Сообщество «КИТАЙ-ГОУ (中国)» 17:50 13 марта 2018

Кланы решают все

как изменится Китай после принятия поправок в Конституцию
1

В знаковую не только для всех россиян, но и для истории бывшего социалистического лагеря стран дату – 5 марта открылась очередная сессия китайского парламента. На ней теперь уже на законодательном уровне будет закреплена партийная инициатива о «пожизненном правлении» председателя КНР и произойдут масштабные изменения в системе государственного управления страной.

2980 избранных от регионов, центральных правительственных структур, финансовых и силовых ведомств депутатов планируют внести изменения в конституцию страны, по масштабам сопоставимые с появлением нового основного закона.

Беспрецедентная политическая борьба и бессрочное правление Самая обсуждаемая поправка в конституцию, принятую в 1982 году тандемом «южан» Дэн Сяопином и маршалом Е Цзяньином, – отмена ограничений для председателя КНР. Ранее глава исполнительной власти и его заместитель согласно 45-й статье не имели права занимать посты более двух сроков подряд, как и первые лица парламента, Верховного суда и Верховной прокуратуры. Эта непреложная норма, введенная Дэн Сяопином, стала синонимом современной китайской системы госуправления, ее отмена – крутой поворот в траектории развития крупнейшей экономики мира. Несмотря на то, что слухи об отмене ограничений публиковались в зарубежной прессе достаточно давно, даже самые смелые в своих мнениях эксперты не допускали возможности столь коренных изменений в известной своей стабильностью китайской политической системе.

В середине марта парламент КНР – Всекитайское собрание народных представителей не только изберет нового главу и проголосует за второй пятилетний срок Си Цзиньпина, но и утвердит инициированные Центральным комитетом КПК всего лишь два месяца назад поправки в конституцию страны. Надо особо отметить, что об отмене упомянутых ограничений огромная страна узнала за неделю до сессии парламента – 25 февраля из опубликованного проекта поправок, тогда как обычная законодательная практика в Китае подразумевает обнародование подобных инициатив минимум за месяц до их принятия.

Кардинальные изменения сопровождал весьма тревожный внутриполитический фон. О поправках, «вносящих соответствие конституции с политическим и хозяйственным укладом страны» (это все, что было известно Китаю до 25 февраля), впервые сообщили в 8.00 27 января, а уже в 15.00 того же дня агентство «Синьхуа» передало новость о переподчинении полуторамиллионной группировки Народной вооруженной полиции Китая (аналог Росгвардии), находившейся в ведении Госсовета, Центральной военной комиссии или непосредственно ее главе Си Цзиньпину. Через шесть дней, морозным утром 3 февраля руководство ЦВК объявило о начале беспрецедентных по масштабам мобилизационных учений, в которых, судя по всему, были задействованы все самые боеспособные части НОАК и переподчиненной Вооруженной полиции. Вслед за экстренным вторым пленумом, прошедшим 18 января, был объявлен еще один – внеочередной, прошедший с 26 по 28 февраля перед самым началом сессии парламента.

Такая череда событий вызывала воспоминание о политической нестабильности, предшествовавшей Культурной революции периода Мао Цзэдуна – малой гражданской войне между «красными генералами» и «хунвейбинами», леворадикально настроенными приверженцами мировой революции, трибунами молодежного движения крупных индустриальных центров.

Решение о бессрочном правлении Си Цзиньпина и его заместителя, чью должность ранее считали номинальной, увенчивает пятилетнюю внутриполитическую борьбу, начавшуюся в Китае с ареста бывшего члена Постоянного комитета политбюро Чжоу Юнкана и развернувшуюся после этого чистку партийных и государственных кадров в масштабах всего Китая, накал которой только усиливается. Если вначале дело против Чжоу Юнкана и Бо Силая считали эпизодом дворцовых интриг, то после пяти лет непрекращающихся расследований в отношении сотен тысяч чиновников и членов компартии, в том числе глав и их заместителей всех без исключения регионов Китая, ни у кого не осталось сомнений в масштабе задуманных командой Си Цзиньпина преобразований. Апогеем чисток стал арест действующего члена политбюро (высшего руководящего органа компартии) Сунь Чжэнцая, которого прочили в преемники нынешнего премьер-министра. В лучших традициях «критики и самокритики» Мао Цзэдуна напарника арестованного члена политбюро и «преемника Си Цзиньпина» от оппозиции – партсекретаря крупнейшей южной провинции Гуандун товарища Ху Чуньхуа попросили публично осудить Сунь Чжэнцая. Элите был дан недвусмысленный сигнал: в политической борьбе сняты все ограничения, кроме тех, что наложены командирами выведенных в поле дивизий НОАК.

