Мы идём по Африке…
Авторский блог Максим Калашников 03:46 21 ноября 2019

Мы идём по Африке…

кем возвращается Россия на чёрный континент
4

Курс на возвращение в Африку объявлен российскими властями официально. После проведённого в Сочи 23-24 октября форума "Россия—Африка" нет недостатка ни в хвалебных, ни в критических выступлениях по этому поводу. Возможно, я буду пристрастен, но своё мнение выскажу сразу, в качестве тезиса: возвращение в Африку для нынешней РФ — серьёзнейший вызов. Путь на Чёрный материк, господа-товарищи, лежит через решение проблем на Русской равнине… 

Африка в XXI веке

Африку, пожалуй, можно назвать самым несчастным континентом XXI века. При любом сценарии развития событий. По сути дела, хозяевам теперешнего миропорядка от Чёрного континента нужны только полезные ископаемые да нетронутая, богатая экзотическая природа. А вот население континента, поражённое нищетой и СПИДом, необразованное и неквалифицированное, раздираемое межплеменной враждой, представляется совершенно лишним. Африка никогда не станет площадкой для размещения западных производств — по большому счёту, это место давно и прочно заняли страны Азии, с их трудолюбивым и послушным населением, причём уже достаточно образованным. Сам процесс вывода заводов и фабрик с Запада, считайте, закончился. Наоборот, промышленность начинает возвращаться в Соединённые Штаты, подталкиваемая протекционизмом Трампа, и можно побиться об заклад насчёт того, что скоро за реиндустриализацию своих стран возьмутся и европейцы. 

Да что там Африка?! Самое суровое, полное испытаний будущее ожидает даже те азиатские страны, что за минувшие тридцать лет превратились в мастерские Запада. Сотни миллионов людей в Индонезии и Малайзии, в Индии и Бангладеш, во Вьетнаме и Таиланде, в самом Китае и в Турции живут только тем, что работают на предприятиях, где изготавливают тысячи видов продукции для богатых стран Запада. Одежду, обувь, электронику, игрушки — всего и не перечесть. Возвращение промышленности обратно на Запад, создание её прорывных видов (объёмная печать на месте) приведёт к чудовищной социально-экономической катастрофе Востока. Мы увидим десятки миллионов безработных, тысячи закрытых предприятий. В этом мире африканцам рассчитывать на повторение азиатской модели развития не приходится. Никто не станет размещать у них "выносных" производств. За полной ненадобностью оных. Африке, безнадежно опоздавшей к Великому Выносу Промышленности за пределы стран Запада, ничего не светит. 

Кому нужны бедные африканские страны, с их коррупцией и продажностью верхов? С точки зрения сильных мира сего, чернокожим неконкурентоспособным аборигенам лучше вообще побыстрее вымереть, дабы не портить прекрасные виды континента и не изводить его природу. Нищета африканцев делает их не большим и не выгодным рынком сбыта. Ну, разве что для китайского дешёвого ширпотреба, который буквально сметает с африканских рынков местного производителя. 

Поэтому развитый мир довольно равнодушен к тому, что болезни, нищета и войны косят африканцев. Нет ничего удивительного в том, что после гибели СССР в 1991 году и Запад-то забросил Чёрный континент. Устремившемуся в Африку Китаю также не шибко нужно туземное население. Он добывает здесь сырьё для своей бурно растущей промышленности, причём силами работников-китайцев, совершенно не стремясь задействовать местных. А зачем? Свои всяко надёжнее, у них с квалификацией и дисциплиной хорошо. Африка же, при прореживании местного населения, становится отличной резервной территорией для расселения китайцев. Здесь намного лучше, чем в Сибири. Особенно в южной части материка. Собственно, именно там, где селились голландцы-буры и англичане. В краю Умслопогаса и Алана Куотермейна. 

