Авторский блог Владимир Карпец 00:00 28 ноября 2013

Битва за историю

В начале ноября глава государства заявил, что национальное законодательство должно быть в приоритете над международными нормами и решениями иностранных судов. Ожидается, что в ежегодном послании к Федеральному собранию 12 декабря будет уделено большое внимание Конституции. По инициативе Путина ещё до конца года будет создан Конституционный совет. Напомним, что цель этого органа — внесение необходимых поправок и изменений в Основной закон — от технических до самых принципиальных
1

В начале ноября глава государства заявил, что национальное законодательство должно быть в приоритете над международными нормами и решениями иностранных судов. Ожидается, что в ежегодном послании к Федеральному собранию 12 декабря будет уделено большое внимание Конституции. По инициативе Путина ещё до конца года будет создан Конституционный совет. Напомним, что цель этого органа — внесение необходимых поправок и изменений в Основной закон — от технических до самых принципиальных.

Без этих изменений невозможно: так, часть 4 статьи 15 Конституции РФ предусматривает как раз верховенство международных норм.

Впервые формула о приоритете международного права над внутренним вошла в конституции государств, потерпевших поражение во Второй мировой войне: Италии 1947 года, Японии 1947 года, ФРГ 1949 года. Это было продиктовано США как страной-победительницей. В 1993 году к ним присоединили Россию. В докладе Б.Н.Ельцина о проекте конституции, опубликованном 10.10.1993 г., было официально объявлено, что "проект прошел экспертизу за рубежом".

Здесь надо добавить. "Ялтинская" система полностью разрушена. Еще в 60-70-е гг, когда нагромождение международных пактов "о правах человека" фактически уничтожило принцип невмешательства во внутренние дела суверенных государств. В 90-е, начиная с Югославии, этот принцип был уже открыто попран, и международное право рухнуло. Ст. 13 п.2 о запрете России иметь государственную идеологию, по сути, противоречит сам себе, поскольку в условиях отсутствия "верховенствующего" права носит чисто идеологический характер, как и сам принцип "прав человека" — даже чисто религиозный как недоказуемый и взятый на веру.

Депутат Госдумы Евгений Федоров говорит: "Эта Конституция создана во многом внешними политическими силами… По сути, это Конституция колонии… В своем послании Путин отразил позицию по укреплению суверенитета, она и является главным направлением его деятельности. Естественно, на каком-то этапе это приведет к необходимости изменить Конституцию — решить проблему 91-го года… Есть политическая задача — восстановить суверенитет. Эта задача формально реализуется путем радикального изменения Конституции, начиная с косметических и внешних изменений, например, даже названия должностей, которые прописаны в Конституции, — это нерусские названия, это "внешние" должности даже по языку… Я думаю, что это произойдет в период от четырех до семи лет"

Разумеется, все это должно быть сделано мирно и в рамках механизма, предусмотренного самой Конституцией. Более того, как считает вице-президент национального фонда "Стратегические ресурсы России", бывший председатель Госкомимущества и бывший заместитель председателя правительства РФ Владимир Полеванов, "Юридический же казус с нашей Конституцией Путин предлагает решить просто: не заключать договоры, нарушающие Основной закон. Тогда без всяких сложностей и резких мер и буква законодательства, и дух суверенитета не окажутся ущемлены. В России не будет законов, противоречащих договорам, потому что не будет договоров, противоречащих законам<…>И это состояние позволит нам выиграть время и продемонстрировать Европе нашу решимость защищать свою цивилизационную самостоятельность" (http://izvestia.ru/news/560298).

1991-1993 гг. обнаружили только видимые проявления. Цивилизационно иная, выросщая на иной земле политико-правовая керигма, по сути, "приклеена" к нашей стране уже с конца 80-х, сменив еще одну иную, — марксистскую, тоже внешнюю, хотя и уже в чем-то "обжитую". Речь идет не только о "приоритете международного права", но и всей доктрине "прав человека" , и о "политическом плюрализме", и о навязанном сверху партийно-идеологическом разделении общества, и о самом принципе "разделения властей" — "великой лжи нашего времени". Власть всегда едина и неделима – разделяется управление, устройство, но не она сама.

Вопросы Государства Российского надо решать без спешки, но целенаправленно и твердо. Не затрагивая в данный момент вопроса о природе и именовании самой верховной власти, уже сейчас можно ставить посильные задачи, например, такие, как переход от партийного представительства к территориально-профессиональному и о единстве прав и обязанностей граждан ( "правообязанности"): только обязанное лицо имеет права и только с имеющего права можно требовать исполнения обязанностей. На очереди и признание государствообразующей миссии русского народа, и выстраивание широкого и многообразного местного самоуправления на основе культурной и национальной (для коренных народов России) автономии (но не политической), и о встраивании местного обычного права в общероссийское.

"Правовая реформа" в России оказалась в тупике потому, что ее проводили по схемам, не имеющим к России никакого отношения. Кажется, глава государства, пока очень мягко и осторожно, пытается начать положение исправлять. Самое главное в связи с этим — встав на путь, не оглядываться на ближайшее прошлое, но видеть нашу, в том числе правовую, историю в целом.

Комментарии Написать свой комментарий

К этой статье пока нет комментариев, но вы можете оставить свой