Марш-бросок
Сообщество «Форум» 00:00 24 июля 2014

Марш-бросок

Как ещё можно распознать Чужого? Он неизменно кличет Россию — Рашкой, причём вне зависимости от её общественного строя. Она у него и при Петре Великом — тоже Рашка. И при Николае II. Не говоря уже о советском периоде. Чужой любит сравнивать СССР с толкиеновским Мордором и с оруэлловским миром-1984.
2

Когда умерла Валерия Новодворская, многие мои знакомые… не то чтобы сильно пожалели о её безвременной кончине, но, тем не менее, поспешили выспренно изречь: "По крайней мере, она была правдива с нами, и ненавидела прямодушно, со всей откровенностью!" Рыцарственно и с открытым забралом. Она не прибегала к спасительным аллегориям и не смягчала свои пламенные речи деликатными иносказаниями. Ильинична прямо говорила, что презирает Россию и русских. Я допускаю, что нужно уважать помойку за то, что она честно пахнет именно помойкой, а не гиацинтом и "Шанелью номер пять". Так сказать, не вводит граждан в заблуждение.

Однако я с трудом понимаю, как можно уважать за такое: "Меня совершенно не волнует, сколько ракет выпустит демократическая Америка по недемократическому Ираку. По мне, чем больше, тем лучше. Так же, как меня совершенно не ужасает неприятность, приключившаяся с Хиросимой и Нагасаки. Зато смотрите, какая из Японии получилась конфетка. Просто "сникерс". Семерка в Токио заседает, парламент либеральный имеется. Игра стоила свеч".

Ещё меня смущает ханжеский — в данном случае — возглас: "О мёртвых либо — хорошо, либо — ничего!" Извините, но Валерия Ильинична — не рядовая-банальная тётя Лера из соседнего двора. Она — популярная (хотя и со знаком "минус") политическая, историческая фигура, и если прямолинейно следовать вышеозначенной логике, то теперь и Бенкендорфа обсуждать нельзя. Он же умер! Вообще, дело не в Новодворской как в таковой. Просто все мы, как ни крути, испокон веков делимся на "своих" и "чужих". Госпожа Новодворская была из породы чужих и, как правильно подметили соболезнующие товарищи, она откровенно себя позиционировала в данном качестве.

В старые-добрые времена Владимир Высоцкий советовал проверять людей трудностями и пропастями. Парня в горы тяни-рискни! А вот если он не смог, оступился-отступился, то "…значит, рядом с тобой чужой". Сейчас распознать чужого куда как проще и никаких гор не надобно — спроси парня о Крыме и об Украине. "Там поймёшь, кто такой…". Это — водораздел. Как только слышишь слюнявое: "Какие же они в Украине фашисты? Они просто не хотят плясать под путинскую дудку!", тотчас знай — перед тобой Чужой. Этот всегда с кривой усмешкой цедит: "За что деды-то в 45-м воевали? За угол в коммуналке? А стоило ли?" Чужой всегда и по любому поводу глумливо усмехается — это его типовая "ироническая" маска.

Как ещё можно распознать Чужого? Он неизменно кличет Россию — Рашкой, причём вне зависимости от её общественного строя. Она у него и при Петре Великом — тоже Рашка. И при Николае II. Не говоря уже о советском периоде. Чужой любит сравнивать СССР с толкиеновским Мордором и с оруэлловским миром-1984. Тем не менее, Чужой чаще всего смакует эстетику Третьего Рейха и признаёт её "завораживающую брутальность", а уж если речь заходит о противостоянии СССР и Германии, то он непременно выдаст: "По сути, Гитлер и Сталин были одинаковы, но у Гитлера было на порядок цивилизованней и намного красивей". Что говорит Чужой об СССР? Для него это страна, где не было секса и джинсов, а также — свобод, рок-музыки и туалетной бумаги. Зато все маршировали и носили серые бесформенные шмотки. Полёт Гагарина? Всего лишь помпезная показуха. "Лучше бы на эти деньги губной помады понаделали!"

Чужой — всегда индивидуалист. Он с детства ненавидит любую крепкую общность — считает её грязной толпой, ибо сам он — эксклюзивное изделие. Не ширпотреб, а индпошив. Он — это "кино не для всех" и концептуальное чтиво. Чужой обожает Я и презирает МЫ. Чужой всегда поддержит пакость или порок — для него танцульки Pussy Riot — не хулиганство и не кощунство, а что-нибудь, вроде поиска новых форм в искусстве. Один знакомый Чужой даже сравнивал Надежду Толоконникову сотоварищи — ни много ни мало — с футуристами.

Чужой — изумительно последователен, как любое зомбированное существо. Так, если вы услышали из уст своего попутчика издевательский вопрос: "С какой это стати Крым — российский?", можете дальше сами достроить его образ — не ошибётесь! В 1993-м он был за Ельцина, в 2012-м — за Навального. Ныне — за восставшего из ада Бандеру и его бандерлогов. Считает русских — нацией второго сорта. Поклоняется Америке. Любимое слово — "свобода". Чужой понимает свободу как возможность гавкать на кого угодно и спариваться, с кем захотелось, поэтому любое минимальное ограничение он рассматривает, как "скручивание рук" или "хватание за горло". Его свобода — быть выше любых условностей, а для Чужого условностью является всё — от чести и совести до половой самоидентификации.

Он будет глумиться над РПЦ и поддерживать LGBT. Чужой до дрожи ненавидит любую традицию и обожает "ломать стереотипы". Ему будет нравиться любой политик, если тот — против Путина. И вот — главный вопрос. С чего начинается Родина? У Своего — "…со старой отцовской будёновки, что где-то в шкафу мы нашли", а у Чужого — с лагерной ушанки, которую он сам себе сочинил и потом — многократно в неё поверил. В общем-то, каждый выбирает сам — кем ему быть, Своим или — Чужим.

 

Загрузка...

Комментарии Написать свой комментарий

К этой статье пока нет комментариев, но вы можете оставить свой