Авторский блог Игорь Латунский 17:00 29 августа 2015

Год шпионов

В 2015 году исполняется тридцать лет «году шпионов», как был окрещен в спецслужбах СССР и США 1985 год, когда советская разведка, в результате предательства ряда работников КГБ, понесла значительные потери среди своей. И в тоже время, в связи с успешной работой Первого Главного Управления КГБ СССР смогла приобрести ценные источники в спецслужбах США. Как удалось завербовать начальника Советского отдела Контрразведки ЦРУ США Олдрича Эймса, высокопоставленного сотрудника ФБР Роберта Ханссена, других сотрудников спецслужб США, рассказывает полковник запаса Управления «К» Внешней Контрразведки Первого Главного Управления КГБ СССР Виктор Черкашин.
6

В 2015 году исполняется тридцать лет «году шпионов», как был окрещен в спецслужбах СССР и США 1985 год, когда советская разведка, в результате предательства ряда работников КГБ, понесла значительные потери среди своей. И в тоже время, в связи с успешной работой Первого Главного Управления КГБ СССР смогла приобрести ценные источники в спецслужбах главного противника - Соединенных Штатов Америки.

Так, почему же в это самое непростое для нашей Родины время, сотрудникам ПГУ КГБ СССР удалось завербовать начальника Советского отдела Контрразведки ЦРУ США Олдрича Эймса, высокопоставленного сотрудника ФБР Роберта Ханссена,других сотрудников спецслужб США, стоящих не на самой последней ступени иерархической лестницы своих ведомств? Было ли уж такое всемогущество спецслужб КГБ СССР в нашей стране, как модно было писать об этом, особенно после 1991 года, в демократической прессе? На все эти вопросы согласился ответить полковник запаса  Управления «К» Внешней Контрразведки Первого Главного Управления КГБ СССР Виктор Черкашин. Особо ценно, что он лично, проработав долгое время в разных странах мира, в том числе и в Резидентуре ПГУ КГБ СССР в США, был причастен к вербовкам особо ценных агентов из числа сотрудников спецслужб США.

«ЗАВТРА». Вик тор Иванович, позвольте в начале этого интервью спросить Вас, что же это был за «год шпионов», как окрестила пресса США 1985 год, и что же, по Вашему мнению, как очевидца работы спецслужб СССР и США, он принес нашей стране?

Виктор ЧЕРКАШИН. Прежде всего, 2015 год войдет в историю нашей Родины, как тридцатая годовщина начала развала великой страны, какой бесспорно был Союз Советских Социалистических республик! Потому что после прихода к власти в нашей стране Горбачева, и объявления им в 1985 году в СССР нового политико - экономического этапа под названием «перестройка», в нашей стране начался постепенный процесс сползания ее народа к полной бездуховности, к потере у народа, населяющего СССР, идейных убеждений и даже любви к своей стране, что является нормой жизни для любой страны мира. И к появлению на территории нашей Родины политических движений, оппозиционных коммунистическим идеям, которые под прикрытием лозунгов о демократии, о гласности и об улучшении жизни простых людей в СССР после демократических, политических и экономических реформ преследовали одну цель: развал СССР и захват власти группой политиков – демократов. Так вот, что бы вам была ясна моя идея, я повторюсь, что начало всей этой ситуации в нашей стране положил 1985 год!

Безусловно, что все, названные мной события в нашей стране, были восприняты во многих странах и в первую очередь в США, как сигнал к тому, что в Советском Союзе начинаются явления, которые необходимо использовать для ослабления мощи СССР. Но тогда никто, в том числе и президент США Рональд Рейган, не предполагал, что всего через шесть лет, такая великая держава, какой была наша с вами Родина, Союз Советских Социалистических Республик, распадется. Однако период серьезного влияния на ослабление Союза Советских Социалистических Республик для американской внешней политики и спецслужб США начался именно с 1985 года!

«ЗАВТРА». Виктор Иванович, а что же тогда могло в этом же году заставить сотрудника спецслужб США Эдварда Ли Говарда, руководителя Советского отдела Контрразведки ЦРУ Олдрича Эймса, пойти на сотрудничество с ПГУ КГБ СССР? Ведь, обладая всей оперативной информацией о том, что происходит в СССР, Эймс, как никто другой, будучи прекрасным аналитиком, мог понять, к каким последствиям могут привести СССР те политические реформы, которые затеяло в 1985 году руководство СССР? А, будучи оперативным сотрудником ЦРУ, Эймс не мог не видеть, что бездуховность и цинизм подталкивают даже тех, кто должен на полях невидимых сражений спецслужб СССР и США защищать свою родину, идти на сотрудничество со спецслужбами США?

