Гуд бай, девяностые!
Авторский блог Галина Иванкина 15:40 9 октября 2014

Гуд бай, девяностые!

Смыслы и - умыслы 1990-х стремительно уходят в небытие. Америка больше не милый друг, а привычный враг. Европа – не оазис цивилизации, а новые Содом и Гоморра. Правда, многие из нас лишком поздно это распознали.
7

«–Я за Россию свободную выходил,острый взгляд поверх стекляшек,против мятежа вашего…

Так и я за Россию! Против переворота! Нас Константинов вел, Илья. ЗапелиВаряга” – и на щиты…»

Сергей Шаргунов. «1993».

В конце сентября на информационных порталах мелькнула невзрачная (с виду) новость: Россия вышла из крупнейшей программы образовательно-культурного обмена между США и РФ. Сие нам поведал посол Соединенных Штатов в Москве - Джон Теффт. Приводилось и заявление американского дипломата: «Мы глубоко сожалеем о решении российских властей закрыть программу, которая в течение 21 года выстраивала глубокие и прочные связи между нашими народами». Его печаль вполне понятна - он как-никак патриот своей страны и своей культуры – напористо-агрессивной и, вместе с тем – сентиментально-попсовой culture. Но родную культуру, как и единственную маму, не выбирают. Напомню, что вышеуказанная программа Future Leaders Exchange позволяла российским школьникам учиться в США, подолгу жить в американских семьях, а заодно - становиться «гражданами мира» и, как любят цитировать наши либералы, по капле выдавливать из себя раба.

Сообщение прошло как-то очень тихо, скромненько, но, вместе с тем, это один из показательных эпизодов нашей стремительно меняющейся современности. Нам больше не нужна Америка? Эх! Более двадцати лет (если, конечно, не считать подготовительный период горбачёвской Перестройки) нас пытались сделать частью «цивилизованного мира». Граждане интенсивно превращались в жующий пипл – торговали цветметом и Родиной, глодали «Сникерсы», учили мантру «пора валить!» Блескуче-миниюбочные дамские поп-группы надсадно голосили: «Американ-бой, уеду с тобой!», а брутальные загорелые красавцы им охотно подпевали: «Это Сан-Франциско – город полный риска! Это Сан-Франсиско – made in USA!» Романтически настроенные барышни с придыханием следили за перипетиями в семействе Кэпвеллов из Санта-Барбары и сильно расстраивались, что нет у нас таких стильных и шикарных мужиков, как СиСи Кэпвелл! По телеящику крутили развесёлую комедь «Джек Восьмёркин – американец» о русском парне, который, решил научить немытых колхозников заокеанскому политесу. Хомо-советикусы в кадре выглядели забавными дикарями и беспробудными идиотами. «Гуд бай, Америка, о-о-ооо», - проникновенно пел сверхпопулярный рокер, и зал оптимистично ему подтягивал. Хотя о каком «гуд-бае» тогда могла идти речь? Хелло, Америка, а-а-аааа!

В Москве срочно открывались курсы American English. Это надо было додуматься!!! Испорченный (по сути) English пользовался громадным спросом у интенсивно цивилизующихся граждан, а наши бывшие-народные-артисты захлёбывались рассказами на тему «Как я побывал в Нью-Йорке!». По большей части, это выглядело следующим образом: «Какая же там всё-таки высокая культура продажи алкоголя и стерильная чистота сортиров!» От этих рассказов нам всем становилось стыдно – одним за свои неправильные сортиры, другим – за тех самых артистов, которые из народных любимцев быстро превратились в раболепствующих дурачков и неприличных клоунов… Брак с иностранцем (неважно – каким!) сделался главной мечтой среднестатистической фемины. Фильм Петра Тодоровского «Интердевочка» смотрели не как трагедию заблудшей души (точнее – заблудшей дуры), а как руководство к действию. Рисковая, наполненная пряными впечатлениями, жизнь манила и юных мальчиков – надев малиновые пиджаки, мешковатые штанишки утончённо-бежевых полутонов и золотые цепи-«голды», они мчались на подержанных «Мерседесах» в сторону своего пацанского счастья... Городские кладбища очень быстро заполнились гранитными плитами с датами жизни: 1969-1992 или даже так: 1973-1991.

