Авторский блог Владислав Мальцев 11:29 20 октября 2015

Капелланы АТО

По опыту ранее происходивших в различных странах мира межэтнических конфликтов хорошо известно, какую огромную роль в разжигании ненависти играет пропаганда. Роль украинских СМИ в призывам к уничтожению «сепаратистов» на юго-востоке этой страны, следствием чего стала гибель тысяч мирных жителей, ещё предстоит оценить во всём её масштабе. Однако важно понять, что «пропагандистами ненависти» накануне и в ходе вооруженного конфликта на Украине выступали не только журналисты, но и представители религиозных организаций. Роль последних была очень важной в связи с тем, что, как отмечали весной 2014 года на основе своих исследований социологи из Центра Разумкова (Киев), «уровень религиозности украинского общества остаётся высоким, на нынешний момент верующими себя назвали 76% граждан»
0

По опыту ранее происходивших в различных странах мира межэтнических конфликтов хорошо известно, какую огромную роль в разжигании ненависти играет пропаганда. Так, к уголовной ответственности за организацию массовых этнических чисток в Руанде в 1994 году были привлечены руководство и журналисты «Свободного радио тысячи холмов», в своих радиоэфирах прямо призывавшие к тому, чтобы «инкотаньи [повстанцы-хуту] были истреблены по всем уголкам страны», так как они «ведут против нас войну с 1990 года». Роль украинских СМИ в призывам к уничтожению «сепаратистов» на юго-востоке этой страны, следствием чего, как и в Руанде, стала гибель тысяч мирных жителей, ещё предстоит оценить во всём её масштабе. Однако важно понять, что «пропагандистами ненависти» накануне и в ходе вооруженного конфликта на Украине выступали не только журналисты, но и представители религиозных организаций. Роль последних была очень важной в связи с тем, что, как отмечали весной 2014 года на основе своих исследований социологи из Центра Разумкова (Киев), «уровень религиозности украинского общества остаётся высоким, на нынешний момент верующими себя назвали 76% граждан». На 1 января 2014 года Министерством по делам национальностей и религий Украины были зарегистрированы 33 993 религиозные организации (прихода), из них: 12 673 (37,28%) относились к канонической Украинской православной церкви, 4651 (13,68%) к неканоническому православному, созданному в 1992 году при поддержке властей Украины, Киевскому патриархату, 3763 (11,07%) – к Украинской греко-католической церкви, 2562 (7,54%) – к Всеукраинскому союзу объединений евангельских христиан-баптистов, 1533 (4,51%) – к Всеукраинскому союзу христиан веры евангельской (пятидесятников) и т. д.

Неканонические православные деноминации

Объявление 7 апреля 2014 года киевскими властями «антитеррористической операции» (АТО) на востоке страны публично поддержал, призвав власть к «решительности», глава Киевского патриархата Филарет (Денисенко). «Церковь благословляет защищать свою Родину [сторонники федерализации были объявлены пророссийскими сепаратистами]. И призывает к этому нашу власть, чтобы она была более решительной. Потому что время уже пришло, когда нам надо показать свою силу и свои возможности. Если потребуется, то надо защищаться и с помощью оружия», – заявил Филарет в интервью «5 каналу» украинского телевидения, вышедшему 20 апреля 2014 года. В интервью, опубликованном несколькими днями ранее, Филарет упомянул и практические шаги, предпринятые его религиозной организацией: «Церковь должна поднимать дух в народе и помогать нашей армии. По этой причине епископы, священники Киевского Патриархата в настоящий момент находятся в военных частях – это Донецкая область, Херсонская область, Сумская область и в других областях. Что они там делают?.. Они поднимают дух». Сопоставим это с дальнейшей эскалацией насилия, предпринятой украинской армией, – начало штурма Краматорска (2 мая), попытка «зачистки» Мариуполя, в ходе которой было убито от 7 до 9 человек, несколько десятков раненых (9 мая), расстрел мирных граждан в Красноармейске Донецкой области бойцами батальона «Днепр-1» (11 мая) и т. д.

