Авторский блог Георгий Судовцев 00:00 27 сентября 2017

Направление главного удара

"Империум человека" Степана Зотова и Ивана Макгрегора
0

Степан ЗОТОВ, Иван МАГРЕГОР "Империум человека. Настольная Книга Героев". — М.: Книжный мир, 2017. — 448 с.

Когда выдающийся отечественный этнолог Лев Николаевич Гумилёв говорил о пассионарности человеческих сообществ, он всегда отмечал, что первыми пассионарный толчок испытывают на себе сказители и поэты. Не художники, не скульпторы, не танцоры, а люди Слова. Приводимые им примеры из истории разных эпох и народов: гомеровский эпос, скальды Скандинавии, арабские поэты эпохи пророка Мухаммеда и так далее убедительно этот тезис подтверждают. Следом за поэтами приходят философы, а за ними — воины, которые воплощают новый образ мира и, соответственно, развоплощают прошлый.

При этом разница между подвижниками, для кого подвиг — занятие непрерывное и постоянное, и героями, для кого подвиг — только вершина, которую они могут покорить, но не способны там жить, становится не слишком-то и различима. Для справки: из 12776 Героев Советского Союза 133 были лишены этого звания за различные правонарушения и только 61 был впоследствии восстановлен в праве носить Золотую Звезду, а 72 даже в правовом смысле перестали быть Героями, хотя совершённые ими некогда подвиги никто не отменял. Интересно, что дважды Героев в этом списке нет. Так что герой сам по себе — не подвижник, но может им стать.

Эта книга, как следует из её подзаголовка, адресована героям, следовательно — должна служить своего рода "базовым лагерем" для их дальнейшего рывка к вершине. Можно по-разному относиться к тому, что в ней написано, но пассионарный импульс в этом проекте, несомненно, присутствует, и весьма значимый. "Забудьте о слезинке ребёнка и добро пожаловать в реальный мир!" — пишут авторы: "Поражению нет никаких оправданий, а победа в них не нуждается".

Двуглавый орёл, символ и герб нынешней России, на обложке этой книги изображён таким образом, что вызывает вполне определённые ассоциации. Так что это — типичная неоницшеанская реакция на тотальное обезличивание и угнетение человека? Не совсем так. Даже совсем не так. Это жёсткое обличение той реальности, в которой мы сегодня живём.

"Человек человеку волк. Человеческая биомасса слишком велика и слишком безлика, чтобы видеть в ней каких-то там индивидуумов. Они лишь статистические единицы бесконечной неопознанной толпы. Миллионом больше, миллионом меньше: это только статистика… Каждый сам за себя… А ведь мы помним и другие времена. Помним, что мы дружили подъездами и целыми домами, непременно ходили друг к другу в гости, общались, а сейчас мы даже не всегда знаем людей, живущих в соседней квартире. Старшее поколение, наверное, с удивлением посмотрит на свою жизнь и даже не поймёт, в какой момент весь этот сложный клубок социальных связей, тот мирок, где были свои, не чужие, вдруг распался, как песок. Когда всем стало всё равно. Когда свой стал и не друг, и не враг, а так. Одним из многих. Когда дружба исчезла и была заменена суррогатом. Каким угодно, но это не та дружба, о которой принято писать героические эпосы. А с нею исчезли и герои".

Да, Степан Зотов и Иван Магрегор, на мой взгляд, чрезмерно увлеклись "купанием" в том же источнике иерархических систем, откуда вышли, например, рыцарские ордены католического средневековья и параполитические тайные общества, всеми этими градациями рыцарей, мастеров и магистров (они же министры). Но их желание вырваться из нынешней реальности настолько искренне и велико, что истинное "направление главного удара", направление прорыва ощущается ими едва ли не на интуитивном уровне.

Так что вполне можно согласиться с оценкой, которая дана Дмитрием Перетолчиным: "Феномен книги "Империум человека" в том, что она описывает феномен, которым сама и является. Падающий в кризис мир думает, на чём ещё нажиться, и только в России каждый создаёт свой проект новой парадигмы тысячелетия. Историческая миссия России совершится, когда соберётся "критическая масса" (таких проектов, личных и коллективных. — Г.С.)".

Несомненно, это так, и до набора "критической массы", как свидетельствует, в том числе, работа Степана Зотова и Ивана Магрегора, осталось уже немного.

Комментарии Написать свой комментарий

К этой статье пока нет комментариев, но вы можете оставить свой