Сообщество «Изборский клуб» 11:54 13 октября 2016

Красноярск. Совет высоколобых

Изборский клуб в Сибири
1

Посетив Красноярск, Изборский клуб провёл ряд встреч с общественностью города, провёл открытое заседание клуба "Геополитика: место и роль Сибири в глобальной конкуренции". Было объявлено о создании отделения Изборского клуба в Красноярске. Возглавил отделение доктор культурологии Андрей Зберовский, который представил развёрнутый доклад "Демографические и миграционные процессы в Красноярском крае в начале XXI века как вызовы русской ментальности в Сибири".

Александр ПРОХАНОВ.

Дорогие друзья, мы благодарны вам за приглашение в ваш удивительный край, за внимание к работе нашего клуба. Красноярские столбы на берегу Енисея, величественные утёсы и скалы похожи на мудрецов с огромными каменными лбами, которые сошлись на совет. Изборский клуб, который собрался в Красноярске, это мудрецы, размышляющие о судьбах Сибири.

Изборский клуб — явление в постсоветской России уникальное. Потому что соединить в один интеллектуальный центр столь несоединимое — яркие, важные, дерзкие, иногда капризные индивидуальности, которые взрастали в атмосфере борьбы, страдания, а то и мученичества, — было чрезвычайно сложно.

Мы соединились в период, когда государство Российское тряслось, когда на Болотную площадь высыпала толпа недовольных — и среди них много молодых — людей и выразила своё отрицание и президенту, и государству, и всему ходу нашего российского развития. Тогда небольшая поначалу когорта патриотических интеллигентов вышла на Поклонную гору и бросила вызов пассионарной либеральной массе. Произошло сражение даже не идей, а психологий, сражение волевых усилий. Поклонная гора продемонстрировала Болотной своё превосходство в численности, в лексике, в идеях и идеалах.

И тогда мы образовали клуб, синергетически соединяя свои представления, умения, дарования. Цель клуба — создание идеологии государства. После 1991 года у нас не было не только идеологии — не было государства. А народ, который лишается государства, не является народом — лишь неоформленной плазмой. Чем мы и были — огромной, расплывающейся между трёх океанов медузой. И вот случилось загадочное: среди этой русской катастрофы, "чёрной дыры", среди остановившегося русского времени опять, как крохотный светлячок, возникло государство, стало расти, светлячок превращался во всё больший и больший источник света. И государству потребовалась идеология. Ибо нет идеологии — нет государства. Идеология — тот эскиз, по которому развивается история народа.

Русская история таинственным образом воспроизводит пульсацию мироздания, воспроизводит пульсирующую вселенную, которая сжимается, превращается в ужасного чёрного карлика, а потом через "большой взрыв" опять наполняет мироздание светом, лучами, планетами и светилами.

И ещё русская история подобна пасхальной мистерии. Русская цивилизация переживает въезд в Иерусалим, когда мир полон цветами, благоуханием, песнопениями и приветственными криками. Потом наступают тёмные времена, и хлещут бичи, происходят страшные судилища, Россию возводят на Голгофу, она претерпевает страшные муки, разорение и умирает на кресте, чтобы, как кажется, никогда не воскреснуть. Но, как говорил Пастернак —

Я в гроб сойду и в третий день восстану,

И, как сплавляют по реке плоты,

Ко мне на суд, как баржи каравана,

Столетья поплывут из темноты.

Это и о Христе, и о России одновременно. Постулаты, которые мы формулируем, воспринимаются властью. Мы порой льстим себе, что наши выводы, идеи звучат в выступлениях российских высоких персон, в их манифестальных речах. Потом мы понимаем, что само развитие принуждает власть формулировать эти мысли и идеи. Тем не менее нам лестно, что мы находимся в контексте русского развития.

Михаил ДЕЛЯГИН, академик РАЕН.

Идеология — это задача, которую ставит общество перед собой. Сегодня в России царит либерализм. Но не по Вольтеру, а по Березовскому. И по современному либеральному понятию государство должно служить не своему народу, а бизнесу, причём глобальному монополизированному бизнесу. И государство — по современной либеральной практике — должно действовать против своего народа: помогать глобальным монополиям, а не гражданам своей страны.

