Сообщество «Новороссия» 00:00 26 июня 2014

«Если дорог тебе твой дом!»

Американцы понимают, что отказ от поддержки Новороссии и ее поражение будет иметь тяжелейшие последствия для России — поэтому к нему и толкают.
3

Вряд ли те, кто 22 июня 1941 года огнём встречал фашистов на нашей земле, мог даже в страшном сне представить, что через 73 года новая война придет в самое сердце тогдашней России-СССР, а с противоборствующих сторон (увы, с обеих) будут русские и украинцы. Причем война будет идти все с теми же фашистами и даже под почти той же символикой!

Начнем с того, кто же сепаратисты. Я, конечно же, стреляю хуже профессиональных военных и не берусь давать советы, как надо организовать боевые действия, но природа Беловежских соглашений мне, как юристу, понятна очень хорошо. Беловежские соглашения, не лезущие ни в какие ворота международного права, так торопливо признанные группой стран, любящих назвать себя "мировым сообществом", просто являлись, по моему мнению, формой узаконенного мародерства, когда у погорельцев, которыми мы тогда были, тащили последние сапоги. Разрезание по живому Державы c тысячелетней историей, расчленение русского народа, который оказался самым большим разделенным народом в мире, — вот это был и есть настоящий сепаратизм.

Как человек, сформированный на советской культуре, я всегда за мир, прогресс и дружбу народов. Нас воспитывали в том духе, что человечество развивается, идет от худшего к лучшему. И с тем большим прискорбием я должен констатировать, что в начале XXI века образ действия стран, претендующих вести за собой весь мир, называющих себя "цивилизованным сообществом", несмотря на обилие дорогих галстуков и хороших костюмов, оказывается даже не на уровне феодализма, а на уровне каменного века с элементами каннибализма. И единственная форма права, уважаемая в их кругу, — это право сильного. К сожалению, совершенно первобытные доводы — сила и страх — сегодня остаются такими же востребованными, как и несколько десятков тысяч лет назад.

Еще в апреле было очевидно, что нас боятся, и быстрое развитие крымского успеха на всю Новороссию вызвало бы протесты, санкции, может быть, даже в некоторых случаях разрыв дипломатических отношений, — но было бы в общем-то понято. Потому что Украина, выражаясь языком американской дипломатии, является зоной наших жизненных интересов, а на Мексику мы не претендуем.

И вдруг что-то произошло, что-то в воздухе изменилось, и нас бояться перестали. Более того, стали откровенно давить. Хунта, чьи военные возможности по меркам мировой политики, близки к нулю, не идет ни на какие, даже самые очевидные компромиссы и переходит ко все более варварским методам войны. Это значит, что они получили серьезные (по их мнению) гарантии, что никакого вмешательства России не будет. Возникло ощущение, что враги почувствовали нашу слабость и перешли в наступление. Неизбежная потеря Крыма уже не кажется им такой неизбежной.

На мой взгляд, главное, для чего Америке нужна Украина, — это непрерывная война украинцев и русских (и пусть они убивают друг друга как можно больше, как в свое время говорил сенатор Трумэн). Более мелкие задачи — это контроль над газотранспортной системой из России в Европу, сланцевый газ в Донбассе, военная база в Севастополе. То, что добыча газа на Донбассе вызовет экологическую катастрофу, уверен, американцев нисколько не волнует, а может, даже и радует — украинцев им не жалко. База в Севастополе уже потеряна, газ на Донбассе с большой вероятностью тоже, газопроводы можно проложить в обход, а вот война — никуда не делась, а только набирает обороты. Под это — и только под это — и денег дадут. Зачем это нужно самим украинцам, сложно сказать, потому что у многих из них абсолютно неадекватное восприятие мира.

Да, 23 года мы — в меньшей степени, украинцы — гораздо в большей, гуляли и веселились — и прогуляли почти всю армию. Но как только Украина выйдет из орбиты России, в нее будут вложены средства для создания современной боеспособной армии, а также для антирусской промывки мозгов и подавления пророссийского и антифашистского сопротивления. В результате уже через несколько лет мы получим у своих границ огромное, по европейским меркам, и враждебное нам государство с большой и современной армией, имеющее территориальные претензии и готовое к агрессии.

