Катастрофа высшего образования как следствие культурной деградации
Авторский блог Виталий Даренский 01:02 3 декабря 2017

Катастрофа высшего образования как следствие культурной деградации

Катастрофа высшего образования является в первую очередь отнюдь не следствием сознательных усилий чиновников (хотя и они немало потрудились в этом направлении), а следствием объективного исторического процесса обвальной культурной деградации «потребительского общества». Поэтому наивно думать, что можно серьезно изменить ситуацию какими-то «реформами». Рано или поздно придется честно признать, что никакого «высшего образования» уже давно реально не существует – существует лишь его неуклюжий тотально коррумпированный смулякр, умело высасывающий деньги из госбюджета и карманов наивного населения.
9

 двойной клик - редактировать изображение

 двойной клик - редактировать изображение

В «постсоветский» период в странах бывшего СССР, несмотря на всю глубину деструктивных процессов в социально-экономической сфере, система высшего образования, тем не менее, по контрасту с первой развивалась весьма бурно. Общее количество и ВУЗов, и студентов по сравнению с концом советского периода истории в настоящее время выросло в несколько раз. Впрочем, параллельно этому взрывообразному росту происходил и рост коррупции, сопровождающийся, естественно, резким падением уровня реальных знаний студентов (в некоторых случаях практически до «нуля»). Открытие новых специальностей и введение новых предметов чаще всего оказывалось не обеспеченным должным образом ни наличием подготовленных преподавателей, ни качественными учебными пособиями и методиками, превращаясь, таким образом, в откровенную «халтуру» с исключительно корыстными целями.

Сложилась пагубная практика открытия многочисленных вузов с так называемыми «престижными», но все менее востребованными специальностями. В сфере платного образования стали крутиться огромные деньги, по обороту сравнимые с торговлей нефтью или оружием.

К середине 2000-х годов в вузы стали поступать около 80% вчерашних школьников (в СССР их процент не превышал 30%). По стране в буквальном смысле ходят толпы молодых безработных: экономистов, юристов, психологов, журналистов и т.д. В этом смысле не только возникающие без какой-либо реальной базы частные ВУЗы, но и непомерно раздувающиеся за счет множества новых специальностей государственные, превращаются в своего рода «потемкинские деревни». Ещё сохраняя способность производить качественные кадры, вместе с тем, система образования превращается в одну из сфер рынка услуг, для которой на первом месте стоит именно прибыль, достигаемая любыми способами, а все остальные параметры деятельности уходят на второй план.

К сказанному нельзя не добавить, что высшее образование относится к числу наиболее коррумпированных сфер «постсоветской» экономики: здесь в «тени» ежегодно оборачиваются как минимум несколько десятков миллиардов рублей; по самым скромным подсчетам социологов, не менее 60% студентов регулярно дают взятки за получение оценок, а за само поступление в ВУЗ этот процент намного выше, во многих случаях доходя почти до 100%.

Сами трудовые коллективы ВУЗов уже давно практически полностью формируются по принципу «своих людей», т. е. через родственные, кумовские связи, или же через взятки, если человек таковых не имеет и его берут в систему, как говорят, «с улицы». Поэтому внутренние отношения в этих коллективах все чаще построены по вполне «мафиозным» принципам, со сложной системой неформальных обязательств, общей «повязанностью» участием в одной коррупционной системе (с «откатами», «разборками» и т. п.), а также подчиненности всех достаточно жесткой системе неформальных правил «вертикальных» и «горизонтальных» отношений, которая очень похожа на систему «понятий», по которым живет криминальный мир. Однако, в отличие от последнего, здесь эта система лицемерно замаскирована. С другой стороны, именно профессиональные качества здесь ценятся меньше всего, поскольку само их наличие в первую очередь делает человека опасным конкурентом «коллег» и, тем самым, потенциальной жертвой этой системы.

Особые реалии системы высшего образования, связанные с ее качественной деградацией, превращением в одну из самых коррумпированных сфер рынка и социальной невостребованностью производимого «продукта», очевидно, являются очень «неудобной» темой. В нынешних условиях, кроме того, достаточно очевидно, что уровень образования и наличие дипломов весьма мало связаны с уровнем доходов человека. Как отмечает в статье «Образование и глобализация» И. Шарыгин, в «постсоветском» социуме «полностью отсутствует положительная зависимость между качеством образования и личным успехом в жизни. Скорее наоборот, эта зависимость отрицательна. Личные связи и неразборчивость в средствах — основные способы для достижения успеха.

