Греция: в поисках тихой гавани
Сообщество «Посольский приказ» 11:34 29 августа 2019

Греция: в поисках тихой гавани

что происходит на земле Эллады, ставшей одним из самых депрессивных регионов Европы
1

Одной из наиболее пострадавших от глобальной экономической рецессии стран Европейского Союза является Греция. В ходе кризиса большой ущерб понесли практически все страты её общества. В результате этого вполне ожидаемым последствием оказалась полная смена власти, произошедшая в стране по итогам досрочных парламентских выборов.

Что происходит на земле Эллады, ставшей одним из самых депрессивных регионов Европы, после широкомасштабной перезагрузки её политической надстройки? Что именно привело к столь разгромному результату для предыдущего правительства? Какова новая политическая картина Греции? И чего на самом деле ждёт греческое общество?

В поисках спокойствия

Результаты досрочных парламентских выборов оказались однозначны: не только в экономическом, но и в политическом плане страна хочет попасть в спокойные воды. С самого начала финансового кризиса она находилась в режиме постоянного напряжения, как экономического, так и политического.

Теперь политическая картина внутри страны существенно изменилась. Во-первых, после убедительной победы консервативной партии «Новая демократия» (НД) её лидер и новый премьер-министр Кириакос Мицотакис может формировать правительство самостоятельно и управлять парламентом простым большинством. Во-вторых, с неожиданно сильным выступлением прежней правящей партии «СИРИЗА» (ΣΥΡΙΖΑ), которой прочили, едва ли, не полное политическое небытие, в парламенте появляется большая оппозиционная фракция — а, значит, двухпартийная система в Греции в значительной степени была восстановлена. С 2011 года постоянно меняющиеся нестойкие и слабые политические альянсы у руля страны ничего не смогли противопоставить кризису и сгорали один за другим. Установление фактически однопартийного правительства в любом случае даёт стране существенную политическую передышку. А с отстранением «СИРИЗЫ» от верховной власти эра популизма в Греции, похоже, также закончилась, что теоретически может положительно сказаться на очень многих аспектах жизни греческого общества.

Потеря доверия

Бывший премьер Алексис Ципрас прав в том, что передаёт страну своему сменщику в гораздо лучшем состоянии, чем он сам её принял, когда вступил в должность. Но правда и в том, что он не оправдал ожиданий. В 2015 году, когда он дал обещание освободить страну от жёстких требований кредиторов из международных финансовых структур, он очень сильно обнадёжил народ, дал ему надежду. Тогда, на волне всеобщего воодушевления, его фактически внесли в кабинет премьер-министра, но обещаний своих он не выполнил. Более того, он пошёл на сделку с кредиторами, чем вызвал широкое недовольство в обществе, и за что, по сути, поплатился на нынешних выборах.

Но не только неспособность добиться заметного экономического восстановления и улучшения положения населения Греции дискредитировала его в глазах избирателя. В прошлом политический новичок с чистыми руками, выступавший против коррумпированного истеблишмента, за четыре года у власти проявил такое же высокомерие, как и те, на критике кого он сделал себе карьеру. Стиль его правления включал в себя использование государственных ведомств в политических интересах собственной партии, непрозрачность в финансовых вопросах и во взаимоотношениях с определённого рода бизнесменами, а также откровенное давление на СМИ и судебную систему.

В конце каденции Ципрас так и не смог выработать позитивного видения будущего. Его политическая риторика сводилась лишь к поляризации общества и стремлению опорочить конкурентов — она откровенно застряла в кризисном режиме. Ему так и не удалось понять, что греки уже хотят совсем другого: оставить кризисное время позади, смотреть вперед и получить чёткий план того, как всем вместе восстанавливать свою страну и свою жизнь.

Новая власть

Видение будущего у нового премьера Мицотакиса в ходе предвыборной кампании было более убедительным. И, будучи «либеральным консерватором», он, прежде всего, приступил к осуществлению плана экономического оздоровления в том виде, в котором он это понимает: снижению корпоративных налогов и проведению административных реформ для привлечения иностранных инвесторов, сокращению налогов для граждан с низким уровнем доходов, стимулированию внутреннего спроса. В чём-то его новую политику можно сравнить с «трампизмом», но только на греческий лад. Есть планы по упорядочению работы государственных ведомств, введению элементов «цифрового государства», планы по государственным инвестициям, а так же приватизации. По словам Мицотакиса, его основная цель — дать стране толчок.

В то же время многие опасаются, что избрание Мицотакиса на высший пост будет означать возвращение к докризисным политическим династиям и вопиющей клановости, благодаря которым страна, во многом, и рухнула в рецессию столь глубоко. В конце концов, именно руководство «Новой демократии» некогда стремилось скрыть фактический долг страны с помощью поддельной статистики. В связи с чем особенно примечательно, что спустя десятилетие будущее страны доверили именно данной партии. Впрочем, это, скорее, говорит об отношении к Ципрасу, нежели о самой «Новой демократии».

Ввиду этих очевидных проблем с имиджем Мицотакис неоднократно давал понять, что дистанцируется от истории партии и её прежнего руководства. Подобная тактика оказалась вполне успешной, как прочие предпринятые им шаги. Под его руководством произошёл значительный «косметический ремонт» партии и её имиджа: в предвыборном списке «Новой демократии» оказалось 70% новых имён и более 40% женщин, что придало ей необходимый современный вид. Кроме того, его личное поведение в имиджевом смысле ощутимо контрастировало с тщеславием и высокомерием Ципраса. В итоге 40% избирателе оценили обновлённую «Новую демократию» в полной мере.