Наша же позиция к тому времени при продолжении существующей политики ориентирования на Запад будет не лучше — мы показали себя с точки зрения Запада, неблагонадежными, и, так или иначе, нас будут добивать. А опираться на собственные силы нам сложно — вся наша так называемая "элита" связана с Западом: там ее мысли, чаяния и все самое дорогое. 23 года мы пытались в этот Запад интегрироваться. А теперь что, сказать народу, что это было ошибкой? Так или иначе, мы вернулись к тому же противостоянию с Западом, что и СССР, только в гораздо менее выгодной позиции. Ведь можно довести медведя до такого состояния, что он будет в цирке кататься на велосипеде и есть с рук конфеты, но все равно потенциально останется опасным зверем, так что безопаснее вместо него иметь стайку хомячков. Поэтому от России не отстанут до полной ее ликвидации — какую бы политику умиротворения агрессора и сдачи своих интересов мы ни проводили.

В Интернете всё чаще стала появляться мысль, что главное — не поддаваться на провокации (видимо, даже если враг придет в Москву, мы все равно "не поддадимся на провокации"), что главная цель украинского кризиса — втянуть Россию в войну.

Позволю себе с этим не согласиться. Главной целью американцев была, на мой взгляд, просто смена пророссийского режима на Украине на проамериканский, которая должна была пройти без всяких проблем, как проходило без особых проблем почти все, что американцы делали последние четверть века. Американцы и крайние националистические силы на Украине так долго внушали нам, что русские — это рабы, что сами начали в это верить. А унижение, которое должна была получить Россия в результате смены режима в Киеве, по этому плану должно было ослабить и российскую власть. Разумеется, никакого Крыма, и уж, тем более, вооруженного сопротивления в Новороссии, в этом плане не было и в помине.

И вдруг, как пишут в Интернете, что-то пошло нет так. А точнее — просто наоборот. Вместо быстрого изгнания Януковича и стабилизации ситуации при полном молчании России случилось возвращение Крыма, резкий рост патриотизма в России и появление Новороссии, готовой сражаться с оружием в руках за свою независимость. Абсолютно уверен — ничего подобного в планах американцев не было, и что с этим делать, они не знают. Отсюда их сильнейшее раздражение и неадекватное поведение. Крым — первый случай за последние 20 лет, когда кто-то посмел бросить Америке вызов. Новороссия — второй случай. Что с этим делать, американцам непонятно, потому что события идут в точности по югославскому сценарию, но Россия — не маленькая беззащитная Сербия, которую можно разбомбить.

В России события на Украине вызвали резкий рост патриотизма и резкий рост вовлечения простого народа в политику. Последние месяцы я только и слышу от самых неполитизированных людей: от безнадежного среднего класса до студенток в электричках — исключительно разговоры об Украине. Такого тотального интереса к политике, по моим наблюдениям, не было лет 20. Это вовлечение за последние месяцы меньше не стало, но претерпело качественные изменения. Сужу даже по себе и своему окружению. Если после Крыма нас охватила эйфория от того, что наш Крым теперь действительно наш и от сплошных поражений мы перешли к победам (выдающаяся Олимпиада тоже сыграла свою роль), то теперь это вовлечение все больше носит тревожный характер. "Как там наши? Бросим? Не бросим?" Вести с фронта вызывают явно больше внимания, чем чемпионат мира по футболу. Внешне очень похоже на то, что в Новороссии мы отступаем или, по крайней мере, наступаем так, что этого не видно, а постоянные картины бомбежек и убийств таких же людей, как мы, в таких же домах, как на нашей и на соседней улице, вызывают у народа устойчивое ощущение: мы — следующие.

И не надо говорить, что это "не наша" война — самая что ни на есть наша. И ведется она внутри того, что совсем недавно было одной НАШЕЙ страной, одним народом — да, по сути, на народном, бытовом уровне таким и осталось. Поэтому каждый выстрел в жителя Донецка или Луганска — это выстрел в нас, и все в народе прекрасно понимают это.

