Сообщество «Салон» 00:00 18 апреля 2012

Музон

<p></p><p><img src=/media/uploads/16/tb_thumbnail.jpg></p><p><strong>THEODOR BASTARD. «Oikoumene» («Theo records»).  </strong></p><p>Сложное нынче дело — доступность записей: два месяца хотел обратиться к новому альбому питерского коллектива Theodor Bastard, а он в руки не давался.</p><p></p>
0

THEODOR BASTARD. "Oikoumene" ("Theo records").  

Сложное нынче дело — доступность записей: два месяца хотел обратиться к новому альбому питерского коллектива Theodor Bastard, а он в руки не давался. В магазинах тишь да гладь, новинки редки или попсовы в самом плохом смысле, зато отделы распродаж растут как на дрожжах. Обращаешься к первопричине провисания музыкального рынка — Интернету, увы, на торрентах ссылка долгое время на альбом была бита — по просьбе самих музыкантов, "ждите авторской раздачи". Даже на Горбушке, в киоске со всеми редкостями отечественной музыки в недавнем поступлении лишь альбом "Remixed", представленный ещё поздней осенью прошлого года. Пластинка, кстати, небезынтересная, но неоднозначная. Иногда возникает ощущение, что это маркетинговая необходимость — по достижении определённого возраста и статуса выпустить альбом ремиксов на собственное творчество. Однако каких-то грандиозных прорывов, открывающих нечто новое в мистериях Theodor Bastard, здесь немного. Впрочем, на изучение всем интересующимся он тоже обязателен. Тем интереснее, что высокий статус группы подтверждён участниками пластинки — десяток известных европейских имён, в том числе три представителя знаменитого лейбла Ninja Tune — Neotropic, Animals on Wheels, Up, Bustle and Out. Из наших — "Барто", Altera Forma, "Ёлочные игрушки". 

Но вот, наконец, поиски "Oikoumene" увенчались успехом. Сейчас пластинка в полноценном доступе, в том числе и в сети. И исходя из звучания нового альбома можно было бы интерпретировать сборник "Remixed" как некую черту под электронными экспериментами. 

Что особенно привлекает в Theodor Bastard — их многомерность и независимость. С одной стороны, у группы хорошие контакты в андеграунде, в друзьях, например, подпольно-эзотерический "Театр Яда", с другой, ТВ — постоянно и законно прописан на европейской сцене. 

Само название группа получила от одного из пионеров отечественной индустриально-шумовой сцены Николай Судника ("Зга"). Затем был долгий период трип-хопа, этно-электроники, готики. "Ойкумена" в некоторых случаях проходит по разряду — darkwave, хотя самое оправданное здесь world music. Понятно, что неизбежно-дежурны аналогии с Dead can dance, Massive attack, а то ещё и Deep forest, но они мало что прибавляют и поясняют. "Oikoumene" — великолепное авторское высказывание. 

"Было интересно отказаться от всякой электроники и ухищрений, и работать с живым материалом. Целый год напряженной работы, но каков опыт!.. И получилось — лучшее из того, что мы сделали за всё время, это точно!" — заметил лидер коллектива Фёдор Сволочь. 

Пожалуй, с Theodor Bastard давно происходит то, что именуется пост-трип-хоповой фазой — здесь каждое лыко в строку, при создании трип-хоповой темы может быть задействован любой элемент. На "Ойкумене" обилие живых этнических инструментов — тут тебе и иранский даф, и китайская флейта бау, и индийский сарод, и диджериду. Здесь отметились всякие нерядовые иноземные музыканты — лидер радикальной англо-пакистанской формации Fun-Da-Mental Аки Наваз, необычный афрофранцузский исполнитель Жюльен Жакоб, зулусский хор The Mighty Zulu Nation. 

"Oikoumene" — как минимум, один из лучших альбомов в дискографии Theodor Bastard и один из наиболее заметных на русской музыкальной карте. Это сильная попытка уйти от стандартизированного подхода к звуку, от компьютерно-технического конвейера. Поэтому и получилось такое возвышенное полотно, в котором обретаются не только народы и традиции, но и духи потаённых уголков земли. Без этого пластинка осталась бы крепким, но всего лишь опытом этно-музыки. На пластинке вся цветущая сложность звуков не рассыпается и живёт. Более того, помимо интересного эксперимента и выдающегося культурного путешествия, мы имеем дело с возникновением нового пространства. 

По словам основного автора материала альбома, вокалистки группы Яны Вевы: "Эти люди живут по соседству с дикой природой, где ещё продолжается древняя традиция. Не важно, о каком конкретно народе мы говорим. Они есть, и всё. Для кого-то это из области мифов и сказок, а для кого-то такая же реальность как наши городские джунгли. Эти островки обетованной земли среди буйства природы. Откуда мы все пришли. И если человек не возвращается к этим корням, не слышит этих голосов из лесной чащи, то его одолевает непреодолимая тоска. С новыми песнями, мы, кажется, порвали свой вечный тоскливый сумрак. Близость к природе делает человека счастливым. Об этом наш альбом". Но это не какой-то умильно- радостный выплеск, это суровое счастье. Альбом — путешествие по краям ойкумены, здесь солнце мёртвых и египетский проводник в загробный мир Анубис, воинственная "Intifadah" и посвященная индейскому движению за независимость "Tapachula", прошедшая проверку одноимённым синглом двухлетней давности. Музыканты Theodor Bastard знают, что народ — это не только живые, но и подпирающие нас мёртвые — о чём современный человек убеждённо забывает и живёт, словно до него никого не было. В этом плане народы, чувствующие связь со своими предками, куда крепче стоят на ногах, чем мы со всеми нашими пушками, банками и компьютерами.

2 декабря 2018
Cообщество
«Салон»
4 0 9 566
Cообщество
«Салон»
4 0 9 844
Cообщество
«Салон»
3 0 10 015
Комментарии Написать свой комментарий

К этой статье пока нет комментариев, но вы можете оставить свой