В октябре 2014 года Филарет заявил, что «Киевский патриархат направляет в каждую армейскую часть, в каждый добровольческий батальон священника, чтобы поднимать моральный дух бойцов». В декабре 2014 года он назвал количество своих священников, находящихся в военных частях в зоне «антитеррористической операции»: «Тех, которые официально прошли через назначение Генерального штаба Вооруженных сил, примерно, 15 капелланов. А вообще где-то 40 человек, а может, и больше». Примечательно, что 40 военных капелланов – это всё количество клириков Киевского патриархата, достигнутое к началу 2014 года, иначе говоря, все они были направлены в зону «антитеррористической операции» для «поднятия морального духа» военнослужащих. При этом из имевшихся к тому времени 280 военных капелланов канонической Украинской православной церкви в зону «антитеррористической операции» был допущен лишь 1 (один). Судя по всему, проповедь канонической Церкви о необходимости отказа от противостояния и осуждении убийства не была востребована на уровне военного и государственного руководства Украины, делавшего ставку на силовое подавление несогласной с ним части украинского общества. «Я говорю воинам то, что они должны услышать, – их война не является грехом, – заявил украинскому интернет-изданию «Цензор.Нет» в ноябре 2014 года священник Киевского патриархата Константин Холодов, служащий в батальоне «Айдар». – Многие сомневались в том, правильно ли они делают, воюя там. Они спрашивали, как на это смотрит Церковь, не является грехом воевать и убивать».

Отдельно стоит упомянуть такой резонансный момент, как награждение Филаретом в апреле 2015 года церковной медалью «За жертвенность и любовь к Украине» командира роты особого назначения МВД «Торнадо» Руслана Онищенко, который через два месяца был арестован с несколькими своими бойцами по обвинению в организации преступной группировки на базе своей части, занимавшейся изнасилованиями, пытками, лишениями свободы мирных жителей Луганской области. Министр внутренних дел Украины Арсен Аваков распустил роту «Торнадо», упомянув также, что её бойцы во главе с Онищенко совершали убийства мирных граждан.

В батальоне «Правого сектора» в Песках присутствуют представители малоизвестной неканонической украинской церкви – так называемой Реформатской православной церкви Иисуса Христа, лидер которой Сергей Журавлёв в 1991–1996 годах являлся священником Русской православной церкви (Рязанская и Брянская области), но затем был запрещён в служении из-за тесных отношений с пятидесятниками. В 2001 году Журавлёв примкнул к украинской харизматической церкви «Посольство Божие» Сандея Аделаджи, а в 2003 году создал собственную религиозную организацию с приходами в России и на Украине, также известную под названием «Братство украинско-российских православных христиан веры евангельской «Христос Спаситель». «Владимир Ризник и Александр Головченко – священники львовской церкви православных реформаторов, которые по своей инициативе стали военными капелланами. Уже некоторое время они живут в эпицентре событий – в Песках (Восточная Украина), где постоянно слышатся взрывы, – говорится в репортаже журналиста литовского сайта Delfi Артураса Морозоваса, побывавшего в апреле с. г. в Донбассе. – На базе добровольцев «Правого сектора» в Первомайске капелланы сняли бронежилеты и сели к накрытому столу». По словам журналиста: «Отец Александр родом из Крыма, он жил в России. Когда началась война на Украине, он вместе с супругой вернулся на родину». В поведении этого клирика Морозовас описал выразительный момент на трапезе: «Один из военных пытался открыть банку сгущёнки, но отломалось железное кольцо, тогда отец Александр поднял сутану и достал штык-нож, который предназначен для автоматов Калашникова. Одним ударом он проделал в банке отверстие». Ношение ножа и его демонстративное применение обычно характерно для людей, помешанных на насилии.

