Сообщество «Символ веры» 15:59 28 февраля 2018

Афон: время и вечность

Затишье перед бурей
0

16 декабря 2017-го. Из-за сильного ветра паромы на Афон не ходят. Вместе с другими паломниками принимаю решение отправиться на Святую Гору через сухопутную границу. Такое в моей жизни будет впервые!..

Тихий курортный городок — милый Уранополис — остаётся позади. Минут тридцать идём вдоль берега, чередуя плавные подъёмы и спуски. Вот и пограничный блокпост. Здесь уже скопилось человек сто, если не больше. Полиция тщательно проверяет документы у каждого. Несколько часов проходит в томительном ожидании. Наконец, нас пропускают к микроавтобусу, с водителем которого — за солидную плату — мы по телефону договорились заранее. Минута, другая — и автобус выезжает через небольшие ворота на афонскую дорогу.

Всюду виднеются сухие голые деревья, острые обломки торчащих из земли стволов, обгорелые корневища… В этих местах в августе 2012-го бушевали страшные пожары. На афонитов обрушились тогда ядовитые облака угарного газа. Хвойные деревья трескались, лопались, взрывались, исчезая в искрящихся протуберанцах жуткого пламени. Плазменные торнадо неслись прямо на русские скиты Новая Фиваида и Крумица. Но — каким-то чудесным образом — замерли перед ними, обогнули их и двинулись дальше.

Вплотную подошли к сербскому монастырю Хиландар. И буквально чудом Божиим были остановлены…

Моросит мелкий дождь. Машина неспешно, с натугой взбирается на перевал. Просветлённое сознание чётко фиксирует, запоминает трогательные, незабываемые ощущения. Где-то за гранью, далеко, глубоко внутри, в таинственных недрах озарённого духа, вне прошлого и будущего, как бы в одном безконечно огромном Миге, вновь попадаю в самое родное место на земле, где меня всегда ждут. А рядом с умиротворённой душой, безмерно её утешая и возвращая лучшие годы минувшего, незримо предстоят самые верные и близкие — безсмертные — друзья, наставники, молитвенники из Свято-Троицкой Сергиевой Лавры: иеромонах Филадельф (Боголюбов, в схиме — Моисей, 1915 — 1992) и богоносный авва последних времён, всероссийский старец, архимандрит Кирилл (Павлов, 1919-2017).

Передо мной — плывущий вне времени надмирный линкор Афонского полуострова. Это — монашеское государство на юге падшей, безбожной Европы, первый удел Божией Матери на стонущей, агонизирующей планете, неодолимая твердыня Истинного Православия.

Затаив дыхание, всецело осознавая своё недостоинство, начинаю тридцатое странствие по этому необоримому форпосту, духовному укрепрайону на дальних подступах к лучезарной Вечности.

Привычная, обыденная реальность как бы сворачивается, умаляется, исчезает. Нескончаемая суета сует, яркие кричащие образы гигантских мегаполисов тают и гаснут, как далёкие миражи в зыбучих песках. Технотронные чары глобального Вавилона слабеют, меркнут, уходят а небытие.

Каждый час приносит что-то новое. Незаметно меняет устоявшийся жизненный ритм. Перемещает в Иное Время. День за днём уводят тебя всё дальше и глубже в какую-то особую, таинственную, нездешнюю Страну. И ты с удивлением обнаруживаешь в себе иные, внутренние пространства. В священном безмолвии погружаешься в метафизические сферы духа. Приоткрываешь незримые врата в некие запредельные, инобытийные недра…

Женщин сюда не пускают: Царица Небесная строго запретила. Но убелённые сединами старцы и бравые мужи в расцвете сил, священники и архипастыри, исповедники и патриархи, чиновники среднего звена и главы государств, простецы и учёные, философы и военные, писатели и дипломаты, кающиеся разбойники и наивные поэты, юноши и даже малые отроки вместе со своими отцами из века в век совершают душеспасительное паломничество по цветущему духовному саду Заступницы Усердной рода христианского. И в каждом паломнике таится захватывающая эпопея жизненного пути, многомерный мир — целая Вселенная. Каких только поразительных историй тут не услышишь! Вот где открывается неизреченная премудрость Божественного Промысла и неисповедимость путей Господних…

Но гостеприимные, любвеобильные святогорцы готовы, не щадя жизни, защищать свои владения от богоборцев и сатанистов. Так, например, совсем недавно на благословенном Афоне с официальным визитом собрались побывать высокопоставленные, всемирно известные масоны — эмиссары Глобального Синедриона.

