Сообщество «Салон» 12:14 19 марта 2017

Муза на сигвее

выставка Алексея Морозова «PONTIFEX_MAXIMVS/LE STANZE»
0

«В те дни, как Азия спешила взять
Дар Запада, и каждый край, как призма,
Лил, преломляя, краски эллинизма,
К завоеванью всей вселенной — рать
Вёл Римлянин; при первом триумвире
Он встал, как царь, в торжественной порфире».

Валерий Брюсов «Эллинизм и Рим».

Понятие «современное искусство» сделалось чем-то, вроде ругательства. Произносится с издёвкой. Пишется в кавычках. С добавлением - «так называемое». Кто виноват? Все. И художники, решающие, что всё давным-давно уже сказано, а посему надо креативно гадить; и - зритель, который ленив и не любопытен. Потому что гадят-то не все. И есть, что сказать. Скверно другое: массовую известность приобретают раскрученные, скандальные прожекты, где мало творчества и много дури. Что на поверхности? Борца-инфантила Петю Павленского знают все, хотя он ничего не нарисовал — даже вариацию на тему «Чёрного квадрата». Но грязный пиар — пробивная сила. Склоки-ужасы-расследования. Потоком - в массы. Результат? Люди ропщут: «На постсоветском пространстве нет культурной жизни! Всё вытоптали Гельман, Павленский да Пусси Райот, а Минкульт бездействует!» На деле всё иначе. Художеств не стало меньше, а музеи работают активнее, чем в позднем СССР.

В Московском Музее Современного Искусства (Гоголевский бульвар, д.10) сейчас проходит выставка скульптора Алексея Морозова «PONTIFEX_MAXIMVS/LE STANZE». Устроители сообщают: «Название выставки отсылает к ватиканским «Станцам» Рафаэля, где мастер ввёл изображение оживающих кариатид, а фрески каждой из комнат были объединены общим сюжетом или персонажем. Одушевлённая скульптура является одной из фундаментальных тем Алексея Морозова...» Помимо этого «...бронзовые скульптуры произведены в Пьетрасанте, Италия, с использованием технологий, основанных на древней традиции ручного мастерства». PONTIFEX_MAXIMVS в переводе означает «великий мостостроитель», а потому цель задумки - показать мосты между Востоком и Западом, древними культурами — и современностью, архетипами — и сиюминутными Интернет-мемами (англ. meme — единица социальной, медийной информации. Мемом может считаться любая идея, символ, манера или образ действия — Авт.). У человечества издревле существует мифология моста. Славянский Калинов мост перекинут над рекой, разделяющей мир живых и царство мёртвых. В скандинавской традиции радуга — мост между землёй и небом. Pontifex Maximus — это ещё и верховный жрец. Собственно, Великий Понтифик — высшая жреческая должность Древнего Рима. Итак, устремляемся из мифа — к нашей отнюдь не мифологической насущности. Аллюзии, намёки, свежие взгляды. Алексей Морозов доказывает, что старый-добрый постмодернизм не исчерпал себя до донышка - есть масса возможностей шокировать, ...но создавая шедевры, а не пакость.

...Здание Музея Современного Искусства — парадное, с колоннами и анфиладами, а потому выставка производит незабываемое впечатление. Кажется, что идёшь мимо храмовых реликвий или — по древней усыпальнице. Если бы всё это происходило в модерновом пространстве, эффект оказался бы приглушён. Впрочем, сами по себе экспонаты — будоражат. С эллинизмом заигрывали многие художники и — целые эпохи — и Ренессанс, и Галантный век, и сталинская эра, и конечно же, постмодерн. Вместе с тем, Алексей Морозов создаёт нечто такое, чему сложно подобрать определение. Знакомые образы и привычные линии в немыслимых сочетаниях. Это похоже на сон, где нас преследуют знакомые лица, которые не выглядят знакомыми — они или пугают, или выглядят странно. Ещё одна ассоциация — перед нами культура некоей планеты, очень похожей на Землю, однако, это ...не Земля. Что-то иное, сходное лишь в очертаниях. А, быть может, это искусство далёкого будущего, когда нас... ненароком раскопают и откроют заново, а потом постараются воссоздать цивилизационные коды. Именно так возникает кариатида с айфоном. Организаторы экспозиции прямо говорят: «Его (Морозова — Авт.) нарратив перенесен в пост-апокалиптическое, пустынное, милитаристское пространство, но не предлагает однозначных трактовок и интерпретаций».

Постмодернизм — это не школярское повторение пройденного; это весьма тонкое созвучие пафоса и стёба. Что можно сказать, когда видишь музу, облачённую, как водится, в греческий пеплос, но при этом — на сигвее (англ. segway — электрическое самобалансирующееся транспортное средство с двумя колёсами, расположенными по обе стороны от водителя — Авт.). Шутка? Безусловно. И при этом — высшая степень мастерства. Прорисовка деталей. Чёткость исполнения. Патетика — муза не вызывает смех, она величава на своём «хипстерском» агрегате. Препарирование известных, набивших оскомину идей — так, чтобы вызывать удивление. Увод в прошлое с намёками на будущее. Эллинизм всегда своевременен.