Греко-католики

Как сообщил в декабре 2014 года зампредседателя Синодального отдела Украинской православной церкви по взаимодействию с Вооружёнными силами и другими воинскими формированиями Украины архимандрит Лука (Винарчук), «от греко-католиков… в частях Вооружённых сил и Нацгвардии в зоне АТО присутствует несколько десятков клириков». При этом официальные цифры, называемые Украинской греко-католической церковью (УГКЦ), заметно меньше – от 10 до 15 священников. Противоречие это снимается просто. «Есть капелланы, которые представляют официальные капелланские службы Украинской греко-католической церкви и Украинской православной церкви Киевского патриархата, а есть те, кто представляет наш отдел помимо этих официальных служб», – заявил 10 февраля с. г. на пресс-конференции в Днепропетровске священник УГКЦ Николай Мединский, руководитель капелланской службы «Добровольческого украинского корпуса «Правого сектора». В нескольких батальонах последнего, до сих пор не подчинённых государственным силовым министерствам, к началу 2015 года числилось 20 капелланов, в основном из числа клириков УГКЦ. Как отмечает в интервью главный капеллан 5-го отдельного батальона «Правого сектора», действовавшего в селении Пески у Донецкого аэропорта, священник УГКЦ Петр Буряк, «Правый сектор» был создан в ноябре 2013 года на основе существовавшей к тому времени уже 20 лет националистической организации «Тризуб имени Степана Бандеры», изначально позиционировавшей свою идеологическую связь с УГКЦ. Сам Буряк с 1994 года окормляет «Тризуб» как священник, а с 2002 года является его главный капелланом, с 2013 года – главным капелланом «Правого сектора».

В своих публичных выступлениях связанные с праворадикалами греко-католические священники возбуждают националистические инстинкты жителей Западной Украины и их страх перед тем, что «иноплеменники» придут, чтобы захватить их дом, их землю и т. д. В этом плане весьма показательна проповедь, произнесённая в декабре 2013 года, во время событий на Майдане, настоятелем одного из храмов УГКЦ в Ивано-Франковской области Михаилом Арсеничем, который в августе 2014 года попал в плен к донецким ополченцам под Волновахой, находясь среди украинских военнослужащих. «Разве терпели бы вояки УПА сегодня Табачников и Януковичей?! – заявил Арсенич в священническом облачении. – Только атентатом [убийствами чиновников] можно вести борьбу! С врагом не может быть другого разговора, как разговор пуль! Возьми в руки оружие и отбрось страх!.. Мы хотим убедиться, что завтра ни китайский негр, ни еврей, ни москаль не придёт отбирать мой дом! Только от каждого из нас будет зависеть, насколько наша рука не дрогнет перед врагом, насколько наш глаз будет держать в прицеле сегодняшнюю власть. Так пусть нашу руку утвердит приклад! Слава Украине!». Аналогичную риторику использовал в сентябре 2014 года и священник УГКЦ Николай Мединский: «Им нужна наша земля! Они хотят, чтобы мы им отдали нашу землю! Но не им землю, а их – в нашу землю! Любить врагов наших – да, но особенную любовь до наших врагов проявляла, проявляет и будет проявлять наша украинская земля. Она с любовью принимает всякого ордынца… примет и всю московскую орду… За каждого из наших лягут их десятки!». «Враг лютый, – так на пресс-конференции о капелланской службе в Днепропетровске 10 февраля с. г. рисует ополченцев священник УГКЦ Пётр Буряк, – азиатская орда пришла… нас уничтожить». Заявления греко-католических капелланов об угрозе мирной жизни украинцев со стороны «китайских негров», «евреев» и «ордынцев» (кочевников-монголов) очевидно копируют известные образцы пропаганды в Третьем рейхе о «большевистских монгольских ордах», возбуждая страх и ненависть украинских военных к донецким ополченцам, защищающим свою землю. Стоит отметить, что подобную расистскую, воспроизводящую нацистскую, пропаганду активно используют высокопоставленные украинские гражданские и военные чиновники и журналисты, муссируя неподтверждённую информацию о якобы массовом, чуть ли не подавляющем присутствии среди ополченцев Донбасса «боевиков-азиатов» или конкретно бурятов (кочевого народа с востока России).