Что касается образования, то нужны не знания, а справка об образовании, диплом. Причем не важно какой. Дипломированные неучи делают карьеру быстрее и успешнее, чем хорошо обученные профессионалы» (Шарыгин И. Образование и глобализация // Новый мир. 2004. No 10. С. 113). Поэтому, если в жизни исходить из исключительно меркантильных интересов, то настоящее высшее образование непосредственно необходимо сравнительно небольшой части населения, основная же его масса занята такими видами деятельности, которые не требуют не только высшего, но часто даже и среднего образования.

К настоящему времени утвердилась идеологическая концепция, согласно которой высшее образование является едва ли не самым главным фактором развития общества «постсоветских» стран, которые якобы отстают от ведущих стран мира в экономическом и технологическом отношении в первую очередь из-за неэффективной системы образования. Однако не трудно заметить, то, что «взрывообразный» рост сферы высшего образования происходит как раз не за счет подготовки специалистов по современным высоким технологиям, — их доля в общем количестве студентов и качество подготовки как раз существенно снизились по сравнению с советским периодом, — но за счет многократного бессмысленного увеличения доли специалистов для непроизводственных сфер (управленческой, финансовой, сферы услуг и развлечений и т. п.), оказывающихся в большинстве своем не востребованными.

Факт устойчиво высокого спроса на высшее образование в силу его низкой востребованности является удивительным и требующим осмысления, особенно учитывая как крайнюю скудость денежных средств большинства населения, так и тот факт, что эти средства люди обычно вкладывают именно «в диплом», а не в реальные знания, стараясь, где только возможно, заменить последние приемлемым денежным взносом. Социологические данные и личные наблюдения однозначно свидетельствуют, что подавляющее большинство выпускников ВУЗов не работает по своей непосредственной специальности, и очень часто с самого начала не собиралось этого делать.

Главное объяснение растущего спроса на высшее образование в условиях сокращающихся возможностей его реального применения состоит как раз в том, что на уровне массового сознания распространена вера в близкий экономический «бум», в результате которого произойдет быстрый переход к тому типу общества, который имеет место в самых развитых странах мира. В расчете именно на это, а не на те условия, которые имеют место теперь, люди вкладывают свои (часто последние) деньги в обучение детей в ВУЗах, или уже самостоятельные люди тратят на это большую долю своих доходов. Правда, как свидетельствуют данные социологических опросов, все большее количество людей осознают утопичность таких надежд и начинают связывать высшее образование с надеждой на эмиграцию в более экономически развитые страны.

Происходящая обвальная примитивизация и девальвация самого высшего образования обусловлена не только его количественной избыточностью и низким качеством, но и, во-первых, резким падением базового уровня культуры у «постсоветских» поколений; во-вторых, упрощением тех видов деятельности, для которых ныне требуются наличие диплома. Первый из названных факторов уже хорошо описан в литературе. Например, А.Андреев в статье «Российский студент в пространстве культуры», обобщая результаты многолетних исследований, отмечает не только резкое падение культурной эрудиции студентов на рубеже 1990–2000-х годов (т. е. у первого чисто «постсоветского» поколения), но и, что намного более серьезно, падение у них функциональных, в первую очередь, мыслительных навыков и языковой компетенции, определяющих саму способность к обучению и усвоению сложного смыслового содержания.

Как отмечает названный автор, в этот период «преподаватели гуманитарных дисциплин большинства московских ВУЗов стали сталкиваться с новой совершенно неожиданной трудностью — неспособностью многих студентов конспектировать лекции. Фактически студенты оказываются не в состоянии самостоятельно осуществить смысловое структурирование более или менее сложного текста с большим количеством абстрактных понятий. Более того, как оказалось, они не знают и широко употребляемых общенаучных терминов… В этих условиях лекция вырождается в своего рода диктант, сопровождаемый разъяснением элементарных понятий.

