Сообщество «Посольский приказ» 15:11 20 ноября 2017

Ливан на пороге войны?

Второе Освобождение и провокация с Харири
2

На Ближнем Востоке новое ЧП: нежданная и негаданная отставка ливанского премьера Саада Харири, повлекшая за собой необоснованные обвинения в адрес Ирана и Хизбаллы. Ток-шоу и газеты ныне сотрясаются от грозных предсказаний, что вот-вот на территории Ливана разразится война, а саудиты с сионистами совместно готовят новую агрессию. Словом, не успела отгреметь кровопролитная война в Сирии, а Запад решил отыграться на Ливане, мстя Хизбалле за победу Башара аль-Асада, вклад в которую со стороны Хизбаллы огромен.

А ведь еще в начале октября ливанцы были преисполнены эйфории, а обстановка в стране сильно разрядилась. Только-только завершилась спецоперация в Арсале и в других районах на сирийско-ливанской границе, благодаря чему удалось покончить с шестилетним присутствием «спящих» такфиристских ячеек на территории Ливана. Окопавшиеся близ сирийской границы боевики готовили теракты при помощи начиненных взрывчаткой автомобилей и смертников, доставляя немало головной боли службе безопасности страны, которая, к слову, регулярно накрывала эти ячейки и арестовывала такфиристскую агентуру.

Благодаря совместной операции ливанской армии и Хизбаллыиз приграничных зон удалось выдворить окопавшихся тамигиловцев, нусровцев и боевиков группировки «Сарайя Ахльаш-Шам». Много шума тогда наделало соглашение между Хизбаллой и боевиками, в силу которого последним дали возможность уехать на территорию Сирии, забрав свои семьи. На самом деле это был шум из ничего: критики не поняли хитрости маневра Хизбаллы, которая, не желая попусту терять своих людей и солдат сирийской армии, фактически перебросила своих противников из сложной местности, где боевики имели преимущество и где у антитакфиристских сил не было прикрытия в виде ВКС РФ или сирийской боевой авиации, в другую местность, на которую наступление велось силами всей проасадовской коалиции, и где это хилое вливание переброшенных из Ливана такфиристов в ряды боевиков было для них словно мертвому припаркой.

Эта победа стала для Ливана столь значимой, что ее даже назвали Вторым Освобождением – по аналогии с Первым Освобождением, отмечаемым 25 мая: тогда, в 2000 году, сионистские войска покинули территорию Южного Ливана, который в течение 18 лет находился под их оккупацией. Теперь в честь этого Первого Освобождения в местечке Млита открыт огромный военный музей, посвященный истории той оккупации и сопротивления против нее.

После Второго Освобождения Ливан вздохнул спокойно. Патрулировавшие аэропорт молоденькие вооруженные солдаты ливанской армии смотрели на прибывших в страну гостей дружелюбно и радостно. В глаза, кстати, бросилось куда менее заметное присутствие миротворческих сил UNIFIL: если раньше ими кишел и аэропорт, и особенно юг страны, то теперь они куда менее видны глазу, уступив место блокпостам и патрулям армии Ливана.

А ими, этими патрулями, заставлен весь юг Ливана, испещренный противотанковыми ежами, серпантинами и темно-зелеными дубравами, залитый ярким солнцем, напитанный ароматами цветов и терпким горным воздухом, которым дышится свободно и радостно. Горы и долины усыпаны многочисленными деревеньками с живописными домами с красными черепичными крышами, увитыми виноградным плющом и россыпью ярко-розовых бугенвиллий. Над крошечными мечетями и хусейнийями победно развеваются солнечно-желтые знамена, яркие, словно созревшие на южном солнце лимоны на ветках.

Но не стоит представлять себе «Хизбалла-лэнд» как вотчину мрачных и неулыбчивых бородачей с автоматами, как это рисует западная пресса. На деле в районах, которые контролирует Хизбалла, на несколько порядков больше порядка, чем в стране в целом. Чиновники в этих районах боятся брать взятки, а дорожно-патрульные службы – обирать водителей. Хизбалла – феномен, плотно сросшийся с самим ливанским обществом и подаривший ему сеть дешевых или бесплатных школ, больниц, инфраструктуры досуга и социальной помощи в условиях практически полного отсутствия социалки и дикой дороговизны базовых услуг (медицина, образование и т.п.) в ливанском государстве. Надо заметить, символика Хизбаллы присутствует, но отнюдь не назойливо – куда более бросаются в глаза изумрудно-красно-белые флаги другого шиитского движения – «Амаль», чей лидер Набих Берри является спикером ливанского парламента аж с 1992 года и чьи знамена в Ливане реют буквально повсюду.

