Авторский блог Василий Шахов 21:32 3 января 2018

Эссе 2-ое.Преображение России (М.Горький и Плеханов)

Преображение России (М.Горький и Плеханов)
0

                                               ВАСИЛИЙ   Ш А Х О В

   Эссе 2-ое. ПРЕОБРАЖЕНИЕ РОССИИ (М.ГОРЬКИЙ  И  ПЛЕХАНОВ).

    Что же привлекало Плеханова  и М. Горького  в творческих индивидуальностях  разночинцев-народников и демократов?

            Мы уже касались ряда аспектов монографического цикла

«Беллетристы-народники» Г.В. Плеханова.

            И Плеханов, и М. Горький  многократно предупреждали от опасности упрощенчества  в сложной и противоречивой проблеме. В частности,

М. Горький настаивал на необходимости чёткого разграничения беллетристов-шестидесятников, семидесятников-восьмидесятников  и народничества.       Алексей Максимович считал, что «уложить в рамки народничества»  таких писателей, как Слепцов, Помяловский, Левитов, Печерский, Гл. Успенский, Осипович, Гаршин, Короленко, Мамин-Сибиряк, Станюкович, значит исказить характер их творчества. «Ложем Прокруста» будет народничество Лаврова, Юзова, Михайловского даже для так называемых «чистых народников»-писателей. «Не входят в эти рамки» Златовратский, Каронин, Бажин,

О. Забытый, Нефёдов.

            Анализируя горьковские оценки неповторимой манеры демократов, необходимо заметить, что уже у раннего Горького растёт и крепнет интерес к их достижениям ( и здесь справедливо отмечается рядом исследователей влияние

Г.В. Плеханова,  одного из первых и наиболее объективных  исследователей

наследия беллетристов-«народников»). Примечательно, что некоторые образы и мотивы произведений демократов ранний Горький своеобразно трансформировал в своих художественных опытах. О беллетристах-демократах он неоднократно писал в статьях начала ХХ столетия, в «Истории русской литературы», в письмах.

            Высоко ценил Горький самобытный талант Н.Г. Помяловского. «Замечательно талантливый, умный, недостаточно ценимый», Помяловский был в числе тех авторов, которые оказали влияние на формирование мировоззрения будущего писателя. На это обстоятельство Горький указывал в статье «О том, как я учился писать». В «Беседах о ремесле» он ещё раз останавливался на «влияниях» в ответ на замечания о «влияниях» вполть до Ницше он говорит: «Разрешу себе указать, что Помяловский-Череванин уже скончался, когда Ницше ещё не начинал философствовать. Я думаю, - продолжал Горький, - что на моё отношение к жизни влияли - каждый по-своему - три писателя: Помяловский, Глеб   ( Успенский и Лесков». «Возможно,- развивает свою мысль Горький, - что Помяловский «влиял» на меня сильнее Лескова и Успенского. Он первый решительно встал против старой, дворянской литературной церкви, первый решительно указал литераторам на необходимость изучать всех участников жизни - нищих, пожарных, лавочников, бродяг и прочих».

            Юный Горький перечитывал Помяловского, входил в художественный мир писателя-разночинца; он «почувствовал», что мрачные «нигилисты» чем-то лучше благополучного Молотова». Позднее, уже зрелым писателем, он скажет о «Мещанском счастье», что «это одна из замечательных повестей в нашей литературе, одна из самых искренних повестей». Обратить внимание на самобытного литератора советовал Горький историку литературы Д.И. Овсянико-Куликовскому. К Помяловскому обращался он и в  «Истории русской литературы». Особенно радовало Горького «положительное отношение рабочей массы к литературе старых писателей» ( в их числе - Помяловский).

            Что особенно важно - Горький в статье «О том, как я учился писать» подчеркнул актуальность произведений Помяловского, в частности, его повестей «Молотов» и «Мещанское счастье»: «Кстати, - замечает Горький, - обе его повести весьма современны и очень полезны для наших дней, когда оживающий мещанин довольно успешно начинает строить для себя дешевенькое благополучие в стране, где рабочий класс заплатил потоками крови за свое право строить социалистическую культуру». Заметим, что заслуги Помяловского как непримиримого борца против мещанства, как одного из зачинателей важной темы, отмечал Горький ещё в начале ХХ века на страницах «Новой жизни» в «Заметках о мещанстве» (1905). «Только яркий и огромный Помяловский глубоко чувствовал враждебную жизни силу мещанства, - писал тогда Горький, - умел беспощадно правдиво изобразить её и мог бы дать живой тип героя, да Слепцов, устами Рязанова, зло и метко посмеялся над мещанством». Обратим внимание на то, что мещанство в этот период находилось и под прицелом Плеханова-публициста, Плеханова-журналиста.