Святая Гора ответила должным образом. С борта парома у пристани монастыря Дохиар, по обе стороны от каменного причала мы собственными очами созерцали два больших красных полотнища на высоких шестах. На алом фоне чётко просматривались надписи, сделанные яркими чёрными буквами: "Вон с Афона, антихристы!"

В итоге визит "вольных каменщиков" так и не состоялся. Вражеская "разведка боем" провалилась в самом начале…

 двойной клик - редактировать изображение

Врезался в память лейтмотив одной из бесед с моим давним другом и соратником, схимником-келиотом. Он сказал, что власти США и европейских государств, в том числе и Греции, уже давным-давно находятся под пятой масонов-богоборцев. На их пути стоит исстрадавшаяся, измученная, но всё ещё непокорённая, богохранимая Россия. Именно поэтому она всегда на прицеле. Рискованно балансирует на острие самых изощрённых оккультно-магических, дьявольских происков, санкций, атак.

Президент России во многом несвободен, но он верит в Бога, считает себя православным, уже дважды побывал на Афоне. За его душу идёт великая борьба. И в этой жестокой битве президенту жизненно необходима наша духовная поддержка.

И нам самим следует неустанно подвизаться, творить Иисусову молитву, причащаться Святых Христовых Тайн, противостоять гибельному обновленчеству, модернизму, экуменизму, технотронному глобализму и — главное — неусыпно хранить чистоту Святого Православия. При этом надо избегать смертоносных расколов, оставаться в Церкви и держаться золотой середины, ибо "Крайности с обеих сторон одинаково опасны, чрезмерности — от дьявола" (преподобный Иоанн Кассиан Римлянин).

Беззаботный и радостный, блаженно странствую по горным дорогам Афона. На скалистых выступах и удобных площадках любуюсь светло-изумрудными, бирюзово-синими морскими просторами и мягкими контурами далёких островов. Одолеваю перевал и спускаюсь в Кариес — афонскую столицу, крошечный монашеский посёлок, где пересекаюсь с добрыми знакомыми и давними друзьями-святогорцами. Направляюсь вниз, к Стримонскому заливу и опять начинаю нелёгкий подъём. Посещаю Филофей, Каракал, Иверон, другие известные монастыри и отдалённые кельи. Усердно молюсь на долгих ночных службах. В минуты отдыха веду подробный дневник. Так неприметно проходит неделя за неделей…

Постепенно приближаюсь к своим любимым местам. Наконец, попадаю в глухой, заветный уголок. Вступаю в царство сугубой Исихии, в чертоги глубочайшего молитвенного Покоя…

Январь 2018-го. Новый год встречаю в скалистых теснинах, на фоне исполинских круч. Живу почти один в дивном ущелье исихастов. Наслаждаюсь царственной духовной Свободой. Из окошка уютной кельи созерцаю восхитительные красоты южной природы….

Отвесные стены светло-серых утёсов. Громадные зубцы устрашающих глыб. Высокие зеленеющие кактусы с колючими фиолетовыми плодами. Неприступные заросли мелкого кустарника, лавровишни, астрагала, диких оливковых деревьев, карликовых дубов. Белопенная лента горного потока. Прозрачная лазурь бездонного небосвода. Ослепительно яркая гладь Эгейского моря. Весёлый размах Сингитского залива. Синеющие в безкрайней дали манящие кряжи благословенной Эллады.

Повсюду разлита густая, безмятежная Тишь…

Именно в этих местах, в тесных суровых пещерах несколько веков назад ревностно подвизались великие подвижники умного делания — святитель Григорий Палама, преподобные Григорий Синаит, Максим Кавсокаливит и другие Отцы, достигшие совершенства. Самоотверженные, безстрашные исихасты пребывали в постоянном аскетическом Подвиге. Денно и нощно творили Иисусову молитву.