В 2000-х всё шло по накатанной колее – с обложек журналов зубасто лыбились гламурные дочки оборотистых папаш, извивалась сочная «ВИАгра» (очередной свеженький состав), хабалисто притоптывала новоявленная прима Верка Сердючка. Офисный планктон оперился (если, конечно слово «перья» применимо к такому явлению природы, как «планктон»). Он постиг и гламурное чтиво, и групповой секс на рабочем месте, и долгожданный пятничный «расслабон». Их отцы говорили: «Понедельник начинается в субботу!», респектабельные же сыновья предпочли клубно-сауно-дискотечную пятницу (в шутку называемую ещё и тяпницей).

На книжных полочках оседали всякие «Casual»-ы - о горькой судьбине рублёвских жён и прочих VIP-любовниц. Заграница по-прежнему оставались символом достатка, свободы и невероятных перспектив – туда ездили полежать на горячих пляжах и пожрать всепобеждающего олл-инклюзива. Детки, брошенные вечно занятыми папашами, росли циничными, хваткими и сексуально-грамотными. И вдруг такой разворот-2014! Люди очнулись, воскликнули: «Крым наш!» и заговорили о том, что Советский Союз был не уныло-кровавой тюрьмой народов, а великой, созидательной державой. Буквально за полгода мы изменились – мы резко разделились на своих и чужих. Мы разглядели «пятую колонну», коя до недавнего времени ещё именовалась «элитой интеллигенции» и прочими «легендами старого рока». Мы поняли, что не всё потеряно.

…А помните 1993-й год? В октябре эти воспоминания особенно остры и непереносимы – мятежный Белый Дом горел под звуки сладенькой ларёчной попсы «Плачет девочка в автомате…», и всего в километре от эпицентра событий ушлые тётки торговали с рук модными кофточками кислотных расцветок. Им было всё равно – им хотелось хлеба, зрелищ и перспектив. Это сейчас октябрь-1993-го принято называть «драмой» или точнее - «трагедией», которая, как выразился некий, вечно мелькающий на ТВ, политолог «…уничтожила веру нашего человека в демократию». А в 1990-х, нас обзывали красно-коричневыми коммуно-баркашовцами, а экзальтированная актриска, сделавшая себе кинокарьеру на амплуа благодушных уродин, причитала: «Почему наша армия не защищает нас от этой проклятой конституции?» И ещё: «Нам грозят страшные вещи! Опять придут коммунисты!» Эту запись можно без труда отыскать на YouTube и других видео-хостингах. Никто ничего не забыл.

Тогда её – эту актриску - многие послушали, приняли и поняли. Как ни крути, а большинству хотелось и виллу на Канарах, и зарплату в долларах, и клипы Мадонны по телеящику вместо тоталитарного «Лебединого озера». Слабых и запутавшихся людей купили именно этим – хочешь вкусно жрать? - гони красно-коричневых, вписывайся в систему, учись правильно жевать цивилизованный филе-о-фиш и заливать Кока-Колой свою ненасытную глотку. Всем грезилась новая цивилизованная житуха с барами, огнями реклам и накачанными красавцами в тугих (ужасно фирменных!) джинсах. Или, как отметил бытописатель Сергей Минаев в своём эпичном «Духless»-е: «Этакая сплошная dolce vita с перелетами на частных самолетах из Парижа в Милан, с принцами на белых лимузинах и прочими атрибутами низкобюджетных голливудских фильмов-сказок». В реале всё выглядело много иначе, и как писал незабвенный Виктор наш Пелевин: «Татарский, конечно, ненавидел советскую власть в большинстве её проявлений, но все же ему было непонятно – стоило ли менять империю зла на банановую республику зла, которая импортирует бананы из Финляндии». Сейчас – не то. Люди распробовали, а иные даже наелись под завязку, посему визгливые заявления всё той же актрисы, но уже насчёт Украины и Крыма вызвали в народе лютый шквал ненависти. Смыслы и - умыслы 1990-х стремительно уходят в небытие. Америка больше не милый друг, а привычный враг. Европа – не оазис цивилизации, а новые Содом и Гоморра. Правда, многие из нас лишком поздно это распознали.