Военное поражение Новороссии, ее сдача и последующая кровавая зачистка (а как иначе?) будут восприняты экстремистской частью украинского общества как победа, а в России — как поражение в войне. И отговорки, что мы вроде как и не воевали, не помогут. В истории есть масса примеров, когда страны проигрывали войны, не участвуя в них.

Как уже тысячу раз за последние месяцы было говорено, вслед за Уинстоном Черчиллем, — страна, выбравшая между позором и войной позор, получит и позор, и войну. Ничто так не объединяет и не вдохновляет нацию, как победа, ничто так не угнетает народ и не ослабляет власть, как поражение. Поэтому неучастие России в поддержке Новороссии любой ценой и ее поражение там — вот сейчас самый главный американский сценарий. Невиданная народная поддержка власти в России может запросто сменить знак на противоположный. А война придет из Новороссии в Крым и в Россию. А почему бы нет? Для "мирового сообщества" Крым является частью "их" Украины — чем это не повод к войне? Затем в южные регионы России, а потом и в Москву — и в виде прямой агрессии, и в виде терактов, и в виде масштабной подрывной деятельности.

Ничто так не вдохновляет, как слабость противника. Слабых бьют, как совершенно справедливо в свое время заметил Владимир Владимирович Путин. И будут бить. По всем направлениям. И добьют, если мы не будем сопротивляться.

Еще один тезис: должны сначала шахтеры подняться, а если ты такой умный, бери автомат и вперед, в окоп Славянска. Отвечаю — шахтеры должны работать. Каждый должен своим делом заниматься — это если без пафоса. Скажу честно, я от окопа Славянска не бегаю. Но не думаю, что буду сильно полезен Игорю Ивановичу Стрелкову в окопе как боевая единица, а вот по основному своему профилю — в составе группы (желательно международной, да где там!) по мониторингу прав человека в Новороссии в том же окопе и прилегающих к нему населенных пунктах мог бы быть вполне полезен. Если в более понятных терминах, вместо мониторинга прав человека можно написать — для сбора и закрепления доказательств для будущего Нюрнбергского трибунала. Термины разные, а суть одна.

Но мне, как налогоплательщику и законопослушному человеку, не совсем понятно вот что: я плачу налоги, содержу армию, вижу, кстати, что в ней происходят позитивные перемены, приветствую ее перевооружение, учения, материальное обеспечение офицеров, и жду, что в критический момент всё это защитит меня, мою семью и интересы моей страны. И вдруг, когда этот критический момент наступил, мне говорят, что в окопе должны оказаться адвокат и шахтеры, вооруженные за свой счет, а там, уж как пойдет — может, армия и подтянется, а может — и нет. Много ли простых людей в Донецке и Луганске подписались бы за Россию, наперед зная, что их будут бомбить и убивать, а помощи почти не будет? Несмотря на громкие слова из Кремля? И разве происходящее в Новороссии не касается каждого из нас, в России, разве это не прямой удар по нашим интересам?

Ничто так не будет способствовать установлению быстрого мира на Украине, как получение антифашистским Сопротивлением тяжелого вооружения и интенсивной военной и дипломатической поддержки по всем каналам.

Американцы понимают, что отказ от поддержки Новороссии и ее поражение будет иметь тяжелейшие последствия для России — поэтому к нему и толкают. Это не война между Донецком и Киевом. И даже не между Россией и США. Это война между Добром и Злом. Или мы защитим Новороссию, или мы потеряем ее, потом — Крым, а потом — и Россию. Если мы не готовы огнем и мечом защищать свою страну, тогда надо готовиться, что огнем и мечом ее будут разрушать.

"Если дорог тебе твой дом…"

На фото: Кремлю предстоит трудный выбор в связи с событиями на Украине (В.М.ВАСНЕЦОВ, "Витязь на
распутье", 1878)

 


Комментарии Написать свой комментарий

К этой статье пока нет комментариев, но вы можете оставить свой