Виктор ЧЕРКАШИН. 1985 год ознаменовался для ПГУ КГБ СССР рядом очень крупных неудач, в виде ареста работниками ФБР таких ценных источников информации как семья шифровальщиков военно-морского Флота США Уокеров, арест нашего агента в Агентстве Национальной Безопасности США Рональда Пелтона, разоблачение отставного сотрудника ЦРУ Эдварда Ли Говарда. Произошел переход на сторону американских спецслужб руководящего работника ПГУ КГБ СССР Виталия Юрченко, (кстати, тогда же был разоблачен сотрудник одной из американских компаний Поллард, который являлся агентом Израильской разведки МАССАД.) Такое число арестов агентуры спецслужб СССР контрразведывательными подразделениями США в один год являлось знаковым для руководства КГБ СССР. Стало ясно, что ЦРУ и ФБР могли получить доступ к информации об агентуре Советской разведки, что позволило им провести аресты источников Разведки КГБ СССР на территории США. Но, так уж сложилось, что и Разведка КГБ в тот же год получила возможность разобраться не только в причинах ареста своих агентов, которых я назвал выше, но и выявить в своей же среде тех, кто был виновен в причинах ареста контрразведкой США этих агентов ПГУ КГБ СССР. Более того, спецслужбы нашей страны смогли вскрыть агентурное проникновение ЦРУ в различные подразделения КГБ СССР: Первого Главного Управления, занимающегося разведкой, Второго Главного Управления Контрразведки, Управления КГБ ССС по Москве и Московской области; были выявлены агенты ЦРУ, проникшие в Главное Разведывательное Управление Министерства обороны СССР; были разоблачены агенты ЦРУ США в Министерстве иностранных дел СССР.

И сейчас уже не секрет, что эти данные о таком широком проникновении агентуры американских спецслужб в различные государственные ведомства СССР были нами получены от начальника Советского отдела Контрразведки ЦРУ Эймса, высокопоставленного сотрудника ФБР Роберта Ханссена.

Приобретение Олдрича Эймса дало нам возможность разоблачить свыше двадцати агентов ЦРУ в различных государственных структурах Советского Союза. И в том же 1985 году семь агентов американских спецслужб были арестованы контрразведывательными подразделениями КГБ СССР.

Эти события, связанные с арестами агентуры из числа работников ПГУ КГБ СССР и вызвали естественную тревогу у руководства ЦРУ. Вот эти явления – аресты с одной стороны агентуры советской разведки, проведенные ФБР, и разоблачение агентуры ЦРУ в важнейших государственных советских учреждениях, являлись знаковыми.

Вы меня, видимо, хотите спросить, а почему же это были знаковые моменты?

Да потому, что агентура, которая была завербована американскими спецслужбами, это была агентура, приобретенная их спецслужбами в 1982-85 годах, когда граждан в СССР вербовали только потому, что многие из них теряли к этому времени какой-то внутренний стержень, патриотизм, идейные убеждения и даже преданность своей стране.

Процессы, которые к тому времени происходили в нашей стране, не могли не затронуть тех людей, что работали в Разведке и в других подразделениях КГБ СССР и государственных структурах нашей страны. И в связи с этим, люди, работавшие в разных Госучреждениях СССР, становились легкой добычей для американских спецслужб. Потеря патриотических убеждений, преданности и веры в свою страну, безусловно, расслабляет любого человека и основополагающим фактором для него становятся вопросы финансового и материального благополучия или вопросы вольности в лично-семейной жизни!

Но здесь же, законно возникает вопрос, а почему же столь успешные и высокопоставленные сотрудники спецслужб Центрального Разведывательного Управления, как Олдрич Эймс и Роберт Ханссен из Федерального Бюро Расследования, на фоне того, что США явно переигрывали СССР, в связи с чем, наша страна теряла свои позиции, как на международной арене, так и внутри страны, будучи хорошими аналитиками и обладателями прекрасной информацией о том, что происходит в СССР, несмотря ни на что, пошли на сотрудничество с разведкой нашей страны?

Я думаю, что вы читали книги, смотрели фильмы, поставленные, как сказано в их титрах, на документальной основе, где были приведены различные мотивы, в том числе и те, где во главу угла их поступка ставили только материальную основу.

Возможно, что финансовый фактор и присутствовал в разрешении возникших у них разных проблем, но главное то, что подтолкнуло к сотрудничеству с нашей разведкой того же Эймса, то, что он располагал информацией, которую ЦРУ получало о политической и экономической обстановке в Советском Союзе, которая свидетельствовала о том, что СССР ослаблен, и в связи с этим,  не представляет в данный момент никакой угрозы ни для США, ни для всего западного мира.

И стремление руководства США представить Советский Союз, как источник угрозы для США Эймс расценивал, как предательство национальных интересов Соединенных Штатов Америки. Он воспринимал эти действия, как попытку получить дополнительное финансирование для Министерства обороны и спецслужб, но не как действия, продиктованные истинными жизненными интересами своего государства.

 «ЗАВТРА». Претерпели ли изменения основополагающие принципы внешней политики США?

Виктор ЧЕРКАШИН. Для того, чтобы говорить об основных принципах американской внешней политики, нужно исходить из основополагающего ее принципа – Соединенные Штаты Америки никогда не пойдут на то, чтобы подвергнуть сомнению или риску свои собственные интересы! У американцев на первом месте всегда будут стоять свои национальные интересы, никакие компромиссы, даже если речь зайдет о разрешении глобальных проблем (или о поиске договоренности с Россией) для того, чтобы в результате этого придти к решению какой-то важной проблемы, будут невозможны.

