руководителем тольяттинского отделения «Народного ополчения». Гражданин с арбалетом показал, что был послан Квачковым поднимать во Владимире вооруженный мятеж. После чего оправданный накануне присяжными по делу о нападении на Чубайса В. Квачков вновь был взят под стражу, теперь — за «содействие террористической деятельности» и «покушение на организацию вооруженного мятежа» — известно, что данные статьи не входят в компетенцию присяжных...

Почти сразу после задержания Хабарова по местным информационным каналам стала распространяться информация УФСБ. Журналисты наперебой принялись повторять одно и то же, передирая из Постановления о привлечении и друг у друга: «2 августа, в день празднования 81-летия со дня основания Воздушно-десантных войск, в России мог начаться вооруженный переворот, организованный сторонниками отставного полковника ГРУ Владимира Квачкова». Под копирку цитировалась программа запланированного восстания, сорванного органами госбезопасности: про то, как заговорщики собирались перебить ряд ответственных екатеринбургских деятелей, взорвать линии электропередач, вызвать панику, вооружить добровольцев и ждать цепной реакции по всей России. Л. Хабаров и четверка «соратников» из публикации в публикацию преподносились как сторонники экстремистской организации и ее лидера В. Квачкова, «подпольщики», «мятежники» и т.п. И на все про все — 50 тысяч рублей, аптечка с промедолом и коллекция трофейных патронов... Постепенно, по мере осмысления, в публикациях журналистов стала появляться ирония.

Тем временем родственники, друзья и сослуживцы Леонида Хабарова принялись организовывать мероприятия в его защиту: провели митинг, начали сбор подписей под обращением граждан к президенту РФ с просьбой изменить меру пресечения невиновному, ослабленному болезнями и последствиями тяжелых ранений ветерану.

Свои ходатайства в защиту полковника заявили ветеранские организации, Союз офицеров России. Руководители Союза десантников России в открытом письме обратились к директору ФСБ Александру Бортникову: «В Союзе десантников России Леонид Хабаров известен как вдумчивый человек с активной жизненной позицией. Он имеет личное, профессиональное, во многом обоснованное, мнение по проблемам военного строительства, реформы армии и флота, о состоянии законности и правопорядка в Свердловской области, открыто высказывается о необходимости их совершенствования. Его позиция государственника и защитника Отечества известна и вызывает у людей уважение. Леонид Хабаров открыт для друзей, ведет работу по патриотическому воспитанию молодежи, пользуется авторитетом в молодежной и студенческой среде. Им и на его примере служения Отечеству воспитаны тысячи молодых патриотов России. Таким мы его знаем. Мы убеждены, что для обвинения его в „подготовке вооруженного мятежа“ и „содействии террористической деятельности“ нет оснований. Родственники и товарищи обеспокоены состоянием здоровья Леонида Хабарова. Мы знаем, что он истерзан боевыми ранениями. Содержание же в СИЗО человека, нуждающегося в постоянной медицинской помощи, соизмеримо с умышленным причинением вреда его здоровью».

В контексте выдвинутых против Леонида Васильевича обвинений следует особое внимание обратить на работу по патриотическому воспитанию молодёжи, к которой он имеет самое прямое отношение. В рамках совершенно официальной Комплексной программы «Подготовка молодёжи Свердловской области к военной службе» на 2011-2013 годы, принятой Постановлением правительства Свердловской области в сентябре 2009 года, на законных основаниях действует военно-спортивный страйкбольный клуб, в котором занимается патриотически настроенная молодежь. В задачи клуба входит и допризывная подготовка юношей. Организатором клуба является один из задержанных одновременно с Хабаровым — А. Ермаков. В свое время руководством клуба были запланированы командно-штабные учения (КШУ) с актуальным контртеррористическим акцентом. Как в классической игре «Зарница», по плану учений должны были быть созданы две противодействующие группы — «диверсионная» и «контртеррористическая».