У обочин дорог выстроилась целая кавалькада портретов молодых мучеников Хизбаллы и ливанской армии, отдавших свои жизни за страну в войнах против израильских агрессий и против такфиристов в Сирии. Что примечательно, они перемежаются с портретами лучших студентов университетов, которыми каждая конкретная маленькая деревня очень гордится. Причем многие из этих лиц – женские. Когда я впервые увидела такой портрет молоденькой девушки в темном хиджабе у обочины дороги, я сначала подумала, что она погибла в каком-то из устроенных такфиристами терактов, и таким образом ливанцы решили увековечить ее память. Но мне пояснили, что это девушка, добившаяся выдающих результатов в учебе, что сейчас в Ливане особенно ценится. И таких девочек с серьезными миловидными лицами на рассыпанных вдоль дорог постерах едва ли не столько же, сколько молодых мучеников, павших смертью храбрых.

И действительно – больше всего в Ливане бросается в глаза реклама вузов и образовательных программ. В хизбаллинской Дахии – знаменитом пригороде Бейрута, от которого сионистские ВВС в 2006-м не оставили камня на камне – через каждые сто метров на огромном баннере красуется реклама какого-нибудь очередного университета или колледжа. Товары и услуги также предлагаются, но куда менее нарочито, нежели в нашем утонувшем в судорожном потреблении мире, где сейл наплывает на сейл, скидка на скидку, бонус на бонус, где витрины рябят бесконечным трендовым и брендовым шмотьем и где в каждом торговом центре продавцы буквально набрасываются на забредшего покупателя со спецпредложениями, лишь бы впарить ему свои производимые в невообразимых количествах дорогие или дешевые модные тряпки, навороченные гаджеты с обновленным набором функций, кофе на вынос со скидкой, автомобили с пробегом по выгодной цене, три чайных набора по цене двух и так далее…

С этими любопытными атрибутами времени и социальных тенденций Ливан выглядел бы очень симпатично, если бы не одно досадное «но», и имя ему – мусорный кризис. Каждый ливанец не понаслышке знает об этой проблеме, с грустью вдыхая ее душок, которым буквально разят многие улицы, и который становится особенно зловонным на летней бейрутской жаре. Затянувшийся политический кризис, в силу которого Ливан долго пустовал без президента, избранного лишь воктябре 2016-го, плюс кризис с заполонившими страну сирийскими беженцами, отразился на работе коммунальных служб. Мусорные полигоны оказались переполненными, и мусор стал медленно, но верно залежами скапливаться у обочин. Мусоросжигательных заводов в стране нет – соответственно, целые «художественные экспозиции» из мусора выросли на улицах ливанских городов и деревень, перебивая своим чарующим крепким ароматом запах морского бриза и тонкое амбре южных цветов и растений. Приехав в Ливан и насладившись этой картиной, не спешите обвинять ливанцев в чудовищной нечистоплотности – мусорные отходы являются неизбежной составляющей нашей жизни, а когда их некуда девать, они естественным образом скапливаются прямо на улице (ну не в доме же весь этот мусор хранить). Власти пытались «решить проблему», устроив свалку на одном из женских пляжей в пригороде Бейрута Хальде, но такое «решение» явно не обрадовало ни женщин, наслаждающихся морем днем, до пяти часов вечера, ни мужчин, которые туда же приходили после работы, в шесть, ни детишек, которые там радостно плескались в бассейнах. Подчеркну, что всего лишь несколько лет назад, а особенно до начала сирийской войны, Ливан был довольно чистым.

Проблема сирийских беженцев, стайки которых заполонили улицы в Ливане – сопутствующая и не менее болезненная, чем мусорный кризис. Редко найдется какой-то район, где вашу машину не облепили бы клянчащие мелочь дети, а по набережной снуют сомнительного вида женщины, предлагающие весьма пикантные услуги в виде гадания по руке и предсказания будущего (исламом, к слову, запрещенного, но чего не сделаешь с голодухи или по невежеству). Соответственно, ухудшилась криминогенная обстановка: нередко такие вот дети заманивают людей в западню, где их избивают и грабят. Еще одна проблема, опять же, связанная с санитарией – нелегальные постройки, где эти беженцы живут, выводя канализацию прямо в море безо всяких фильтров…

Спекуляция на сочувствии к людям, лишившимся крова и средств к существованию в результате кровопролитной сирийской войны – расхожая уловка, но многие ливанцы знают: в Сирии людям, потерявшим жилье, предоставляются общежития и гуманитарная помощь, а сирийские беженцы, скрывшиеся за рубежом – это преимущественно жены и дети боевиков. Хизбалла со своей стороны требует, чтобы ливанское правительство совместно с сирийским всерьез посодействовало возвращению сирийских беженцев на родину, Запад же настаивает на их натурализации. Еще бы: это же такая удобная социальная база, чтобы в случае чего науськивать подросших детей сирийских боевиков против местных национальных антиамерикански ориентированных сил, против представителей иных исламских мазхабов и конфессий, да и в принципе – это полезный человеческий субстрат, подходящий для ваяния новых подконтрольных такфиристских групп.