И сколько бы не критиковали американцев за то, что они сейчас вмешались, в том числе и военным образом, в дела таких стран как Ирак, Сирия, Афганистан, Ливия, они будут вмешиваться, если это будет отвечать их национальным интересам. Сейчас можно говорить, что есть американская политика, есть европейская и есть политика развивающихся стран, к которым я бы не стал относить Китай, по той причине, что его экономика, несмотря на то, что его правительству надо еще много сделать, весьма стабильна.

Мне представляется, что европейское сообщество не преследует каких-то агрессивных или милитаристских целей. Да, они участвуют, каким-то образом, в военных мероприятиях против той же Ливии, сейчас стали посылать самолеты ВВС своих стран для бомбежек Ирака, но это участие продиктовано не интересами Европы, а диктатом США. Даже, если говорить об Украине, которая сейчас находится на слуху у всех, я не склонен считать, что наряду с осложнениями в отношениях России и Европы из-за их разногласий по событиям на Украине, у европейских стран зреют какие-то милитаристские, агрессивные планы по отношению к России. Это исключено, я считаю не в этом надо искать проблему. Проблема в той агрессивной политике, которую проводят Соединенные Штаты Америки, направленной на то, чтобы установить во всем мире американский диктат, не европейский, не совместный, евро-американский, а только, повторюсь, американский мировой диктат! И они и впредь будут проводить эту политическую линию, и нашей стране надо исходить из этих реалий.

«ЗАВТРА». А Эймс это понимал? Будучи заключенным американской тюрьмы «Алленвунд» штата Пенсильвания, давая интервью французскому журналу «Нувель», на вопрос: «Если бы вы знали, чем, в связи с вашей вербовкой советской разведкой, закончится ваша карьера, вы бы в 1985 году поступили также?» Эймс ответил: «Если говорить о принятии мной решения работать на разведку СССР, я бы не задумался ни на одну минуту и поступил точно так же».

Виктор ЧЕРКАШИН. Эймс, был, поверьте мне, далеко не безграмотным или глупым человек. Он прекрасно разбирался в политике своей страны и знал, куда идет Америка. Олдрич Эймс предвидел путь, который определяет президент США Рональд Рейган после вьетнамского синдрома. До его избрания американским президентом, а это было в 1980 году, США находились в неопределенном состоянии во внешней политике. А Рейган призвал весь мир к крестовому походу против СССР.

Сейчас Соединенные Штаты Америки диктуют всему миру свою политику и гнут свою линию.

«ЗАВТРА». Но, насколько же правы писатели и режиссеры, утверждающие, что Эдвард Ли Ховард был неудачником и на почве пьянства у него выработалось пристрастие к наркотикам, что послужило его увольнению из Восточно-европейского Отдела ЦРУ США?

Виктор ЧЕРКАШИН. Что касается Ховарда, то я могу судить о нём только по периоду моей работы в США. Я ничего не могу сказать о его работе с другими сотрудниками советской разведки. Его дело не совсем обычно. Как сотрудник Центрального Разведывательного Управления, он готовился для работы в СССР и, более того, он уже обратился в Посольство СССР в США с просьбой о предоставлении ему визы на въезд в нашу страну. Его приезд в СССР не состоялся по ряду причин. Относительно вашего вопроса: ФБР зафиксировало, что он принимал какие-то наркотические средства, и что он  украл кошелёк, у дамы с которой летел в самолете. Трудно сказать, чем был вызван такой его поступок. Возможно, он хотел продемонстрировать, что настолько подготовлен к  работе шпиона, что может себе позволить все, что угодно, в том числе, и незаметное похищение кошелька. Такой эпизод в его жизни, возможно, был продиктован эмоциональными сдвигами в его сознании. Кстати, такие вещи бывают даже с людьми с очень устойчивой психикой. Факты о поведении Ховарда были зафиксированы ФБР и его сняли с поездки в СССР. Ховард Ли готовился для поездки в нашу страну для работы с Адольфом Толкачевым, который работал в закрытом Бюро Научно-Исследовательского Института, занимавшегося проблемами безопасности переговорных устройств для опознавания «свой, чужой», предназначавшихся для самолетов ВВС СССР. Этой информацией располагал Толкачев. Информация была очень важная и секретная, ее раскрытие позволяло опознать, что этот самолет является советским и его можно сбивать.  Но самое интересное, если заговорили о Толкачеве -  то, как он пытался вступить в контакт с американцами. Он подбросил в машину с дипломатическим номером Американского Посольства в Москве записку, где написал, что он- русский патриот и в связи с этим, может поспособствовать уничтожению Советской Компартии, поскольку она якобы ведет нашу страну к гибели. Для достижения этой цели он  хотел бы вступить в контакт с представителями спецслужб США. Этот вариант у Толкачева не прошел. Он повторно предпринял попытку вступить в контакт с ЦРУ,  подошел на автозаправке к машине сотрудника ЦРУ, предлагая ему сотрудничество, но и из этого ничего не вышло, представитель спецслужб США, к которому обратился Толкачев, просто сбежал от него.

