Сообщество «Изборский клуб» 00:00 18 сентября 2014

Идеология для Новороссии

Основная задача, которая сегодня стоит перед Новороссией, основа основ её существования — это военная победа. Потому что сегодня Донбасс воюет не против Украины. Донбасс воюет против наемников США. Первым лозунгом должен быть лозунг победы. Победы над украинским и прочим нацизмом
2

Александр НАГОРНЫЙ, политолог, исполнительный секретарь Изборского клуба.

Уважаемые коллеги! Дорогие друзья!

Я искренне рад приветствовать вас в этом зале от имени Изборского клуба. Мы собрались здесь, чтобы обсудить идеологию Новороссии, чтобы попытаться ответить на следующий круг вопросов. Вокруг каких ценностей строится сегодня и должно строиться завтра сопротивление киевской хунте и её зарубежным покровителям в Донбассе и по всей Украине? Что Новороссия будет говорить Украине, России, всему миру? Это очень сложные вопросы, которые уже нельзя обходить "до лучших времен", нельзя подразумевать "по умолчанию". Они требуют максимально широкого, максимально откровенного и максимально адекватного обсуждения.

Алексей АНПИЛОГОВ (Днепропетровск), председатель Координационного центра "Новороссия".
Сейчас наблюдается неустойчивое военно-политическое равновесие между восставшими регионами Украины и хунтой, которая захватила власть в Киеве и на большей части украинской территории. Ответов на цивилизационные вопросы нет. "Русский мир" — цивилизационный код, но никакой социально-экономической модели у "Русского мира" нет. На Украине нарушено право на жизнь — жертвами конфликта стали десятки и даже сотни тысяч людей. Резко снижается уровень жизни населения страны и усиливается имущественное расслоение: бедные становятся еще беднее, богатые еще богаче. Война эти процессы не остановила — она их ускорила. Не решаются межнациональные проблемы, не решаются социальные проблемы. В стране нет газа, нет угля — приближаются экономический коллапс и социальный взрыв. Но сегодня лозунги социальной справедливости фактически выключены из политического поля Украины, левый фланг политики на легальном уровне разгромлен и зачищен.

Вот простой и неоспоримый факт: беженцев с Донбасса только в России уже раз в сорок больше, чем ополченцев. Их уже больше миллиона, в одной только Ленинградской области — 50 тысяч, а сражаются за Новороссию тысяч двадцать. Почему люди не защищают свою землю с оружием в руках, почему они бегут через границу в Россию? Мы ведь помним, как начиналось сопротивление в Новороссии, — люди ждали, что их возьмут в Россию, как взяли Крым. И, когда этого не произошло, когда их стали бомбить и убивать нацистские каратели, — они бросили всё и сами пошли в Россию. Какой образ будущего с этим связан? Куда, когда и зачем они смогут вернуться?

Я считаю, что победить мы сможем, только подняв левое знамя, знамя социализма, не допустив установления Центральной Африки в самом центре Европы. Для выживания Новороссии сегодня необходима мобилизационная экономика с национализацией крупных промышленных и инфраструктурных предприятий.

Владимир РОГОВ (Запорожье), лидер "Славянской гвардии".
Православная вера и православная церковь являются фундаментом русского мира как такового. И если говорить о Новороссии, то она может и, на мой взгляд, должна стать территорией православного социализма. Недавно мне в руки попали данные опроса, проведенного на нашей земле по заказу одной западной социологической службы. То есть они работают на поле боя, работают очень оперативно и качественно, получая объективную картину того, как сражается Новороссия. Было опрошено несколько сот человек — буквально на блокпостах и в окопах. Вопрос звучал так: "За что вы воюете?" Выяснилось, что в большинстве своем люди воюют за свою землю — никакого другого идейного стержня у них нет. Они не хотят, чтобы здесь правили украинские нацисты — и всё. Среди ответов были и "за Русский мир", "за восстановление Советского Союза", "против фашизма". Вот практически весь идейный спектр нашего сопротивления. Когда же задавался не просто вопрос, а с вариантами ответа, то доминирующим выбором был "русский мир", вторым — "православие" и третьим — антифашистская мотивация. И эта информация вполне соответствует моему личному опыту.

