Сообщество «Салон» 22:27 10 марта 2018

Эффекты и локоны

в Третьяковке небольшая, но примечательная выставка — портреты Брюллова из частного петербургского собрания
2

 «...Потому что здесь порой
Ходит маленькая ножка,
Вьется локон золотой...»

Александр Пушкин.

Карл Брюллов, пожалуй, один из самых известных и - копируемых в России художников. Его «Итальянский полдень» лихо цитируют все, кому дано хоть сколько-то умения рисовать. Земной и — тонкий образ. Грань миров и ощущений. Пышные плечи, обласканные солнцем и - пронизанный светом виноград — хрестоматийный вариант; его любят заказывать господа из провинциального «миддл-класса» в свои забавные особняки. Я знавала одного умельца - он клепал «итальянку» все девяностые и, как ему казалось, даже превзошёл самого Брюллова. Иногда его просили сделать декольте поглубже, а девушку — постройнее. Грубые нравы! Ужасное поветрие! Впрочем, интерес к брюлловским чаровницам — это родом из детства — из советского детства! Развороты иллюстрированных журналов, постеры, календари — везде была неизменная «Всадница», которую безуспешно пытались срисовывать девочки-пятиклассницы. Локоны выходили чудесными, рукава — умопомрачительно-широкими, только лошадь стояла криво, косо и почему-то с дурацкою улыбкой. Фрейлины, княгини, барыни — с нежными чертами и холёными пальцами — трактовались, как «музы» и «лики прошлого», а в журнале «Работница» помещался портрет какой-нибудь придворной капризницы в бархатном наряде. Брюллов знал толк в кружевах и отборном жемчуге, равно как в буклях, атласе и бриллиантовых застёжках. Его героини — сплошь из благоуханно-блистающего мира: «Сверкающие дамские плечи и черные фраки, люстры, лампы, воздушные летящие газы, эфирные ленты...» и все итальянские простолюдинки смотрятся, как расслабленные гурии. Первый поход в Третьяковку — и снова Брюллов. Он — знаком, привычен, понятен. В любом возрасте. Всегда. Это и есть — классика.

В Государственной Третьяковской Галерее — небольшая, но примечательная выставка — экспонируются портреты Карла Брюллова из частного петербургского собрания. Это — ещё одна возможность дополнить наши знания и представления о творчестве художника.

Если эпоха Екатерины была золотым веком русской придворной жизни, то Николаевская эра — золотой век русской культуры. Не будучи гуманитарием (он говорил о себе: «Мы — инженеры!»), император прекрасно чувствовал слог, стиль, смысл, возвышая и привечая отменные таланты. Брюллов — один из многих. Нерусский по крови (его отца звали Paul Bruleau) — он создавал славу России, будучи известен в Европе, как мастер совершенных линий. На выставке мы замечаем его автопортрет начала 1830-х годов — правильные черты в античном духе, тип романтического героя. Да. Он нравился своим заказчицам —  пресыщенным дивам, а с графиней Юлией Самойловой его связывал многолетний роман. Поговаривали, что он льстит клиенткам, выписывая эталонные лица, руки, плечи. Так, великая княгиня Елена Павловна — сестра императора — в реальности не слыла настолько чарующей красавицей, как сие увековечил мастер. Её портрет (1829) в чёрном бархатном наряде и с модной куафюрой а-ля шинуаз — истинная жемчужина экспозиции. Настоящих жемчугов здесь тоже предостаточно — зритель сначала видит массивное ожерелье, а потом уже — «зимние» нордические глаза и чистейшую — бледно-розовую кожу щёк. Современники были восхищены тем, как живописец умел передавать игру материала — чёрный бархат сложен в отображении.

Вот — изображение молодой женщины подле фортепиано (1838). Предположительно, это портрет пианистки Эмилии Тимм — жены художника, брак с которым, увы, продлился весьма недолго. Светское общество обеих столиц по привычке обвиняло мужа — он ветрен, как все гении-красавцы, да и графиня Самойлова продолжала маячить на горизонте. Сам Брюллов тактично молчал, ибо существовала и другая — куда как более точная версия разрыва: именно юная супруга оказалась нечиста, притом изначально! Как бы там ни было, портрет очарователен — схвачено всё: и осиная талия, и дивная шея, и белое платье — символ ...ожидаемого целомудрия. «Её овально круглившееся личико, её тоненький, тоненький стан... Казалось, она вся походила на какую-то игрушку, отчётливо выточенную из слоновой кости; она только одна белела и выходила прозрачною и светлою из мутной и непрозрачной толпы», - исключительный символ красы, подмеченный Гоголем в описании губернаторской дочки и прочих молодых девушек, но никому не пришло бы в голову называть сей тип «гоголевским», как ни обидно за автора. Конкретно — брюлловским!

Светские дамы желали, чтоб их писал душечка-Брюллов. Княгиня Екатерина Петровна Гагарина - жена российского посланника в Риме - по отзывам современников княгиня отличалась умом, образованностью и щедростью души. Художник гостил на вилле Гагариных - Grotta Ferata. Перед нами — групповой портрет — с сыновьями Евгением, Львом и Теофилом (1824). Посетители выставки обращают внимание на то, что младший сын одет в девичье платьице и его локоны завиты, как у барышни. Дело в том, что примерно до начала XX столетия крошечных мальчиков одевали, ...как девочек, показывая, тем самым, что ребёнок ещё не вошёл в суровый мужской мир, являясь по сути неполноценным (женщину — пусть знатную и премудрую - долгое время полагали существом более низкого порядка). Да и воспитание до трёх-шести лет было сугубо дамским — тому пример многочисленные нянюшки и бонны. Затем происходило «ритуальное» переодевание, и отрока принимались муштровать, как будущего вельможу, воина, помещика — одним словом, хозяина бытия.