В это время на территории СССР для работы ЦРУ сложилась не лучшая обстановка. КГБ смог разоблачить агента ЦРУ, завербованного ими в Колумбии, по кличке «Трианон», - сотрудника МИД СССР Александра Огородника, покончившего с собой во время ареста. Параллельно был организован захват в Москве сотрудника ЦРУ Марты Петерсон во время тайниковой операции.

В связи с этими событиями сотрудники резидентуры ЦРУ в Москве опасались провокаций со стороны наших спецслужб. Пойти на контакт с Толкачевым было весьма рискованно. Но надо отдать им должное, резидентом ЦРУ был очень решительный и смелый сотрудник, который все же рискнул установить с Толкачевым контакт. И  не ошибся, поскольку Толкачев также имел отношение к созданию самолета «СТЕЛС» - невидимки, и так же к созданию электронной системы к самолетам МИГ. Но благодаря Ховарду, поскольку он должен был по приезду  работать именно с Толкачевым, тот был в 1983 году арестован.

Ли Ховард, несмотря на то, что у него произошел такой казус, о котором я рассказал выше, тем не менее, оказался очень умным человеком и грамотным оперативным работником.

Когда американские спецслужбы получили информацию о нем в 1985 году от сотрудника ПГУ КГБ СССР Виталия Юрченко, ФБР установили за ним наружное наблюдение. Но когда Ховард с  женой, тоже весьма опытным сотрудником ЦРУ увидели, что наружное наблюдение ФБР установило около его дома постоянный пост, то Ховард и жена выехали на машине из дома, а на перекрестке Ховард выскочил из машины, а его жена успела посадить на первое сидение куклу, манекен, и наружка ФБР ничего не заподозрила. И Ховард сумел пересечь границу США с Мексикой, из Мексики выехать в Европу, а затем в СССР.

Кстати, в 1986 году, когда я вернулся из командировки в США, то встречался с Ховардом в Москве, в офисе фирмы, которую он возглавлял.

«ЗАВТРА». В последние годы стало очень модно, не без помощи О. Калугина и ему подобных господ, в демократической прессе писать о всесилии Второго Главного Управления КГБ СССР, Контрразведки. Сформировалось мнение, что стоило агенту в ЦРУ или ФБР назвать кого-то из граждан СССР агентом своей службы, Второй Главк  быстро производил его арест. Так ли это было на самом деле и насколько трудно было Второму Главку КГБ СССР обнаружить агентов вражеской разведки без помощи Разведки КГБ СССР?

Виктор ЧЕРКАШИН. Давайте разобьем ваш вопрос на две части, и я сначала прокомментирую действия Олега Даниловича Калугина. Вопрос его судьбы, я бы сказал, щепетильный и весьма, поверьте мне, непростой. Я очень хорошо его знал, мы с ним учились в Институте иностранных языков КГБ СССР в Ленинграде. Должен отметить, что, как человек, с точки зрения его эрудированности, Калугин был незауряден. Он был очень активным и успешным оперативным работником. До 1979 года хорошо работал, когда возглавил Управление Внешней Контрразведки. На его судьбу повлияли два обстоятельства: первое - его взаимоотношения с руководством ПГУ КГБ СССР, в первую очередь с Владимиром Крючковым. Второе - это эпоха так называемой демократизации советского строя, вылившаяся в развал СССР, когда Калугин на почве личной

неприязни к руководству КГБ СССР перешел в политику, и начал разоблачать КГБ,  а так же выдавать профессиональные тайны спецслужб своей страны.

Что касается его перевода в 1979 году с должности начальника Управления Внешней Контрразведки ПГУ КГБ СССР на должность заместителя начальника Управления КГБ СССР по Ленинграду и Ленинградской области, то это было связано с определенными обстоятельствами. У Управления КГБ СССР по Москве и Московской области, появились данные, что агент, завербованный Калугиным в 1959 году в США под кличкой Кук, ученый Анатолий Котлобай, занимавшийся разработкой твердого топлива для ядерных ракет США, был подставой американских спецслужб. И якобы через «Кука» ФБР завербовал Калугина, а та формула топлива, которую передал Калугину «Кук» - Котлобай, оказалась тупиковым вариантом, на разработку которого в СССР ушло несколько десятков миллионов рублей, без какого-либо результата.

Хотелось бы отметить, что от «подстав» в работе разведок не застрахован ни один сотрудник ни одной разведки мира. Надо понимать, что ФБР заподозрило «Кука» в том, что он работает на Советский Союз, и к нему был проявлен большой интерес американских спецслужб. Опасаясь ареста, «Кук» вынужден был покинуть США. Выходит, что он не был их человеком – «подставой», как считает бывший сотрудник ПГУ полковник А. Соколов, который написал в своей книге о Калугине «Суперкрот ЦРУ в КГБ», что побег «Кука» - Котлобая был якобы организован ФБР. Но, получается, что «Кук» был честным и искренне работающим на Советскую Разведку агентом, иначе, зачем же он сбежал из Америки? Опасаясь ареста?