Ну, а с севера на Африку продолжает надвигаться современный агрессивный ислам. В виде изводов запрещённых в РФ "Аль-Каиды" и ИГИЛ. "Боко Харам" не желаете? Даже в самой экстремистской своей форме ислам не несёт ответов на вызовы эпохи как нынешней, так и завтрашней. Слишком уж далеки священные тексты VII века от реалий роботизации, высокоточного оружия и нейросетей. Но теперешнее непримиримое, ратующее за чистоту веры, мусульманство несёт тем, кто живёт к югу от Сахары, освобождение от пыточных тисков родо-племенной (трайбалистской) ограниченности. Жестока сия реальность: если ты не принадлежишь к "правильному", старшему племени, то никогда не сможешь подняться выше предначертанного тебе уровня. Ибо "не тем родился". Нынешний революционный ислам сметает все эти ограничения. Если ты пополнил его ряды, то считаешься равным всем прочим единоверцам, невзирая на происхождение. Именно это даёт магометанским радикалам огромную поддержку снизу. Такой новый ислам, хотя и не обеспечивает промышленного или технологического рывка, но позволяет вырваться из первобытной ограниченности, становясь знаменем борьбы с постылыми, погрязшими в коррупции и презрении к низам, старыми "элитами". Причём "исламисты" яро враждебны не только Западу, но и России. Тем более, что слишком многие попытки Москвы вмешаться во внутриполитические схватки в странах Африки оканчивались провалом (попытка спасти режим Омара аль Башира в Судане, выборы на Мадагаскаре, ставка на власть президента Зумы в ЮАР, вынужденного уйти со сцены из-за обвинений в чудовищной коррупции). Москву могут выставить защитницей прогнивших антинародных режимов, что лишь усилит влияние радикальных магометан. Не надо быть семи пядей во лбу, чтобы предвидеть тот момент, когда они обратятся ещё и против китайских и западных неоколонизаторов. Однако приход "мусульманских пуритан" — тоже реки крови и остановленное развитие. 

Поэтому судьбу Африки в наступившем столетии лёгкой никак не назовёшь. Русские должны вернуться в Африку с совершенно новой моделью развития. Какой же? Как только мы начинаем по-настоящему изучать этот вопрос, то сразу понимаем, что Африка для нас — настоящий вызов. Как же нам вернуться в Африку? И зачем? 

Закрытые советские пути

Советский Союз, с его африканской политикой 1960-х—80-х годов, примером для сегодняшней Российской Федерации служить не может. Уж слишком сильно изменились реалии. 

Если мы посмотрим на внешнеторговую статистику "доперестроечного" СССР, то увидим, что его торговля со странами Чёрного континента имела чёткую структуру товарообмена между метрополией и колонией: в Африку шли всяческие машины и оборудование, сложные товары и часть выловленных в их океанских акваториях биоресурсов (рыбы), а там закупалось, в основном, сырьё. Даже если мы строили там инфраструктурные объекты, то прежде всего — для развития добывающих предприятий, откуда забирали себе часть произведённого: урана, бокситов, золота и так далее. Давайте откроем справочник 1986 г. [Внешняя торговля СССР в 1985 г.: Стат. сб. / М-во внешней торговли. — М.: Финансы и статистика, 1986.] и удостоверимся в этом. 

Например, в Алжир в 1984-1985 гг. Страна Советов поставляла машины и транспортное оборудование, буровую и геологоразведочную технику, энергетические машины, подъёмную технику, самолёты и вертолёты (гражданские!), лекарства, потребительские товары. 

В Анголу шёл целый набор гражданских грузовых и легковых автомобилей и запчастей к ним, та же авиатехника, оборудование. В принципе, то же самое поставлялось и в Гану, и в Гвинею (источник бокситов, алюминиевого сырья для СССР). Гвинейцы ещё и мороженую рыбу получали от нас, и "товары культурно-бытового назначения". 

Египет покупал у нас металлорежущие станки и кузнечно-прессовое оборудование, силовые машины для электроэнергетики, электротехнику и электромоторы. Мы везли египтянам аккумуляторы, прокатное оборудование, подъёмные и дорожно-строительные машины, насосы и компрессоры, приборы и лабораторное оборудование, медицинскую технику. Поставляли в Страну пирамид тракторы и инструменты. Легковые автомобили и мотоциклы. Бумагу разных видов. 

Мадагаскар в дополнение к этому стандартному набору советского экспорта в Африку покупал у нас оборудование для пищевкусовой промышленности, Марокко — пластмассы и полиэтилен. Мозамбик — одежду и белье. Тунис — часы и часовые механизмы, плюс ещё швейные машинки. 