Эллинизм родился на стыке миров. То было мощное евразийское явление, соединившее безупречные линии Запада — с экзальтированностью горячего Востока. Концепция, не подтверждаемая формулой «Запад есть запад, восток есть восток. И им не сойтись никогда». Они каким-то дивным образом сошлись, творя новые культы, формы, смыслы и прочтения. Спокойная, холодноватая классика обогатилась чувствами. Алексей Морозов идёт ещё дальше — его коры, нимфы и музы размахивают руками, орут, бесятся. Или вот - разбушевавшийся курос, который идёт на нас с перекошенной от гнева физиономией.

Эллинизм — это смешение обрядовых традиций, поэтому один из залов экспозиции называется Canopus. Канопа - ритуальный сосуд, как правило, алебастровый кувшин с крышкой в форме человеческой или звериной головы. В канопах древние египтяне хранили органы, извлечённые в процессе мумификации. Нечто похожее использовали загадочные этруски. Алексей Морозов создаёт современный вариант канопы — в форме ...матрёшки. С одной стороны мы видим скульптурный портрет юной девушки, с другой — её канопу с копией изображения. Факт, заслуживающий особого упоминания — Морозов работает не только в Москве, но и в городе Лукка — в Тоскане, исторически связанной с этрусской цивилизацией...

Переходим в зал, посвящённый Hexagon-у— шестиугольнику, в который вписаны изображения. Гексагоны похожи на крепёжные детали моста, и это снова отсылает нас к тематике Великого Мостостроителя. Hexagone_Abraxas — мифическое существо с человеческим туловом и зооморфными чертами. Морозов изображает Абраксаса с рыбьими хвостами вместо ног. Эталонный античный торс - и ноги-хвосты. Смешение высшей красоты — с нарочитым безобразием — отличительный момент в творчестве автора. Кроме того, согласно словарю мифологических терминов, Абраксас олицетворяет единство Мирового Времени и Пространства. Опять — мост.

Среди всей этой эллинистическо-ренессансной феерии особо выделен зал, посвящённый ...ватнику, советской телогрейке. Замечательна судьба презрительного клейма «ватник», которым враги наградили всех патриотов – от националистов и православных деятелей до краснознамённых зюгановцев и бородатых (а-ля Александр III) монархистов. Ватник символизировал всё дурное - ГУЛАГ, зону, унижение, а ещё - бессмысленно-беспощадный советский стиль. Диктатуру Шариковых и разруху в головах. А заодно – русскость, как идею и как направление. Ватнику противопоставлялся не то господский фрак, не то джинсовые штаны – символ свободного человека, а в особо шизофренических случаях – «эстетный» наци-мундир. Над ватником потешались, а его носителя рисовали пьяным, помятым, но упёрто патриотичным. Мол, читайте и не завидуйте! Однако этот мем неожиданно понравился самим патриотам. «Да! Мы – ватники! Ватник выиграл войну!» - сказали мужики с очень хорошим высшим образованием и продолжили Блоком: «Да, скифы - мы! Да, азиаты – мы…». В интеллигентной среде даже сложилась концепция «ватничества», противостоящая «креативной» помойке. На выставке мы видим концептуальное продолжение этой идеи — ватник в качестве изысканного арт-объекта. Портрет женщины, точнее дамы в телогрейке задаёт ритм экспозиции в зале, который именуется прямо-таки по-французски Le_Vatnique. Ватник, как бренд «от кутюр». Или — как художественное явление. Два скульптурных портрета — женщина в танковом шлеме и мужчина — в лётном. Она — яркий представитель монголоидной расы; он — типичный европеоид. Отсылка к советским образцам. Но! Ощущение глубокой древности происходящего. Фрагмент античной архитектуры — с узнаваемыми иониками. И тут же — изображение рабочей одежды. Без человека. Просто ватник, штаны и ботинки — всё это венчает композицию. В другом зале - балка с иониками положена в основу ...противотанкового ежа.

Ещё один немаловажный аспект — это востребованность современного русского искусства за рубежом. Считается, что увлекательны только иконы и авангард; остальное же считается вторичным, провинциальным и подражательным. С этой темой очень любят носиться около-либеральные деятели, которым почему-то нравится идея «русской ущербности». Реальность многограннее и намного сложнее. К примеру, проект PONTIFEX_MAXIMVS был представлен сначала в Италии (при поддержке Неаполитанского национального археологического музея), а потом уже - в Москве. Италия — родина изящных искусств и мощных научно-исследовательских школ в области искусствознания. Творчество Алексея Морозова вызывает у итальянцев повышенный интерес, о чём говорит география его персональных выставок — Неаполь, Верона, Виченца. Один из кураторов выставки - Алессандро Романини (Россию представляет Кристина Краснянская).

Выставка соответствует современному формату «site-specific-инсталляция», где скульптура, картины и видеоматериалы объединены в концептуальное целое. Экспозиция производит колоссальное, ни с чем не сравнимое впечатление. Ошарашивает и прошибает. Взрывает мозг. Таким и должно быть современное искусство — поражать, не оскорбляя. Рождать острое эстетическое переживание. Наполнять смыслами. Скрещивать настоящее, прошлое и будущее. Музы на сигвеях, куда несётесь вы? Туда же, куда улетела гоголевская птица-тройка? В Прекрасное Далёко?

Cообщество
«Салон»
0 0 9 007
10 апреля 2017
Cообщество
«Салон»
34 1 9 266
Cообщество
«Салон»
4 0 9 649

Комментарии Написать свой комментарий

К этой статье пока нет комментариев, но вы можете оставить свой