В интервью украинской газете «Факты и комментарии» в марте с. г. Буряк сообщил, что «неоднократно был в Песках, служил там литургию, благословлял оружие на бой». При этом сам он, согласно другому интервью, также вооружён и готов применить оружие (что запрещено канонами Восточной православной церкви): «Кроме как на стрельбище, мне ещё не приходилось стрелять. На передовой имею гранаты и муху [противотанковый гранатомёт РПГ-18 «Муха»]. В случае если бы была атака, или насущная необходимость, или кто-нибудь из расчёта не дай Бог погиб, получил ранение не совместимое с ведением огня, то очевидно, что у меня есть военная подготовка, я умею стрелять и, возможно, что в этой ситуации берёт в руки оружие, чтобы спасти жизнь своим ближним». Об этом же прямо заявил на пресс-конференции в Днепропетровске и Мединский: «Наши капелланы продолжают традиции украинского народа. Я скажу так, что когда к украинским монастырям подходила орда, тогда оттуда выходили монахи, у них из-под сутан были сабли. Наши капелланы таковы, что когда им надо защищать свою паству, они её защищают… Каким образом? В левой руке капеллан держит сильнейшее оружие в мире – меч веры, молитвы и надежды. А в правую иногда приходится брать двуручный меч». Стоит добавить, что Мединский широко известен под прозвищем «Железняк», взятом в честь казачьего атамана, устроившего знаменитую массовую резню еврейского и польского населения в Умани в 1768 году.

Протестанты

Однако, наиболее многочисленны в зоне «антитеррористической операции» капелланы от протестантских церквей. «На данный момент есть два батальона: наш Первый и просто Батальон военных капелланов. Его организовали люди из пятидесятнической церкви, отдельно от нас», – сообщил в декабре 2014 года украинским журналистам руководитель Первого батальона военных капелланов капеллан пятидесятнической церкви «Скиния» (Киев) Игорь Оклик («Шторм»). По его словам, формирование батальона началось в июле 2014 года «с привлечения пасторов и христиан веры евангельской», помимо них батальон укомплектован капелланами следующих протестантских деноминаций: «В основном это баптисты, пятидесятники, харизматы». В другом интервью, данном в январе 2015 года, Оклик сообщил, что в Первом батальоне военных капелланов состояло «уже порядка 40 человек». А это, как было показано выше, равно количеству на тот момент военных капелланов Киевского патриархата или УГКЦ. А ведь существовал ещё отдельный от него батальон военных капелланов, также преимущественно протестантский. О численности этого объединения нет данных, но вряд ли он состоял из нескольких человек.

В формировании этих батальонов военных капелланов, окормляющих военные части на фронте, участвовал целый ряд украинских протестантских церквей. «Инициаторами создания такого батальона выступили руководитель «Медавтомайдана» Олег Хоменко и капеллан церкви «Скиния» Игорь «Шторм», – сообщалось в августе 2014 года в группе Первого батальона военных капелланов в Facebook. – Батальон поддержали две церкви «Новое поколение» в Киеве (пастором одной является Сергей Орешник, второй – Игорь Лемещук), а также церковь «Спасения» (Бровары), церковь «Виноградник» (Киев), церковь «Скиния» (Киев) и «Слово жизни» (Белая Церковь)». Затем к перечисленным религиозным организациям, в основном относящимся к харизматическому направлению неопротестантизма, стали присоединяться другие церкви.

В интервью, опубликованном 24 декабря 2014 года сайтом «Цензор.Нет», упомянут участник Первого батальона военных капелланов (назван его командир – Игорь, очевидно упомянутый выше Игорь «Шторм») «пастор протестантской Киевской Церкви евангельских христиан Олег Усатюк». Речь о церкви «Божья слава».

