Сообщество «Салон» 00:00 7 апреля 2016

Беги, Лина, беги!

Так сложилось, что политические триллеры с историческим контекстом в последнее время лучше получаются в старушке Европе. То, что снимается в России или США, заведомо воспринимается как "тоталитарная пропаганда". Даже когда фильм про Роберта Кеннеди — все понимают, что это агитация за Обаму. В кинопродукции местных режиссёров (смотри лауреатов последней премии "Ника") через пять минут тянется "проклятый Сталин".Европейцев в подобной ангажированности упрекнуть сложнее. Имперские функции они давно отдали США, при этом верность традиции (даже левацкой) остаётся. Начало "Колонии Дигнидад" тоже выглядит как лёгкий привет картине "Что делать в случае пожара". Тема любви и дружбы, для которой политические баталии — просто фон, а сочувствие к левым активистам возникает даже у тех зрителей, которым левые активисты в принципе малосимпатичны.
0

"Колония Дигнидад" (Германия—Люксембург—Франция, 2015; режиссёр Флориан Гелленбергер, в ролях: Эмма Уотсон, Даниэль Брюль, Микаэль Нюквист, Риченда Кэри, Вики Крипс, Джинн Вегнер, Джулиан Овенден, Мартин Вуттке, Август Цирнер, Николас Барсофф).

В Чили времён правления Сальвадора Альенде прилетает красивая стюардесса. Не по имени Жанна, а по имени Лина (Эмма Уотсон). Проезжая по улицам Сантьяго, машина с экипажем застревает в митингующей толпе, и стюардесса, увидев на трибуне своего возлюбленного, креативного фотографа Даниэля (Даниэль Брюль), прощается с коллегами. Несколько дней в гуще защитников президента заканчиваются приходом хунты и стадионом (который был так люб российским демократам первой волны). Вдоль арестованных проводят стукача в чёрном мешке, который указывает на Даниэля. Юношу, невзирая на статус иностранца, отправляют на пытки, а после них — в колонию Дигнидад, тоталитарную секту, которая сотрудничает с Пиночетом. Бывшие соратники Даниэля уходят в подполье и ничем помочь не могут. А Лина, узнав место заточения, откладывает работу и отправляется в колонию послушницей. Главарь секты в исполнении Микаэла Нюквиста, как и положено мрачному садисту, угнетает женщин и подавляет волю мужчин. Из застенков, которые обнесены колючей проволокой под током, стеной, и заодно заминированы по периметру, стюардесса и фотограф (который во время пыток понял, что надо притвориться полоумным, с них спроса меньше) — должны убежать. Вот и весь квест.

Так сложилось, что политические триллеры с историческим контекстом в последнее время лучше получаются в старушке Европе. То, что снимается в России или США, заведомо воспринимается как "тоталитарная пропаганда". Даже когда фильм про Роберта Кеннеди — все понимают, что это агитация за Обаму. Давнишний ремейк "Шакала" сразу смотрелся причитанием "как нам надоел Билл, все на защиту Хиллари Клинтон". В кинопродукции местных режиссёров (смотри лауреатов последней премии "Ника") через пять минут тянется "проклятый Сталин". Тяжкое наследие XX съезда, которое уничтожает киноиндустрию РФ, но "мэтрам" на это наплевать.

Европейцев в подобной ангажированности упрекнуть сложнее. Имперские функции они давно отдали США, при этом верность традиции (даже левацкой) остаётся. Начало "Колонии Дигнидад" тоже выглядит как лёгкий привет картине "Что делать в случае пожара". Тема любви и дружбы, для которой политические баталии — просто фон, а сочувствие к левым активистам возникает даже у тех зрителей, которым левые активисты в принципе малосимпатичны.

Стадион в фильме тоже снят очень красиво. Без банальностей, типа убитого Виктора Хары с гитарой. В "человеке с мешком на голове", указывающем пальчиком на тех, кого необходимо репрессировать, сразу считывается вся постсоветская либеральная интеллигенция и "люди со светлыми лицами". Хотя на людей в балаклавах с украинского майдана тоже похоже. Но вот дальше что-то у создателей фильма пошло не так. И вроде всё на месте, Микаэль Нюквист хорошо играет вполне себе нормального параноика и протестантского проповедника, которых много и часто заносило в Латинскую Америку. Бьёт женщин реалистично, недолго, сразу в нокаут. Накачку паствы проводит правдиво, к тому же таких доходяг накачать недолго. Эмма Уотсон — девушка красивая, приятно полюбоваться. Но совершенно непонятен пафос происходящего. Разве католики не сотрудничали с генералом Аугусто? Да ещё как. Свобода вероисповеданий — вполне либеральный принцип. Появилась секта на территории Чили до воцарения Пиночета, и почему добрый дедушка Альенде так долго терпел экстерриториальное образование — поди пойми. Может, и ему какие-то услуги оказывали. Акцентированное внимание к этической стороне функционирования немецкой колонии делает более заметным эстетический сбой в ритме фильма, как будто к мультику "Ну, погоди!" по ошибке приклеили "Ёжика в тумане".

Из-за этого перехода — от бодрой трусцы по городским улицам к унылой ходьбе по периметру — не включается зрительское сопереживание. Хэппи-энд просчитывается заранее, поэтому персонажи становятся ходульными, и остаётся только сидеть, подсчитывать, сколько народа по дороге к свободе изобьют, кого изнасилуют и убьют, и каковы виды на урожай корнеплодов в благодатной чилийской земле. Отсутствует как ощущение безнадёги, так и радость от неминуемой победы сил добра.

Хотя, наверное, есть в фильме и свои достоинства. Фильмами про закат "чилийской весны" кинопроизводители нечасто балуют. А если кто вспомнит, что за режим нравился "чикагским мальчикам" и реформаторам по лекалам МВФ, — было бы вообще чудесно. И, конечно, в очередной раз полюбоваться Эммой Уотсон — совсем не грех.

26 июля 2018
Cообщество
«Салон»
3 1 4 936
8 августа 2018
Cообщество
«Салон»
3 0 9 710
Комментарии Написать свой комментарий

К этой статье пока нет комментариев, но вы можете оставить свой