В июле нами был принят Манифест Народного фронта, и на него было множество откликов — не только наших сторонников, но и оппонентов, которые увидели в нем некую базу для диалога. Думаю, этот манифест и надо брать за основу, дорабатывать его с учетом мнений людей, которые сражаются за Новороссию. Не исключено: Украина могла реализоваться как новая русская синтетическая идентичность. Но была сделана ставка на национализм — и получилось то, что получилось. У нас есть шанс создать новое государство, которое станет цветущим краем и путеводной звездой для всей России, для бывшей Украины, для других бывших союзных республик, да и для всего мира.

Галина ЗАПОРОЖЦЕВА (Киев), председатель общественного движения "Матери Украины".
Ошибок в рамках проекта "Новороссия", на мой взгляд, допущено уже очень много. Тезис о "Русском мире" работает в пользу тех, кто уже разделил Украину на две части. Есть люди которые поддерживают идеи Ялтинской конференции, сражаются в Новороссии против киевской хунты, но они себя считают украинцами. И убедить их в том, что они — русские, очень сложно, даже невозможно. Тем более — за один-два месяца. Мы не можем выбросить из памяти нашу историю, наши традиции, нашу культуру. Это объективная реальность, которую нельзя не замечать, не уважать, рвать на части.

Люди, которые осенью вышли на майдан, вышли против коррупции, против олигархата. Они выступали ровно против того, против чего выступают сегодня ополченцы Донбасса. И если две эти силы, в конце концов, объединятся, олигархам придется очень туго. Не только украинским. Поэтому их разделяют, заставляют стрелять друг в друга. Если говорить по большому счёту, то политически Донбасс продолжил майдан.

Павел ГУБАРЕВ (Северодонецк), глава общественной организации "Народное ополчение Донбасса".
Шахтеры и металлурги, какие бы критические высказывания ни звучали в их адрес, — это реальный костяк нашего сопротивления, наших вооруженных сил. Именно они подняли восстание и голосовали на референдуме 11 мая. Любая критика или скепсис в отношении них — просто недопустимые вещи. И у них нет ощущения, что кто-то другой за них должен что-то сделать. Люди воюют, опираются на свои силы, обретают свою субъектность. Время иллюзий у Донбасса прошло. Иллюзии есть на "круглых столах". Украины больше нет. Украина может существовать только как враждебный всему русскому миру проект. Галицийский проект, на который хотят натянуть всю бывшую Украину. Через год-два мы все будем русскими. А кто не захочет быть русским — будет жить "в Украине" от Львова до Тернополя. Да, часть русских людей, которые признали себя украинцами, мы потеряли. И сегодня по ту сторону фронта полно людей с русскими фамилиями, но с антирусским сознанием. Так же, как полно их в Москве и по всей России. Но люди способны раскаяться, изменить свои взгляды. Поэтому какая часть Украины потеряна для русского мира — покажет время и дальнейшее развитие событий. Все остальные войдут в проект Новороссии, который будет строиться на трех китах: русский мир—народовластие—социальная справедливость.

Проект "единой Украины" — это проект перманентного конфликта с Россией, который зашкалил, когда произошел февральский госпереворот в Киеве. Тогда украинский проект и закончился. Сегодня нельзя говорить не только о "единой Украине", но и об Украине вообще. Есть Новороссия, есть Малороссия и есть Галичина. Есть еще Русинское Закарпатье и Крым, которые тоже — не Украина. Очень хочется верить, что Киев, мать городов русских, вернется в русский мир. Русский мир — это не национальный проект и не классовый проект. Это проект имперский, это проект цивилизационный, в котором найдется место и красным, и белым, и людям всех национальностей. В русском мире должны свободно жить люди любых национальностей, этносов, конфессий.

Антон ГУРЬЯНОВ, председатель совета народных депутатов Харьковской народной республики.
Любая идеология без своей экономической и политической модели просто провалится. Нам необходимо создавать научную модель, опирающуюся на волю народа, на волю шахтеров и металлургов Донбасса, которые сейчас являются одной из главных движущих сил сопротивления. Могу сказать, что они сражаются за свою мечту. Павел Губарев справедливо обозначил два главных момента: народовластие и социальная справедливость. За этими людьми нет Советского Союза, нет мощной компартии, нет товарища Сталина. Помощь со стороны России — необходима, и она есть, но она не касается выживания людей на Донбассе. Сейчас в рядах ополчения сражаются те, кому уже ничего не страшно.