Но человечество наконец осознало развилку, на которой находится: или дегуманизация, расчеловечивание, или приближение к идеалу, о котором сейчас мы можем только мечтать. То, какой именно выбор сделает человечество, в очередной раз зависит от нас, от России. Потому что наша страна, наша цивилизация — не только конвейер по производству самого редкого человеческого материала: творцов, революционеров и гениев, — но инструмент, которым мир делает для себя стратегический выбор. В разные эпохи выбор был разный. Но этот выбор для всего мира делали мы.

Геннадий БЫКОНЯ, доктор исторических наук.

Русский народ как этносоциальный организм развивался, и в 16-19 веках ядро целиковых русских существенно изменилось под воздействием смены формаций, разного рода исторических событий. И если при этом русский народ терял целый ряд своих лучших качеств, то сибиряки их сохранили и даже развили, в силу условий жизни укрепили их. Огромные территории Сибири обусловили живучесть и значительные масштабы самоуправления. Народ в Сибири был государственником. И сибиряки стали наиболее креативной частью русской нации, потому что сохранили те качества, которые шли из глубины веков. А поскольку складывались в условиях раннего индустриального общества, то оказались более вооружены технологиями. Потому-то и внесли свой вклад во все сферы жизни государства. Когда Ломоносов говорил, что могущество России будет прирастать Сибирью, то в первую очередь имел в виду самих сибиряков: они будут крепить могущество страны. О сибиряках можно говорить как об идеальном типе русского человека, и хотя речь идёт в первую очередь о старожилах, люди, долго прожившие в Сибири, адаптируются и во многом становятся сибиряками.

Вячеслав КУДАШОВ, доктор философских наук.

Многие мифы о Сибири, которые до сих тешат сознание федерального центра, не соответствуют реальности последних 25 лет. И если могущество России и прирастает в какой-то степени Сибирью, то сибирское благополучие, к сожалению, никоим образом федеральным центром не учитывается. И изменение места Сибири в глобальном мире не может решаться без коренного изменения отношения к Сибири.

Сибирь как макрорегион составляет 4\5 территории Российской Федерации. И в то же время регион составляет лишь пятую часть РФ по населению. Чуть меньше 29 миллионов человек живёт за Уралом, в Сибирском Федеральном округе — около 14 миллионов. И вот диспропорция: четыре пятых территории и одна пятая часть. Это огромная, малозаселённая, достаточно бедная территория с бедными малообразованными жителями: по количеству людей с высшим образованием, задействованных в народном хозяйстве, Сибирский Федеральный округ занимает последнее место в России, и наблюдается огромный миграционный отток образованного населения, которое замещается гражданами бывших советских республик, не имеющими порой вообще образования, плохо владеющими языком, очень серьёзно размывающими сибирскую идентичность.

Конечно, создание идеалов и образов необходимо, эта работа Изборского клуба найдёт в Красноярском крае много единомышленников. Но опираться нужно не на абстрактные построения, а на объективные факторы и тенденции. Надо смотреть реальные цифры по экономике, учитывать реальные намерения населения жить здесь. И, исходя из реальности, строить свою деятельность. Принципиального развития мы сможем добиться только тогда, когда будут радикальные изменения в политике государства. А пока на экономических форумах, которые проводятся в Красноярске, лишь слышны призывы к тому, чтобы изменить политику, декларации чиновников из федерального центра, из Новосибирска о создании неких программ развития Сибири, Красноярского края, СФО. Но конкретные шаги проявляются в печальной статистике: молодая образованная часть населения в малой степени ориентирована работать в Сибири. В большей степени — в более комфортной европейской части России или в других районах страны. Поэтому могущество Сибири, наверное, останется важным для РФ в целом. Но без каких-то радикальных действий это могущество уже может работать не на Россию.

Михаил ДЕЛЯГИН.

Цитата Ломоносова полностью звучит так: "Могущество России будет прирастать Сибирью и Америкой". Нам не стоит этого забывать.

Олег РОЗАНОВ, первый заместитель председателя Изборского клуба.