Ещё эта картина изумляет своей пестротой и перегруженностью (как и многие работы Брюллова). С конца 1810-х годов начал формироваться стиль бидермайер — замысловато-манерное ответвление романтизма. На смену помпезному, но лаконичному ампиру пришли завитушки, вазоны с розанами, коврики, салфеточки, рюши и как сказал по этому поводу всё тот же Гоголь: «-Фестончики, всё фестончики: пелеринка из фестончиков, на рукавах фестончики, эполетцы из фестончиков, внизу фестончики, везде фестончики». Переход к тотальным «фестончикам» был постепенным — классицистические интерьеры обрастали миленькими излишествами, вроде цветастых канапе, статуэточек и небольших картин с итальянскими видами, а в женскую моду опять вошли сложные причёски, воланы, банты, рукава с буфами (и да — фестоны). Холодноватый ампир — надоел. От него устали. Хотелось безвкусного, но тёплого уюта. На портрете семьи Гагариных мы видим не только идеальные личики, но и тщательно прорисованную меблировку. Тут и камин, и подсвечник, и массивная ваза с цветами, и, разумеется, знаковая деталь бидермайера — напольный ковёр с орнаментом. Брюллов, будучи невероятно талантливым, умел создавать гармоничные композиции — даже в условиях «кудрявого» стиля, и, как вопросил Пушкин: «К чему бесплодно спорить с веком?»

Эталонная грация — Аврора Карловна Демидова (1837). Мощные и — лилейные плечи, туго стянутая диво-талия, взбитые рукава и — томный взор. Чудесную головку венчает убор à la turque — тюрбан, скрученный из привозной восточной ткани. В те годы пользовалась успехом ориентальная тематика (что, кстати, отражено и в творчестве Карла Крюллова — его бесконечные перепевы гурий и одалисок). Светская львица из скандинавского рода Шернваль, она в 1836 году вышла замуж за богача и мецената Павла Демидова — ей тогда было уже под тридцать, что по меркам XIX столетия считалось поздним браком (именно такой возраст впоследствии назовут «бальзаковским»!) Она слыла богиней — Карамзин посвятил ей стихи, где назвал «соименницей зари», причём играло роль не столько само имя, но - изумительная свежесть и нега: «Всех румяным появленьем оживи и озари!» Томление «в девицах» было вызвано тем, что все женихи Авроры ...скоропостижно умирали. До финала дошёл только Демидов, да и он почил в 1840 году, а «соименница зари», перенеся траур, сделалась мадам Карамзиной. Рок преследовал богиню — Андрей Карамзин погиб в ходе Крымской войны. Однако же лета и беды никак не сказывались на дивной Авроре — она выглядела всё так же моложаво, крепко. Прожила долго и наполненно, скончавшись в 1902 году, в царствование последнего императора - Николая II. Правда, уже в Финляндии, сделав для развития этой «имперской окраины» много полезных нововведений и занимаясь до конца дней благотворительностью. Зато в России остался её портрет, писаный Брюлловым. Вспоминала ли богиня утренней зари балы своей молодости? «Они неслись, увитые прозрачным созданием Парижа, в платьях, сотканных из самого воздуха; небрежно касались они блестящими ножками паркета и были более эфирны, нежели если бы вовсе его не касались...»

Есть на выставке и мужские портреты. Например, изображение аббата (конец 1830-х). Картина, скорее не характерная для кисти Блюллова - здесь шло явное подражание Ренессансу, а потому всё внимание — к глазам и мыслям. Обычные же брюлловские вещи — это роскошный облик при полном нежелании автора вторгаться в потайной, внутренний мир. Да кто бы ему позволил? Ни заказчики, ни - ...сам стиль бидермайер. А тут явлен человек с живым, но сдерживаемым воображением. Ещё молодой, но уже — умудрённый. Будто бы желающий выглядеть старше. Надменность и — кротость. Борьба двух начал. Портрет выполнен в процессе одного из путешествий по Италии. Вот — полная противоположность: конный портрет Анатолия Демидова (1852) в экзотическом — восточном костюме. Персонаж — юн, горяч, активен. Но, как и принято, весь жар души — лишь приглаженная иллюстрация, а главное — это турецкая сабля, бархат, чёрные кудри. И, как в хрестоматийной «Всаднице» - лошадь и собаки. По факту, многие картины Брюллова — это крепкое ремесленничество, где важно припомнить удачную наработку. Тургенев нелицеприятно высказывался о наследии Брюллова: «Трескучие картины с эффектами, но без поэзии и без содержания…» Что ж? Не мы такие — мода такая! Заказчики — требовали, он — исполнял. Эффектно — что верно, то верно. Экспозицию венчает многоизвестный автопортрет 1848 года, точнее — авторская копия. Уже иной стиль — никакого любования и прикрас. Мы наблюдаем очень мудрого и — уставшего человека с натруженной кистью. Ему оставалось жить всего четыре года. Нам же достались его творения — локоны, кружева и — эффекты.

Илл. Портрет молодой женщины у фортепиано (1838)

10 мая 2018
Cообщество
«Салон»
14 0 8 807
27 апреля 2018
Cообщество
«Салон»
1 1 15 215
Cообщество
«Салон»
11 0 9 387

Загрузка...
Комментарии Написать свой комментарий
11 марта 2018 в 00:58

А , чо тут комментировать - нечего !
" Красота — один из видов Гения, она еще выше Гения, ибо не требует понимания." Оскар Уайльд

12 марта 2018 в 19:09

Автору - спасибо. Весьма сожалею, что не смогу побывать.