Сообщество «Новороссия» 00:00 30 октября 2014

Битва за историю

Имя "Даждьбог" как ни одно иное соответствует смыслу и словам молитвы Господней — "Отче наш": "Хлеб наш насущный даждь нам днесь". Дажьбог — Дабь, Радегаст, Радигош, Сварожич — это разные вариации имени. Имя "Радегаст" также легко соотностися с Исусом — оно легко читается как "Благовестник".
4

Автору этих строк уже приходилось писать об иконе "Неопалимая Купина" (предположительно начала XVII века, обнаруженной на севере Вологодчины в селе Алатырь в старообрядческом Неопалимовском скиту (http://zavtra.ru/content/view/bitva-za-istoriyu-37/), содержащей на обратной стороне руническое имя "Радегаст". В двадцатые годы над иконой, о которой вскоре скончавшийся тамошний священник отец Герман сказал тогда, что в ней "Вся Правда Мира" и Сила Сил (http://dr-slabinsky.livejournal.com/321461.html#comments), много глумились, а потом осквернили и спрятали. В 2008 году икона мироточила.

"Этому есть лишь одно объяснение, еще в начале XVII века на Русском Севере знали, что Исус Христос — есть Радегаст-Дажьбог", — пишет петербургский психолог В.Ю. Слабинский (там же).

Не будем столь категоричны, но обратимся к исследованиям. М.Л. Серяков в книге "Дажьбог — прародитель славян" (М., 2012 ) показывает, что Дажьбога ( Солнце) наши предки мыслили именно как Сына Божия и Солнечного Царя — "Солнце царь, сынъ Свароговъ, еже есть Дажьбогъ, бе бо мужъ силенъ", согласно Ипатьевской летописи с опорой на перевод Хроники Иоанна Малалы. То есть и божественное лицо, и "муж".

При этом Даждьбог-Солнце еще и сокровенное сердце: "во лбу светел месяц, против сердца красно солнце". М.Л. Серяков указывает: "О глубокой древности связи солнца и сердца говорят и филологические данные <…> Праславянское sъlnce — уменьш. образование от sъln… Образование аналогично сердце" (ссылка на "Этимологический словарь" М.Фасмера ). Совершенно справедливы и указания Серякова на древнее поклонение солнцу как Троице, начиная со знаменитого "плача Ярославны" — "Светлое и тресветлое солнце… ! Зачем, владыко… ?" и проч., а также на именование митрополитом Илларионом "света Трисолнечного Божества". Сам он утверждает, что Илларион "просто приложил к этому христианскому образу распространенное на Руси представление о троичности солнца". Но не все ли проще?

"Контаминация христианских и языческих представлений о солнце восходит к глубокой древности. — говорит совершенно иной исследователь, христианин и воспитанник "Тартуской школы" Б.А.Успенский в книге "Крест и круг. Из истории христианской символики" М., 2006) — Если христиане в свое время ассоциировали Рождество Христово с рождением "нового солнца" — об этом свидетельствуют Максим Туринский (нач. V в.) и Лев Великий († 461), — то язычники могли именовать солнце "праведным" (справедливым), что отвечает восприятию Христа как "Солнца Правды" ("Солнца праведного"). Необязательно усматривать здесь взаимное влияние: общие способы выражения могут, вообще говоря, независимо определяться сходными представлениями".

Успенский приводит очень важные примеры: "Во второй половине XVII в. диакон Федор Иванов свидетельствует о том, что многие поселяне, а также попы и диаконы, "живучи по селам своим, покланяются солнцу, где с ними не лучится образа, иконы Христовы и креста его" (Челобитная царю Алексею Михайловичу, 1666г.); итак, солнце явно соотносится как с иконой Христа, так и с крестом, т. е. символическим изображением Христа. До нас дошло дело о старообрядце Василии Желтовском (1680-е гг.), который не ходил в никонианскую (новообрядческую) церковь, говоря: "Бог наш на небеси, а на земле Бога нет", и "крестился, смотря на солнце". Естественно, что у старообрядцев, лишенных возможности ходить в церковь, соответствующие представления — идущие из глубокой древности — оказываются особенно актуальными. В каких-то случаях поведение такого рода могло поддерживаться каноническими текстами. Так, например, юродивый Иван Большой Колпак, живший при царе Федоре Ивановиче, любил подолгу смотреть на солнце, размышляя о "Праведном Солнце", т. е. о Христе".

Напомним, что речь идет о тропаре Рожества Христова: "Рожество Твое, Христе Боже нашъ, восiя мирови светъ разумный, внемъ бо иже звездамъ служащiи, звездою поучахуся, Тебе кланятися Солнцу праведному, и Тебе ведети свыше Востокъ, Господи, Слава Тебе".

"Солнце праведное" и "Восток" — имена Божии. Святой Дионисий Ареопагит ("О Божественных именах") указывал: “воспевают Его и как Безымянного, и как сообразного всякому имени. Он безымянен, говорят, потому что Богоначалие сказало в одном символическом богоявлении из разряда таинственных видений, упрекая спросившего "Каково имя Твое?" и как бы отводя его от всякого знания Божьего имени: "Почему ты спрашиваешь имя Мое? Оно чудесно" (Быт. 32, 29) <…> в то же время те же самые богомудры воспевают Причину всего, заимствуя имена из всего причиненного Ею <…> Ее называют солнцем, .звездой, "огнем", "водой", "духом", росой, облаком, самоцветом, камнем, всем сущим и ничем из сущего".

Имя "Даждьбог" как ни одно иное соответствует смыслу и словам молитвы Господней — "Отче наш": "Хлеб наш насущный даждь нам днесь". Дажьбог — Дабь, Радегаст, Радигош, Сварожич — это разные вариации имени. Имя "Радегаст" также легко соотностися с Исусом — оно легко читается как "Благовестник".

Символом Даждьбога был крест. Но об этом — далее.

Продолжение следует

Комментарии Написать свой комментарий

К этой статье пока нет комментариев, но вы можете оставить свой