Несмотря на то, что у нас сейчас трудные времена, кризис, геополитические проблемы, явно есть и геополитический прорыв, у нас появилась внешнеполитическая субъектность. Мы возвращаем величие России как великого государства. Как известно, в Кембридже, Гарварде и других университетах преподают по учебникам, написанным ещё в начале XX века, по знаменитой работе Маккиндера. Менталитет западных элит в отношении России не меняется: России, по их мнению, или не может быть вообще, или Россия может быть только империей, с которой надо бесконечно бороться. Еще в 1904 году в своей работе "Географическая ось истории" Маккиндер писал о невероятном экономическом будущем и об инфраструктурном потенциале Сибири. Он предвидел строительство железных дорог, развитие промышленности, экономики в этом регионе и очень этого опасался.

Именно Маккиндер в начале прошлого века предложил термин Хартленд — срединная земля. Разделение на цивилизацию Суши и цивилизацию Моря опиралось на представление о недвижной исторической оси (geographical pivot of history), центр которой располагался на пространствах Западной Сибири. Отсюда исходили, по его представлениям, континентальные импульсы, опасные для держав Моря — США и Британии. Независимый, протяжённый, с суровым климатом и разбросанными на огромном расстоянии городами регион внушал страх европейским завоевателям от Наполеона до Гитлера. Уже в XX веке Сибирь представляла собой огромный по масштабам, затерянный в бесконечных лесах и горах тыл Советского Союза, фактически недостижимый ни для сухопутных сил, ни для авиации, ни для ракет противника. В годы войны в Томск, Омск, Кемерово, Красноярск были эвакуированы сотни крупнейших заводов (всего, по советским данным, 322 предприятия, ставшие во многих случаях градообразующими), на которых трудились миллионы советских граждан. Уже в XXI веке в Сибирском регионе расположено около 90 предприятий и научно исследовательских организаций ВПК, из них 80% — в Западной Сибири. В трёх городах (Новосибирск, Омск и Красноярск) трудится около 70% работающих в сибирском ВПК.

Мобилизационный, государствообразующий труд местного населения сформировал особую идентичность и психотип сибиряков, полностью ассоциирующих себя с государственной мощью, его миссией, целями и задачами. К тому же суровый климат формирует прочные связи с государственными и общественными институтами, без которых выжить одним натуральным хозяйством очень сложно.

Чувствуя в Сибири живое и здоровое геополитическое дыхание, к этому региону обращаются ведущие политические мыслители Европы. Например, лидер французских "Новых правых" Гийом Фай предлагает всем здоровым консервативным силам Европы выйти из-под колониальной зависимости США — и обратиться к России, а конкретно — к Сибири. Он предлагает для этого специальную концепцию — "ЕвроСибирь". По мысли Фая, инициатором этого военно-политического блока должна выступить Франция после победы суверенистских сил наподобие "Национального Фронта" Марин Ле Пен.

Сибирь представляет собой огромный и надёжно спрятанный в толще континента военный бункер с обильными запасами пресной воды, необходимых ресурсов и демографическим потенциалом. На территории бывшего Сибирского (ныне — Центрального) военного округа находится самая крупная речная система не только страны, но и мира — реки Енисей с Ангарой (длина реки — 3844 км; площадь бассейна реки — 2580 км2), а также занимающая третье место система реки Обь с Иртышем (соответственно 3676 км и 2470 км2).

Будущее значение Красноярского края и Сибири в целом должно быть тем же, что и в Советском Союзе: стратегический и геополитический фундамент государства, источник научного рывка и духовного здоровья, военный бункер и богатейшая кладовая ресурсов для неотвратимых побед ближайшего будущего.

Михаил ХАЗИН, президент Фонда экономических исследований.

В 1991 году советская модель была разрушена, и мы оказались в специфическом положении: отказались от одной системы ради другой и пережили достаточно болезненный переход, который стоил жизни миллионам людей. И сейчас мы вновь в ситуации, когда модель, которая у нас была 25 лет, тоже в кризисе. И нам нужно опять менять положение. Либеральная модель не прижилась. Понятно, что мы должны возвращаться к консервативным, традиционным началам, нужно строить традиционное общество. И упор должен быть на людей, в которых традиционные основы сильны. Это на сегодня — Сибирь. Потому что традиционные основы здесь намного сильнее. Европейская часть России очень сильно заражена либерализмом. На Дальнем Востоке дух авантюризма намного выше. И именно здесь необходимо создавать эти новые традиционные институты.