«Наши партнёры – церковь Голгофа, которая существует вне союзов, наш друг, пастор Алексей Сатенко», – заявил 26 декабря 2014 года Религиозно-информационной службе Украины упомянутый выше пастор Игорь «Шторм».

Из сообщения на сайте упомянутой выше церкви «Скиния» 31 декабря 2014 года: «Вместе со служителями «Скинии» в это раз на передовой был и военный капеллан киевской церкви «Филадельфия» Владимир Бевз». Он упоминается на сайте «Скинии» и позже: «4 февраля капелланы «Скинии» Владимир Брагарник, Константин Кукса, Артём Бабийчук, Александр Гермаш и Владимир Бевз (ц[ерковь] «Филадельфия») вместе со старшим пастором Рустамом Фатуллаевым провели несколько служений-общений в зоне АТО для военнослужащих».

Сообщение о посещении участниками Первого батальона военных капелланов селения Пески, где находится 5-й отдельный батальон «Добровольческого украинского корпуса «Правого сектора», размещённое 7 января с. г. в группе Первого батальона военных капелланов в Facebook: «Спасибо всем, кто участвовал в этой поездке: Церковь «Новое Поколение» (Белая Церковь)… «Церковь Голгофы» (Киев), церковь «Иисуса Христа Спасителя» (Ивано-Франковск)».

25 января с. г. протестантский сайт ProChurch.info опубликовал интервью с членами батальона, которые «вернулись после служения знаменитым «киборгам» в Донецком аэропорту» в Киев. Один из них – уже упомянутый Игорь «Шторм», а два других названы с их слов так: «Олег Маринченко (позывной «Падре») – до войны занимался служением в церкви, рукоположенный диакон, помощник пастора церкви «Дом архитектора»… Валерий Педченко (позывной «Оболонь») – был диаконом церкви «Возрождение» в Киеве, руководителем реабилитационного служения… сейчас проживает в Ровно и трудится в новой церкви». Как сказано в тексте, сопровождающем видео выступления Маринченко на побывке в Киеве, снятое его единоверцами 9 ноября 2014 года: «Будучи первым пастором-капелланом, Олег Маринченко был направлен в одну из самых горячих точек АТО – Донецкий аэропорт, чтобы нести своё служение в рядах 79-й отдельной аэромобильной бригады. Церковь "Дом Архитектора" продолжает вести активную молитвенную поддержку Олега и его опекаемых».

26 января с. г. Религиозно-информационная служба Украины опубликовала интервью находящегося в Днепропетровской областной больнице после ранений в Донецком аэропорту капеллана Александра Пастуха, который рассказал о себе: «Я из Одессы, служу в христианской реформаторской церкви Прославления. На войну я не собирался, но в августе прошлого года понял: должен быть там. Сначала я поехал в Киев, там действует организация «Батальон военных капелланов». Я привёз все необходимые бумаги, прошёл собеседование и был допущен к капелланскому служению».

Помимо упомянутых выше Игорем «Штормом» киевских церквей «Новое поколение», к деятельности батальона военных капелланов подключились и днепропетровские приходы этой религиозной организации, начавшие полномасштабную подготовку священников для работы в зоне боевых действий. «Под Днепропетровском открылась первая в Украине школа военных капелланов, – сообщило 16 февраля с. г. информагентство "РИА Новости Украина". – Как рассказали корреспонденту "РИА Новости Украина" в самой школе, обучение будет проходить на базе Украинской христианской церкви (УХЦ) «Новое поколение». Слушатели – священнослужители разных церквей и конфессий – пройдут курс основ психологии, тактической медицины, экстремального вождения, основ огневой подготовки, а также получат практические навыки действий в условиях, приближённых к боевым. Опытом поделится командир 1-го Украинского батальона военных капелланов Руслан (позывной «Рос»)… «Большинство студентов этой школы – наши простые прихожане…», – рассказывает старший епископ УХЦ «Новое поколение» Андрей Тищенко».