Может ли нынешняя Российская Федерация дать странам Африки всё это сегодня? Вопрос почти риторический. Всё это сегодня РФ сама импортирует, для неё такой экспорт — просто заоблачная мечта. Всё это сегодня дают Африке Запад и Китай. 

Тем более, с 1990 года появились и новые виды наукоёмких изделий, и спрос на них. Никаких мобильных "умнофонов" и компьютеров-планшетов РФ африканцам поставить не может. Как и, например, беспилотных самолетов-дронов для сельского хозяйства. Что случилось с производством станков и промышленного оборудования в стране, никому рассказывать не нужно. Конечно, можно демонстративно слетать в ЮАР на "белых лебедях" — стратегических ракетоносцах Ту-160 (кстати, все они — советского производства с возрастом 30+ лет), но это ничего в принципе не изменит. Единственное, что может предложить РФ Африке из былого советского набора — трактора и комбайны, производство коих в стране удалось сохранить и поднять на мировой уровень ВОПРЕКИ усилиям государства. Возможно, удастся продвинуть на африканском рынке ещё и дорожно-строительную технику — если получится поднять её производство в самой Российской Федерации. 

То есть, из-за погрома национального реального сектора, что шёл на самом большом обломке СССР с 1991 года, из-за уничтожения индустрии и науки, нынешняя РФ попросту не может предложить Африке того, что с лёгкостью производил и продавал ей Советский Союз образца 1985 и даже 1990 годов. Нет у нас больше ни своих часов, ни швейных машинок, не говоря уже о более сложной продукции. Мы ещё можем продавать Чёрному материку оружие, но тамошние правительства рассчитываются за него туго, предпочитая брать вооружения в кредит и делать долги. Да и торговля мирной продукцией приносит прибылей на порядок больше, нежели поставки оружия. То же самое можно сказать и о строительстве АЭС в Африке. Это долго, это снова — в кредит, доходность — небольшая. Пока мы будем строить атомные станции, Китай с африканского рынка снимет в разы больше, поставляя туда тысячи видов гражданской продукции. Это первое: продавать нечего. 

Второе: что брать взамен? Советский Союз брал в Африке то сырьё, которое требовалось его собственной экономике и промышленности. Если мы поглядим в тот же справочник 1986 года, то увидим, что СССР вывозил из стран Африки руды ценных металлов, дерево дорогих пород, какао-бобы, бананы, ананасы, арахис, даже обезьян для научных лабораторий из Эфиопии. Алжир поставлял нам чугун и вина. Из Египта в Красную империю текли хлопок-сырец, овощи, лук и чеснок, апельсины, ткани, одежда, парфюмерия, мебель, эфирные масла и натуральные душистые вещества. С Мадагаскара нам везли кофе и гвоздику. Из Марокко — цитрусовые, кору пробкового дерева, суперфосфаты. 

Теперешняя экономика РФ сама стоит на вывозе сырья. Даже когда Москва победно рапортует о росте экспорта зерна или электричества, это тоже — сырьё. Вот если бы, к примеру, у нас производилась бы массой отличная мебель, был бы спрос на африканскую древесину ценных пород. А так, выходит, то сырьё, что можно получить из туземных царств-государств, придётся перепродавать всё тем же западникам, китайцам, японцам, тихоокеанским "тиграм". РФ в её нынешнем виде не в силах переработать африканское сырьё самостоятельно и превратить в качественные конечные изделия. Так что и здесь советский опыт для РФ в её нынешнем состоянии — не в помощь. За десятилетия деградации приходится платить. Есть, конечно, резерв в виде поставок в Африку русского продовольствия, муки, макарон. Но пока РФ, в отличие от Турции, никак не может наладить вывоз за рубеж, например, продуктов глубокой переработки зерна, что сильно сужает наши возможности. А знаете, где РФ покупает заводы и линии для полной переработки зерна? Вы не ошиблись: в Китае. 