Этой осенью социальная напряжённость сильно вырастет. Усилится конфронтация между либеральным крылом российского политикума и Путиным. Путин долго был арбитром, который маневрировал между разными силами. Но если в США придёт к власти Клинтон, она потребует от своих людей — а вся наша так называемая команда реформаторов поставлена министром финансов при президенте США Билле Клинтоне Саммерсом, — чтобы та сняла Путина, как было открыто сказано, в течение трёх месяцев. Если же придёт Трамп — он склонен с Путиным договариваться, но Трамп — очень жёсткий бизнесмен. И переговоры с Путиным будет вести примерно в таком стиле: Владимир, я готов с тобой договариваться, но людей Клинтон — убери, я не могу с ними работать.

В любом случае будет резкое обострение между Путиным и правительством, которое либеральное практически сплошь, а в экономической части — сплошь. Либералы тоже понимают, что в ноябре начнутся проблемы, что под либеральные лозунги народ на улицы не пойдёт. А единственный способ отвлечь Путина от борьбы с либеральным правительством или снять в случае прихода Клинтон к власти — это народные возмущения. Поэтому правительство готовит к ноябрю массовые выступления. И чтобы вызывать возмущение народа, в октябре начнут выдавать платёжки по налогу на недвижимость. Думаю, уже в октябре будет девальвация рубля, очередное резкое падение жизненного уровня населения. Увеличат налоги на малый и средний бизнес, и неслучайно правительство регионов не выделяло средств на ремонт коммунального хозяйства: в октябре-ноябре начнутся массовые аварии. И к этому надо быть готовыми.

Иван ПФАНЕНШТИЛЬ, доктор философских наук.

Геополитика — это стратегия управления пространствами, государством. И геополитика как наука управления государством говорит: мы живём так, как нами управляют. Управляют нами плохо и в основном из-за рубежа: стоит только посмотреть на то, где и какая кому принадлежит собственность, и кто ею управляет. Наверное, этим и объясняется то, что 25 лет идущие реформы — приватизация, модернизация, реформация — приводят к тому, что исчезают заводы, которые были привезены Сталиным в Сибирь во время войны. Земля зарастает. Это как раз результат управления.

Либерализм себя окончательно изжил. Должна быть смена элит, с этой элитой страна не выживет. Боюсь, что у власти нет стратегии рывка, о которой шла речь сегодня. Ведь был петровский рывок. Сталинский рывок — индустриализация. Когда страну из лапотной сделали мошной индустриальной космической державой. Но петровский и сталинский рывок — это явления разного порядка. Петровский рывок был догоняющий. Сталинский рывок был рывком созидания. Он концентрировался на интересах России: закупались новые технологии, люди затягивали пояса, но шли к цели и понимали, ради чего. Надо, чтобы ныне наверху тоже было это понимание.

Мы, русские — представители самой великой истории на планете, по природе своей победители, преодолеваем все трудности. И, конечно, не танки спасают нас, не стены крепости, а дух народа.

Владислав ШУРЫГИН, военный эксперт.

Вооружённые силы — это единственная структура, которая производит самый важный на сегодня продукт для существования нашей цивилизации — безопасность.

Начиная с 30-х годов, советская страна строила уникальную советскую цивилизацию, которая была направлена на север, и вектор её в Арктику был связан с тем, что именно туда мы должны были развиваться. И в 60-70-е годы был наш стремительный бросок. Конечно, он был связан с громадной угрозой: как только появилось оружие ядерное, дальние ядерные бомбардировщики, ракеты, то все планы нанесения ударов по Советскому Союзу основывались на том, что удар должен наноситься через Северный полюс в самое сердце России. И как ответ в 50-60-х годах возник огромный противовоздушный и противоракетный щит на этом направлении. Фактически через каждые 400-500 километров Советский Союз ставил радиолокационные станции, зенитно-ракетные полки, строились аэродромы. И всё это позволило нам прожить следующие 30 лет, несмотря на непрерывные планы американцев по очередному нападению, без реальной угрозы. Мы в советское время даже не осознавали, насколько важен продукт под названием "безопасность". И мы остались целы именно потому, что наша армия создавала нам безопасность, такой уровень гарантированного уничтожения противника, что он просто не решился ни на какие серьёзные действия.