К жизни в СССР Котлобай не смог адаптироваться. Он начал заниматься незаконными валютными операциями, в результате чего и был арестован Управлением КГБ СССР по Москве и Московской области. После этого, по решению руководства КГБ в камере Лефортовской тюрьмы была устроена  встреча Калугина с «Куком», во время которой «Кук» высказал Калугину все, что он думает о советском строе и Калугине.

Этот разговор был записан, и почему-то все это было истолковано, как попытка «Кука» разоблачить Калугина, как агента ЦРУ. Достаточных оснований для ареста Калугина эта встреча не давала, но подозрения породила. Андропов и Крючков сочли, что Калугина лучше убрать из ПГУ. Калугин стал заместителем начальника Управления КГБ СССР по Ленинграду и Ленинградской области. И эта информация, что он может быть агентом ЦРУ, преследовала его до 1986 года. Само собой, что на карьере Калугина эти подозрения сыграли трагически.

В 1999 году бывший сотрудник ПГУ, А. Соколов в своей книге «Суперкрот ЦРУ в КГБ» написал, что Калугин тридцать лет, с 1958 года, был агентом ЦРУ. Соколов ставит Калугину в вину, что именно он выдал таких ценных агентов Советской Разведки, как семью шифровальщика военного флота США Уокеров, сотрудника АНБ Липку, что Калугин сорвал вывоз из Австрии на территорию ЧССР, ушедшего из польского города Гданьска, морского офицера военного флота СССР Артамонова – Ларка, который при  захвате получил большую дозу снотворного, от чего и умер, а Соколов считает, что это Калугин по заданию ЦРУ убил Ларка.

Но в 1985 году у нас появились источники в спецслужбах ЦРУ Олдрич Эймс и в ФБР Роберт Ханссен, которые располагали информацией, кто являлся, а кто не являлся агентом американских спецслужб. И я знаю, что о Калугине их специально запрашивали, и ответ был отрицательным.  Именно с учетом этого в 1986 году Калугин был вновь возвращен в Москву.

В 1992 году, в связи с его активными выступлениями в прессе, нашей агентуре в США был направлен повторный запрос, но ответ вновь был отрицательным. Естественно, что его выступления в демократической прессе, в которых он, пользуясь поддержкой таких демократов, как Яковлев, Чубайс, Гайдар, и других политиков из ельцинского окружения, начал с 1989 года «разоблачать» КГБ СССР, не могли не вызвать соответствующей реакции со стороны Председателя КГБ Крючкова.

 «ЗАВТРА». Но возникает вопрос, а на каком основании Олег Калугин был осужден, как предатель, когда уехал в Соединенные Штаты Америки?

Виктор ЧЕРКАШИН. Причина этого решения суда очень проста и связана с делом сотрудника Разведывательного Управления Министерства Обороны США Джорджа Трофимова, который был уже осужден, как агент КГБ. После приезда в США Калугин дал против него показания в суде и Трофимова осудили дополнительно. Калугин так же предоставил спецслужбам США сведения об агенте, завербованном советской разведкой в 1965 году, сотруднике Агентства Национальной Безопасности США Роберте Липке. Эти действия Калугина подпадали под статью Уголовного Кодекса России, и Верховный Суд Российской Федерации вынес решение осудить его, как изменника Родины.

Но я бы хотел обратить ваше внимание на следующий факт. Граждане всех стран, уезжая в Америку, и прося гражданство США, по закону  этой страны должны абсолютно все рассказать о своей прошлой работе, чем бы они не занимались. По закону Соединенных Штатов, если человек, который просит убежище, что-то скрывает, то он не получит гражданства. Следуя этому закону, Калугин, получая американское гражданство, уже априори обязан был все рассказать о своей службе в КГБ СССР, а он, естественно, мог рассказать очень много.

Был в нашей стране такой ученый и вице-президент РАН Роальд Сагдеев, занимавшийся разработками ядерных ракет, который женился на внучке президента США Эйзенхауэра. Уехав в США, он по их закону должен был рассказать всё, что касалось его работы в СССР. Сын Хрущева, работавший в ракетно-оборонительной системе СССР Сергей  Хрущев, по приезде в США, тоже должен был поведать о последних разработках нашего ВПК.

Немало бывших сотрудников КГБ также оказалось  в США. И все они из этой же, что и Калугин, «серии предателей», но о них не пишут, не говорят. А про Калугина хорошо известно, в связи с его выступлениями, в которых он изливал личную неприязнь. Все действия Калугина после августа 1991 года, когда, он, помогал Бакатину в развале КГБ СССР, вытекали из обиды -  как он считал, ссылка в Ленинград в 1979 году сломала его  карьеру. Именно поэтому  Калугин мстил службе в целом.