Ещё одна деталь: СССР не приходилось тратиться на фрахт иностранных торговых судов, чтобы возить в Африку свой экспорт, вывозя домой её товары. В СССР была целая россыпь сильных пароходств, Таллиннское морское пароходство в 1974-м создало даже специальное предприятие под названием "Юниафрика" — для обслуживания перевозок между Советским Союзом и странами Чёрного континента. То есть, деньги за перевозку грузов туда и оттуда оставались в советской же экономике. У РФ своего торгового флота — кот наплакал. И если у СССР имелись ещё и сильные рыболовецкие объединения, что вели лов в зонах дружественных африканских государств (им же поставляя часть выловленного), то ничем подобным Российская Федерация похвалиться не в состоянии. 

Но и это — далеко ещё не все причины, по которым советская модель работы с Африкой для РФ заказана. Увы, но несмотря не все ухищрения, СССР так и не смог сбалансировать торговлю с африканскими странами, особенно к югу от Сахары. Ему всё равно приходилось выступать в роли донора их экономик, фактически перекачивая ресурсы из собственного развития в Африку. Ведь тамошнее сырьё нам приходилось часто брать по ценам ВЫШЕ мировых, а свои товары поставлять африканцам в кредит. В силу всего этого и образовались огромные долги стран Африки перед СССР, которые унаследовала Российская Федерация. И которые потом Москва принялась списывать. Да-да, те самые 20 миллиардов долларов, о которых президент Путин заявил на форуме "Россия—Африка". 

20 миллиардов — это сумма по номиналу. Её нужно пересчитывать с тогдашних долларов в нынешние (тут вспоминается американская карикатура 1979 года о том, как обесценился доллар по сравнению со старыми добрыми временами: мол, на него можно купить лишь четыре чашки кофе, а загородный дом стоит аж 50 тысяч "зелёных"). Сегодня чашка кофе в США стоит два доллара, а на 50 тысяч "баксов" и однокомнатной квартирки в тамошней "хрущёвке" не купишь, так что эти 20 миллиардов нужно умножать минимум в четыре раза. 

Кроме того, СССР, будучи второй экономикой мира, мог позволить себе донорство по отношению к Африке. Хотя это и вызывало недовольный ропот внутри страны: "У нас в магазинах — одни макароны и килька в томате, у нас дороги разбитые, а мы негров кормим!". Если РФ, испытывающая огромное недоинвестирование у себя дома, попробует при возвращении в Африку пойти тем же путём, что Советский Союз, она просто в рекордные сроки истощит собственную экономику. Конечно, одни макароны и килька в томате в магазинах не вернутся, прилавки останутся полными. Вот только денег у граждан РФ будет слишком мало, чтобы что-то покупать. При том, что мы получим те же разбитые дороги, непостроенные новые мосты через реки, нерасшитые "узкие места" на железных дорогах, сокращение жилищного строительства, разваленное здравоохранение и пришедшее в упадок образование — вкупе с ростом налогов и поборов, ведущих к краху экономики. СССР построил в странах Африки 330 крупных предприятий, хотя было бы лучше строить их у себя дома — мы могли бы тогда и не допустить кризиса 80-х, нарастания массового недовольства внутри страны и выиграть первую Холодную войну. Сегодня строить предприятия в Африке за счёт российской экономики, не обращая внимания на бедствия в депрессивных регионах, на обнищание наших граждан и демографический кризис в России, — значит получить результат ещё более плачевный. И намного быстрее! 

Поэтому — покуда РФ не подняла и не развила саму себя — советский путь возвращения в Африку нам закрыт. Чисто экономически. 

Есть ещё и проблема идеологии. СССР 70-х и начала 80-х годов ХХ века нёс в Африку свою модель справедливого жизнеустройства — социализм. Хотя в идеалы коммунистического строительства мало кто верил в самом Советском Союзе в цинично-обывательские 70-е, доктрина ещё существовала, система худо-бедно работала, обеспечивая советским гражданам и свободу от страха безработицы, и высочайшие социальные гарантии, и сам статус СССР как суверенного научно-технического и промышленного полюса человечества. 

Ничего подобного РФ сегодня предложить африканцам не в состоянии. Из Москвы звучат правильные и пафосные речи о том, что диктат Запада недопустим, что народы мира имеют право на свой путь развития, что мир должен быть многополярным. Однако при этом внутренний строй жизни в самой Российской Федерации невероятно далёк от идеалов Царства Труда и Справедливости. А это ведёт к серьёзным политическим и экономическим последствиям. В том числе — при "возвращении в Африку". 