Двадцать три года промывания мозгов закончились катастрофой. Если принять тезис о том, что Украина — не Россия, мы ничем от киевской хунты не будем отличаться. Но тезис о том, что Украина — неотъемлемая часть России, должен быть утвержден. Мы, когда провозглашали Харьковскую народную республику, присягали на конституции Украины, попранной сепаратистами из киевской хунты.

Дарья МИТИНА, заместитель министра иностранных дел Донецкой народной республики.
Я бы хотела сказать, что при всех сложностях, при всех репрессиях против наших товарищей в других областях Украины, существует опасная иллюзия. Что оформится в том или ином виде какая-то независимость Донецка и Луганска от Киева — пусть даже в убогом редуцированном виде "некоторых районов" двух областей. Об этом договорятся за спинами ополченцев. А дальше, мол, пойдет цепная реакция в других областях. Никакая цепная реакция не пойдет. Потому что, во-первых, все те, кто был готов активно и массово сопротивляться хунте, поехали в Донбасс. А во-вторых, что, людям нужны разрушенные города, дома, заводы, больницы, школы? Не нужны они им! И люди, посмотрев на то, что осталось после четырех месяцев боев от самого передового промышленного региона Украины, сделают совсем другой выбор. Что, Харьков хочет повторить судьбу Донецка и Луганска? Одесса? Запорожье?

Днепропетровск? Николаев? Нет! Привлекательность Новороссии как политического проекта за пределами Донбасса пока ниже нуля. Нет, всё понятно: война, революция, разруха… Но я от политики Кремля, честно говоря, не в восхищении. На десять рублей помощи, на десять тысяч — новых проблем. Когда на фоне наступления, на фоне военных побед подписываются совершенно пораженческие политические документы, идет сдача позиций, идут уступки, — как это оценивать?

Должна сказать, что на Донбассе пророссийских иллюзий сегодня уже нет, люди намерены опираться на свои силы — и это очень правильно. Тот же Крым в сказку после присоединения к России не попал. Там куча проблем, которые решаются болезненно и медленно.

Егор КВАСНЮК (Одесса), член Координационного центра "Новороссия".
Вернемся к теме идеологии Новороссии. Да, мы позиционируем Новороссию как антиолигархическое государство. В этом наша разница с Майданом. Люди на Майдане выступали "за Европу", а значит — за западную модель экономики, для которой олигархи из колоний — необходимый элемент управления колониями. Мы же говорим о максимальном сближении с Россией. Другое дело, что понятие "русского мира" нельзя сужать до национального вопроса. Русский мир — не мир русских по национальности, а мир русских по духу.
Новороссия — эта Новая Русь, объединение русского мировоззрения на определенной территории.

Восемь регионов Юго-Востока бывшей Украины — за Новороссию, за русский мир. Можно для Одессы обещать порто-франко, можно его сделать, это святая тема. А если кто-то захочет оставаться в составе Украины — да бог в помощь. Мы не будем идти туда, где люди не хотят Новороссии, а хотят быть в составе неонацистской прозападной "Украины". Но не надо и нас грабить, вешать, пытать, убивать за то, что мы этого не хотим.

Сергей ЧЕРНЯХОВСКИЙ (Изборский клуб), доктор политических наук.
Есть два среза: моего личного отношения к происходящему в Новороссии и отношения социального. С моей личной точки зрения, разделение на Украину и Россию куда менее обосновано, чем разделение на ГДР и ФРГ. Там были как минимум разные социально-политические системы, а между Россией и Украиной такого разделения не было и при Советском Союзе, и после его уничтожения. Поэтому вопрос воссоединения Украины и России — вопрос только сроков, наших усилий, международной ситуации и так далее. Где будут проходить границы нового общего государства — вопрос спорный, но он уже давно стоит на повестке дня: вспомним хотя бы "евромайдан" и решения областных Рад на западе Украины не подчиняться правительству Януковича.