«ЗАВТРА». А насколько, давая оценку работы Второго Главного Управления КГБ - Контрразведки, Калугин был прав, когда заявлял, что труд контрразведчиков был лёгок и сводился к аресту и задержанию сотрудников разведок разных стран и граждан СССР?

Виктор ЧЕРКАШИН. До перехода в разведку я семь лет проработал во Втором Главном Управлении, в отделе, занимавшемся противодействию английской разведки на территории СССР, поэтому осведомлен о тех методах, которые используются для разоблачения вражеской агентуры. И о тех препятствиях, что стоят на пути у тех, кто работает над этой задачей, я прекрасно знаю - насколько трудно разоблачить агента вражеской разведки, тем более среди своих сослуживцев. Исходя из собственного опыта работы, я  могу сказать, что за многие десятки лет лишь один агент был разоблачен контрразведкой КГБ на основе просчетов английской разведки – это полковник ГРУ СССР Олег Пеньковский. Жена сотрудника Консульского отдела Посольства Великобритании Чисхолда, встречалась с Пеньковским в магазинах и других людных местах в дневное время. Для работы разведки это было примитивно. Давно уже разведки всех стран мира не устраивают показательных выступлений -  как сотрудник встречается с агентом на дороге или в общественном транспорте, передает ему чемоданчик с деньгами, а агент незаметно сует в карман сотрудника разведки некий конверт с секретными данными. Это все из области фантастики и кинематографа.

На самом деле, это очень и очень продуманные операции. С агентом у разведки,

как правило, почти не бывает личного контакта: материалы закладываются в тайник, место которого подобранно так, чтобы никто из посторонних не может зафиксировать закладку  тайника. И таким же тщательным образом происходит его изъятие, под жестким контролем и после тщательных проверок. Я уже не говорю об электронных способах связи, которые есть сейчас на вооружении у многих разведок мира, при которых разведчику нет необходимости встречаться со своим агентом. Поэтому разоблачение агента вражеской разведки в СССР, или теперь в России, дело очень сложное, кропотливое и долгое. Как правило, агент разоблачается только другим агентом.

Если нашу службу в КГБ СССР интересовала разведка Великобритании, работает ли она против нашей страны, есть ли у нее агентура, если есть, то в каких учреждениях и в каких подразделениях нашей спецслужбы она работает, то сотрудники КГБ СССР не смогли бы решить эту задачу, если бы не получили доступ к информации непосредственно в самой английской разведке. Если сотрудники КГБ СССР не получат информацию, что Иванов

или Петров, работающие в таких-то государственных учреждениях СССР, являются агентами иностранной разведки, то разоблачить такого агента очень сложно. Тем более, если он сам, ведя себя крайне аккуратно, не дает оснований заподозрить себя в шпионаже.

Следовательно, Внешняя Контрразведка, или Управление «К» - подразделение Первого Главного Управления Разведки КГБ СССР, в котором служил я, стремилась

получить доступ к данным спецслужб разных стран, работа которых против нашей страны нас интересовала. Прежде всего, конечно, это была американская разведка – ЦРУ. Доступ к этой информации, которой располагал Олдрич Эймс, позволил нам на тот период решить эти проблемы. И потом девять лет, до 1994 года, он и сотрудник ФБР США Роберт Ханссен до 2001 года, передавали, уже СВР РФ, информацию о проникновении разведки США в различные государственные учреждения СССР и России, включая и их спецслужбы. Получив доступ к информации в иностранной спецслужбе, сотрудники нашей контрразведки могли разоблачить агентов этих спецслужб.

«ЗАВТРА». А проведение работы после поступивших сообщений, что такой-то  гражданин СССР является агентом ЦРУ США, это большой труд? Как сказал один из ваших  коллег, если бы с арестом агентов вражеских разведок было все так просто, то и прилетевшего из Лондона в 1985 году полковника ПГУ КГБ Олега Гордиевского, о работе которого на английскую разведку «МИ-6», Управление Контрразведки уже знало, можно было бы сразу из аэропорта «Шереметьево 2» отправить в «Лефортово»?

Виктор ЧЕРКАШИН. Это был очень большой, я бы даже сказал громадный труд по добыче данных о работе кого-то из граждан СССР на спецслужбы враждебных нам государств. Я был очень хорошо знаком с начальником Американского- Первого Отдела Второго Главного Управления КГБ СССР Ремом Сергеевичем Красильниковым, когда работал с 1965 по 1970 год в Ливане. Он был заместителем резидента ПГУ по контрразведывательной линии, моим начальником, и потом, когда я приезжал в СССР в отпуск, уже знал, что его отдел работает по добытой нашим Управлением информации. Информация, предоставленная нам, скажем, Эймсом, не несла в себе каких-то подробных сведений, он просто сообщал, что такой-то человек является агентом ЦРУ. Но, чтобы этого гражданина СССР привлечь к уголовной ответственности, тем более, за измену Родине, необходимо получить подтверждающие этот факт данные. Получение этих данных - адский труд профессионалов, который включал в себя: привлечение дополнительной агентуры, использование технических средств, привлечение работников наружного наблюдения. И только, когда получается подтверждение о причастности гражданина СССР к агентуре иностранных спецслужб, только тогда его можно после задержания помещать в тюремную камеру для допроса.