По наблюдениям преподавателей, из речи студенческой молодежи выпадают целые семантические пласты, связанные с вероятностным мышлением и формулировкой прогнозов, стиль коммуникации становится однообразным, оценки — „черно-белыми“, описание человеческих мотивов и действий сводится к простейшим глагольным конструкциям, при помощи которых могут быть зафиксированы лишь отдельные действия, но отнюдь не стратегии поведения… редко какой студент сегодня пишет без ошибок, причем, порой достаточно грубых. Ещё 15–20 лет назад абитуриенты с таким знанием языка вряд ли вообще могли поступить в вуз» (Андреев А. Российский студент в пространстве культуры // Москва. 2004. No 3. С. 141–142).

Если таково положение в Москве, то в иных местах названная тенденция пошла ещё далее — вплоть до того, что функциональная некомпетентность студентов вообще стала нормой и ее просто перестали замечать, воспринимая как данность.

Впрочем, описанная тенденция отнюдь не является аномалией и представляет собой часть более общего цивилизационного явления, которое можно определить как вторичную варваризацию — утрату новейшими поколениями многих культурных навыков, ещё недавно бывших совершенно естественными их ближайших предков, часто не имевших даже начального образования.

Тем самым, возникает ситуация, ещё недавно казавшаяся немыслимой, при которой почти поголовное «высшее образование» сочетается с обвальной культурной деградацией. Причиной вторичной варваризации, очевидно, является господствующий образ жизни «потребительского общества», в котором оказывается избыточным все то, что выходит за рамки простого гедонистического прагматизма: в первую очередь, базовые ценности и культурный навык духовного самовозрастания личности, существовавшие в традиционном обществе как его естественная основа.

Тем самым, катастрофа высшего образования является в первую очередь отнюдь не следствием сознательных усилий чиновников (хотя и они немало потрудились в этом направлении), а следствием объективного исторического процесса обвальной культурной деградации «потребительского общества». Поэтому наивно думать, что можно серьезно изменить ситуацию какими-то «реформами».  Рано или поздно придется честно признать, что никакого «высшего образования» уже давно реально не существует – существует лишь его неуклюжий тотально коррумпированный смулякр, умело высасывающий деньги из госбюджета и карманов наивного населения.

Впрочем, те кому надо, об этом давно уже очень хорошо знают.

Что делать в этой ситуации? Естественно, рациональнее всего было бы просто ликвидировать всю «систему образования» как таковую и оставить на всю страну несколько учебных центров, которые бы готовили ученых для военной промышленности, военных учебных заведений и медицины – тех сфер, которые необходимы для выживания государства. В гражданской сфере наука не нужна в принципе, поэтому какой смысл государству тратить на нее деньги? Особенно это касается гуманитарных наук, в массовом порядке штампующих полуграмотных пропагандистов русофобии. В естественных и технических науках ситуация не намного лучше – здесь большинство тех, кто достиг какой-то серьезной квалификации, стараются уехать за рубеж, тем самым, усиливая наших геополитических противников.

Однако такое оптимальное решение вызовет колоссальный скандал, на который государство не пойдет из-за огромных репутационных потерь. Но на самом деле именно такой путь не имеет альтернативы, хотя он будет происходить замаскированно. «Система образования» с сотнями никому не нужных университетов продолжит свое существование – но фактически в качестве филиала пенсионного фонда, просто для того, чтобы не оставить безработными миллионы людей, одни из которых делают вид, что учат, а другие делают вид, что учатся. А реальная наука в конечном счете сконцентрируется только в военной сфере как основа для ВПК, куда и будут индивидуально отбираться самые талантливые студенты. Что касается гуманитарной сферы, то здесь самые талантливые люди всегда были самоучками и «оканчивали библиотеки» (Р. Бредбери), а не университеты, которые им всегда только мешали нормально расти и развиваться.

И независимо от того, насколько этот процесс будет регулируемым, и насколько стихийным, никакого другого пути в этой сфере объективно не существует.

Загрузка...

Комментарии Написать свой комментарий
3 декабря 2017 в 07:22

Полностью соглашаясь с высвеченным автором трендом, не могу не сделать важного замечания: прямо его исследование касается именно "центровых" - московских, немного в меньшей степени - питерских ВУЗов. Чуть за вторую кольцевую, - лучше дело обстоит. Уже Новосибирск, Омск, Иркутск и Барнаул ПОКА имеют в штате честнейших и благоразумных преподавателей советской "закваски". То же отвечаю, - за Дальний Восток. Грусть и ужас, что для моего ДВФУ заготовил себе на будущее место ректора Д.А. Медведев, здесь уже и поделать что-либо, - трудно. Почти невозможно, без кардинального изменения социального строя.
Только ВЕРА в лучшее - остается.

