20. Пушкинское Подстепье. Кореневщино - Урусово. "Русская Сафо" - Анна Бунина.
Сообщество «Учебный космос России» 00:48 18 мая 2019

20. Пушкинское Подстепье. Кореневщино - Урусово. "Русская Сафо" - Анна Бунина.

К 220-летию Александра Сергеевича Пушкина. Новые страницы Пушкинианы". "Учебный космос России".
3

 

                                 ПАНТЕОН РУССКИХ ПОЭТЕСС. АННА  БУНИНА. 1.

 

     

                    20. ПУШКИНСКОЕ  ПОДСТЕПЬЕ. КОРЕНЕВЩИНО - УРУСОВО.

                                                 "РУССКАЯ САФО" АННА БУНИНА.

         У истоков русского литературного языка. «Русская Сафо»

                   Анна  Петровна Бунина (1774-1829).

 

Поэтесса  родилась в  московско-рязанской дворянской  семье, корни которой уходили в глубокую старину Московии.  К тому же роду принадлежали В.А. Жуковский, И.А. Бунин, знаменитый географ и путешественник  П.П. Семёнов-Тяншанский, сын сестры А.П. Буниной. Анне  не было и четырнадцати месяцев, когда ушла из жизни её мать. Рязанщина, Данковщина, Подмосковье… Ранняя юность, одухотворённая   всё возраставшей склонностью  к «изящной словесности»… Её «Неопытную музу», «Сельские вечера»  заметили, поощрили лучшие умы России. «Ни одна женщина не писала у нас так сильно, как Бунина»,-   изволил констатировать  сам Н.М. Карамзин.

В рязанском Урусове, подмосковных Зарайске, Егорьевске, в самой белокаменной столице (куда привозил её часто  старший брат  Василий Петрович), на берегах Оки и Москвы-реки «неопытная муза» юной поэтессы постепенно мужала, одухотворялась, обретала новую  психологическую и метафорическую силу. В посвященном Гаврииле Романовичу Державину стихотворении «Сумерки» она мечтает о будущем («со счастием союз свяжу», «в беседы преселюсь великих, мудрых, сильных»); она понимает, что избранный ею путь «велик и многотруден».  Обращает на себя внимание использование старославянизмов, лексики «высокого» стиля.

Ещё в 1811 году было создано литературное общество «Беседа любителей русского слова». Инициатором его создания выступил  филолог А.С. Шишков. Собрания проходили в доме Г.Р. Державина. А.П. Бунина стала активной участницей чтений и дискуссий.

 

События Отечественной войны 1812 года…  Враг устремляется в Подмосковье… Бородино…   Московские пожары… Желанная победа, которую прославляет талантливая «москвитянка»:

 

                                               О росс! Ликуй, - твоя победа!

Ликуй и пой: попрал врагов!

Нет буйству их отныне следа!

Из их поверженных рядов

Твоя возникла прочна слава!

Ты змия сокрушил стоглава, -

Стока Аргуса сразил;

Очистил землю от разбоев,

И свету указал героев.

В нём мир погибший водворил… -

 

Это строки из стихотворения Анны Буниной «На истребление французов, нагло в сердце России вторгнувшихся». Риторические восклицания, риторические вопросы…

В «Библиографическом каталоге» (1826) говорилось, что А.П. Бунина «по превосходству своих творений имеет право занять первое место между российскими писательницами и паче стихотворицами». Иван Бунин  уважительно и весомо констатировал, что «если принять во внимание время, в которое жила Бунина, нельзя не согласиться с теми, которые называли её одной из замечательных русских женщин».      Портрет Анны Петровны  был помещен в зале заседаний Академии. Российская императрица Елизавета Алексеевна пожаловала ей золотую лиру, осыпанную бриллиантами, для ношения в торжественных случаях.        

Деятельность «Беседы любителей русского слова» подвергалось резкой критике со стороны «Арзамаса». В полемику включился Александр Пушкин. О том, что Пушкин знал Бунину, следил за её творчеством, свидетельствует его полемическая поэма «Тень Фонвизина» (1815). Ирония Пушкина уязвляет А.С. Шишкова, основателя «Беседы…»; вместе с Шишковым саркастические стрелы направлены на его «невинную другиню» Анну Бунину.

 

                                       *                      *                      *

Анна Бунина
«И. А. Крылову»


Читая баснь паденья знаменита,
Улыбкой оживил ты лица всех гостей,
И честь того прешла к стране пиита.
Во мзду заслуги сей
Я лавры, сжатые тобою,
Себе надменно не присвою.
Когда б не ты ее читал,
Быть может, Фаэтон вторично бы упал.

Анна Бунина
«Хоть бедность не порок»   


Хоть бедность не порок
Для тех, в ком есть умок,
Однако всяк ее стыдится
И с ней как бы с грехом таится…

 

   С ПРИМОРСКОГО БЕРЕГА

  

   Светлое море

   С небом слилось,

   С тихостью волны

   Плещут на брег,

   Кроткие зыби

   Чуть-чуть дрожат.

  

   Солнце погасло,

   Месяца нет,

   Заревом алым

   Запад блестит,

   Птицы на гнездах,

   В кущах стада.

  

   Всё вдруг умолкло,

   Все по местам.

  

   В комнате тихо,

   Шороху нет;

   Дети прижались

   Скромно в углах.

  

   Лина коснулась

   Арфы струнам:

   Арфа златая

   Глас издала;

   Звуки согласны

   С Линой поют.

  

   Розовым пламем

   Светит камин;

   Скачет по углям

   Ясный огонь;

   Дым темно-серый

   Вьется столбом.