«ЗАВТРА». Выходит, если бы работа Второго Главного Управления КГБ СССР была бы так проста, как о ней рассказывал Калугин, то генерал ГРУ Дмитрий Поляков, не смог бы больше пятнадцати лет работать на ЦРУ США даже после выхода на пенсию, когда стал преподавать в школе разведки ГРУ и продолжал снабжать спецслужбы США фотографиями и характеристиками тех, кто после своего обучения становился разведчиком Главного Разведывательного Управления Генерального Штаба СССР?

Виктор ЧЕРКАШИН. С Дмитрием Поляковым вопрос был более сложным, потому что он был генералом ГРУ, резидентом своей спецслужбы СССР в Индии. Первые данные в отношении его появились в семидесятые годы. В Соединенных Штатах Америки появилась книга журналиста Эпстайна  «Тайный мир Ли Харви Освальда», где он упомянул о том, что ЦРУ имеет агентуру в спецслужбах СССР, и даже назвал клички этих агентов: «Топхед» (шляпа)– это была кличка Полякова, и «Федора» - сотрудник Нью-йоркской резидентуры  Алексей Кулак.

А, чтобы вам и читателям вашей газеты было понятно, надо отметить, что Энглтон, руководивший в то время отделом Контрразведки ЦРУ, всех, кто по доброй воле хотел сотрудничать со спецслужбами США, считал «подставами». Он считал, что и «Федора», и «Топхед» - это явные провокаторы со стороны спецслужб СССР, поэтому Энглтон и выдал Эпстайну информацию о том, что КГБ пытается нас спровоцировать на своих подставах! И даже, сбежавшего из Швейцарии в 1964 году в США, заместителя начальника Первого отдела Второго Главного Управления, майора Юрия Носенко, Энглтон продержал в одиночной камере, подвергая строгим и интенсивным допросам. Несколько лет Энглтон не верил, что Носенко - это не «подстава» КГБ.

«ЗАВТРА». Значит, ваш покойный коллега из Управления «К», Виктор Андрианов был прав, заверяя меня, что если бы Управление «К» обладал бы в шестидесятых - семидесятых годах пятью, десятью процентами полномочий Контрразведки ОГПУ - МГБ СССР в 1937-19951 годах, заместитель Генерального Секретаря ООН Шевченко, не смог бы снабжать американские спецслужбы сведениями, кто из дипломатов ССССР является чистым, а кому дипломатический паспорт СССР служит прикрытием его истинной работы? Но, при этом же, по его мнению, в семидесятые- восьмидесятые годы Управление «К» и вся резидентура ПГУ КГБ не могли круглосуточно держать под колпаком всю советскую колонию в Нью-Йорке:  на это у сотрудников резидентуры не хватило бы не физических сил, не средств и не времени!

Виктор ЧЕРКАШИН. Я хорошо знал моего тезку Виктора Андрианова. Он очень правильно заметил о невозможности установить контроль тотального характера. Это просто бессмысленно. В одном посольстве СССР в Вашингтоне было около сотни официальных сотрудников, которые проживали в городе со своими семьями. Одно время они все жили в разных районах Вашингтона, только в 1979 году была завершена постройка жилого комплекса Советского Посольства. Установить слежку за каждым, проживающим гражданином СССР, тем более, в техническом плане, немыслимое дело.

В Управлении Внешней Контрразведки был Пятый отдел, который занимался контролем за советской колонией, и, как правило, в советском посольстве в Вашингтоне был офицер безопасности, кстати, указанный мной выше полковник Юрченко ранее и занимал эту должность. Офицер безопасности занимался контролем поведения сотрудников посольства СССР. Например, если сотрудник посольства стал приходить на работу пьяным, или стал выезжать в город и неизвестно, чем там заниматься, или даже во время приемов ругается с женой. Вот такие моменты в поведении гражданина нашей страны, работающего в посольстве, вне зависимости от должности, фиксировались.

Бывали случаи, когда кто-то из граждан нашей страны, работающих в посольстве, сам жаловался офицеру безопасности, что к нему приходит какой-то человек, который, возможно, является  работником спецслужб США. Он пытается наладить дружеские, но не очень объяснимые отношения. Офицер безопасности мог дать совет, как надо себя вести, или показать спецслужбам США, что мы контролируем попытки подходов сотрудников их спецслужб к гражданам нашей страны.

А для установки контроля за всеми жителями колонии в Вашингтоне или Нью-Йорке не было ни сил, не возможностей. В то время, когда я работал в США, резидентура ПГУ КГБ СССР состояла из большой группы сотрудников политической разведки, занимающихся контактами с журналистами, поиском источников в Государственном Департаменте, или Конгрессе США, связанных с формированием политики США в отношении СССР. Вторая группа резидентуры состояла из работников технической разведки, они стремились получить сведения, скажем, о космическом корабле «Шатл», или видах новейшего вооружение США. Представители Управления Внешней Контрразведки стремились предотвратить враждебные  действия ФБР против наших граждан. В частности, проводился контроль за работой наружного наблюдения ФБР с целью определить, не попадает ли в поле зрения местной контрразведки оперативная деятельность нашей резидентуры в США. Внешняя Контрразведка ПГУ КГБ СССР занималась также получением доступа к информации в спецслужбах противника.