В невидимых битвах богомудрые аскеты сокрушали легионы коварнейших, безпощадных демонов. Погружались в безмерные глубины молитвенного Созерцания. Обновляли, преображали своего внутреннего человека. Восходили на неприступные блистающие вершины живоносного Богообщения. Неизреченно, всем своим существом постигали Непостижимое. Таинственно, "внутри себя, — по слову преподобного Макария Египетского, — переходили от смерти к жизни". И ещё тут, на грешной земле, дерзновенно раздвигая границы пространства-времени, обретали надмирное Небо, благоухающий Рай, нескончаемую Весну, вечный Пир безконечного Бытия…

И вдруг где-то над головой с огромной высоты благостную тишину яростно разрубают реактивные секиры. Ширятся, нарастают мощные гулы, рокоты, рыки. Кажется, прямо на нас с давящим скрежетом и грохотом лавиной накатывает невидимая танковая армада. Вероятно, начинаются обычные, плановые учения ВВС Греции. Однако нельзя исключать и другой — экстремальный — вариант. Может быть, греческие истребители-перехватчики Ф-16 (производство США) или "Миражи 2000" (Франция) преследуют в очередной раз дерзких нарушителей — турецкие "Фантомы". Говорят, над Эгейским морем уже бывали настоящие воздушные бои, чреватые полномасштабной войной. Хрупкий мир в этом взрывоопасном регионе висит на тончайшем волоске, в любой момент готовом оборваться. Чуткие афонские схимники подчёркивают сей непреложный факт с максимальной категоричностью.

Впрочем, то же самое относится и к любой точке земного шара. Ибо крупнейшие масоно-талмудические кланы и Тайное Мировое Правительство, люто ненавидящие Россию и Святое Православие, активно и на всех уровнях готовят приход и последующее триумфальное воцарение "человека греха", "сына погибели" (2Фес. 2, 3), лжемессии-Антихриста. Сей "планетарный лидер" и "вселенский миротворец" появится в самом разгаре всемирной анархии, когда все воюют со всеми.

"Антихрист придёт при совершенном безначалии, о коем и хлопочут его предтечи"(преподобный Амвросий Оптинский).

Совершенное безначалие — это и есть столь модная ныне сатанинская теория управляемого хаоса в действии. Адские технологии кровавого развала и распада обкатываются, шлифуются на самых разных театрах военных действий: в Северной Африке (Алжир, Тунис, Ливия, Египет) и на Большом Ближнем Востоке (Сирия, Йемен, Ирак, Палестина), в Афганистане и на подступах к Северной Корее, на Кавказе и, конечно же, на Украине, в Донбассе.

 двойной клик - редактировать изображение

Наша бурная эпоха — лишь краткое затишье перед грандиозной, вселенской бурей. Огнедышащий, испепеляющий Армагеддон (Откр. 16, 16) подкрадывается, подползает всё ближе и ближе. На падшее, обезумевшее человечество, погрязшее в трясине самых жутких пороков, массовых абортов, противоестественных ЛГБТ-мерзостей, в любую секунду готовы низринуться лазерные мечи, климатические тараны, плазменные цунами, ядерные смерчи…

И всё-таки пока ещё — но сие малое "пока" неудержимо сжимается! — нам всем даётся некое время на Спасительное Покаяние, чтобы мы обратились к Богочеловеку Иисусу Христу и Его непобедимой Церкви…

Так же внезапно всё умолкает. Снова душу окрыляет чудное Безмолвие. Её подхватывают и плавно уносят нежные волны умиротворяющей Тишины. Лазурная ткань небесного шатра мало-помалу окрашивается в мягкие янтарно-пурпурные тона. Пылающий диск заходящего солнца багряно зависает над далёкими хребтами, застывшими на горизонте…

О, этот влекущий, чарующий, недосягаемый горизонт!..