Чем объясняется такое широкое присутствие в зоне военных действий протестантских священнослужителей? Можно предположить, что причина – в тональности их проповедей военнослужащим. «Люди, к сожалению, в нашей стране не имеют полного понимания, что значит заповедь «не убей» и почему христианство каким-то странным образом считается религией для слабых и религией абсолютного пацифизма, – говорит в интервью, которое было показано в декабре 2014 года на «Военном телевидении Украины», пастор по имени Артём, нёсший служение в украинских частях в селении Пески. – Это неправда, потому что Библия показывает, что Бог – воинствующий Бог, он защищал всегда свой народ». «Верующему можно стрелять в противника. Можно ранить, покалечить, убить», – заявил в октябре 2010 года настоятель церкви Центра евангельских церквей Украины в городе Яготине Сергей Пономаренко, под позывным «Пастор» ставший бойцом (не капелланом) батальона «Донбасс». Он также апеллирует к Ветхому завету: «Есть такое выражение: поразить противника… Господь в Библии назвал себя Господь воинств». В декабре 2014 года украинские журналисты сообщили (с его слов) о пасторе пятидесятнической церкви «Новое поколение» в городе Першотравенске Днепропетровской области, также ставшем бойцом ВДВ: «Вячеслава определили в 25-ю бригаду ВДВ, где он, в соответствии со званием старшего сержанта, полученного на срочной службе, стал командиром отделения взвода управления в подразделении самоходной артиллерии. А затем он перевёлся в 1-й батальон воздушной пехоты, став командиром отделения гранатометчиков. В армии Вячеслав старался всегда находить возможность… активно проповедовать о Боге… За время его службы капелланы в расположение не приезжали – так что пастор отчасти выполнял их функции: выслушивал людей, молился за них… Эту войну Вячеслав считает духовной [религиозно мотивированной]. Он знает, что в России возобновились гонения на протестантов [не соответствует действительности]». И в соответствующем духе «войны против гонителей веры» агитирует и военнослужащих.

Следует отметить, что число протестантских пасторов, взявших в руки оружие с целью убийства ополченцев, исчисляется отнюдь не единичными примерами, причём это отнюдь не вызывает осуждения у их единоверцев. «Когда в октябре я был со служением в Песках, ко мне подошел боец с автоматом, – рассказывал в декабре 2014 года пастор Олег Усатюк из Первого батальона военных капелланов. – Спрашивает: «Вы из какой церкви?». Отвечаю: «Из Киевской Церкви евангельских христиан». Он говорит: «Дело в том, что я сам – пастор церкви в Луганске. Дом мой забрали сепаратисты, семью я вывез в Киев». Судя по всему, речь о Сергее Реуте, воевавшем в батальоне «Днепр-1» и погибшем 24 ноября 2014 года близ селения Пески у Донецкого аэропорта. О его гибели сообщил в Facebook пастор из Днепропетровска Владимир Иванов: «В течение многих лет Сергей Реута был пастором церкви «Живое слово» в Луганске. Незадолго до начала вторжения российских боевиков эта церковь как раз выкупила долгожданное здание – для проведения своих богослужений. Однако, когда в апреле началась военная пророссийская агрессия на Донбассе, пастор Реута и ещё четверо человек из церкви приняли решение уйти добровольцами для защиты украинской государственности, а также для духовного служения среди солдат». В опубликованном 7 июля с. г. в украинской газете «Факты и комментарии» интервью капеллан Николай Ярошенко сообщил журналистам: «Я прибыл в наш батальон как зенитчик, но также выполняю обязанности военного священника». Статья иллюстрируется фотографией, где Ярошенко в военной форме держит руку на зенитном пулемёте. Капеллан рассказал и о том, что говорит военнослужащим как духовный наставник: «Например, обращается ко мне солдат: «Я в рукопашную ходил, своими руками сепара ножом убил. Теперь нет мне из-за этого покоя». Другой боец говорит: «Я пулемётчик, в боях перебил много российских наёмников. Они хоть и враги, но всё же люди. Как мне с этим жить?» Объясняю, что в Библии нет слов осуждения тех, кто сражается за Отчизну. Наоборот, защита родного края – дело богоугодное». Опять-таки, Вячеслав Чёрный, Сергей Реута и члены его церкви, Николай Ярошенко совмещали воинскую службу на фронте (то есть убийство людей) с религиозной проповедью. Притом что озвученный мотив (потеря построенного дома) не выглядит причиной для такого радикального разрыва с христианскими канонами, запрещающими священнослужителям брать оружие и убивать людей даже на войне.

