Авторский блог Анастасия Белокурова 03:00 1 сентября 2010

СОН КАК ПОВОД НЕ ПРОСЫПАТЬСЯ

0
НОМЕР 35 (876) ОТ 1 СЕНТЯБРЯ 2010 г. Введите условия поиска Отправить форму поиска zavtra.ru Web
Анастасия Белокурова
СОН КАК ПОВОД НЕ ПРОСЫПАТЬСЯ

"Начало" (Inception, США, 2010, режиссёр — Кристофер Нолан, в ролях — Леонардо Ди Каприо, Марион Котияр, Кен Ватанабе, Киллиан Мерфи, Джозеф Гордон-Левитт, Дилип Рао, Эллен Пейдж, Майкл Кейн, Том Берренджер).
Режиссёр Кристофер Нолан в наши дни претендует на звание нового Кубрика Голливуда, хотя на поверку оказывается проще и понятнее "кубика-рубика" из школьного детства. Новый проект Нолана вызывает жаркие дискуссии, им восхищаются, его ругают и прочат чуть ли не десять оскаровских номинаций. В "Начале" (наши прокатчики в очередной раз продемонстрировали странную логику, переведя так английское слово Inception — внедрение) речь идёт о самой загадочной субстанции — человеческих снах.
Затасканный, с миной вечного страдальца, мужчина по имени Доменик Кобб (Леонардо Ди Каприо) имеет нестандартную работу: он проникает в чужие сны и моделирует реальность в зависимости от требований заказчика. Есть у него и личная драма. Жена Кобба по имени Мел (Марион Котияр) давно перепутала сон и реальность и посчитала, что самоубийство — единственный шанс поселиться во сне навсегда. Теперь деятельность Кобба отягчена постоянным присутствием Мел в его снах. И надо признать, что поведение женщины далеко от понятия "белой и пушистой". Более того — оно смертельно опасно. Иначе Доминик Кобб мог бы запросто цитировать стихи подобного рода:
Контроль над Сном — моя победа.
Мечтать о вас, что было сил!!!
Так мистик Карлос Кастанеда
Меня когда-то научил.

Но вот однажды Кобб получает задание от японского бизнесмена: он должен внедриться в сон молодого наследника огромной энергетической корпорации и обработать подсознание парня, дабы тот развалил дело своего отца. Для этого Коббу требуются помощники — аналитик, архитекторша пространства, анестезиолог... С их помощью создаётся искусственный трёхступенчатый сон, в который, как в тёплую ванну, погружается юный наследник с помощью убойного снотворного средства. В это время все герои летят на самолёте из Сиднея в Лос-Анджелес. Но подсознание клиента активно сопротивляется внедрению (не следует забывать и о полубезумной Мел), так что на территории сновидений героев ожидает немало сюрпризов.
Завлекательная завязка. Вот тут, казалось бы, и можно проявить весь свой талант кинематографиста — человека, которому изображение порой должно заменять соображение. Но как показывает практика, визионерские амбиции Нолана имеют исключительно обратный эффект. Когда требовалось превратить вычурный декор комиксового мира Бэтмена в постнуаровский пласт мрачных страстей, оживший антиквариат достойно уступил место современной реальности ("Бэтмен: Начало", "Тёмный рыцарь"). В "Начале" же попытка просуществовать добрые два часа экранного времени во снах, где всё, как говорится, по-другому, выглядит как не слишком сложная компьютерная игра, тяжеловесная, лишённая внятной логики и попросту неинтересная.
Не меньшее недоумение вызывают поиски глубинного смысла во всех этих потоках. Вроде как Нолан продумывал этот проект в течение двадцати лет (!), но так ничего толкового и не придумал. Нельзя же всерьёз воспринимать якобы основную, отнюдь не свежую мысль-идею, что мир — это сон и наоборот, et cetera.
Но отнестись к "Началу" как к обыкновенной халтуре было бы несправедливо. Тем более, приятен факт того, что Нолан отвергает технологии 3D и работает, как говорится, вживую. Работы художника и оператора также весьма хороши. Только сценарию не хватает воздуха, пространства, подлинной иллюзии. А аналогии с "Матрицей", "Ванильным небом", недавним "Островом проклятых" с тем же Лео и прочей киноволной подобного рода требуют от "Начала" большей оригинальности. Тем более, что зачатки мыслительного процесса налицо. Эпизод, когда герои вынужденно оказываются в лимбе (в католичестве — промежуточная стадия нахождения некрещёных душ), показывает нам, что Нолан трактует это место, согласно Данте. А именно — считает лимбом первый круг ада. То, что мир снов напрямую граничит с такими тонкими субстанциями, могло стать отличным плацдармом для буйства фантазии (представляю себе, как здесь мог бы развернуться тот же Кубрик), но банальнейшая концовка значительно уменьшает нарождающийся эффект. Истории явно не хватает безумия.
А ведь еще не канули в далёкое прошлое времена, когда от Нолана стоило ждать чего-то действительно неожиданного. После своего лучшего и пока недостижимого по уровню фильма "Помни" с гениальным Гаем Пирсом, Кристофер Нолан сотворил крепкую "Бессонницу" с Аль Пачино и парочку неожиданно приличных "Бэтменов". Но потом вышел совершенно провальный "Престиж", где идеи добротного романа Кристофера Приста были безжалостно отчекрыжены в угоду обывательской аудитории. Кроме того, в этом фильме состоялось единственное совершенно невыносимое по безликости появление на экране Дэвида Боуи в роли — ни больше ни меньше — самого Николы Теслы, и случай этот останется на совести американского Оле-Лукойе до конца его дней.
Неудачу с "Престижем" можно было бы списать на случайно не удавшийся трюк (недаром там рассказывается об иллюзионистах), но венценосные амбиции "Начала" заставляют задуматься. Что представляет собой вся эта невзрачная зрительская толпа, для которой не слишком взрослая заспанная идея становится подменой смыслов, новым мышлением и прочей новомодной хипстерской ерундой? Публика, превращающая средней руки мейнстримовый фильм в новую религию и главное интеллектуальное развлечение последнего десятилетия? Ясно, что массовому сознанию срочно требуется внедрение, инъекция посильнее трёхступенчатого мира грёз, пусть и досконально продуманного Ноланом. "А то какой-то электросон, понимаете, как каменный век", — заранее напророчила Людмила Гурченко в фильме "Любовь и голуби".

Комментарии Написать свой комментарий

К этой статье пока нет комментариев, но вы можете оставить свой