Как часто в лучезарной курсантской юности и офицерской молодости я останавливал на нём свой пристальный, неотрывный взор!.. Казалось, ещё мгновенье, другое — и неведомые, загоризонтные дали проявятся и приблизятся. Станут доступными и понятными. Окутают с ног до головы всей своей обворожительной Новью. Откроют все неразгаданные тайны и сокровенные смыслы…

"А главное, — пела сиреной заветная мечта, — именно там, в этих сказочных далях, ты встретишь её, единственную, ненаглядную. Она — тебя, единственного, неповторимого. Вы полюбите друг друга. И в этой чистой, светлой Любви, в законном, венчанном браке, получив Божие Благословение, будете жить вечно!"

Так проходили дни, недели, месяцы, годы в тщетных, безплодных поисках немеркнущего, совершенного Идеала. Неудержимое время всё быстрее необратимо мчалось вперёд. Зияющие пустоты, оставленные утраченными иллюзиями, спешили заполнить новые фантазии. И всё по-прежнему оставалось неизменным. Мне всё ещё было непонятно: идеальная, совершенная, безсмертная Красота, которую так жаждало найти моё сердце, живёт лишь на Небе, на лоне нетленной Гармонии, в Вечном Царстве Божественной Славы!..

 двойной клик - редактировать изображение

Два зорких ястреба, долго паривших над заливом, скрываются за скалистым выступом. Насыщенный день тихо гаснет за далёкими кряжами соседнего полуострова — Ситонии. Задумчиво сгущаются лазоревые сумерки.

Изящно выплывают первые робкие звёзды. Морской воздух, смешанный с горным, почему-то терпко пахнет весной…

Дикое ущелье заливает мягкое сияние. Чуткий слух ласкает едва уловимый шёпот моря. Со всех сторон подступает насыщенная, упоительная первозданность…

Пролетают два-три дня. Погода резко меняется. Небо заволакивают угрюмые тучи. Резкие порывы холодного ветра пригибают почти к земле мокрые тёмно-зелёные кроны невысоких деревьев. Нудная изморось превращается в проливной дождь. С редкими перерывами он может продолжаться неделю.

Море заволакивает хмурая белёсая мгла. Лишь кое-где едва виднеются слабые просветы. Там и сям возникают свирепые вихри. Шторма нет, но внезапные шквалы коварны, непредсказуемы. Они запросто опрокидывают неустойчивые суда с неглубокой посадкой. Поэтому паромы, катера, яхты, скоростные моторные лодки не ходят.

Иногда зимой Святая Гора бывает полностью отрезана от материка. Морем идти крайне опасно. Никто на это не осмелится. Бурные воздушные потоки не дают подняться вертолётам. Грунтовые дороги быстро размывает вода. Ехать по ним невозможно. И даже мощные грузовики с железными цепями на шинах не могут сдвинуться с места в топкой грязи. В таких случаях паломникам остаётся только смириться, набраться терпения, молиться и пережидать непогоду.

Моя уютная келья расположена в крепком одноэтажном домике, у самого обрыва. На отшельнической кухне потрескивают сухие дрова в жарко натопленной металлической печке-плите. За широким окном привычно постукивают о черепичную крышу дождевые капли. Мерно шумит внизу близкий поток, превратившийся в реку.

И в эти блаженные ночные минуты, в неколебимой внутренней тиши глубинного уединения, под рёв и свист ураганного ненастья, бушующего снаружи, ты всеми фибрами благодарной души, каждой клеточкой окрепшего, обновлённого тела с какой-то особенной остротой чувствуешь, ощущаешь благодатный покров Всепречистой Девы — Царицы Небесной. Её спасительный Омофор щедро, царственно распростёрт и над всем благословенным Афоном, и над тобой лично!..

Разумеется, у нас, многомятежных грешников, благодатные состояния не задерживаются, быстро проходят. А вот напряжённейшая борьба с самим собой, страстями и дьяволом — незримая война за Вечное Спасение — не затихает ни днём, ни ночью. Поле невидимой брани — ум и сердце христианина. Мысль сражается с мыслью, идея с идеей, учение с учением, чувство с чувством. Главное — сразу же отражать, отсекать вражеские помыслы и держать молитву: "Именем Иисуса бить мысленных супостатов" (преподобный Иоанн Лествичник).