            Рядом с Помяловским Горький часто упоминает Слепцова, и это не случайно: Горький видит родство их крупных талантов, общность многих

тем, идейно-художественную, нравственно-духовную перекличку образов. «Из старых русских писателей очень советую прочитать внимательно - Лескова, Слепцова и Помяловского…» - пишет он П.Х. Максимову ( 18 - 31 января

1911 г., Капри). У Д.Н. Овсянико-Куликовского он спрашивает: «Не следует ли также внести в неё ( в готовившуюся в то время книгу - В.Ш.) характеристики Слепцова, Помяловского и Осиповича?»; «у Помяловского «любопытен Череванин, а у Слепцова - Рязанов, - писал Горький и добавлял: - Однажды А.П. Чехов сказал мне, что Слепцов лучше многих научил его понимать русского интеллигента, да и самого себя».

            Художественная индивидуальность Слепцова в разные периоды жизни привлекала Горького, замечавшего всё, что относится к личности талантливого уроженца Воронежа. В статье «О писателях-самоучках» (1911) Горький популяризировал художественные опыты «писателей из народа», запечатлевших «живые человеческие души»; в них, замечал он, «звучит непосредственный голос массы»,  «они дают возможность узнать, о чем думает потревоженный русский человек». М. Горького радовало, что авторами были люди самых разнообразных занятий: рабочие, крестьяне, сапожники, дворники, извозчики, солдаты, даже каторжники. Эти люди жадно потянулись к знаниям.  Взволновала М. Горького просьба крестьянина-ложкаря: «Пришлите, Христа ради, хорошего, живого чего-нибудь, а это не идет на душу! Слышал - есть поэт Суриков и Слепцов, прозаист, вот бы их мне».

            В.А. Слепцову посвятил Горький статью («О Василии Слепцове») в  качестве предисловия к книге «Трудное время» ( изд. З. Гржебина). «Крупный, оригинальный талант Слепцова некоторыми чертами сроден чудесному таланту А.П. Чехова, - писал Горький  и пояснял свою мысль: - Хотя Слепцов совершенно не владел вдумчивой, грустной лирикой, чутьем природы и мягким, однако точныя языком Антона Чехова, но острота наблюдений, независимость мысли и скептическое отношение к русской  действительности очень сближает ж этих писателей, далёких друг от друга в общем».

            М. Горький указывает на уязвимое место, «ахиллесову пяту», многих писателей той эпохи - за народ принимать только большинство населения - крестьянство ( и здесь  уместно сравнение (сближение-отталкивание) позиции

горьковской и плехановской). «Стремясь пробудить гуманное отношение к мужику, действительное внимание к деревне» («что и было достигнуто литературой»), писатели эпохи, по мысли Горького, упускали из поля зрения город, жизнь мещан и рабочих. Слепцов же чутко и прозорливо понял важность новой темы, приступив к её разработке в «Письмах об Осташкове». Последующее развитие страны, вплоть до 1905 - 1906 годов (когда «уездные гнезда российской косности очень тяжко показали устойчивость своего быта»), подтвердило правильность и перспективность  духовно-поэтического поиска

талантливого художника и публициста. Слепцов, по М. Горькуому, «вообще брал темы новые, не тронутые до него», он повествовал о фабричных рабочих, об уличной жизни столичного города; слепцовские очерки «полны намёков - вероятно, бессознательных - на судьбу отдалённого будущего страны, полны живого смысла, для тех, кто пойдёт за ним, кто проверит правильность его поэтических гипотез»; и «его темы тотчас были подхвачены». Глеб Успенский с «Нравами Растеряевой улицы», А.И. Левитов и М.А. Воронов с «Московскими норами и трущобами», другие авторы «Современника», «Отечественных записок», «Дела», «Слова» активно включились в разработку «г о р о д с к о й»

темы.

            Самобытен был Слепцов и в трактовке темы деревни; его отношение к деревне «заметно разнилось» с общим подходом к ней. Автор «Мёртвого тела», «Свиней», «Питомки», «Ночлега» с «печальной усмешкой» сомневается в том, о чём тогда «было принято думать и говорить о деревне». Слепцов, по определению Горького, «изображает мужика неумным, равнодушным к ближнему и своей судьбе, притерпевшимся ко всем несчастьям, почти безропотно подчиненном чужой воле тогда, когда ему ясно, что её цели и глупы и вредны его интнересам». Горький критически осмысливает высказывания

С.А. Венгерова (полагавшего, что Слепцов представил мужика «настоящим головотяпом»), мнение Скабичевского (упрекавшего Слепцова в «поверхностно скептическом отношении к деревне»), суждения других критиков. Но все их заключения, при всех известных просчётах авторов, зафиксировали характерное для Слепцова «расхождение с установленным эпохой литературным каноном».

            «Расхождение с установленным эпохой литературным каноном» фиксировали  Плеханов и Горький  не только у Слепцова, но и у других

народников, демократов ( публицистов, прозаиков, лириков, мастеров газетно-журнальных жанров). Вот, например, тот  же Решетников, те же Левитов,

Воронов, Засодимский, Нефёдов. В «Беседах о ремесле» Горький вспоминает, как он участвовал в спорах вокруг произведений о деревне Решетникова,

Н.и Гл.Успенских. «Знали мы и то, - замечает он, - что рядом со святыми мужиками Златовратского, Каронина и других живут вовсе не святые «подлиповцы» Решетникова, мужики Николая Успенского…». Плеханов и Горький  ценят  трезвый, сугубо реалистический подход к теме деревни.

