Апостроф
Сообщество «Салон» 00:00 12 сентября 2012

Апостроф

<p><img src="http://zavtra.ru/media/uploads/37/qwe_thumbnail.jpg" /></p><p>ИсториЯ Дома Романовых не завершилась в ночь с 16 на 17 июля 1918 года, как надеялись те, кто расстрелял в доме инженера Ипатьева Русского Царя Николая Александровича Романова вместе с Царицей, четырьмя дочерьми — Великими Княжнами и Наследником, неполных 14-ти лет Цесаревичем Алексеем. Пока жив хотя бы один прямой потомок хотя бы одного из Русских Самодержцев, найдутся люди, для которых грядущее 400-летие Императорского Дома — ожидаемая и ничуть не мемориальная дата.</p>
0

Юрий ТЮРИН. Погибель венценосной Руси: Экран о гибели династии Романовых. — М.: "Канон+" РОИИ "Реабилитация", 2012. — 240 с.

История Дома Романовых не завершилась в ночь с 16 на 17 июля 1918 года, как надеялись большевики, расстреляв в доме инженера Ипатьева Русского Царя Николая Александровича Романова вместе с Царицей, четырьмя дочерьми – Великими Княжнами и Наследником, неполных 14-ти лет Цесаревичем Алексеем. Пока жив хотя бы один прямой потомок хотя бы одного из Русских Самодержцев, найдутся люди, для которых грядущее 400-летие Императорского Дома – ожидаемая и ничуть не мемориальная дата.

Поэтому слово «погибель» в названии книги следует отнести к неточности автора: династия не погибла, а венценосная Русь всего лишь потеряла несколько передовых бойцов, своих лучших людей, зато приобрела Святых заступников.

В русской истории есть два оболганных Императора: Павел I и Николай II. Оба пытались задержать мировой хаос, обоим это не удалось. Оба погибли насильственной смертью, обоих можно считать павшими в бою без условий.

Напомним, что Павел хотел союза с Наполеоном, за что был провозглашен едва ли не сумасшедшим. Его убили, на Престол взошел новый Царь, в результате мы имеем славную дату 1812 года и славное имя Бородина, но потеряли лучшую часть нации – военную аристократию. Эта авантюра выкосила нас изрядно, но не осталась в стороне Франция. После 1814 года она только и делает, что покидает большую историю. Хаос ворвался в Европу, когда не осталось бойцов, способных ему сопротивляться. Погибли. В результате рядового дворцового переворота, не случись который – и могла Россия сотрудничать с Францией, а европейская история быть совсем другой.

В какой хаос погрузилась России в результате демонтажа монархии, и говорить не приходится – все на лицах прохожих, все в звериной злобе малограмотных комиссаров и их не оставивших родового хамства потомков. Но, видно, не вся кровь русского правящего класса впиталась в землю, поэтому сторонников монархии становится больше с каждым годом, и затрагивает этот «естественный монархизм» преимущественно образованный класс русских людей, который давно появился в якобы бесклассовом обществе и желает только одного: выгнать образованный класс нерусских людей. Эти «офицеры» ждут своего Верховного Главнокомандующего. Да не из какой-нибудь Салтовки, даже не из Зимнего или Гатчины, а, к сожалению, с иной жилплощади, но зато – истинных потомков наших царей. Царь должен быть настоящим. Романовым. Точка.

Появление книги, которую мы представляем читателю, не назовешь рядовым. Она написана ученым, специалистом по мировому кинематографу, но, что важнее всего, она написана православным монархистом. Внимание доктор искусствоведения Юрий Петрович Тюрин сосредоточил на кинолентах, посвященных двум годам русской трагедии, от ее пролога до ее завязки, а вовсе не развязки. То есть от 1916 года и убийства Распутина до 1918 года и убийства Николая Александровича, Александры Федоровны, Ольги, Татьяны, Марии, Анастасии и Алексея Романовых, когда и началось самое страшное. Тюрин рассказывает обо всех работах, которые вышли в мире на эту тему. Даже о тех, которые известны лишь по названиям, или от которых сохранились считанные метры кинопленки. Исследователь работает как с документальным, так и с игровым кинематографом – и только один кинпроект он оставляет вне своего внимания, поясняя, что ему нужно уделять особое внимание, писать о нем отдельную книгу.

Юрий Петрович исследует киноязык произведений от самого «агитпропового» 1927 года «Падения династии Романовых» Эсфири Шуб до «Мученика за Христа и за Царя Григория Нового» Виктора Рыжко, снятого в 2009 году. Он изучает кинодокументы, вышедшие на экран, он выясняет, где авторы прибегают к монтажным трюкам в изобретении легенд, а где и к прямой имитации. Юрий Тюрин отдает отчет, что всегда имеет дело с версиями событий, поэтому не спешит занять чью-то позицию. Особенно ярко это выражено в отношении к фигуре Григория Распутина. Брезгливо отвергая ложь иеромонаха-расстриги Илиодора «Святой чортъ» (а автору данной рецензии приходилось читывать это мерзостное сочинение), искусствовед не утверждает и святости Распутина. Он говорит, что есть иное мнение о старце и иные его портреты, однако ссылается на церковную традицию относить некоторых людей к тем, правда о ком откроется лишь на Страшном суде. Не осуждает сам Распутина, не старается опровергнуть его апологетику. Говорит: «Версия».

Зато он искренне старается понять тех, кто был истовым монархистом. Среди них выделяются: князь Феликс Юсупов и Пуришкевич, участники убийства Григория Новых, а также Василий Витальевич Шульгин, принимавший отречение Государя. Благо, что Юсупов и Шульгин сумели наговорить на камеру достаточно. Юрий Петрович Тюрин относится к обоим с уважением, он честно силится осознать, почему упала монархия, когда самые умные и способные люди Империи были монархистами. Но в руках у него – лишь метры целлулоида, лишь высказывания художников – иногда образные, иногда публицистические. Он изучает свидетельские показания и косвенные улики.

К достоинствам книги относится внесение в оборот наименований иностранных картин, совершенно неизвестных у нас, ни разу не переводившихся, недоступных даже на черном рынке.

Сам Тюрин относится к тем, кто считает Николая II человеком сильной воли. Вслед за автором одноименной книги Евгением Алферьевым он утверждает, что видимость «знаменитой» нерешительности Николая происходила из его сверхчеловеческого самообладания, что Русский Царь Николай II был, пожалуй, лучшим сыном России, что он остался верен закону во времена тотального беззакония, что только в его примере – залог будущего процветания России. Которое «жить-не-по-лжи» истинное.

Эмалевый крестик в петлице

И серой тужурки сукно...

Какие печальные лица

И как это было давно.

Какие прекрасные лица

И как безнадежно бледны –

Наследник, императрица,

Четыре великих княжны...

Автор цитирует с небольшой неточностью вторую строфу знаменитого стихотворения Георгия Иванова – и тем выдает свое отношение к Монарху.

Еще недавно бытовало мнение, что монархистом может быть лишь неудачник, не нашедший себе места при новом строе, способный жить лишь заслугами отцов. Пример Тюрина говорит об ином – стать доктором наук одинаково трудно и в СССР, и в РФ, и в Российской Империи.

За монархию – умные!

Загрузка...

Cообщество
«Салон»
3
4 ноября 2019
Cообщество
«Салон»
1
Cообщество
«Салон»
1
Комментарии Написать свой комментарий

К этой статье пока нет комментариев, но вы можете оставить свой