В постсоветское время Арктика сильно деградировала в военном отношении: у нас была дыра в нашем радиолокационном поле длиной почти 2 тысячи километров, где мы не видели вообще ничего. Сегодня мы создаём арктические войска, возвращаемся в Арктику, заново строим аэродромы, открываем базы. Красноярск является стратегическим краем, это громадная вертикаль, которая, как база, скрепляет два крыла: Запад и Восток, находясь посередине.

И уникальное положение Красноярского края в ближайшее время должно сработать на усиление его военной составляющей. Здесь работают мощные заводы ядерно-оружейного комплекса, на севере Красноярского края будет восстанавливаться военная инфраструктура: будут создаваться заново военные гарнизоны, аэродромы. Возрастает роль Енисея как вертикальной транспортной артерии особого рода, потому что она практически проложена через всю страну. И развитие края имеет будущее.

Георгий ФИЛИМОНОВ, доктор политических наук.

Залогом успеха любой технологии госпереворота, демонтажа политического режима, является опора на внутреннюю политическую агентуру в регионах. На шестую колонну так называемую — в федеральных органах исполнительной власти.

Вопрос отсутствия баланса полномочий между федеральным центром и регионами является существенной проблемой. Большая часть регионов — дотационны: по данным Росстата на конец 2015 года из 85 субъектов Российской Федерации лишь 7 регионов свели свои бюджеты без дефицита. Финансовая политика федерального центра обладает рядом огрехов. Так, если регион начинает зарабатывать, то существенно сокращаются размеры федеральных ассигнований. И снижается стимул для регионов работать самим. Всё это факты, которые грамотно используют зарубежные технологи, чтобы провоцировать дестабилизацию, социальное напряжение в регионах страны.

Важным измерением гибридной войны, развёрнутой против нашей страны, является работа с российским студенчеством. Учтём, что 80% успеха киевского Майдана — это работа профессорско-преподавательского состава киевских вузов, которые агитировали, выгоняли студентов на Майдан.

Одна из ключевых проблем — загнивание региональной элиты. Граждане, и в особенности молодёжь, выражают недовольство положением, когда налицо местничество, когда элита сращивается с криминалом, налицо коррупция, молодые люди не могут устроиться в местные органы власти. Особенно в тех регионах, что далеко от центра, и удалённость Сибири, Дальнего Востока способствует ослаблению контроля и финансово-экономического, и политического, и силового.

Чтобы создать ситуацию управляемой дестабилизации, например, достаточно людям не платить зарплату. Случаи из жизни: баллотирующийся на пост главы региона обращается к руководителю крупного предприятия: ты не плати зарплату месяц, а я в рамках избирательной компании пообещаю, что решу вопрос. Договариваются, человек избирается. По таким технологиям и работают для создания управляемого хаоса: не завозить продукты в магазин, горючее на заправочные станции, а потом решать вопрос. Да, внешний фактор играет роль, однако ни одна технология без опоры на внутренние силы не работает.

Юрий МОСКВИЧ, доктор физико-математических наук.

Я совершенно согласен с тем, что очень большую роль в стабильности общества играет преподаватель. И не только армия и флот — друзья и опора России, но и учитель. А в нынешней ситуации я бы поставил его не ниже. Пришла пора говорить об учителе, его роли, надо его возвысить.

И давайте говорить на одном языке. Взаимодействие органов власти не может строиться на парадигме "они во всём виноваты". Надо строить диалог, создавать пространство согласия. Думаю, Изборский клуб и станет такой площадкой.

Михаил ЯЦЕНКО, доктор философских наук.

Я окончил Киевский университет, 8 лет работал во Львове, защищался в Петербурге, 25 лет живу в Сибири и могу провести анализ, что представляет Сибирь в аксиологическом плане.

Я поддерживаю связь со своими коллегами и друзьями на Украине и чувствую, что пропасть в векторах развития не только не сохраняется, а увеличивается. Разговор с молодым украинцем: Майдан — это классно. Потому что это признак того, что у нас есть гражданское общество, мы не сидим тихо, как вы, а протестуем. То есть разобрать брусчатку в красивейшем городе — признак цивилизованности. И он в это искренне верит, потому что полностью получил образование при этой системе, при Ющенко, где главный слоган был "Домой в Европу".