Крики украинских националистов о "проклятых москалях", которые мешают им строить прекрасную Украину, сродни крикам о проклятом земном тяготении, которое мешает ужу или жабе полететь, словно птице. Впрочем, сами украинцы далеко не дураки, и это прекрасно понимают. Но есть немало и тех, кому действительно нужен "глобус Украины". Это — прямое следствие социального регресса и деградации украинского общества за последнюю четверть века.

Нужно понимать, что нынешнюю войну против Донбасса, против Новороссии ведет не Галичина — это война Киева, лидеры хунты не являются "западенцами" как таковыми. Пожалуй, единственным исключением был Андрей Парубий, но он уже ушел в отставку. "Едина Украина" — лозунг имперский, и Украина, в которой, по итогам переписи населения 1989 года, было 72% украинцев, а по итогам переписи 2001 года — уже почти 78%, по всем нормам международного права не могла являться унитарным государством, только федеративным. Но элиты этого не хотели. Им хотелось править "единой Украиной" в границах УССР, но при другой социально-экономической модели. А это было невозможно. Следствием чего стал, с одной стороны, "евромайдан", а с другой — нынешняя гражданская война, которая, действительно идёт, не только в Донбассе, но по всей Украине.

А любая гражданская война — это всегда конкуренция эффективности разных управленческих систем. Белые нигде не создали эффективной модели, у них всё было подчинено военной победе, а все остальное — решим, когда разгромим Совдепию. В результате все конструктивные элементы старого российского общества оказались на стороне большевиков или эмигрировали за границу.
У православия нет политической модели. Российские мусульмане, чья численность составляет 7-8% от населения страны, могут собрать под свои знамена больше политически мотивированных людей, чем 75% православных русских. То есть Новороссии нужно рождение опережающей время социально-экономической модели, создание оазиса развития, и для этого нужно продумывать все варианты.

Екатерина АББАСОВА (Луганск), депутат парламента Луганской народной республики.
У нас идеология, к сожалению, не успевает за автоматами. Экономисты вообще не проснулись еще. Военные действия всегда связаны с культом силы, с культом денег, с уничтожением "идейных" людей и "лишних ртов".

Олигархат настроен на уничтожение и прикрывается сокращением населения планеты. Применение автоматов и бомбардировок "по площадям" дешево решает вопросы роддомов, детских садиков, школ, институтов, заводов, НИИ и так далее. Убиваешь людей — экономишь деньги.

Поэтому мне больно слышать, что судьба Новороссии — это проект. Это не проект — это шанс. И если Новороссии — быть, то быть только для людей, а не для финансовых групп. Наша война — не захватническая, не наступательная. Она освободительная. Мы должны бороться за каждого человека. Не только в Новороссии, не только на Украине — и в России, и во Франции, в Англии, в Африке, наконец. Мы — за людей, мы — за человеческое. Государство, нация — очень хорошо, но они должны быть для людей, а не люди для государства. Я работаю для государства — государство работает для меня, этот симбиоз должен быть неразрывным.

Саид ГАФУРОВ, экономист.
Я готовился говорить не столько об идеологии, сколько о государственном строительстве. Но если позволите одно замечание: почему-то мы забываем, во всяком случае недостаточно используем, один пропагандистский лозунг, очень важный о том, что киевская хунта убила не только конституцию Украины — она убила демократию на Украине. В том числе это очень важный элемент пропаганды на внешний мир, за рубеж — что республики Новороссии защищают убитую хунтой демократию.

Я думаю, мы должны обсуждать механизмы управления экономикой, создания органа власти, который преобразует политические решения в решения хозяйственные. В условиях войны, в условиях мобилизационной экономики это особенно важно. Насколько я понимаю, этой идеи нет ни в Донецке, ни в Луганске: там в лучшем случае думают об отраслевых министерствах, а не об управленческих. Когда в России после дефолта было сформировано коалиционное правительство с участием коммунистов, и меня послали чистить Госкомимущество, — это адски сложная работа, и чем раньше начнут ею заниматься, тем лучше.
Я прошу политиков Новороссии — говорите о том, что нужны механизмы социализации политики. Национализация, приватизация — всё равно этим нужно заниматься, никуда от этого не деться.

