Авторский блог Ольга Смирнова 23:57 18 января 2015

Курс Жетулиу Варгаса и уроки для России

В 1940 г. в Бразилии был принят "пятилетний план" строительства металлургических заводов, шахт и электростанций. Однако одновременно поощрялась деятельность иностранного капитала, т.к. стране не хватало собственных источников финансирования индустриализации. Это и заложило своего рода бомбу «замедленного действия» под экономическую политику Варгаса и предопределило его трагическую судьбу.
0

 У России и Бразилии, как это ни парадоксально, много общего. Обе страны отличаются самодостаточностью в отношении обеспеченности природными ресурсами;  в них исторически сильны традиции стремления к суверенному экономическому развитию; обе страны почти одновременно, в 30-е г.г. ХХ в., начали проводить политику индустриализации, в которой  важную роль играло государство; обе они обладают большими трудовыми и сырьевыми ресурсами, а также имеют развитый ВПК.

Россию и Бразилию наряду с Индией и Китаем теперь относят к новым восходящим великим державам, которые в рамках БРИКС создают свой Банк развития и пул условных валютных резервов, а также переходят к двусторонним расчетам в национальных валютах, что ведет к крушению модели однополярного мира. На этот путь обе страны встали, пройдя трагический период политики шоковой терапии в экономике.

Народные массы России и Бразилии отвергли эту  политику 90-х гг. ХХ в., навязанную им Западом. Теперь высшее руководство и народы каждой из обеих стран стремятся совершить постепенный, эволюционный  переход к новой диссоциативной, т.е. автономной и социально ориентированной модели. Этот переход очень трудный и пока еще осуществляется на фоне действий имитационного характера по отношению к неолиберальной экономической модели, усиленно насаждаемой в мире Западом. Вместе с тем Бразилия несколько дальше продвинулась в начале XXI в. к построению  социально ориентированной модели экономики.

Причина прежде всего заключается в том, что после «шоковой терапии» 90-х гг. в Бразилии в большей степени сохранился госсектор в промышленности как основа для проведения активной социальной политики. В России же в «лихие 90-е» была в основном  разрушена обрабатывающая промышленность и проведена широкая приватизация государственных предприятий.

Напротив, в Бразилии с 30-х г.г. ХХ в.  практически не проводилась полная деиндустриализация и приватизация экономики. Это объясняется тем, что сам процесс индустриализации в Бразилии, в отличие от создания промышленности в СССР и странах Запада, происходил в совершенно других условиях.

Промышленность Бразилии зародилась в силу внешних причин, а не в связи с созреванием производительных сил страны и не в ходе борьбы с аграриями. Национальная буржуазия «рекрутировалась» из владельцев латифундий, потерявших экспортные доходы  во время первой и второй мировых войн и особенно в ходе мирового экономического кризиса 1929-1933 гг. и утративших возможность импортировать промышленные товары. В результате с 1930 г., после свержения режима «кофейной» олигархии, развитие промышленности Бразилии пошло по пути «импортозамещающей индустриализации» и помимо внешних источников финансирования опиралось на капиталы, накопленные землевладельцами и импортерами; при этом самостоятельный класс промышленников так и не возник. Национальные «промышленники» впоследствии в основном оказались «завязанными» на бизнес с иностранными компаниями. Примечательно, что Жетулиу Варгас, первый президент страны, который стоял у истоков индустриализации, в прошлом сам являлсякрупным помещиком-скотоводом. Он возглавлял пришедший к власти после вооруженного переворота «Либеральный альянс», который ориентировался на США. Именно оттуда сторонники Варгаса получали оружие для переворота.

Уже вследствие этого политика Варгаса была противоречивой: с одной стороны, она была направлена на укрепление роли национальной торгово-промышленной и аграрной буржуазии в жизни страны, а с другой, ему приходилось при проведении индустриализации в значительной мере ориентироваться на иностранный капитал, и прежде из США.     

Новая промышленность возникла стремительно и по сути не изменила прежнюю социально-экономическую структуру общества. По причине крайней незрелости национальной буржуазии дело индустриализации взяло в свои руки государство. Для защиты молодой промышленности руководство страны отказалось от концепции свободы международной торговли и во время Великой депрессии 1929-1933 гг. ввело протекционистские таможенные барьеры, а также приняло другие меры по ограничению и контролю импорта. Впоследствии внешнеторговая политика страны сохраняла в целом протекционистскую направленность.