С уважением, актуальнейшая тема.

3 декабря 2017 в 08:08

Автор несколько преуменьшает роль чиновничества в оболванивании молодёжи, достаточно вспомнить высказывания бывших министров образования:фурсенко, ливанова (маленькие буквы фамилий -не ошибка), но мысль о массовом обнулении "образования" , особенно высшего, поддерживаю. Как решить проблему среднего образования, при нынешнем составе преподавателей -- задача не имеющая решения, разве только усадить молодых учителей за школьную парту немногочисленных приличных школ.
А начинать реформу закрытия "ВУЗов" предлагаю с ВШИ...

3 декабря 2017 в 21:05

Фамилии таких деятелей надо писать не строчными буквами, а нижними индексами.

3 декабря 2017 в 21:41

Современное образование превратилось в важнейший инструмент действий оккупационной власти против собственного народа. Уровень образования очень низкий, упор далется не на блестящих специалистов, а на середнячков, умеющих правильно заполнять электронный журнал, вести документацию и пр. Само образование стало услугой, что говорит о многом.
Зарплата у профессоров нищенская, многие работают на нескольких работах, а пребывание в вузе рассматривают как подработку.
Ошибкой было и резкое сокращение числа вузов. Если вуз неэффективный, его нужно не сокращать, а поднимать в нем уровень преподавания. Создается впечатление, что оккупационной власти нужно не так много людей реально думающих; главное, чтобы они обслуживали трубу, которая обспечивает их богатства.

3 декабря 2017 в 22:04

Автор пишет: "Катастрофа высшего образования как следствие культурной деградации".

А культурная деградаия - следствие чего? Может, катастрофы высшего образоваания? Или низшего? Или происков масонов, амеров, жиРов, или пережиток или недожиток коммунизма?

И как быть с тем, что болонкинская система - первый признак развала высшего образования - пришла в Россию с Запада? И с тем, что американцы и японцы учатся только на бизнес и менеджмент, но не на точные науки? Которые оставляют для "интеллектуальных негров" .
Если Россию оккупировал Запад, то кто оккупировал Запад? Может, Россия заставила Запад ввести болонкинскую систему, и угробить свою ВЫШку? Ребята, кончайте заниматься пропагандой, надо дело делать, потом будет поздно.

4 декабря 2017 в 01:01

Это комментарий к статье про демографию. Но и про образование. И про публику.

"Не пойму, почему на форумах и в СМИ народ и авторы зашорены все до одного. Что-то одно: или демография, или образование, или армия, или коррупция, или дедукция.Господа товарищи, общество - это система, и в ней всё повязано. Демографическая проблема, проблема образования, национальная проблема - всё от одного: общество переживает кризис, то есть переломный момент своей истории. Переживает общество всего мира, потому что все проблемы, решение которых Господа товарищи ищут тут на форуме как проблемы России, - они не нацирнальные, они Мировые.
Я уже не говорю о вымирающих лимитотрофах, французах и прочих немцах. Вот парочка других примеров:

"Попытка спасти Италию от вымирания вылилась в скандал.
17:45 22.09.2016 , Виктория Никифорова
Итальянцы сочли пропаганду деторождения оскорбительной, унизительной, сексистской и даже фашистской.
Серьезных отношений женщины не заводят, пока не найдут работу, а детей не рискуют рожать, пока не обеспечат себя независимым источником дохода, который позволил бы «продержаться на плаву» с маленьким ребенком. При таких раскладах ответственное материнство в Италии возможно только после сорока. И сама министр здравоохранения Беатриче Лоренцин – типичный пример подобной стратегии: она рискнула родить только в прошлом году, когда ей уже исполнилось 43 года. Это при том, что и она, и отец ее близнецов принадлежат к верхней страте среднего класса и бедность им не грозит."