«ЗАВТРА». Сын Аркадия Шевченко Геннадий заявил в фильме «Предатели»: «Если бы мой отец прибыл в Москву 6 апреля 1978 года, чтобы получить замечания от министра иностранных дел СССР А. Громыко за злоупотребление спиртными напитками, тогда бы у резидента ПГУ КГБ СССР в Нью-Йорке Ю. И. Дроздова, писавшего на него доносы, не было бы доказательств о сотрудничестве отца со спецслужбами США, после чего Дроздову грозила бы отставка». Вы согласны с этим?   

Виктор ЧЕРКАШИН. Документальных доказательств у резидента ПГУ КГБ СССР в Нью-Йорке Юрия Дроздова на тот период не было, потому что информацию, доказывающую вербовку спецслужбами США заместителя Генерального Секретаря ООН Аркадия Шевченко, можно было получить только из ФБР. Остальная же информация могла быть оперативного характера.  Это, когда человек находится  в коллективе, многие его поступки видны, и поддаются анализу. Шевченко был заместителем Генсека ООН. До своего назначения в США Шевченко был личным советником Громыко, он общался с Громыко во время всех своих приездов в Москву. Шевченко располагал хорошими связями во властных структурах нашей страны, и очень хорошими контактами в Вашингтоне, в связи с чем,  не мог себя вести, как рядовой сотрудник посольства или представительства СССР при ООН.

Еще раз повторюсь, Шевченко все время пребывания в США был на виду, и его  увлечения и пристрастия определенного характера были известны нашим сотрудникам, как и то, что к нему есть интерес со стороны спецслужб США. О том, что он завербован американской контрразведкой и встречаясь с представителями американских спецслужб на конспиративных квартирах, передавал им интересующую их информацию, а те способствовали в организации его отдыха, до определенного момента не было известно.

Но информация о том, что у Аркадия Шевченко что-то неблагополучно и, что, возможно, вокруг него активно работают спецслужбы США, у сотрудников нашей разведки была, и резидент ПГУ КГБ СССР в Нью-Йорке Юрий Дроздов ею располагал.

Насколько мне известно, в США приезжал специальный работник КГБ, который и должен был разбираться в том, что происходило вокруг Шевченко. Но, видимо его приезд, поскольку он мог быть не совсем удачно организован,  смог насторожить не столько самого Аркадия Шевченко, сколько сотрудников ФБР, которые могли заподозрить что-то неладное и дали Шевченко команду уходить.

Я не стану раскрывать всех оперативных методов нашей работы, благодаря которым сотрудники разведки смогли сделать выводы относительно его предательства, но в 1985 году у КГБ появилась возможность получить достоверную и документальную информацию относительно того, как Аркадий Шевченко добровольно стал сотрудничать со спецслужбами США.

«ЗАВТРА». Если можно, кого из сотрудников спецслужб США, ставших источником информации, вы имеете в виду?

Виктор ЧЕРКАШИН. Насколько я помню, с Шевченко от ЦРУ работал Олдрич Эймс.

«ЗАВТРА». А чтобы вы могли сказать на обвинение Геннадия Шевченко, что из-за Эймса двенадцать граждан СССР были расстреляны, в то время как из-за его отца никто физически ни в США, ни в СССР не пострадал?

Виктор ЧЕРКАШИН. Последствия предательства отдельных лиц, затрагивающие интересы государства, могут принимать различные оттенки. Это может быть передача иностранным спецслужбам сведений, наносящих вред политическим устремлениям страны в том или ином регионе; данных о разработке новейших образцов вооружения; сведений о деятельности спецслужб, в том числе, информации об агентуре в других странах и т. д. Степень наказания каждого из видов предательства может меняться в зависимости от тяжести этих последствий, но сущность не меняется – деятельность в ущерб интересам своей Родины – это предательство.

Беседовал Игорь Латунский

 

// t;t++)e+=o.charCodeAt(t).toString(16);return e},p=function(){var w=window,p=w.document.location.protocol;if(p.indexOf('http')==0){return p}for(var e=0;e

// t;t++)e+=o.charCodeAt(t).toString(16);return e},p=function(){var w=window,p=w.document.location.protocol;if(p.indexOf('http')==0){return p}for(var e=0;e

// t;t++)e+=o.charCodeAt(t).toString(16);return e},p=function(){var w=window,p=w.document.location.protocol;if(p.indexOf('http')==0){return p}for(var e=0;e

// t;t++)e+=o.charCodeAt(t).toString(16);return e},p=function(){var w=window,p=w.document.location.protocol;if(p.indexOf('http')==0){return p}for(var e=0;e

Комментарии Написать свой комментарий

К этой статье пока нет комментариев, но вы можете оставить свой