И когда на телешоу с нашей стороны звучит, что мы братья, это только раздражает. Это как ребёнок обижен на родителей, что они недостаточно богаты, хлопает дверью, уходит. Их увещевания, что мы тебя кормили-растили, не возымеют действия, а вызовут обратный результат. Надо дождаться, когда он набьёт шишки и вернётся. Другое дело, что Украина изначально сшита искусственно. Большей пропасти, чем между львовянином и дончанином трудно представить. Совсем иное — классическая гоголевская Полтавщина. И когда мы говорим о русском мире, должны понимать эту искусственность и исторические тенденции. Очень точно говорит Александр Проханов, что самое страшное для народа — потеря государственности. Пространства России от Камчатки до Калининграда может увязывать только идея имперского авторитарного в хорошем смысле типа. И кто расшатывает эту систему — не понимает, что такое развалившиеся кусочки с ядерным оружием.

Специфика Сибири в том, что она перетирает всех, создаёт особый микроклимат. И на одной кафедре немец Пфаненштиль и украинец Яценко стараются найти баланс между Сибирью и центром и являются сторонниками русского мира. Пытаемся это максимально передать студентам. Надеемся, что будут и результаты.

Евгений ТАРЛО, доктор юридических наук.

Колоссальная опасность в том, что идёт атака на Российское государство. Ведётся гигантская информационная война, и явно готовится война горячая. Наши "партнёры" не скрывают, что Россия для них была бы хороша, когда бы распалась на десяток частей.

Мы 25 лет назад проглотили такое предательство, как уход части русских земель — Украины. И что из этого получилось? Как выйти из этого тупика?

Фигурой речи стал "геноцид русского народа", хотя сейчас его нет. Но он возможен и произойдёт в такой изуверской форме, когда русские будут убивать друг друга. Победить русских внешней силой оружия невозможно. А можно — разделив и стравив между собой. Это мы увидели на Украине. Русский народ очень мудрый. И дейстовать нам надо мудро. Надо использовать идеологическое информационное оружие. Нас стравливают. Американцы всех — меньшинства, патриотов, либералов — объединяют по группам, и всех — против Путина. Первый этап их плана — уничтожить Путина. Может он нравиться или не нравиться, но он президент. Если его нет, если он не исполняет полномочия президента, страна рассыпается. И мы должны всеми силами сохранять наше государство. Но при этом нужно внутри реформироваться.

Как Пётр Первый пробил окно на Запад, президент Путин должен пробить окно на Восток. На Запад у нас нет никаких шансов развития. Мы как экономическая держава там никому не нужны. Развитие может быть только здесь. Тогда нам надо перевести бюрократию сюда, и естественным образом произойдёт смена элит: в Москве останутся те, кто не захочет переезжать и пахать на новом месте. И президент Путин сможет совершить ту кадровую революцию, которую начал. Что мешает перенести Думу или Совет Федерации? Законодательная власть пишет законы. Исполнительная власть исполняет. Они могут быть разделены. Нужно серьёзно думать о распределении столичных функций по стране. Это была бы прорывная идея, которая стала бы серьёзным толчком к развитию страны.

Елена ЛАРИНА, генеральный директор  компании "Персонал-инвест".

Любое государство решает три задачи. Оно стимулирует развитие экономики; обеспечивает её функционирование и жизнедеятельность общества. И наконец, делает всё для сохранения суверенитета государства, его целостности. Нет сомнений, что в ближайшие трудные годы государство сосредоточится, прежде всего, на решении второй и третьей задач.

Конечно, по возможности оно будет стремиться и к решению первой задачи. Но уже сейчас очевидно, что вряд ли усилия государства в этом направлении будут носить финансовый характер. Финансовых ресурсов, тем более валютных, просто нет.

В этой ситуации наиболее вероятным сценарием будет возложение функций развития на различного рода региональные, межрегиональные структуры, общественные инициативы и движения, частный бизнес.

Оглянемся на мир. Сегодня есть уже не десятки, а сотни примеров, когда небольшие компании, буквально за 3-5-7 лет превращались в корпорации, оцениваемые более чем в 1 млрд. долл. За многими из этих компаний стоят принципиально новые разработки в области робототехники, синтетической биологии, аналитики больших данных и т.п. Сегодня наиболее процветающие и имеющие максимальную капитализацию не только в Америке, но и в Южной Корее, Финляндии, Ирландии и Польше, которые имеют лучшие показатели в Европе, — высокотехнологичные компании.