  

   Пламень лютейший

   Душу палит;

   Сердце томится,

   Высохло всё:

   Яд протекает

   В жилах моих.

  

   Слезы иссякли

   В мутных очах,

   Вздохи престали

   Грудь воздымать,

   Речь замирает

   В хладных устах!

  

   Море, взволнуйся!

   Гробом мне будь!

   Арфа златая,

   Громом ударь!

   Пламень, разлейся,

   Бедну сожги!

  

   1806

   СУМЕРКИ

   Гавриилу Романовичу Державину,

   в его деревню Званку .

   Блеснул на западе румяный царь природы,

   Скатился в океан, и загорелись воды.

   Почий от подвигов! усни, сокрывшись в понт!

   Усни и не мешай мечтам ко мне спуститься,

   Пусть юная Аврора веселится,

   Рисуя перстом горизонт,

   И к утру свежие готовит розы;

   Пусть ночь, сей добрый чародей,

   Рассыпав мак, отрет несчастных слезы,

   Тогда отдамся я мечте своей.

   Облекши истину призра?ком ложным,

   На рок вериги наложу;

   Со счастием союз свяжу,

   Блаженством упиясь возможным.

   Иль вырвавшись из стен пустынных,

   В беседы преселюсь великих, мудрых, сильных.

   Усни, царь дня! тот путь, который описал,

   Велик и многотруден.

  

   Откуда яркий луч с высот ко мне сверкнул,

   Как молния, по облакам скользнул?

   Померк земной огонь... о! сколь он слаб и скуден!

   Средь сумраков блестит,

   При свете угасает!

   Чьих лир согласный звук во слух мой ударяет?

   Бессмертных ли харит

   Отверзлись мне селенья?

   Сколь дивные явленья!

   Там ночь в окрестностях, а здесь восток

   Лучом весення утра

   Златит Кастальский ток.

   Вдали, из перламутра,

   Сквозь пальмовы древа я вижу храм,

   А там,

   Средь миртовых кустов, склоненных над водою,

   Почтенный муж с открытой головою

   На мягких лилиях сидит,

   В очах его небесный огнь горит;

  

   Чело, как утро ясно,

   С устами и с душей согласно,

   На коем возложен из лавр венец;

   У ног стоит златая лира;

   Коснулся и воспел причину мира;

   Воспел, и заблистал в творениях Творец.

  

   Как свет во все концы вселенной проникает,

   В пещерах мраки разгоняет,

   Так глас его, во всех промчавшися местах,

   Мгновенно облетел пространно царство!

   Согнулось злобное коварство,

   Молчит неверие безбожника в устах,

   И суемудрие не зрит опоры;

   Предстала истина невежеству пред взоры:

   Велик, -- гласит она, -- велик в твореньях бог!

  

   Умолк певец... души его восторг

   Прервал согласно песнопенье;

   Но в сердце у меня осталось впечатленье,

   Которого ничто изгладить не могло.

   Как образ, проходя сквозь чистое стекло,

   Единой на пути черты не потеряет,--

   Так верно истина себя являет,

   Исшед устами мудреца:

   Всегда равно ясна, всегда умильна,

   Всегда доводами обильна,

   Всегда равно влечет сердца.

  

   Певец отер слезу, коснулся вновь перстами,

   Ударил в струны, загремел,

   И сладкозвучными словами

   Земных богов воспел!

   Он пел великую из смертных на престоле,

   Ее победы в бранном поле,

   Союз с премудростью, любовь к благим делам,

   Награду ревностным трудам,

   И, лиру окропя слезою благодарной,

   Во мзду щедроте излиянной,

   Вдруг вновь умолк, восторгом упоен,

   Но глас его в цепи времен

   Бессмертную делами

   Блюдет бессмертными стихами.

   Спустились грации, переменили строй,

   Смягчился гром под гибкою рукой,

   И сельские послышались напевы,

   На звуки их стеклися девы.

   Как легкий ветерок,

   Порхая чрез поля с цветочка на цветок,

   Кружится, резвится, до облак извиваясь,--

   Так девы юные, сомкнувшись в хоровод,

   Порхали по холмам у тока чистых вод,

   Стопами легкими едва земле касаясь,

   То в горы скачучи, то с гор.

   Певец веселый бросил взор.

   (И мудрым нравится невинная забава.)

  

   Стройна, приятна, величава,

   В одежде тонкой изо льна,

   Без перл, без пурпура, без злата,

   Красою собственной богата

   Явилася жена;

   В очах певца под пальмой стала,

   Умильный взгляд к нему кидала,

   Вия из мирт венок.

   Звук лиры под рукой вдруг начал изменяться,

   То медлить, то сливаться;

   Певец стал тише петь и наконец умолк.

   Пришелица простерла руки,

   И миртовый венок за сельских песней звуки

   Едва свила,

   Ему с улыбкой подала;

   Все девы в тот же миг во длани заплескали.

  

   "Где я?.." --

   От изумления к восторгу преходя,

   Спросила я у тех, которы тут стояли.

   "На Званке ты!" -- ответы раздались.

   Постой, мечта! продлись!..

   Хоть час один!.. но ах! сокрылося виденье,

   Оставя в скуку мне одно уединенье.

   <1808>

Загрузка...

Комментарии Написать свой комментарий
18 мая 2019 в 11:26

Спасибо! С удовольствием прочитала настоящую поэзию.

18 мая 2019 в 13:14

...Хорошо, что традиции "настоящей поэзии" живы...

18 мая 2019 в 13:18

...Александр Пушкин, юный озорник-полемист", озорничая, "обижал" свою старшую современницу...