Естественно, у каждой из групп — свой план действий: одна «захватывает», «подрывает» и «ликвидирует», другая — «обезвреживает» первую. По всей видимости, как предполагает Леонид Васильевич, план «диверсионной группы» КШУ и был взят сотрудниками УФСБ за основу обвинения. Кроме того, Хабаров, как общественник и прекрасный организатор, активно поддерживает идею формирования в Екатеринбурге добровольных народных дружин (ДНД). Законопроект «Об участии граждан в охране общественного порядка», в котором регламентируется деятельность ДНД, внесен в Государственную думу еще два года назад по инициативе МВД. К сожалению, он до сих пор не принят. Но во многих регионах работа по организации народных дружин давно уже ведется на совершенно законных, официальных основаниях. Местными органами власти принимаются распоряжения и постановления, регламентирующие деятельность ДНД в помощь полиции. Проектами такого рода занимался и Леонид Хабаров, считая самоорганизацию населения для обеспечения общественного порядка необходимой на фоне беспомощности и коррумпированности органов правопорядка. Вероятно, все эти благородные и полезные для общества начинания пробудили какие-то антиэкстремистские рефлексы у спецслужб, которые нашли способ интерпретировать их в духе статей УК...

В сентябре ближайшие родственники и боевые друзья Леонида Васильевича провели впечатляющую акцию в его защиту: автопробег Екатеринбург — Москва, который должен был привлечь внимание народа к вопиющему произволу и способствовать сбору подписей в защиту полковника. Автопробег, в котором приняли активное участие представители Союза десантников России, возглавил сын Леонида Васильевича, ветеран боевых действий в Чечне, майор запаса Дмитрий Хабаров. На протяжении всего маршрута — в Уфе, Тольятти, Пензе, Рязани, Москве — активисты собирали подписи под обращением граждан к президенту, автоколонна пополнялась новыми участниками. Вместо восьми машин, стартовавших в Екатеринбурге, в Москву прибыло двадцать. В Столице организаторы автопробега передали обращение в Администрацию президента и провели пресс-конференцию, рассказав столичным журналистам об обстоятельствах ареста полковника, при этом предельно четко, по-военному донесли до общественности мнение сообщества десантников об этом деле и об идеях участия военных в мятежах и переворотах, созревающих в буйных головах сотрудников ФСБ.

Организация госпереворота, разжигание гражданской войны несовместимы с миссией, предназначением десантных войск — как элиты вооруженных сил на службе у государства. «Мы наяву видели, что такое война — это страшно, поверьте нам, военным: мы будем последний хлеб доедать, но не допустим, чтобы военный кошмар происходил в нашей Родине. И обвинять нас в экстремизме нелепо. Мы прекрасно понимаем, что такое хаос — мы видели его в странах Северной Африки, в Сирии — мы этого не хотим!» — заверил журналистов заместитель председателя Центрального совета Союза десантников России Валерий Юрьев. — «Наша организация — не политическая. Единственное политическое требование, которое выдвигала организация за всё время своего существования, — это отставка министра обороны Сердюкова, деятельность которого, как мы считаем, направлена на развал Вооруженных Сил России. Арест Леонида Васильевича Хабарова провоцирует политизацию ветеранов ВДВ. Потому что Хабаров — это легендарная личность для каждого десантника. Его имя золотыми буквами вписано в историю ВДВ. Его имя и его подвиги знает каждый десантник. Я считаю, что это — сфабрикованное дело под чей-то политический заказ».

Заместитель председателя воронежского отделения Союза офицеров Александр Масалов от лица воронежских офицеров выразил крайнее возмущение арестом полковника Хабарова и, к слову, заметил, что сам он не так давно был привлечен к ответственности по ныне модной, 282-й («русской») статье УК за распространение материалов Всероссийского офицерского собрания 2009 года, в которых был дан анализ состояния российских Вооруженных Сил. «Критика руководства страны, допускающего то состояние, в котором находятся сейчас наши Вооруженные Силы, расценивается сейчас как преступление», — заметил Александр Масалов: «Нельзя так относиться к народу... Власть обвиняет в мятеже абсолютно невиновных людей и сама же толкает их на этот мятеж. Напоминает о невинных жертвах сталинского режима и тут же эти жертвы приносит...»