И тут, слушая тяжкие вздохи и стоны разгулявшейся стихии, перечитывая "Слово" преподобного Ефрема Сирина о скончавшихся Отцах, невольно вспоминаешь уединённые, исихастские пустыни Святой Горы, которые простираются от монастыря святого Павла до Великой Лавры и по горно-лесистым склонам поднимаются к афонскому пику. В разные годы, с 1997‑го по 2017‑й, нам приходилось странствовать по этим дебрям.

Особенно врезалось в память живописное место, где подвизался преподобный Нил Мироточивый. Его пещерная келья как бы чудом прилепилась к исполинским кручам красивейшего каньона с отвесными бортами. Мы спускались туда по маленьким ступеням, выдолбленным в громадной скале. Это был немалый риск. Один неверный шаг, малейший сбой в координации движений — и ты падаешь в зев ужасающей пропасти!..

В диких пустынях Афона, среди непроходимых ущелий, в гуще непролазной чащобы можно, при желании, надёжно укрыть мотострелковый батальон и даже целую десантно-штурмовую бригаду с тяжёлым вооружением. Именно в этой глухомани обитает таинственное братство невидимых отшельников. По святогорскому преданию, их 7 или 12. С незримыми гигантами духа так или иначе общались некоторые афониты высокой жизни, в том числе великие подвижники XX века: старец Иосиф Исихаст (1897-1959), преподобные Порфирий Кавсокаливит (1906-1991), Паисий Святогорец (1924-1994) и другие.

Говоря о духоносных Отцах Афона, хочется особо подчеркнуть важнейший момент: всем нам надо читать, изучать и знать замечательную богословскую статью преподобного Паисия Святогорца "Знамения времён 666".

Эта дивная работа, написанная по наитию Свыше, появилась в 1987-м. Она постепенно разошлась по всему православному миру. Просветила сонмы умов и сердец. Оказала громадную духовную помощь иерархам Элладской Православной Церкви. Сыграла выдающуюся роль в борьбе с глобализмом и планетарным электронным концлагерем. В основу последнего заложена всемирная антихристианская компьютерная система тотального обезличивания, управления, контроля. В этой адcкой системе преобладают электронные документы (паспорта, карточки, удостоверения личности) с апокалиптическими штрих-кодами EAN 13, UPC (две боковые и центральная полоски) или микрочипами, содержащими дьявольское "число зверя — 666" (Откр. 13, 18).

Об этом же говорит ещё один уникальный труд, написанный в XVI или XVII веке и переизданный уже в наши дни Свято-Успенской Почаевской Лаврой. Название сей знаменательной брошюры — "Сказания Зиновия мниха о прелести антихристовой". Эту библиографическую редкость мы обрели в одном из афонских книгохранилищ…

Пресловутые "электронные правительства", безналичные расчёты, цифровая экономика, так называемый искусственный интеллект, пожизненные идентификационные номера (личные коды), айфоны, гаджеты, подробнейшее электронное досье на каждого человека, лазерные начертания, микро и нано-чипы, генная инженерия, клонирование, биороботы, киборги и прочие образчики биотехнологического сатанизма — звенья одной цепи. Конечная цель масоно-талмудической глобализации — "начертание зверя". Вопрос стоит крайне остро. И от него нельзя отмахнуться, как пытаются иные "умники", наивно полагая, что если они любят Бога, то никакие печати и начертания им не повредят. Священное Писание свидетельствует об обратном. Приведём лишь одну цитату: "…кто поклоняется зверю и образу его и принимает начертание на чело свое, или на руку свою, тот будет пить вино ярости Божией…и будет мучим в огне и сере пред святыми Ангелами и пред Агнцем…" (Святой Апостол и Евангелист Иоанн Богослов, Откровение, глава 14, стихи 9-10).

Невидимые старцы — эти "земные Ангелы" и "небесные человеки" — мужественно претерпевают палящий зной и лютую стужу. Чудесно питаемые Богом, они живут в крайнем воздержании. Достигают полного безстрастия. Молятся за весь мир. Неустанно сокрушают полчища дьявола. Созерцают невыразимые тайны блаженной Вечности. В исключительных случаях являются видимым образом. Помогают людям, открывая волю Божию. И в конце времён совершат последнюю Божественную Литургию на вершине Афона, в храме Преображения Господня. А затем грянет кончина мира — Второе и Славное Пришествие Христово!..