Появление в стране несменяемого руководителя преобразует все ее политическое пространство. Сложившийся ранее и действующий до сих пор триумвират из национально ориентированных военных, проамериканского либерального правительства и «шанхайской» части глобальной финансовой элиты через пять лет может быть полностью отменен. На смену придет принципиально иная модель распределения власти, сложившейся внутри группы Си Цзиньпина – из его союзников, сторонников и непосредственных ставленников.

Тем не менее сегодня данный триумвират сохраняется и его аннигиляция – задача следующей «политической пятилетки» в Китае, которую председатель КНР и его заместитель, судя по всему, собираются провести еще интенсивнее, заручившись гарантией неприкосновенности в виде неограниченного числа сроков правления. 

Социализм в новую эпоху

В то время как внимание западных и российских СМИ было привлечено прижизненным включением в конституцию Китая «идей Си Цзиньпина», который «сделавшись генсеком, сосредоточил в своих руках необъятную власть», анализ изменений в основной закон показывает совсем иную картину. В его преамбулу включены не только «идеи Си Цзиньпина о социализме с китайской спецификой в новую эпоху», но и предшествующая им, а значит, более первостепенная Концепция научного развития предыдущего и ныне здравствующего генсека Ху Цзиньтао, лидера прозападной политической группы китайского комсомола. Тем не менее вокруг по-андроповски скромной фигуры «комсомольского генсека», который проводил в жизнь идею Chimerica – единого пространства Китая и США, западная печать не раздувает истерию о красном тоталитарном вожде, меняющем основной закон по своей прихоти и в угоду собственному властолюбию.

Другой «комсомольский мем» о «гармоничном развитии», также привитый на идеологической почве Китая в эпоху Ху Цзиньтао, фигурирует в поправках в конституцию гораздо чаще, чем лозунг Си Цзиньпина о великом возрождении китайской нации, а если учесть иные мемы того же происхождения, как то «экологическая цивилизация», «мирный путь развития», «стратегия взаимной выгоды и общего выигрыша», доминирование идей товарища Си и вовсе кажется абсолютной дезинформацией.

На практике идеологические изменения в конституцию проводятся в интересах как «красной военной аристократии» Си Цзиньпина, так и группы либеральных комсомольцев – бывшего генсека Ху Цзиньтао, нынешнего премьера Ли Кэцяна, других руководителей центральных ведомств и регионов.

Сам Си Цзиньпин согласно его официальной доктрине «Социализм с китайской спецификой в новую эпоху» официально манифестирует себя в качестве преемника Дэн Сяопина, которому принадлежит идея построения социализма «в одном отдельно взятом» Китае и отказ от маоистской политики экспорта «китайского коммунизма». Дэн Сяопин, как известно, осуществляя модернизацию страны, опирался на крупные военные кланы, на них же ставит и Си Цзиньпин. Важно также понимать, что он, объявив себя преемником Дэн Сяопина, окончательно разорвал связь с «шанхайской» группой, из которой некогда вышел, как и потенциальный заместитель председателя КНР Ван Цишань – человек, организовавший в партии «погром». 

Всё под контролем Госкомитета

Вторым по масштабам изменением в конституцию станет появление новой контрольной ветви власти, присущей традиционному имперскому госаппарату. Ее воплотит Государственный комитет, который станет «верховным контрольным органом страны». Его глава будет назначаться парламентом не более чем на два срока. О функциональной направленности ГКК в конституции не говорится более ни слова, однако в перечислении органов власти новый комитет следует сразу же за правительством и Центральной военной комиссией и оставляет за собой Верховный народный суд и Верховную народную прокуратуру.

Ранее предполагалось, и это было бы логично, что комитет возглавит руководитель Центральной комиссии по проверке дисциплины, проводивший «партийный контроль» в масштабах всей страны, Ван Цишань. Однако последняя информация о том, что Ван Цишань может занять второй после Си Цзиньпина пост, внесла еще большую интригу в происходящее. Назначение зампредом КНР Ван Цишаня не только нарушает негласное правило о запрете занимать высшие посты лицам старше 70 лет, но и делает вакантным место руководителя независимой контрольной ветви власти. Его может занять нынешний глава Центральной комиссии по проверке дисциплины, земляк Си Цзиньпина и бывший главный кадровик ЦК Чжао Лэцзи. Для более полной картины нужно добавить, что у него есть и шансы потеснить Ван Цишаня на должности заместителя Си Цзиньпина. Чжао и Ван – представители самых крупных военно-региональных группировок Китая – шэньсийской и шаньдунской, и в нынешней интриге присутствуют оттенки будущей более сложной борьбы за власть между сторонниками Си Цзиньпина.