            М. Горький прослеживал эволюцию художественного раскрытия «деревенской» темы. «Лет пятьдесят мужика усиленно будили вот - он проснулся, - каков же его психический  облик ?» - спрашивает Горький

(и здесь мы видим несомненную  идейно-методологическую  близость

горьковского  анализа-синтеза  и  философско-нравственных установок автора труда «К психологии рабочего движения»).

            М. Горький подчеркивает необходимость «отметить изменения лица давно знакомого героя»; его беспокоит эпигонство некоторых авторов, не сумевших новаторски отразить новые явления жизни крестьян. В журналах и альманахах начала ХХ века бытовали тексты, героем которых был «старый, знакомый мужик Решетникова, тёмная личность, нечто зверообразное». И  -  иронизирует Горький, - «если отмечено новое в душе его, так это новое пока только склонность к погромам, поджогам, грабежам» (Муйжель и др,). В «Истории деревни» Горький вновь вернулся к этой проблеме, подчёркивая, что большинство писателей изображало крестьянина по примеру Золя и Мопассана во Франции, а в России - Решетникова, Н. Успенского и «многих других  до

Бунина, Подъячева, Вольнова» - человеком, «почти совершенно лишенным общественных чувствований, полуживотным, которое относится к подобным ему, как ко врагам его в борьбе за хлеб, за жизнь»; и если чувствовал себя мужик порой счастливым, то только по недомыслию, по «неведению трагизма жизни».

                                   *                      *                      *

            Георгий Плеханов  и Алексей  Пешков, всемирно известный как Максим Горький.    Воронежец-донец  и  волгарь. Отпрыск небогатого дворянского рода из Русского Подстепья и нижегородец, сын столяра-краснодеревщика Максима Савватиевича  и Варвары Васильевны, из мещанской семьи Кашириных.

            Когда состоялась их  «в с т р е ч а»? Когда почувствовали они идейно-духовное «сродство душ»?

            Жизнь Алёши Пешкова «в людях»: «мальчиком» в магазине обуви, посудником на пароходе «Добрый», учеником-иконописцем, статистом в театре. Много читает. Мучительно переживает разлад между романтической мечтой и «свинцовыми мерзостями» действительности. В «Летописи» его жизни отмечен драматическими изломами 1887 год. В феврале скончалась его

бабушка. В мае ушёл из жизни дедушка.  Повседневные  неурядицы, нелепицы, неизбывная униженность и оскорблённость. Попытка покончить с собой выстрелом из револьвера. Предсмертная «записка»: «В смерти моей прошу обвинить немецкого поэта Гейне, выдумавшего зубную боль в сердце». В  прочитанной  лирико-исповедальной  повести А.И. Левитова  свободолюбец-пассионарий мучительно размышлял  о смысле земного бытия, тоже обращаясь  к   мудрому  философу-психологу Генриху Гейне:

                                   На проклятые вопросы

                                   Дай ответы мне прямые:

                                   Отчего под ношей крестной

                                   Весь в крови влачится  правый?

                                   Отчего везде бесчестный

                                   Встречен  почестью и славой?

            Спасло  сближение с радикально настроенной студенческой молодёжью.

Импульсы к жизни, к обретению смысла существования  появились от  знакомства, бесед с Н.Е. Федосеевым, организатором первого марксистского кружка в Казани. Именно  тогда  в руки любознательного  нижегородца попадают  сочинения Георгия Валентиновича Плеханова, в частности, плехановские «Наши разногласия».

            Позднее, уже  лично познакомившись с Плехановым, Алексей Максимович  расскажет о тогдашних своих  «хождениях в народ», скитаниях

по Волге, Каспию, Моздокской степи, о службе на железнодорожных станциях -

Волжской, Борисоглебске, Крутой, Добринке (что совсем рядом с плехановскими Грязями, Липецком  и Гудаловкой). Организация «кружков

самообразования», «земледельческих колоний».

            Георгий Валентинович вспоминает  о своих впечатлениях от горьковских

рассказов, от появившейся в апреле  1901 года в журнале «Жизнь» «Песни о

Буревестнике». Были у них  эпизодические творческие ( нередко полемические) «контакты» ( в связи с сотрудничеством в издательстве «Знание», в ряде газет и журналов; десятилетие со дня кончины Н.Г. Чернышевского; восьмидесятилетие, а затем  «уход»  Л.Н. Толстого; 50-летие А.П. Чехова;  столетие со дня рождения и 60-летие со дня смерти В.Г. Белинского; столетие  Н. В. Гоголя и А. И. Герцена; похороны ( январь 1904 г.) Н.К. Михайловского, А.П. Чехова (июль 1904 г.). Было много общих знакомых, «сопутников»

( Короленко, Каронин-Петропавловский, Ульяновы, Луначарский, Крупская, Пешковы).

 

Комментарии Написать свой комментарий

К этой статье пока нет комментариев, но вы можете оставить свой