Китайский фактор 

Китай сегодня занимает былое место СССР в Африке и объективно является конкурентом РФ. По умению и возможностям покупать: кредитами, товарами и так далее, — верхушку государств Чёрного континента Пекин на порядок превосходит нынешнюю Москву. Ещё в начале 1992 года КНР, как и только что отделившаяся от СССР РФ, занимала около 4% в мировом валовом продукте (МВП). Теперь доля России в МВП — чуть менее 2%, а китайская — свыше 20%. Юань — признанная МВФ резервная валюта, а рубль? Китайцы далеко обогнали РФ по части научно-технического развития и способности поставлять современные оборудование и товары. Точно так же неизмеримо выше способность Китая обучать у себя африканцев, готовя из них инженеров и специалистов. Ибо им есть где практиковаться — поглядите на бурно растущую наукоёмкую индустрию Поднебесной. 

При этом китайцы действуют по принципам не советского интернационализма, а китайского имперского национализма. Их не устраивают сделки исключительно с "политической выгодой". Да, китайцы дадут тебе щедрый кредит, но, как правило, такая ссуда — связанная. То есть, её тебе дают не деньгами, а поставками китайских товаров, работ, технологий, услуг. Они построят (причём силами китайцев же!) железную дорогу, например, или же завод. Но если африканцы (или какие-то иные страны, взявшие займы у КНР) не смогут расплатиться, китайцы забирают в оплату всё, что сочтут выгодным: морские порты, воздушные гавани, месторождения полезных ископаемых, земли аграрного назначения и т.д. Недавний пример: Замбия не смогла расплатиться за мост, построенный Китаем на границе с Ботсваной, — пришлось отдавать столичный аэропорт. На взятых за долги землях китайцы разворачивают свои плантации, где работают исключительно они же, снабжая продовольствием Поднебесную. Огромные финансовые, производственные и людские ресурсы позволяют КНР успешно эксплуатировать Африку. Полностью уничтожая ростки местной несырьевой промышленности потоками дешёвого китайского ширпотреба. И если СССР отрывал от себя последнее, поддерживая Африку и пытаясь развивать её страны, то Китай сразу же делает их своими доходными сырьевыми, ресурсными придатками. Местное население при этом обрекается на нищету и мор. 

Прочитайте "В дебрях Уссурийского края" и "Дерсу Узала" великого писателя Владимира Арсеньева. Там описано, как хищнически эксплуатировали китайцы в начале ХХ века местное население русского Приморья, гольдов и таза. Точно так же загоняя их в долговую кабалу — и хороня заживо тех, кто пробовал убить заимодавцев. Точно так же добывая природные ресурсы и уничтожая природу. 

Может ли нынешняя РФ пойти китайским путём в Африке? Нет. Для этого ей не хватает огромной производственно-экономической мощи КНР. Ведь китайцы могут не только оружие африканцам в долг продать, они ещё и обеспечат поставки всего необходимого: самых разных машин, промышленного, энергетического и горного оборудования, гражданской авиатехники, электроники, потребительских товаров и т. д. Китай точно так же может с размахом строить инфраструктуру и поставлять под ключ заводы с фабриками. Не сомневайтесь — он завтра и АЭС примется предлагать. По конкурентным ценам. 

Поэтому китайскую модель Москва в Африке применить не может. Как, впрочем, и модель западного неоколониализма. Западные ТНК не развивают местную социальную инфраструктуру: они просто покупают местных политиков — и устраивают изолированные от туземцев добывающие предприятия. Таких денег у РФ просто нет. 

Опасность "Ост-Индизации" 

Последние события внушают достаточно обоснованные опасения насчёт того, что в отношениях с Африкой может быть использована совершенно ущербная модель, в рамках которой мы ставим на какую-нибудь местную правящую верхушку. За счёт экономики РФ (то есть, за счёт всего народа нашей страны) вливаем в неё деньги, даём им в долг оружие, помогаем справиться с местной оппозицией, посылая туда частные военные компании. А потом можно и вообще и российскую военную базу поставить — опять-таки, за счёт казны. 