«Я не могу называть имён, но буквально в метре от меня находится человек, служитель, пастор церкви, который сегодня защищает мою страну! Он служит сегодня в спецслужбе. Ему дала эта страна за защиту земли орден, в качестве благодарности. Это за первых 500 сепаратистов, к уничтожению которых имел отношение мой брат во Христе». С таким заявлением выступил в октябре 2014 года пастор «Церкви добрых перемен» (Мариуполь) Геннадий Мохненко. Лидер этой религиозной организации, активно работающей с 1998 года с наркоманами и бездомными подростками, считает и для себя возможным убивать людей, и даже этим публично бравирует. В ноябре 2014 года в эфире калифорнийского протестантского телеканала ImpactTV он ответил на вопрос ведущего «Если у вас была бы сегодня возможность нажать кнопку и ликвидировать Путина, вы бы этой возможностью воспользовались?» – «Да. Однозначно». «Если совсем припрёт, оружие возьмешь? А я – да», – сказал он ранее на телевизионном украинском ток-шоу своего единоверца Евгения Демидовича «Два портфеля», добавив, что «сегодня несколько пасторов в Украине с этой развилкой справились – они сложили с себя пастырский сан, взяли в руки автомат и ушли на фронт». Словно в подтверждение этого заявления Мохненко в начале октября 2014 года разместил в своих аккаунтах в соцсетях фотографии, где он позирует на передовой в бронежилете и каске с автоматом, пулемётом и гранатомётом в руках, в окружении своих несовершеннолетних воспитанников, также с различным огнестрельным оружием. А в начале 2015 года воинственный пастор вступил в Межконфессиональный батальон военных капелланов (другое название уже описанного выше Первого батальона военных капелланов), удостоверив это выкладкой в интернет соответствующего удостоверения.

Участие инструкторов из стран НАТО

Вопиющим моментом является роль эмиссаров из США в подготовке этих военных капелланов. «30 ноября – 2 декабря в Украине пребывала преподобный доктор Наоми Пейджет, – сообщила 3 декабря 2014 года Религиозно-информационная служба Украины. – Она капеллан и кризисный интервент при ФБР, сертифицированный член группы духовного реагирования и оперативной группы американского сообщества Красного Креста… 30 ноября и 1 декабря Наоми выступала на трёх встречах в Киеве, организованных церковью «Новая жизнь» и лично пастором Анатолием Калюжным при поддержке Отдела социального служения и благотворительности УПЦ Киевского Патриархата». Видео лекции было опубликовано в тот же день в группе церкви «Новая жизнь» в Facebook, где было указано, что «доктор Наоми… имеет огромный опыт работы в горячих точках». Намёк очень выразительный – особенно в сочетании с сообщением Религиозно-информационной службы Украины о том, что на лекциях в Киеве «капеллан вспомнила свой опыт сотрудничества с ФБР, в частности работу на допросах».