Но беженцы беженцами, мусор мусором, а, меж тем, в Ливане было и есть главное: он остается островком стабильности на бушующем Ближнем Востоке, который США доселе еще не удалось расшатать. Опыт кровопролитной гражданской войны, длившейся недобрых 15 лет, в некотором роде оказался для ливанцев полезным: они были настолько измождены этим нескончаемым кровопролитием и безжалостной войной всех против всех (и даже своих же единоверцев), что теперь большинство из них буквально воротит от перспективы вернуться в то дикое состояние. Американцы, сионисты и саудиты, не на шутку разозленные целой чередой побед проасадовских сил в Сирии, не могут простить этого Хизбалле, являющейся одним из главных архитекторов этих побед, и теперь из кожи лезут вон, чтобы «исправить» положение.

В ход пошла неожиданная провокация с суннитским премьером Саадом Харири, в начале ноября неожиданно сбежавшим в Саудовскую Аравию и опубликовавшим оттуда странное заявление о своей отставке, якобы обусловленной «угрозой его жизни со стороны Хизбаллы и Ирана». Вдумчивые аналитики обратили внимание на то, что Харири зачитал это обращение на камеру, говоря на саудовском, а не ливанском диалекте, в не свойственной себе стилистике. Кроме того, очевидно, что эта отставка произошла в форме, неприемлемой с точки зрения ливанской конституции: по действующему в Ливане законодательству, премьер должен был официально подать прошение об отставке президенту, а не заниматься каким-то мутным видеоблогерством, еще и находясь за пределами страны. Президент Мишель Аун потребовал, чтобы Харири срочно вернулся в страну. Лидер Хизбаллы сейид Хасан Наср-Аллах назвал произошедшее «чисто саудовским решением, которое представляет собой посягательство на суверенитет Ливана»[1].

Если говорить о сложных отношениях Харири и Хизбаллы, то, разумеется, Харири – далеко не комплементарный Хизбалле и, мягко говоря, непроиранский деятель, но, справедливости ради, сейчас и Хизбалла настаивает на его возвращении. Ибо с Харири люди из Хизбаллы как-то сработались в рамках одного правительства, а сейчас есть риск, что саудиты заменят его новой фигурой – куда более оголтелой и антишиитской. Кроме того, эту комбинацию используют для формирования нового правительства с прицелом на выдворение оттуда людей из Хизбаллы.

Вообще в Ливане еще до конца никто не понял, что именно произошло – включая высших лиц в государстве и самых заметных политиков, не говоря уже о рядовых журналистах и простых гражданах. Все громче звучит мнение, что саудовцы силой удерживают Харири и вообще желают заменить его более удобным (читай – оголтелым) суннитским соперником, который бы не шел на компромиссы и сотрудничество с Хизбаллой и другими просирийскими антиамериканскими силами. Поговаривают и о том, что у КСА есть и беспроигрышный инструмент давления на ливанского премьера – будучи не только ливанским гражданином, но и вдобавок саудовским подданным, Харири задолжал саудитам 6 млрд долларов, выделенным его компаниям в Ливане саудовской стороной, в силу чего и попал в саудовскую западню. Возможно, он думал, что является для саудовской стороны ценным и уважаемым партнером, меж тем, как они решили использовать его, как разменную монету, как куклу в своей постановке, разыгранной по сценарию за авторством Трампа и Кушнера – куклу, которая с большой долей вероятности еще и подлежит утилизации.

Также в прессе начали циркулировать слухи, что новое израильское вторжение намечено чуть ли не на первые числа декабря. Трудно сказать, имеют ли эти слухи под собой какую-то основу или же враги Ирана и Хизбаллы пытаются изо всех сил нагнетать обстановку, подогревая панику среди самих ливанцев. Однако же в своем недавнем выступлении руководитель Хизбаллы четко проговорил, что саудиты обещали Израилю миллиарды долларов на начало новой агрессии против Ливана и Хизбаллы[2]. Очевидно, что и Саудовская Аравия, и Израиль, и США – игроки, ставившие на антиасадовские силы и немало в них вложившие – не могут простить Хизбалле поражения своих протеже в Сирии. Вместе с тем, сейид Наср-Аллах отметил, что у израильской армии нет возможностей и потенциала для вторжения.