Теперь пойдем в Азию.
Японии движется к демографическому коллапсу.
В третьей экономике мира самое старое население, стремительно снижающийся уровень рождаемости и огромное количество одиноких людей.
Как сообщает The Japan Times, новое исследование показало, что среди японцев в возрасте от 18 до 34 лет 70% неженатых мужчин и 60% незамужних женщин.
Более того, что ещё хуже для политики государства по стабилизации демографии, около 42% мужчин и 44,2% женщин признались, что они девственны."

Таких примеров, хоть по демографии, хоть по козявкографии, - пруд пруди, по всему миру. Болячка мировая, а вы, господв головлёвы, собираетесь решать её в пределах своего курятника. Строить коммунизм в одной отдельно взятой деревне Волковойня.

Эта болячка - не эпидемия. Это болезнь старого возраста. Вся Цивилизация перешла свой Рубикон и катится вниз с нарастающей скоростью. Да это видно хотя бы из того, что та же демографическая проблема нерешабельна в принципе. Да, в большой семье вырастают здоровые психологически и морально люди. Но только при условии, что в семье работы невпроворот. Ведь "Труд сделал человека" . А теперь труда нет. Не только в семье, но и во всероссийском, и в Мировом масштабе - НЕТ. Его уже нет, и с каждым днем становится еще меньше. И этого ребенка, которого вроде бы надо родить, и хочется родить, - его воспитать в труде, накормить, одеть, обуть, а потом устроить на работу - не выйдет. Работы нет. Без детей общество обречено, а с детьми - хоть ложись и помирай. Нерешабельно.

То же самое с образование. "Верните советсое! Верните кадетское! Верните светское! Верните павелецкое!" Да на кой черт их возвращать, когда никто учиться не хочет? "Дети хотят хороший аттестат. Студенты - диплом хорошего ВУЗа. Знания не нужны никому". А и в самом деле, на кой они, знания, когда применить их негде. Работы нет. Задача нерешабельная.

Сотни тысяч лет, если не больше, человек привык решать все проблемы, улучшая технологию производства. И не обращал внимания на то, что при этом происходит с самими людьми. А ведь они становились всё менее достойными жить. Наши необразованные, даже не знавшие речи предки самим фактом нашего существования доказали своё право жить. А теперешнего человека лиши напряжения, магазина, санузла - конец, момэнтум в морэ. Не выживет. Лавочка закрылась. Улучшение производства требует изгнания из жизни самого человека. А как жить? А это уже ваше личное дело, господа присяжные заседатели.

Человечество подошло к критической отметке. Жить как раньше больше оно не будет, не может, и не сможет. А как устроить жизнь людей так, чтобы и дети были, и люди жили, пока солнце светит - "Думай , Петька, думай!" Ведь будущее рождается в головах у людей. Но не в пустых".

4 декабря 2017 в 09:18

Об образовании:
http://www.stihi.ru/2017/03/02/2455

«Ученье – свет, а неученье – тьма» и смерть,
Возможно это жесткое определенье,
Но жизнь устроена на самом деле так:
Кто развивается, с тем Бог и проведенье.

Смысл жизни человечества – развитие,
Оно известно, как технический прогресс,
Куда ведет он? – не совсем понятно,
Но есть опасность нам вернуться в «лес»...

Россия в ряд войдет держав великих,
Когда ее основой станет человек, –
С большой Душой, здоровым Телом,
И Духом просвещенным для побед.

И это главная задача для России,
Живущих нынче на Земле людей,
А то, что будет завтра с нами, с ней,
Зависит от того, какими будут дети.

4 декабря 2017 в 14:54

"Факт устойчиво высокого спроса на высшее образование в силу его низкой востребованности является удивительным и требующим осмысления..."
Ничего удивительного. Во-первых, это еще наследие Советского Союза. Те, кто учился в СССР мотивируют своих детей, на получение образования, считая его ценностью. Во-вторых, образование — это возможность уехать за границу. В-третьих, есть надежда, что ставка правящих кругов на развитие общества потребления закончится и начнутся трудовые будни, тогда знания будут востребованы. В-четвертых, конечно, диплом. Бытовая логика: - "получишь диплом будешь командовать теми, у кого его нет". Есть еще пятое… далеко не все понимают бессмысленность такого образования. В массовом сознании присутствует вера в образование. Сначала его надо получить, а потом…. Что потом, как правило четко не формулируется, но это свойство любой веры.