После продолжительной ночной молитвы выхожу из кельи на свежий воздух. Свирепый ветер с севера угомонился, поутих, как бы затаился. В облачной толще образовались широкие прогалины. Над ними величаво раскинут чёрный бархат роскошного неба. Оно усыпано мириадами сверкающих бриллиантов, алмазов, топазов, жемчужин.

Бытийная мгла отринута, сокрушена, рассеяна. Очищенный космос вернул первозданную цельность.

На сердце покойно, прозрачно, свободно, блаженно. Ибо мне уже явно не 900 и даже не 65, а вновь 19. Лучезарная юность победно вернулась. Просветлённая душа пьёт небесный нектар из кубка Безсмертия. Она полна творческих сил. Насыщена пульсирующей энергией жизни. Готова объять Необъятное, постичь Непостижимое, выразить Невыразимое.

Раскрывается пройденный путь (хотя он безконечен!): никаких потерь, одни благоприобретения.

И вновь вижу себя на вершине Афона, как это было незабвенным летом 1999-го, когда двести наших десантников совершили исторический бросок из Боснии в Косово и к семи утра 12 июня заняли стратегически важный аэродром "Слатина" у города Приштины, встав на пути танковой армады НАТО.

В тот исторический день мы поднялись на пик Святой Горы, к маленькому Преображенскому храму, похожему на ДОТ (долговременная огневая точка). Долго и восхищённо, в немом изумлении стояли на самой высокой отметке в 2033 метра, подле высокого железного креста, венчающего Афон. Перед нами открывались сказочные просторы Эгейского моря; мощнейший чёрно-лиловый грозовой фронт, наползающий с Запада и рассекаемый ртутно-бордовыми молниями; едва заметные в исчезающей дали контуры Турции на востоке и победное Будущее.

Я выполнил просьбу бывалых "афганцев", моих верных друзей из спецназа ГРУ. Бравые витязи подарили сшитую ими же новую, экспериментальную форму и попросили подняться в ней на афонскую вершину. На мне был эффектный четырёхцветный камуфляж с двуглавыми византийскими орлами на шевронах. Именно эти орлы приводили боголюбивых эллинов в неописуемый восторг. Они видели в этих орлах символы русского преображения. Явственно ощущали имперскую мощь наших ВДВ и морской пехоты. Чаяли грядущую славу России. Предвосхищали громоносные победы русских в неизбежной глобальной войне. Как бы усматривали начало исполнения древних пророчеств об освобождении Константинополя-Царьграда. Приближали наш успех на ближнем Востоке, триумф в Сирии, эпохальный прорыв к Старому Иерусалиму. Созерцали реванш Святорусской Державы, золотой блеск православных крестов на куполах возрождённого храма Святой Софии.

И сейчас, в ущелье исихастов, глухой ночью, в январе 2018-го, как и тогда, на афонском пике, под сенью лазурного дня, в июне 1999-го, моё трепещущее сердце переполняют самые светлые ожидания и надежды.

Поэт и воин слагает гимн у врат неизбывной Вечности:

 

Афон — в лагунах лунной Тишины.

Плывут над кельей звёздные скрижали.

Душисто-нежный плен весенней дали.

Фиалы ночи горних тайн полны…

 

Внутри, на гребне временной волны,

Меня Горе, над временем подъяли.

Какие шири в сердце просияли!

Какие глуби стали там видны!..

 

Да был ли дольний мир — юдоль страданья?!

Струится свет Иного Мирозданья.

Душа выходит за пределы "я"…

 

И Миг вместил размах тысячелетий,

Когда очам ума красоты эти

Открыла вдруг во мне Любовь Твоя…

 

Святая Гора Афон — Уранополис — Подмосковье

 

Фото Андрея Фефелова

10 сентября 2018
Cообщество
«Символ веры»
48 1 8 369
Cообщество
«Символ веры»
17 0 5 394
Cообщество
«Символ веры»
23 1 12 421
Комментарии Написать свой комментарий

К этой статье пока нет комментариев, но вы можете оставить свой