Сообщество «Салон» 00:00 16 июня 2016

Музон

"Рада и Терновник", сохраняя лицо, всегда была склонна к метаморфозам: играла психоделию, сотворила некогда, как минимум, один из главных русских трип-хоп альбомов, однако в последние годы группа заметно тяготеет к более "тяжёлому" и энергетически насыщенному воплощению. "Сёстры" можно обозначить как "встречу" дарк-фолка с прогрессивом. Видимо, это наиболее интересная и объёмная форма для музыкантов, в которую можно легко добавлять самые разные элементы. Или же выход на границу музыки и ритуала, используя при этом знакомые культурные жанры. И вокализы Рады словно попытка преодолеть запись, в которой голос неизбежно отделён от живого тела.
1

РАДА и ТЕРНОВНИК. "Сёстры" ("Выргород")

Крылышки да по пёрышку

Себя собери по зёрнышку

В стаю свою лети

Вольную сильную

Сильную

Осенью этого года культовый проект Радиславы Анчевской отметит уже своё 25-летие. К юбилею группа приготовила себе и поклонникам хороший подарок, представив новый альбом. Если трёхлетней давности "Укок" считать специальной программой и совместной акцией, то номерных альбомов у "Рады" не было лет десять.

"Раду и Терновник" часто именуют фолк-роком — думаю, не самый уместный ярлык. Да, в открывающей альбом песне "Я расскажу тебе о том…" звучат калюка и колёсная лира, есть здесь и народная песня "Дороженька. Но в остальном бурное звучание "Сестёр" — это сильные гитары, энергетическая ритм-секция и пронзительные струнные — скрипка и виолончель. И, разумеется, голос, которой то следует народному пению, то взрывается рок-авангардом, то оборачивается в речитатив сказов, а порой вообще уходит в потусторонние, нечеловеческим "широты".  "Рада и Терновник", сохраняя лицо, всегда была склонна к метаморфозам: играла психоделию, сотворила некогда, как минимум, один из главных русских трип-хоп альбомов, однако в последние годы группа заметно тяготеет к более "тяжёлому" и энергетически насыщенному воплощению. "Сёстры"  можно обозначить как "встречу" дарк-фолка с прогрессивом. Видимо, это наиболее интересная и объёмная форма для музыкантов, в которую можно легко добавлять самые разные элементы. Или же выход на границу музыки и ритуала, используя при этом знакомые культурные жанры. И вокализы Рады словно попытка преодолеть запись, в которой голос неизбежно отделён от живого тела.

"Рада и Терновник" переигрывает ряд номеров: большая часть песен альбома встречается на пластинках начала двухтысячных, "Ты будешь танцевать" вышла ещё из ХХ века, имела хождение и финальная "На Блаженных островах". Но, пожалуй, здесь мы обретаем не просто новые и удовлетворяющие музыкантов версии песен — скорее, они находят на "Сёстрах" своё законное место, правильный контекст и хорошо встроены в архитектонику пластинки.

Много лет группа умудряется существовать между андеграундом и машиной шоу-бизнеса. И "Сёстры" по пафосу, гармониям заметно далеки и от стандартов  "русского рока", и от медийного рокапопса. Музыка не расслабляет, а задевает, беспокоит, ранит. Песни ближе к заговорам, плачам и даже псальмам. При всей своей мобильности Рада сотоварищи достаточно герметичны. Они предпочитают снова и снова осмысливать тему, а не бросаться в эфемерную гонку за новым. Здесь стоит быть в теме или хотя бы не сопротивляться атаке музыкантов.

Территория "Рады" — это пространство мифа. Уход в миф — конечно, форма бегства от действительности, но и желание действовать через архетипы.

Русская история в основном про мужчин — даже XVII век императриц, даже святая княгиня Ольга. "Сёстры" — это гипертрофированный народный женский миф. Кажется, даже солнце у "Рады" — женского происхождения. Это знание женской силы, что ни в коем случае не должна пародировать мужское. И ориентация на непосредственное знание, на умение видеть, на интуицию и мудрость.

На альбоме "Рада и Терновник" отправляется и отправляет слушателя в путешествие не то в тридевятое царство, не то к острову Буяну. Стихии, извечный круговорот жизни-смерти, перевоплощения и оборотничество, птицы и змеи (лишённые, пожалуй, однозначного негативного образа — есть ведь и змей-охранитель, змей-помощник), священный камень Алатырь, "всем камням мати", потусторонние скоморохи, и ипостаси Белой Богини — божества рождения, любви и смерти. Большое влияние на "Сестёр" оказала знаменитая работа британского писателя Роберта Грейвса "Белая богиня. Историческая грамматика поэтической мифологии".

Как известно, в фольклоре иной мир может являть собой зеркальную противоположность нашему. В одной древней сказке  старик попал в «иной мир». Дошел он с «человеком с хвостом» до дому, в котором уже был однаж­ды, «а там народу! — музыки играют да танцуют. Старику стало удивительно, спросил он товарища: «Да вот какое живи: прошлый раз все плакали, а теперь музыки играют да танцуют». Человек говорит к нему: «Прошлый раз у них ребенок родился — они к не­му не рады, то-то и плакали, а теперь у них человек помер». Проблема в том, что наша настоящая  реальность порой напоминает именно иную, перевёрнутую вселенную.  

В оформлении альбома использованы картины художника Вячеслава Ларионова из цикла "Новая Архаика".  Модель «новой архаики» вообще  близка группе. Если совместный с фолк-ансамблем "Ясный день" альбом "Женитьба" был попыткой передать архаическое сознание, преломленное через восприятие современного человека, то "Сёстры" — это выход из ситуации постмодерна к новой серьёзности, отказ от сиюминутного настоящего в пользу вечного.

 

2 декабря 2018
Cообщество
«Салон»
4 0 9 566
Cообщество
«Салон»
4 0 9 844
Cообщество
«Салон»
3 0 10 015
Комментарии Написать свой комментарий

К этой статье пока нет комментариев, но вы можете оставить свой