Ещё об одном аналогичном семинаре с участием Пейджет сообщается на сайте церкви «Скиния»: «С 16 по 20 декабря 2014 года военные капелланы церкви «Скиния» имели возможность пройти обучение на Международном базовом курсе-тренинге по организации оказания духовной опеки и психологической помощи в условиях боевых действий (кризисных ситуаций). По окончании которого семь человек получили сертификаты». На фотографии сертификата, опубликованной на сайте «Скинии», можно прочесть имя и должность лектора: «Наоми Пейджет (Naomi Paget), доктор (Dmin), Глава комитета духовной опеки National VOAD, капеллан, антикризисный менеджер FBI». Как можно понять по коллективной фотографии капелланов «Скинии» с Пейджет в каком-то зале с огромным гербом Украины на стене, тренинг также проходил в Киеве. 25–29 мая с. г. Пейджет провела тренинг для 270 человек в греко-католической Львовской духовной семинарии Святого Духа.

Судя по имеющимся данным, Пейджет была не единственным американским военным капелланом, участвовавшим в подготовке своих коллег на Украине. «Вместе с другими капелланами Артём прошёл тренинги от Минобороны, на которых американские военные психологи рассказывали, как работать с солдатами на войне», – говорится в репортаже «Капелланы под пулями: военные священники на передовой», вышедшем 26 декабря 2014 года в программе «Окна-новости» украинского телеканала СТБ и посвященной будням 72-й отдельной механизированной бригады Вооружённых Сил Украины, участвовавшей в военных действиях на юго-западе Донецкой области.

Подобные тренинги украинских военных капелланов специалистами из США набирают частоту и масштаб. «В Киеве состоялась обучающая сессия для военных капелланов, – сообщил 14 мая с. г. русскоязычный протестантский спутниковый канал CNL News. – Более 80 священников из всех уголков Украины, которые сегодня служат солдатам на передовой в зоне боевых действий, приехали, чтобы перенять опыт от практиков из США, которые служили в горячих точках в разных странах мира. Главные спикеры: офицер военно-морских сил США д-р Луис Роса, майор сухопутных войск США Рональд Бойд и глава отдела межнациональных отношений церкви «Ассамблеи Бога» Скотт Темпл проведут тренинги по управлению стрессовыми ситуациями, дадут практические советы консультирования военнослужащих». Судя по показанному в репортаже с этого мероприятия старшему пастору церкви «Скиния» Рустаму Фатулаеву, эта «обучающая сессия» была связана прежде всего с Первым батальоном военных капелланов. А вот уже другое мероприятие, связанное с конкурирующей крупной структурой – «Украинским капелланством»: «С 1 по 21 июня 2015 года в г. Харьков будет проводиться уникальная школа по обучению капелланскому служению в украинском обществе. Обучение будет проходить в формате летнего лагеря с ежедневным обучением и практическими тренингами… Преподаватели – действующие капелланы ВСУ, практикующие капелланы госпиталей, академические преподаватели христианских вузов, американские и корейские капелланы». В списке лекторов, опубликованном «Украинским капелланством», перечислены и её иностранные участники, среди которых «Дасти Баксли, морской пехотинец США, специалист по психологической помощи участникам боевых действий», а также «Марчин Кожиел, руководитель Офиса связи НАТО в Украине». В мероприятии, созданном в Facebook, для участников школы было указано: «Сбор всех, кто приедет, в офисе церкви «Благая Весть» по адресу: Офис церкви, ДК ХЭМЗ, мраморный зал, 2 этаж».

Участвуют в школах по подготовке капелланов военные специалисты и из других стран НАТО. «Гости из Литвы, полковник войск НАТО», – презентует с фотографией лектора на школе военных капелланов в Киеве 4 мая с. г. «Украинское капелланство».

Американские организации помогают украинским военным капелланам и финансово. «Наши друзья, одно из крупных "комьюнити" капелланов США, открыло для нашего служения счёт и готово нам помогать», – сообщается 3 июля с. г. в группе «Украинское капелланство» в Facebook.


Загрузка...
Комментарии Написать свой комментарий

К этой статье пока нет комментариев, но вы можете оставить свой