«Хабаров всегда ратовал за закон, за порядок в армии. Да, мы просили снять Министра обороны — но законными способами, никакого вооруженного захвата!» — объяснял журналистам ветеран ВДВ из Санкт-Петербурга Анатолий Хан, служивший вместе с Хабаровым в Афганистане.
Некоторые московские издания полагают, что дело Хабарова было инспирировано непосредственно по указанию Сердюкова (The Moscow Post). Прямой и бесстрашный полковник неоднократно критиковал руководство Минобороны, да и политику в стране в целом... Не скрывал своей непримиримой позиции в отношении политики развала страны, свободно говорил о том, что Сердюков разваливает российскую армию похлеще западных спецслужб. Его мнение звучало открыто в разговорах с товарищами и с трибун. Но истинные заговорщики так себя не ведут: они вынашивают свои планы тихо, в обстановке строжайшей конспирации. В политическом плане полковник поддерживал партию «Справедливая Россия» и всегда голосовал за нее на выборах.

«Я выступаю за социальную революцию и национальное возрождение России всех наций и народностей во главе с основосоставляющим (государствообразующим) Русским народом, — открыто признает в своей надзорной жалобе Леонид Васильевич, — Вот поэтому я являюсь особо опасным государственным преступником для тех, кто в данное время находится в верхнем эшелоне власти, кто ведет Россию к полному духовному, моральному разложению и деградации на любом уровне, будь то экономика, промышленность, сельское хозяйство, армия, наука, образование, ФСБ, МВД и др. И, к большому сожалению, в том числе правоохранительные органы, если не выполняются, а попираются Законы в ведении судопроизводства».

Если подобная точка зрения трактуется властями как экстремистская, то в стране тюрем не хватит, чтобы пересажать всех таких «экстремистов». Впрочем, накануне выборов интерпретации экстремизма подчас размываются в любом направлении. Например, со ссылкой на закон «О противодействии экстремистской деятельности», с показа по телевидению был снят агитационный предвыборный ролик одной из партий с сюжетом о мизерных пенсиях и растущих тарифах за коммунальные услуги. Это притом, что данный ролик уже транслировался в ходе мартовской предвыборной кампании, когда под экстремизмом, видимо, понималось что-то иное... Вот так, незаметно, мы подошли к тому, что любые разговоры о социальной несправедливости, любая критика в адрес властей по очевидным и вопиющим фактам ущемления интересов народа, стала основанием для уголовного преследования. В глазах полицейских структур враг не тот, по чьей воле творится беззаконие, а тот, кто об этом открыто говорит. Хотя 29-ю статью Конституции РФ пока никто не отменял...

В начале сентября суд рассмотрел вопрос об изменении меры пресечения полковнику Хабарову, состояние здоровья которого к тому времени резко ухудшилось, и, не учтя веских доводов в жалобах подследственного и его адвоката, продлил пребывание Леонида Васильевича под арестом еще на четыре месяца. Коллективное обращение граждан об изменении меры пресечения полковнику из Управления президента через Генеральную прокуратуру вернулось в прокуратуру Свердловской области. В начале октября защитники Леонида Хабарова обратились к губернатору Свердловской области Александру Мишарину с просьбой оказать содействие в справедливом рассмотрении его уголовного дела. Несмотря на общественный резонанс, который к этому времени уже получило «дело Хабарова», губернатор не удостоил ответом общественность, обеспокоенную драматической судьбой своего уважаемого земляка. Ведь ему, как видному единороссу, уже вовсю надо было готовиться к выборам! Ерундой всякой некогда заниматься.

В настоящее время на сына Леонида Васильевича — Дмитрия Хабарова оказывается давление органами ФСБ с целью заставить его прекратить активные действия в защиту своего отца. По признанию близких полковника Хабарова, представители областных органов ФСБ пытаются собрать показания и улики уже против Дмитрия, достаточные для возбуждения уголовного дела — проводят проверки его деятельности, опрашивают знакомых. А тем временем дело Хабарова остается без движения. Под предлогом секретности следственные органы загадочно хранят молчание. Защитники Хабарова не пытаются влиять на ход следствия, но такую меру пресечения, как арест, для пожилого, больного человека считают совершенно неоправданной. Для многих очевидно, что «дело полковника Хабарова» будет «жить» до ближайшего заседания суда, где благополучно развалится. Поэтому оно столь старательно затягивается, из чего складывается впечатление, что цель этого дела не в установлении истины, а только в том, чтобы Леонид Хабаров «сидел».

Комментарии Написать свой комментарий

К этой статье пока нет комментариев, но вы можете оставить свой