…Или вот – известный писатель и глава «Литературной газеты» Юрий Поляков со всей определённостью высказался насчёт празднования столетия Александра Солженицына: «Не стану обсуждать литературно-художественные достоинства его творений, однако вынужден заметить: Солженицын не просто уехал в свое время из Советского Союза (а СССР, хотим мы того или нет, по сути одна из политических версий исторической России), но фактически призывал американцев начать против него войну». Угадайте, какую реакцию заслужил бы Поляков ещё совсем недавно? Его привычно обозвали бы коммунякой или ещё каким-нибудь «державным держимордой от литературы». Дык! Александр Исаевич долгие годы почитался альфой и омегой русской духовности, гением века, светочем истины и заместителем Достоевского по воспитательной работе. Великая ирония судьбы – улицу Большую Коммунистическую в 2008-м переименовали в улицу Солженицына. Ныне же о нём говорят, как о недруге, каковым он, собственно, и являлся. Да, великолепный писатель, талантливый, неординарный и – неоднозначный. Но… Поляков прав в главном: «…нынешний «заблаговременный» предъюбилейный ажиотаж в связи с приближающимся столетием А.И. Солженицына, на мой взгляд, выглядит в какой-то мере неуместным». Потому что это – попытка чествовать не писателя, не его Слово, но – позицию и политическую роль.

Что интересно, и об академике Андрее Сахарове, которого буквально «канонизировали» в 1990-х, нынче принято говорить более чем сдержанно. Не сказать – плохо. Критике подвергаются все - без особого исключения - «прорабы Перестройки», включая незабвенного Михаила Сергеевича. Так вотПоляков и говорит, что «…никто не предлагает вычеркнуть Солженицына из списка выдающихся соотечественников, но и культовую фигуру из него лепить, явно не следует. Чтобы деятели культуры молодого поколения не делали для себя заведомо порочных выводов». Порочный вывод здесь только один: нагадил Родине - вышел в дамки. Простенько и заманчиво. Талант, умение и созидание уже не столь важны и даже не столь нужны, ибо, как спела старушка Шапокляк в известном мультике: «Хорошими делами прославиться нельзя!» Вон девушки из Pussy Riot этой формулой уже блестяще воспользовались – сотворили мерзость и прославились на весь мир. В цивилизованном западном societyих не только принимают, но и чествуют. Всемирно известные музыканты предлагают им спеть-сплясать вместе с ними, представители международных правозащитных структур – пожимают ручки и приглашают к сотрудничеству. Это ли не Слава с большой буквы Сы? Одно удивляет – почему девицам до сих пор дали Нобелевку?! Ну, чтобы Путин расстроился! Но, что характерно – многие из тех, кто ещё год назад поддерживал мятежных Пуссек, считая их нетривиальными и смелыми девчонками, сейчас брезгливо пожимают плечами и говорят: «Оказалось - обыкновенные твари! Зачем они перед Америкой-то реверансы корёжат?» Показательно. Мы изменились.