Как бы то ни было, ясно одно: на Ближнем Востоке вызревает грандиозная американо-саудо-израильская провокация против Ирана и Хизбаллы – важных союзников России в Сирии, без которых победа сил Асада была бы невозможна. Не исключен и такой вариант, что Харири в итоге найдут мёртвым где-нибудь на роскошной вилле во Франции или в пятизвездочном отеле в Эмиратах, а обвинят в этом по накатанной схеме Иран и Хизбаллу, дабы потом принимать разного рода липовые резолюции и давить на ливанское государство с тем, чтобы оно признало одну из самых крупных легальных ливанских партий «террористической». Пусть это будет слишком топорной работой и чересчур банальным сценарием, но таковы реалии нашей эпохи, что сценарии тривиальны и предсказуемы, а вкусы всеядной публики – примитивны и «попсовы». Для Трампа, Кушнера и тех, кто за ними стоят, важна не изящность многоходовки, а ее эффективность: главное, чтобы сработало.

Так уже было в феврале 2005-го, когда убили отца нынешнего ливанского премьера – Саада Харири. После того, как его роскошный кортеж взлетел на воздух в центре Бейрута, «мировое сообщество» мгновенно обвинило в этом Хизбаллу и конкретно одного из руководителей ее боевого крыла – Мустафу Бадреддина, который впоследствии сыграл ключевую роль в освобождении Пальмиры от террористов и был убит близ Международного аэропорта в Дамаске в результате обстрела антиасадовских боевиков в мае 2016-го[3]. США тут же подсуетились с созданием специального трибунала, и 30 июня 2011 г. этот международный трибунал вынес «вердикт» о причастности Хизбаллы к убийству. Меж тем, как французский журналист Тьерри Мейсан, известный своими расследованиями терактов 11 сентября (пролившими свет на причастность американских спецслужб), в своем материале «Кто убил Рафика Харири?» подробно описывает характер взрыва и повреждений у раненых и убитых, и, ссылаясь на заключение военных экспертов, делает вывод, что кортеж покойного премьера был атакован ракетой, запущенной с дрона. Между тем, США и Израиль спутниковые снимки предоставить отказались, а вот Хизбалла опубликовала аэрофотосъемку, на которой видно, что атака велась израильскими дронами. Разумеется, эти свидетельства и факты «мировое сообщество» проигнорировало.

Не исключено, что ныне затевается некая похожая провокация. Вот только очевидно, что американо-израильский блок вкупе с саудитами Хизбаллу недооценивает точно так же, как это было во время сионистской агрессии в 2006-м или в годы сирийской войны, в ходе которой они надеялись легко и быстро свергнуть Асада. Очевидно, что «стереть Хизбаллу с лица земли» у них не получится точно так же, как и 11 лет назад, равно как и сложно будет «настроить против Хизбаллы ливанцев» - слишком много движение сделало и делает для удовлетворения их базовых нужд.

Саудовская Аравия уже два года как не может одолеть даже бедный, обескровленный, полностью разрушенный бомбардировками и выкашиваемый холерой Йемен – но при этом порывается устроить нечто подобное и в Ливане, используя израильскую военщину в качестве тарана и сметающего все препятствия бульдозера. Однако возможности Хизбаллы сильно выросли по сравнению с 2006-м годом, и ее руководитель, сейид Хасан Наср-Аллах, недвусмысленно дает понять, что вся контролируемая сионистами территория находится в зоне поражения ракет Хизбаллы, и что в случае агрессии у военного крыла движения будет возможность перенести театр боевых действий на территорию Галилеи.

Что будет дальше – покажет ближайшее время; события обещают быть драматическими. И от реакции России на подобные эксцессы США и их сателлитов в адрес союзников России в Сирии во многом зависит то, насколько эта циничная провокация позволит с новой силой разжечь затихающую войну в ближневосточном регионе.


[1]http://www.mihwar.ru/sejid-khasan-nasr-allakh/item/sejid-nasr-allakh-otstavka-khariri-saudovskoe-reshenie-ugrozhayushchee-livanu.html

[2] http://www.mihwar.ru/sejid-khasan-nasr-allakh/item/sejid-nasr-allakh-saudity-predlozhili-sionistam-milliardy-na-novuyu-agressiyu-protiv-livana.html

[3] http://www.mihwar.ru/soprotivlenie/mucheniki/item/rezultaty-rassledovaniya-mustafu-badr-ad-dina-ubili-takfiristy.html

18 июня 2018
Cообщество
«Посольский приказ»
2 1 24 782
Cообщество
«Посольский приказ»
2 1 9 671
Cообщество
«Посольский приказ»
1 0 8 555

Загрузка...
Комментарии Написать свой комментарий
20 ноября 2017 в 15:25

Спасибо. Потрясающе!