Защита собственного производителя дорого обходилась бразильской экономике, и для повышения конкурентоспособности своих экспортеров государство использовало  различные компенсационные механизмы в виде налоговых льгот, возврата пошлин и других прямых субсидий.

Государство под руководством президента, а позднее диктатора Жетулиу Варгаса, сторонника Нового курса президента США Ф.Д. Рузвельта, создало госсектор в базовых отраслях экономики. Со временем государство стало выступать как плановый орган и крупнейший инвестор. Государство даже покупало нереализованную продукцию и строило дороги, а также стремилось обеспечить индустриализацию энергетическими ресурсами.

В целом никому за всю историю Бразилии не удалось совершить такие важные и результативные действия по развитию страны, как Варгасу. Общий срок его правления составил 25 лет с небольшим перерывом (1930-1954 гг.).

Однако это развитие носило вторичный и несколько однобокий характер. В ходе индустриализации создавались в основном традиционные отрасли промышленности: горнодобывающая индустрия, черная металлургия, машиностроение, производство товаров народного потребления. Это объясняется тем, что важным элементом политики индустриализации Бразилии являлось  привлечение иностранных кредитов и прямых иностранных  инвестиций, причем прежде всего из США. Однако деятельность иностранных компаний на бразильском рынке не способствовала трансферту новых технологий местным фирмам, а всего лишь помогала проводить политику импортозамещения.

Основные направления индустриализации Бразилии в значительной мере определялись и финансировались группой Рокфеллеров, которая контролировала финансовые потоки, связанные с нефтью и ВПК. Кредитование индустриального рывка ХХ в. – вот основной источник происхождения капитала этой группы. В силу своей «специализации» и стремления к переделу сфер влияния в мире в свою пользу группа Рокфеллеров была заинтересована в начале второй мировой войны. Индустриализация Бразилии, и прежде всего ее экспортно-сырьевая направленность, в немалой степени использовалась для поставок германскому рейху необходимого продовольствия, топлива и сырья. В 1938 г. бразильский кофе составлял 41 % от всего объема германского импорта этого продукта, хлопок — 39 %, а табак — 14 %. 77 % всего бразильского натурального каучука и 40 % шерсти экспортировалось в Германию.

В ноябре 1937 г. Варгас установил в Бразилии новый режим – «Новое государство» (1937-1945 г.г.) и стремился к нейтрализации как крайне левых, так и крайне правых сил фашистской ориентации. Конституция 1934 г. предусматривала создание при президенте Совета национальной экономики с совещатель­ными правами, куда входили представители от предприни­мателей и рабочих. Были созданы синдика­ты по отраслевому и профессиональному принципу, и они были объединены в федерации. Благодаря этой системе государственного управления Варгас смог консолидировать различные общественные группы.

В течение несколько последних довоенных лет Варгас приступил к осуществлению широкой программы индустриализа­ции страны. Были приняты законы, согласно которым все иностранные крупные предприятия обязаны были иметь в составе своего персонала более половины бразильцев. Чтобы стимулировать внутрен­нее потребление, правительство выдвинуло программу под лозунгом «покупайте бразильское». Но еще большее зна­чение для бурного развития экономики Бразилии имело всестороннее обследование ресурсов страны. В резуль­тате были обнаружены крупные месторождения бокситов, железной руды, промышленных алмазов, золота, нефти и др.

В 1936 г. была национализирована крупная судоходная компания «Ллойд Бразильейро», а в 1938 г. Варгас создал Национальный Совет по Нефти, который был подчинен непосредственно президенту и контролировал в интересах государства добычу и переработку бразильской нефти.  В 1941 г. по инициативе Варгаса была основана Национальная Компания Черной Металлургии, а в 1943 г. - Национальная Фабрика Моторов. В тот же период была создана горнодобывающая промышленность, а также государственные предприятия, выпускавшие продукцию машиностроения и товары народного потребления.

При проведении индустриализации Бразилии Варгас умело использовал международную ситуацию: Вторая мировая война привела к резкому сокращению импорта европейских товаров, что на определенный период создало «тепличный режим» для отечественных производителей.