Идём дальше! Вот вам отрывок из интервью популярнейшего детского беллетриста - создателя Чебурашки, Дяди Фёдора и вышеупомянутой старушки Шапокляк: «У меня есть книжка под названием "Оранжик", это книжка о прирожденном сопротивленце. Когда он становится взрослее, то попадает в Суворовское училище, и там надо принимать присягу… И он говорит: "А я не готов отдать жизнь". Ему говорят, ну как же так, все готовы, а ты не готов, у нас такая страна, в ней так много лесов, полей и рек... Нет, говорит он, я не готов, потому что если меня убьют, то зачем мне все эти леса, поля и реки. Защищать готов, умирать нет». Вроде бы – креативно, современно, цивилизованно. В духе буржуазной морали – лучше сдать Париж и станцевать канкан перед ражими «пруссаками», чем, как «эти русские» бросаться на амбразуру. Но люди en masse сочли, что это – всего лишь тюнингованный, точнее – более изощрённо поданный Мальчиш-Плохиш. Люди не поняли юмора.

Некоторые даже спросили: «А нужна ли нам после всего этого …Чебурашка?» Возможно, вопрос риторический и где-то поспешный, но, по сути, верный. От души. Начали, например, вспоминать, что Кот Матроскин – литературное детище всё того же писателя – был довольно противным куркулём, а родители Дяди Фёдора – и вовсе странноватые господа, которым, по сути, наплевать, чем и как живёт их малолетний сынуля. «Вот своей дочке я точно не буду читать всех этих книг!» - написала юная мама в своём блоге и она имела в виду не только пресловутого «Оранжика», но и всё остальное. Да. Мы сейчас буквально вырываем из сердца многих своих кумиров. Тех, кого любили с детства, чьи песни неумело подбирали на гитаре, чтобы спеть их у пионерлагерного костра. Потому что человек, кричащий «Моя страна сошла с ума!» - это не наш человек. Увы.

…Что можно сказать об известной и - уж точно не притесняемой! - сочинительнице-романистке, которая вдруг заявляет такое?: «Хорошо вам, австрийцы, думаю я с лёгкой завистью. Текст вашего гимна в 1947 году написала ничем не запятнанная поэтесса Паула фон Прерадович. А мы нашего российского гимна давно уже стыдимся». Или вот: «Сейчас моя страна находится в состоянии войны с культурой, ценностями гуманизма, свободой личности и идеей прав человека... Моя страна больна агрессивным невежеством, национализмом и имперской манией величия». Уже одно то, что она преспокойно вещает гадости о стране и её гимне, говорит о …наличии потрясающей терпимости властей! Просто о немыслимой – даже по американским меркам - терпимости. Демократия же. Попробовала бы она в цивилизованных США произнести нечто, хотя бы отдалённо напоминающее вышесказанное... Для начала, с ней перестали бы общаться все крупные (и уважающие себя!) издатели. Зачем, право, им неприятности, в смысле – trouble-ы?! Но одно радует – многие люди перестают читать её книги. Да, Людмила Евгеньевна - небездарная рассказчица, но есть много других, которые даже поинтереснее и главное - не льют воду на мельницу врагов России.

Кое-кто, возможно, скажет: «А зачем нужна вся эта социальная напряжённость?! Зачем эти тавро и клички, вроде «национал-предателей», прочих белоленточных бандерлогов и т.д.?» Может, надо тихо - мирно посапывать в уголке и называть свою бесхребетность – толерантностью? В 1990-х, в 2000-х сие прокатило бы – наелись теле-дерьма и пошли дальше «делать бизнес» и «строить отношения»! Сейчас не 1993-й и даже не 2008-й. Изменилось время – изменились люди. «Гуд бай, Америка, оооо-о-оо». Гуд бай, девяностые!В этой связи мне очень хочется процитировать финал минаевского «Духless»-а: «Может быть, это зажигалка, а может быть, это действительно солнце начинает вставать где-то там, далеко, за лесом. В любом случае мне почему-то очень хочется верить, что этот огонь никогда не погаснет…»

Загрузка...

Комментарии Написать свой комментарий

К этой статье пока нет комментариев, но вы можете оставить свой