Алексей БЕЛОЗЕРСКИЙ, заместитель председателя Координационного центра "Новороссия".
Что мы можем взять из наследия такого, безусловно, выдающегося политика, как Владимир Ильич Ульянов, известный всему миру под псевдонимом Ленин? То, что он использовал только объединяющие лозунги, а те, которые вызывали сомнения и дискуссию, оставлял на потом. Человек с ружьем думает иначе, чем человек без ружья. Упор на социальную справедливость, на борьбу против олигархов и фашизма — это понятно. А вот "русский мир" — непонятен тем же вайнахам, которые сегодня сражаются за Новороссию. Новая социально-экономическая модель нужна. Мы её должны создать. Против карательных батальонов, против неонацистов, в том числе русских нацистов. Да, мы воюем за мечту и надежду, за мечту о лучшем мире и за надежду на лучший мир. Социальное, свободное, лишенное национальных предрассудков и привилегий государство, откуда метлой будут выметены все олигархи.

Владимир ВИННИКОВ, культуролог.
Если говорить об идеологии как таковой, то придется признать, что любая идеология представляет собой некое оформление некоей фундаментальной идеи, будь то идея Бога, идея прогресса или идея свободы. Количество таких фундаментальных идей не только не бесконечно — оно, по сути, ограничено тремя перечисленными выше. Какая из них господствует в современном мире? Видимо, не идея Бога и не идея прогресса, а та идея, которая воплощена статуей Свободы у Манхэттена, Нью-Йорк, США. Остальные по отношению к ней сегодня выступают подчиненными и "инструментальными".

И не стоит говорить, что "свобода" американского образца — это какая-то "неправильная" свобода, "свобода от Бога", "свобода от прогресса" и так далее. Нет, свобода — это синархическая идея, которая пронизывает весь современный мир, от доллара до айфона. Так и надо к ней относиться. Если свобода важнее всего, если она — фундаментальная идея, то Бога нет, это результат свободного выбора свободного человека, а прогресс нужен лишь постольку, поскольку делает человека свободнее.
Отсюда сам собой следует вывод о том, что, пока мы не сделаем альтернативный выбор, мы будем оставаться в рамках господствующей "парадигмы свободы", которая пронизывает собой всё современное человечество. Выбор же очень невелик, и его тем труднее сделать, поскольку выбирать придется между прогрессом и Богом. Пытаться совместить их в формах наподобие "православного социализма" или "языческого нацизма", конечно, можно, но и в том, и в другом случае мы будем обречены на внутреннюю войну с самими собой, а объективно — действовать в пользу "парадигмы свободы". Это фикция выбора — свободная фикция, хочу подчеркнуть. А реальный выбор катастрофически сложен. Потому что, выбирая идею прогресса, мы легко отказываемся от человечности, а выбирая идею Бога — от собственной ответственности за происходящее с нами и вокруг нас.

Александр НАГОРНЫЙ.
Думаю, состоявшаяся здесь дискуссия чрезвычайно позитивна. Позитивна и широтой спектра затронутых проблем, и широтой подходов к их решению. На одном только термине "русский мир", который включает в себя всех: и русских, и нерусских, — боюсь, мы далеко не уедем. Это следствие, а не причина. Можно и нужно говорить о союзе всех патриотов Новороссии и Украины против нацизма и засилия иностранного капитала. Основная задача, которая сегодня стоит перед Новороссией, основа основ её существования — это военная победа. Потому что сегодня Донбасс воюет не против Украины. Донбасс воюет против наемников США. Соответственно, если говорить об идеологических лозунгах, то первым лозунгом должен быть лозунг победы. Победы над украинским и прочим нацизмом. Да, обязателен тезис о социальной справедливости, связанное с ним отрицание олигархического устройства общества и ускоренное развитие альтернативной социально-экономической модели с использованием как советского, так и китайского опыта. Нужно говорить о национализации крупных олигархических структур, целью которой должна быть не национализация ради национализации, не национализация в интересах новой госбюрократии, а максимально эффективное использование и развитие социально-экономического потенциала страны, согласование общественных интересов с интересами людей, которые работают на том или ином предприятии. Формулы могут быть разные в каждом конкретном случае.

Комментарии Написать свой комментарий

К этой статье пока нет комментариев, но вы можете оставить свой