В 1940 г. в Бразилии был принят "пятилетний план" строительства металлургических заводов, шахт и электростанций. Однако одновременно поощрялась деятельность иностранного капитала, т.к. стране не хватало собственных источников финансирования индустриализации. Это и заложило своего рода бомбу «замедленного действия» под экономическую политику Варгаса и предопределило его трагическую судьбу.

В годы диктатуры Варгаса в Бразилии широко развернули свою деятельность 16 крупнейших промышленных корпораций США и многие другие североамериканские фирмы. В ходе второй мировой войны экономика страны все больше подчинялась крупным монополиям США. При этом в Бразилии происходил рост импортозамещающей промышленности. Если  к 1941 г. инвестиции из США составляли 468 млн. долл., а капиталовложения из Великобритании  исчислялись суммой в размере 1 млрд. долл., то после второй мировой войны пальма первенства перешла к крупному капиталу США.  

В период существования «Нового государства» экономическая политика Бразилии впервые приобрела ярко выраженную социальную направленность: было принято единое трудовое законодательство, гарантировавшее 8-часовой рабочий день, минимум заработной платы, оплачиваемый отпуск, а также была создана государственная служба пенсионного обеспечения и соцстрахования. Профсоюзы получили господдержку и право на заключение коллективных договоров. Трудовой кодекс (Хартия) 1943 г. наряду с Конституцией признал за рабочим классом  право на уча­стие в управлении страной.

В феврале 1945 г. Варгас восстановил все демократические институты и назначил прямые президентские выборы. Через месяц им была создана Трабальистская (Рабочая) партия, ведущие позиции в руководстве которой заняли представители национального малого и среднего бизнеса, а также профсоюзов, а массовую базу составили рабочие, средние слои и даже городская беднота.

Трабальистская партия провозгласила своим девизом национальное единство,  развитие отечественной экономики и превращение Бразилии в промышленно развитую страну путем быстрого развития госсектора в промышленности, сохранения национального суверенитета над природными ресурсами и введения основ планирования экономики при ограничении деятельности иностранных монополий. Для достижения всех этих целей было признано необходимым  создание «социально единого общества» и обеспечение «социального сотрудничества».

Политика Варгаса пользовалась столь широкой поддержкой в обществе, что уже через 5 лет после его смещения он вновь был избран президентом в 1950 г. и смог продолжить свой  курс. Победу Варгасу принес лозунг подлинного суверенитета: «Вчера вам нужна была политическая независимость, сегодня – экономическая».

Политика Варгаса в 50-е гг. имела два основных измерения: продолжение программы индустриализа­ции и признание роли рабочего класса в процессе развития страны. Президент призывал граждан Бразилии вкладывать свои капиталы в отечественную промышленность  и стремился уменьшить зависимость от иностранного капитала путем изменения системы налогообложения. Наиболее обеспеченные слои бразильского общества были встревожены намерением Варгаса ввести новые налоги на их колоссальные прибыли от спекулятивных сделок на черном рынке, а также на  городское недвижимое имущество.

Для реализации программы ин­дустриализации правительство Варгаса разработало пятилетний план; финансировать его президент предложил за счет использования правительствен­ных средств и привлечения местных капиталов, а также посредством займов Экспортно-импорт­ного банка США  и МБРР.

В 1953 г. Варгас подписал закон о создании госкомпании «Петробраз» смонопольным правом на добычу и переработку нефти. Спустя год  президент Бразилии создал национальную систему энергоснабжения страны, расширил госсектор в металлургии и основал Национальный банк экономического развития (BNDES) с правом предоставления кредитов на срок более трех лет только национальным компаниям.      

Однако на пути Варгаса постоянно вставала финансовая проблема, возникавшая из необходимости покрывать огромные расходы на индустриализацию и удовлетворение основных жизненных потребностей населения. В начале 1953 г. на Бразилию со всех сторон посыпались требования экспортеров об оплате счетов, и эта ситуация не кажется случайной. Это явно были «санкции» за стремление Варгаса  проводить экономическую политику в национальных интересах. 