Обеспечив подобным образом "землю", далее можно "заводить" в ту или иную страну российские частные (но особо приближённые!) компании или даже госкорпорации. Пускай они добывают золото, алмазы, кобальт, хром и т.д. То есть, им — все прибыли, а все расходы с издержками — на плечи бюджета и экономики РФ. При этом то, что добывается в Африке, идёт на продажу в те же самые промышленно развитые страны мира: США, Японию, Южную Корею, в Китай, в Европу. Да, барыши при этом делит узкий круг лиц в российском истеблишменте. Но сама РФ в результате лишь истощается, поток сырья служит развитию кого угодно (Запада, Китая), но только не русских. РФ так и остается угасающим сырьевым придатком, тратящим остатки сил на чужие войны за тридевять земель. 

Эту модель "Национализация затрат, приватизация прибылей" можно считать реинкарнацией практики британской Ост-Индской компании (ОИК), которая до 1859 года эксплуатировала Индию и вела опиумную торговлю с Китаем. Хотя компания и была частной, но в число её акционеров входили настолько уважаемые люди, что британское государство брало на себя расходы при ведении Первой опиумной войны 1840-1842 годов. Надо было обеспечить ОИК свободу ввоза бенгальского опиума в Китай, продажа которого позволяла покупать и вывозить в Европу китайские товары. 

Если Москва попробует применить ту же самую практику в нынешней Африке, то ей обеспечены как истощение экономики РФ, так и ненависть изрядной части местного населения. Ведь ОИК в той же Индии фактически приватизировала местные мелкие государства, обязывая их правителей платить компании субсидии, за счёт которых ОИК сажала своего резидента при дворе магараджи и набирала на месте частную армию (с долей англичан-командиров в ней). Так ОИК подчиняла себе внешнюю политику и экономику индийских княжеств и даже собирала налоги. Однако в нынешней Африке такой номер вряд ли пройдёт. Дело не только в ненависти туземного населения. И США, и Европа, и Китай, и ТНК — вряд ли смирятся с тем, что у них из-под носа уводят богатые природные ресурсы. Разгромить одну частную армию руками другой — дело вполне реальное. Вспомним, как долго и мучительно в Анголе русские и кубинцы воевали с бандами УНИТА и войсками ЮАР. А ведь эта история может повториться в гораздо худшем для нас варианте. И уже без помощи кубинцев, кстати. 

Поэтому тупик "российской ост-индизации" недопустим. Попытка подобного "модус операнди" может стоить нашей стране очень дорого. 

Геополитические дали 

Для справки: в конце 1960-х годов СССР имел постоянную военно-морскую базу в Порт-Саиде (контролировал Суэцкий канал), авиационные базы в Каире, Асуане и Мерса-Матрухе (Египет). Действовала военно-морская база в Сфаксе — втором по величине городе Туниса, а с конца 70-х годов — и в столице Ливии Триполи. Были базы ВМФ в Сомали, а затем (с 1977 г.) — в Эфиопии, в районе Африканского рога. Однако в 70-х пришлось уйти из Египта, вскоре подписавшего мирный договор с Израилем в Кэмп-Дэвиде. А с развалом СССР мы вообще остались без военных баз в Африке. Но если мы вернёмся — нужны ли там наши военные базы, и если нужны — то какие? 

Чёрный материк лежит далековато от главных для безопасности РФ направлений. Откуда может грозить нам настоящая горячая война? Если брать сухопутное направление, то это Европа (блок НАТО), Дальний Восток (Китай и Япония) и Юг (иррегулярные силы исламистов, отчасти — Турция). Если говорить об акваториях, то это — Северная Атлантика, Северный Ледовитый океан, северная же часть Тихого океана. Здесь же — Балтика и Черное море. Именно там могут развернуться надводные и подводные корабли, несущие крылатые и баллистические ракеты для ударов по нашей стране. Там могут появиться авианосные эскадры Соединённых Штатов. Африканские базы для парирования такой угрозы бесполезны. Да и если откровенно, то любое нападение Запада или Китая на РФ практически моментально перейдёт в ракетно-ядерный конфликт, все участники которого прекратят своё существование как организованные силы в течение буквально нескольких часов. Затяжной войны в стиле Первой и Второй мировых не будет. Не будет и лихих крейсерских операций в духе "Эмдена" на морских торговых путях Запада и Китая, когда рейдеры скрывались на тайных африканских базах. Не будет и ожесточённой подводной войны на путях снабжения наших вероятных противников в Атлантике, на Тихом и Индийском океанах в духе "Топи их всех!" Чарльза Локвуда, что происходило в 1939-1945 годах. Ядерно-ракетная сшибка главных военных держав выйдет скоротечной — и весьма губительной для Земли. Планета попросту опрокинется в новые Тёмные века, даже без "ядерной зимы". Возможную историю "послеядерного" мира описывать не берусь. 

