Сообщество «Салон» 00:00 20 ноября 2014

Апостроф

Что такое происходит, что к нам возвращаются Селин, Витухновская, манифесты прошлого? Варианта, опять же, два: очередной виток упадка радикального и окончательная ассимиляция поп-культурой, или… Тут еще рано давать ответ, нужно подождать. Но вполне возможно, что "Опустошитель" занимается уже не "перетряхиванием останков мертвого искусства, реликтов цивилизации", а чем-то куда более актуальным.
0

"МАНИФЕСТ. Современность глазами радикальных утопистов". — М.: "Опустошитель", 2014., 556 с.

Алина ВИТУХНОВСКАЯ. "Мир как Воля и Преступление". — М.: "Опустошитель", 2014., 271 с.

Издательство "Опустошитель" — проект малоизвестный, но жизнеспособный и регулярный, что не может не радовать в условиях монополизированного книжного рынка.

Прежде чем говорить о книгах, выпущенных "Опустошителем", крайне важно понять концепцию этого проекта, так как заявлено нечто большее, чем маленькое и независимое книжное издательство. Сами создатели сформулировали эту концепцию следующим образом:

"Перетряхивание останков мертвого искусства, реликтов цивилизации и загубленных судеб. Исчерпание жизни через ее опустошение. Синкретическое суммирование Гегеля и Пифагора, Эйнштейна и Лотреамона, Дженезиса Пи-Орриджа и Ивана Новака, "Митиного журнала" и евразийского обозрения "Элементы""

Если не вдумываться — повторение пройденного еще в 90-е годы, даже пошловато как-то. Сами посудите — тот же Лотреамон, из трепета студенток филфаков, уже давно превратился в универсальный цитатник для социальных сетей.

Если вдуматься — все сложнее. На примере последней пары книг, выпущенных "Опустошителем", можно эту сложность сформулировать в простой вопрос: а зачем?

Сборник "Манифест. Современность глазами радикальных утопистов" радует прежде всего отсутствием каких-либо предисловий, введений и неподъемного научного аппарата. Все дано как есть. А есть сборник манифестов ХХ-ХХI веков — от "Манифеста футуризма" Филиппа Маринетти (1090) до "Моего манифеста" Дмитрия Виноградова (2012), скромного юриста аптечной сети "Ригла", расстрелявшего семерых своих бывших коллег. Но об этом — позже.

На самом деле есть еще "Владимир Путин, или Вторая волна Опустошителя" (2014), без указания автора, надо полагать — текст за авторством самого "Опустошителя". К этому тексту тоже — позже, в нем есть самое главное.

От футуриста до юриста — сюрреалисты, дадаисты, Малевич, Ларс фон Триер, Арто, Эвола, Джемаль, Laibach, Годар и многое другое. Соответственно, тематика: культура, политика, секс, искусство, магия, философия. Каждый найдет по себе.

Теперь, когда ясно что это, можно вернуться к вопросу: а зачем это?

Сначала читаем текст на обложке: "Манифест есть мера любого эстетического направления, будь то искусство, политика или девиация". Принято.

Теперь имеет смысл, предварительно внимательно ознакомившись с содержанием, сделать неутешительный вывод — тот самый манифест юриста-убийцы есть наивысшая стадия деградации самого манифеста как феномена. Есть девичья истерика, за которой ничего нет, кроме детских обид и бытовой неустроенности: "Я ненавижу человеческое общество и мне противно быть его частью! Я ненавижу бессмысленность человеческой жизни!

Данные тезисы не спасают даже теоретические обоснования, данные автором. Этот манифест не способен являться мерой эстетического, чего-то явно не хватает. Но только в сравнении с классическими манифестами, которые смогли, в разной степени, реализовать себя в действии, масштабе и времени. А по отношению к современной культурной, эстетической, и, если угодно, экзистенциальной ситуации — качественный продукт своей эпохи. Пожалуй, это как раз тот случай, когда точно можно сказать — бытие определяет сознание. Но разве манифест не должен действовать наоборот?

Варианты ответа на вопрос "а зачем?": Затем, чтобы можно было отследить упадок радикального. Затем, чтобы иметь фон, на котором можно трезво оценивать современную ситуацию (аспекты — на выбор). Затем, чтобы соотнести заявленное с реализованным — целый век перед глазами, уже можно подводить итоги. Затем, чтобы, как в песне Башлачёва "вырастет новый мальчик, за меня, гада, воевать" — содержание имеет колоссальное напряжение, и в умелых руках вполне может превратиться в учебник (для этого, естественно, будет необходимо преодолеть все написанное).

В случае книги "Мир как Воля и Преступление" содержание не имеет особого значения — поэзия разных лет с добавлением прозы и эссе. Стихи — всё те же, поэтика все та же. Музыка пахнет газовой камерой, кровавую Волгу черпают черепами детей, а в Освенциме весело. Всё, как всегда.

Гораздо интереснее другое. Необходимо вернуться к вышеупомянутому тексту ""Владимир Путин, или Вторая волна Опустошителя", который представляет собой диалог Маруси Климовой и "Опустошителя": "Вы заметили? Сразу три ваших автора попали в редакционный список АСТ (заметим — книжный гигант). Я, Алина Витухновская, и сумрачный гений Луи-Фердинанд Селин. Нас не издавали в России почти десять лет. Все забыли о нас, как о музейном хламе". Добавим, что и Лотреамон в планах издательства, в чьем авторском портфеле Паоло Коэльо, Стивен Кинг и, например, псевдоисторические тексты Акунина.

Тут вновь возникает вопрос.

Что такое происходит, что к нам возвращаются Селин, Витухновская, манифесты прошлого? Варианта, опять же, два: очередной виток упадка радикального и окончательная ассимиляция поп-культурой, или… Тут еще рано давать ответ, нужно подождать. Но вполне возможно, что "Опустошитель" занимается уже не "перетряхиванием останков мертвого искусства, реликтов цивилизации", а чем-то куда более актуальным.

 

Cообщество
«Салон»
6 1 8 426
Cообщество
«Салон»
0 0 3 811
Cообщество
«Салон»
3 0 7 804

Загрузка...
Комментарии Написать свой комментарий

К этой статье пока нет комментариев, но вы можете оставить свой