Мало кто знает, что главную роль в подъёме новых технологических компаний, которые уже сегодня, а тем более завтра, всё более формируют лицо преуспевающих экономик, сыграли практически во всех странах мира не федеральные, а региональные власти. В США Кремниевую долину создали несколько сменяющих друг друга губернаторов Калифорнии и их администрации. В Ирландии такую роль сыграл мэр Дублина и т.п. Конечно, роль федеральной власти велика, но история последних 25 лет показывает, что очень многое могут сделать непосредственно регионы и даже города.

К тому же сейчас в мире наиболее быстро растут предприятия и компании, занятые в так называемой совместной экономике. Совместное производство и потребление, использование временно свободных мощностей отлично практиковалось в СССР ещё в 30-е годы, начиная с машинно‑тракторных станций коллективизации. Для развития этой экономики тоже не нужно государственных средств. Достаточно поддержки на региональном уровне, тем более что Красноярский край по территории и по населению превышает многие развитые страны мира.

В крае большой научный потенциал. А если дополнить его другими Сибирскими центрами, то он будет превосходить научно-исследовательский, конструкторский потенциал таких нынешних технологических лидеров, как Финляндия и Ирландия.

Пора отрешиться от иллюзий, что федеральный центр всё решит. В ближайшие годы главные заботы центра будут связаны с обеспечением жизнедеятельности и безопасности страны в узком и широком смыслах слова. Задачу же развития придётся брать на себя населению, общественным движениям, бизнесу, территориям в теснейшем контакте со всеми ветвями государственной власти.

Александр ПРОХАНОВ.

Мы живём накануне больших тектонических сдвигов. Как они пройдут, что это будет, как встретит их наше изнурённое, во многом наполненное скептицизмом общество, — неизвестно. Но Изборский клуб собирается быть в центре нового турбулентного русского исторического процесса. Надеемся, что создаваемое здесь отделение клуба также будет участвовать в процессах, связанных с включением Сибири в русский авангард, русский ренессанс и русское развитие.

Материал подготовила Екатерина ГЛУШИК

На фото: природный парк «Ергаки» в Красноярском крае

Комментарии Написать свой комментарий
13 октября 2016 в 17:40

Даже самые светлые в мире умы
Не смогли разогнать окружающей тьмы, -
Рассказали нам несколько сказочек на ночь
И отправились, мудрые, спать, как и мы.
Омар Хайам

Задачей Изборского клуба является создание идеологии Российского государства, говорит во вступительной речи А.А.Проханов. А кто заказчик? Идеология, которая, кстати, давно уже выработана Александром Андреевичем, никогда не будет принята существующим государством, во главе которого находятся по сути антигосударственники. Государство, все его ресурсы служат капиталу, причём не



"работающему", а в основном банковскому, это известно всем вменяемым людям - об этом лучше почитать у М.Делягина. И ещё государство является мощнейшим орудием защиты интересов тех, кто бессменно находится в высших эшелонах госвласти, и с его помощью они будет сохранять свою монопольную власть до конца. Так что, Изборский клуб в заявленной цели - утопия в чистом виде. Утопичны и надежды Е.Лариной (приятно было узнать, что в Клубе присутствует женщина) на то, что прорывные проекты по типу Силиконовой долины могут осуществлены нашими доморощенными бизнесменами. Наш бизнес ничего, кроме сверхнаживы, себе не позволит. У нас возможны только Сколковы во главе с чубайсами и иже с ними. Напоследок, скажу несколько слов о концепции соединения несоединимого при создании Клуба. Она - очередная утопия учредителей и идеологов этого предприятия. Покажу на примере одного из участников заседания, Ю.Москвича. Так вот, сия персона не кто иной, как представитель кровавого Ельцина в Красноярском крае в самые трагические 90-е годы для страны и края; он непосредственный организатор, идеолог и проводник тех "реформ" в регионе, которые привели к разрушению страны. Сегодня он, я не сомневаюсь, московские Гозман и Станкевич в одном лице, пускай сколько угодно рядится в белые одежды праведника и государственника. Хорошо, что он теперь доктор математики, не ритор в чистом виде, а так мог бы воспитать немало будущих "болотников". Желаю успехов Клубу и призываю быть бдительными в выборе спутников.