Семь членов Посткомитета политбюро

Группа высших руководителей компартии – семь членов Постоянного комитета политбюро, которые во время сессии парламента обретут свои «аватары» в органах власти Китая – посты председателя КНР, премьера Госсовета, председателей ВСНП (парламента) и Народного политического консультативного совета Китая (гибрид общественной и торгово-промышленной палаты), главы ГКК и первого вице-премьера, сегодня представлены выходцами из трех регионов. Прежде всего из «сердца» Шелкового пути – провинции Шэньси. Это генсек Си Цзиньпин, будущий глава парламента Ли Чжаньшу, проработавший там много лет, и глава партийного контроля Чжао Лэцзи. Среди выходцев из Шанхая – глава исследовательского центра ЦК Ван Хунин, возглавивший секретариат ЦК, и бывший партсекретарь Шанхая Хань Чжэном, которого прочат в первые вице-премьеры. Либеральный блок «комсомольцев» представлен выходцами из провинции Аньхой – премьером Ли Кэцяном, бывшим первым секретарем Союза коммунистической молодежи Китая, и вероятным главой НПКСК Ван Яном, некогда возглавлявшим богатую южную провинцию Гуандун и долгое время являвшимся основным переговорщиком с США в «китайско-американских диалогах».

Знаковым для России является ожидаемое избрание главой парламента Китая Ли Чжаньшу, человека из команды Си Цзиньпина. Карьерный рост бывшего мэра города Сиань, столицы провинции Шэньси, можно назвать стремительным. Ли Чжаньшу не занимал постов руководителей крупных провинций. Из губернатора приграничного с Россией Хэйлунцзяна и бедной Гуйчжоу, в которой он заставил локализовать производство американского технологического гиганта Qualcomm, этот человек стал основным советником Си Цзиньпина по выстраиванию отношений с Россией, главой партийного Совета государственной безопасности и, как считается, основным идеологом и проводником в жизнь идеи о «коренном лидере партии» и его бессрочном правлении. Именно на посту главы парламента Ли Чжаньшу, увлекающийся боксом, реализует все намеченные в конституции изменения.

На сессии парламента ожидается замена глав Верховной прокуратуры и Верховного суда, которые сейчас занимают выходец из Шанхая Цао Цзяньмин и бывший первый секретарь комсомола Чжоу Цян. Другой важной кадровой перестановкой может стать появление нового главы Центрального банка, сейчас возглавляемого выходцем из Шанхая Чжоу Сяочуанем. Кто будет определять новую монетарную политику страны, являющейся одним из самых крупных держателей долговых обязательств США, покажет время, однако ряд наблюдателей называют имя «экономиста Си Цзиньпина» Лю Хэ, который совсем недавно посетил вместо шефа форум в Давосе.

Свои позиции в новом правительстве получат все 25 членов политбюро компартии, возможно, заменив на постах ключевых министров «комсомольской группы», руководящих экономикой Китая уже более 10 лет.

Сегодня остается очевидным одно: на фоне постоянно усиливающегося накала политической борьбы на передовые позиции выходит группа национально ориентированных представителей «красной военной аристократии» во главе с Си Цзиньпином – сыном маршала Си Чжунсюня, тесно связанного с СССР. На фоне постепенно уходящего со сцены триумвирата политических группировок появляется совершенно новая команда из представителей военно-политических групп провинций Шэньси, Шаньдун и беспрецедентно усилившейся на региональном уровне группы соседней с Шанхаем торгово-промышленной Чжэцзян.

Источник

Cообщество
«КИТАЙ-ГОУ (中国)»
0 0 42
Cообщество
«КИТАЙ-ГОУ (中国)»
3 0 6 858
Комментарии Написать свой комментарий
14 марта 2018 в 12:17

Сегодня ...на передовые позиции выходит группа национально ориентированных представителей «красной военной аристократии» во главе с Си Цзиньпином – сыном маршала Си Чжунсюня, тесно связанного с СССР. ----- Да, нам бы такие позиции, наверное, тоже не помешали. Интересно, что думает об этом Д. Рогозин...