Чтобы расплатиться хотя бы по самым неотложным искам, Вар­гас в марте 1953 г. добился от правительства Эйзенхауэра займа на сумму в 300 миллионов долл. Однако это не решило все финансовые проблемы, и Варгас вскоре назначил министром финансов О. Аранью, который разработал программу строжайшей экономии.

Президент не желал перекладывать это бремя только на народные массы и предложил ввести дополнительные налоги на сверхприбыли иностранных корпораций и с целью сокращения оттока капитала за рубеж принял закон, согласно которому иностранные компании обязаны были инвестировать в экономику Бразилии не менее 10% своей ежегодной прибыли.

Все это прямо противоречило интересам США и ТНК этого государства. В результате США отказались предоставить Бразилии ряд ранее согласованных кредитов и спровоцировали обвал цен на кофе на мировых рынках.

Социальная политика Варгаса сделала его популярным в бразильском народе и среди левых политических сил, однако шла вразрез с устремлениями правых сил, представлявших интересы землевладельцев и крупного капитала, которые были заинтересованы в альянсе с США.

К тому же в высших кругах бразильского общества процветала коррупция,  что привело к усилению  инфляции в 1954 г. Начались забастовки. В тот момент Варгас лишился поддержки широких слоев общества. Для ее сохранения он увеличил минимальную зарплату сразу на 100%, однако это стало шоком для бразильских предпринимателей, и Варгас оказался в политическом одиночестве.

Военные под воздействием групп иностранного капитала  и местной финансово-экономической олигархии потребовали отставки Варгаса. Президент не пожелал сдаваться и  в  то же время не решился обратиться к народу за поддержкой. Тогда Варгас решил ценой  собственной жизни убедить народ к правильности своего курса и 24 августа 1954 г. добровольно ушел из жизни, оставив предсмертное письмо как завещание. «Наша страна, — писал президент, — находится в цепких лапах экономического кризиса. Причина кризиса — зарубежный капитал… Иностранные компании получают прибыли, достигающие 500 процентов. Произвольно определяя цену импортируемых товаров, они присвоили уже более ста миллионов долларов  государственных денег… Я посвятил свою жизнь освобождению бразильского народа….».

Впоследствии народ Бразилии не раз стремился к возврату к основным установкам своего национального лидера. Реформы Варгаса задали оптимальный для Бразилии вектор социально-экономического развития и после неолиберального «лихолетья» 80-90-х гг.  все в большей мере определяют состояние и путь развития страны.

В современной России складывается сложная ситуация, когда в условиях  применения Западом против нашей страны финансовых и других экономических санкций индустриализация и модернизация экономики в рамках мобилизационного проекта на основе восстановления экономического суверенитета страны стали настоящим императивом, без которого невозможно ни выживание, ни дальнейшее суверенное развитие России. В этих условиях, учитывая гибельную противоречивость курса Варгаса в Бразилии, недопустимо делать ставку на широкое привлечение иностранного капитала, которое должно носить «точечный» характер и строго регламентироваться в соответствии с национальными интересами России. Для этого, к чему нас промыслительно подводят санкции Запада, следует ввести запрет на свободное перемещение капиталов через российскую границу. Необходимо также расширять и укреплять госсектор в базовых отраслях промышленности, проводить в период индустриализации и модернизации политику селективного протекционизма, как это было в Бразилии в эпоху Варгаса, для чего следует выйти из ВТО, ввести стратегическое планирование развития экономики и создать все условия для поддержки малого, среднего и отдельных представителей национально ориентированного крупного предпринимательства, которое вместе с патриотической интеллигенцией, тружениками  реального сектора экономики и другими слоями обездоленного неолиберальными реформами населения при условии проведения активной социальной и образовательной политики воспримет мобилизационный проект в сфере экономики как свое кровное дело.

Для обеспечения этого проекта финансовыми ресурсами необходимо создание подлинно суверенной финансовой системы России, при которой отпадет необходимость в крупных иностранных кредитах и инвестициях. Этому нас учит опыт СССР, который в сложнейших внешних и внутренних условиях успешно и в сжатые сроки провел индустриализацию и создал одну из самых совершенных на тот момент систем образования и социального обеспечения населения.

Комментарии Написать свой комментарий

К этой статье пока нет комментариев, но вы можете оставить свой