Поэтому в возможной войне между РФ и Западом (или РФ и Китаем) африканские позиции практически бесполезны. Значит, они могут быть нужны для двух целей: державно-престижного присутствия и ради защиты своих экономических проектов на жарком континенте. Наметим точки возможного присутствия. 

Идеально было бы контролировать Гибралтарский пролив, через который идёт самое оживлённое судоходство между Европой и Азией, по Средиземному морю и далее через Суэцкий канал. По тем же самым соображениям очень хороша позиция в Египте, у северной оконечности Суэцкого канала. Позиция на Африканском роге (Эритрея, Джибути, Сомали, отчасти — Судан) позволяет держать под прицелом и Красное море (южные подходы к Суэцу, включая пролив Баб-эль-Мандеб), равно как и Персидский залив. Заодно обеспечивая выход военно-морских сил в Индийский океан. По тем же соображениям необходимы базы авиации и флота в Мозамбике и Анголе (или ЮАР). Это — выходы в Южную Атлантику, в Индийский океан и даже в воды Антарктики. Тем более, что полезные ископаемые Анголы весьма интересны для разработки. 

То есть, всего пять точек военно-морского и воздушного присутствия. А для защиты своих предприятий в собственно Африке можно подумать о базе авиации и сил быстрого реагирования где-нибудь в ЦАР. Но — только в том случае, если Россия изменит свой нынешний социально-экономический курс, поднимет современный реальный сектор собственной экономики, отобьёт свой внутренний рынок у импорта, не на словах, а на деле встанет на путь инновационного развития в рамках нового технологического уклада. А это потребует и внешнеторгового протекционизма хотя бы в стиле Трампа (в СССР, напомню, была монополия внешней торговли), и очищения правительства и Центробанка от оголтелых либерал-монетаристов, и ликвидации гигантского социального неравенства внутри страны — словом, всего того, что российская власть не делала ни в "лихие девяностые", ни после 2000 года. 

Разумеется, есть масса проектов и технологий, которые, в случае своей реализации (внедрения) могли бы послужить возвращению России в Африку в качестве не "новых колониалистов", а "добрых богов-созидателей", носителей высших знаний и высшей справедливости. Только развиваясь сами, мы сумеем помочь и развитию Африки. Более того, развитие Африки тогда придаст новый импульс развитию России. 

Но путь к этому начинается не с берегов Чёрного континента, а среди родных берёз. С развития и подъёма собственной страны… Без этого говорить о конкретных проектах и технологиях — даже не футурология, а чистой воды утопия. Без этого реальное "возвращение России в Африку" не состоится, а его попытки могут привести к тяжёлым последствиям для нашей страны. 

Фото: 1982 год. Президент Анголы Жозе Эдуарду душ Сантуш на борту противолодочного крейсера «Москва»

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен!
Нажмите "Подписаться на канал", чтобы читать "Завтра" в ленте "Яндекса"

Загрузка...

Комментарии Написать свой комментарий
20 ноября 2019 в 16:18

Это статья для наших ура-патриотов типа Асташкина, Кудинова и прочих николай николаичей.

20 ноября 2019 в 18:34

Правдивая и объективная картина современной РФии и её ближайшего будущего. Кое-кому бегство в Европу , США, ю.Америку заказано. В ЮАР или Мозамбике можно устроить убежище...
А вообще, Африка --хороший образчик во что может превратиться РФия в течении 10-15 лет, если ... см. последний абзац статьи.

20 ноября 2019 в 18:54

Как Фирштей на ивите?

21 ноября 2019 в 18:18

Все правильно Калашников пишет. В принципе он даёт объективную оценку ситутуации в России, внутри страны. Регулярно смотрю его канал "Рой ТВ", где правильные вещи говорят.