Новая оппозиция

Однако и «СИРИЗА» добился гораздо больших результатов, чем ожидалось: с более чем 30% голосов ушедший в отставку Ципрас уверен в том, что сможет вполне успешно осуществлять свою деятельность в качестве лидера сильной оппозиции. Он выступает за «центристский поворот» и формирование «широкого прогрессивного альянса» с участием других сил левого спектра, таких как зеленые. Но особенно он рассчитывает на альянс с занявшим третье место на выборах «Движением перемен» (Κίνημα Αλλαγής (ΚΙΝΑΛ)) — преемником партии ПАСОК, в прошлом много лет руководившей страной. Разумеется, альянс этот он видит под своим руководством. В связи с чем в будущем ожидается его отказ от традиционной для него популистской уличной риторики и приобретение более респектабельного имиджа. Ему всего 44 года, и подобный манёвр для него сейчас вполне разумен.

Что касается «Движения перемен», предшественники которого когда-то боролись за власть с тогдашней «Новой демократией», то ему не удалось восстановить свои докризисные позиции в обществе так же успешно, как его консервативный конкурент. Партия застопорилась на уровне около 8% рейтинга, что, впрочем, немного выше результатов прошлых выборов. Обновление программ и четкое политическое позиционирование в сегодняшнем партийном спектре пока не увенчались для них успехом. Партия, возможно, даже пошла бы на альянс с «Новой демократией», если бы её руководство не осознавало, что это может уронить её рейтинг ещё ниже. В ней идёт внутренняя борьба по вопросу о будущем политическом курсе, а партийное руководство, сплотившееся вокруг нового лидера Фофи Геннимата, до сих пор не смогло навести порядок в её рядах, что так же отнюдь не прибавляет ей популярности для большего количества избирателей, особенно для молодёжи. При этом партия сохраняет свою претензию на то, чтобы быть единственным представителем социал-демократии в Греции.

Ясно, что левоцентристский сектор греческой политики очень здорово сократился. Однако если бы этот лагерь был объединён в альянс перед выборами, то перспектива прихода к власти у его представителей была бы вполне ощутимой. Что становится особенно очевидным в связи с изменениями в избирательном законодательстве Греции, которые вступят в силу на следующих выборах. В частности они предусматривают восстановление простого пропорционального представительства по итогам голосования и отмену бонуса в 50 мест для партии, набравшей наибольшее количество голосов.

Кроме того, ещё одной значительной фигурой, вернувшейся в активную политику страны на данных выборах, является Яннис Варуфакис, который со своей партией МЕРА25 (ΜέΡΑ25) смог преодолеть трёхпроцентный барьер прохождения в парламент. Его возвращение весьма симптоматично: некогда он был министром финансов в первом правительстве Ципраса и считался возможным архитектором грядущего экономического прорыва, отстаивал требования списания части внешнего долга и отказа от антисоциальных требований «строгой экономии», но ушёл в отставку после того, как Ципрас отказался от своих обещаний и пошёл на сделку с международными кредиторами. Но, скорее всего, со своими 9-ю местами он вряд ли сможет приобрести ощутимое политическое влияние и будет придерживаться тактики популизма и политического манёвра.

Так же необходимо отметить, что ультраправой партии «Золотая Заря» не удалось вновь войти в парламент. Трёхпроцентный барьер она не преодолела. Голоса же протеста, на которые она могла рассчитывать и которые накопились за последние семь лет кризиса, в основном пошли к новому радикальному националистическому движению «Греческое решение» .

Хорошие новости для Европы

Для объединённой Европы в целом смена власти в Афинах изначально отнюдь не плохая новость: консервативное правительство планирует экономически стабилизировать страну в соответствии с европейскими стандартами. С точки зрения внешней политики, это обещает преемственность — как минимум в плане соглашения о Северной Македонии.

В целом же можно сказать, что ушедшее правительство Ципраса под конец своего правления стало обузой для всех. И для соседей по Евросоюзу, из-за своей непредсказуемости и экзальтированности. И для других политических сил в самой Греции, из-за неудержимого популизма и применения грязных политических технологий на государственном уровне. Но кто действительно больше всего устал, так это греческий народ, который Ципрасом был попросту обманут. И который, по сути, сейчас хочет одного — выйти из постоянного политического и экономического шторма, в котором страна прибывала весь период правления «СИРИЗА», и прийти, наконец, в тихую гавань. Хотя бы относительно тихую. Потому, что передышка — это то, что сейчас ему нужно в наибольшей степени.

Загрузка...

Cообщество
«Посольский приказ»
171
15 октября 2019
Cообщество
«Посольский приказ»
35
24 сентября 2019
Cообщество
«Посольский приказ»
Комментарии Написать свой комментарий
29 августа 2019 в 12:56

Греция в новейшую историю запомнилась тем, что когда в 2011 году там была объявлена распродажа государственной собственности - вспыхнуло почти что восстание народа.
И в то же самое время, когда "президент Медведев" "решил" 75% стратегических предприятий России лишить этого статуса и выставить на продажу иностранным банкам, наша страна, наш народ даже не колыхнулись.
Потому что были к этому времени "клинически мертвы".

К сожалению, не нашёл в статье ничего по отношению нынешней Греции к собственному утраченному суверенитету, без которого можно все "улучшения" делать только посредством ещё более затягивающейся политической и экономической петли.