Авторский блог Игорь Дьяков 03:00 2 июня 2010

«ТАМБОВСКИЙ ВОЛК»

0
НОМЕР 22 (863) ОТ 01 ИЮНЯ 2010 г. Введите условия поиска Отправить форму поиска zavtra.ru Web
Игорь Дьяков
«ТАМБОВСКИЙ ВОЛК»

В идеальном или хотя бы нормальном государстве право на насилие по отношению к своим гражданам имеет только государство, и то в рамках закона. Когда же блюститель порядка становится оборотнем, считает себя вправе распоряжаться жизнями и судьбами соотечественников, живущих на "подведомственной" ему территории – это по-настоящему страшно.
"Оборотни в погонах" нередко представляют собой некое "государство в государстве" — по сути, антигосударственные, преступные формирования. И общественное мнение уже начинает воспринимать подобное положение дел как должное.
Вопиющее дело рассматривается в Мичуринске Тамбовской области.
Мы изменим фамилии его участников из уважения к закону. Скажем только, что это однофамильцы, земляки, русские молодые мужчины, почти ровесники. Но сколь разнятся их взгляды на жизнь! – и только потому, что один — назовем его Николаем — родился в семье рабочих и сам работяга, без вредных привычек; по официальному заключению психолога, обладающий "стремлением придерживаться морально-этических норм поведения, следовать социально одобряемым нормам".
А другой (пусть будет Юрием) — "небожитель" местной социальной антиселекции. Извращение сознания произошло, когда он, работая в милиции, ощутил себя вершителем судеб.
Биография Николая проста и в наше время торжествующего беспредела кажется даже трогательно-патриархальной.
В профучилище получил специальности крановщика, механика и шофера. Служил в спортивной роте ЦСКА, затем в ракетно-топливных войсках, в противотанковом полку. Мастер спорта по боксу. После армии помогал отцу — индивидуальному предпринимателю (торговля крупами, сахаром, солью).
Роковая встреча с однофамильцем произошла в спортзале. Добродушному Николаю показалось, что он обрел очередного товарища. Так ребенок радостно встречает Деда Мороза, который потом оказывается грабителем.
И в нашем случае идиллия длилась недолго.
Прознав, что отец Николая, по местным меркам, человек небедный, хотя, надо сказать, ни разу с женой не были на море — вечная "запарка" на работе да еще огород, — новый "партнер по спортзалу" начал с места в карьер, по-простому.
Юрий стал требовать с него деньги, машину и квартиру. За что? А просто так: он был убеждён, что взимание дани с "беспогонной мелкой сошки" — его неоспоримое право, а расставание с имуществом для подвластных — их священный долг.
Набор угроз был характерный: Николай бесконечно любил свою маму и маленькую дочь. К тому же "дружбан" пригрозил в случае неуплаты подбросить Николаю наркотики. Упиваясь властью над остолбеневшим от такого поворота дел партнером по спортзалу, Юрий ждал быстрой капитуляции, тем более, что Николай был далеко не первой его жертвой. Но не рассчитал наш "психолог" ни характера Николая, ни тогда еще возможных последствий своего хамского шантажа. Тот решил защищаться, и добился справедливости… тогда.
Юрий получил 2,5 года лишения свободы за вымогательство. При этом не стеснялся угрожать Николаю сразу после судебного заседания, в присутствии конвоя и "государевых людей", в малодушие которых, видимо, твердо верил.
Время для Николая прошло быстро. Он уже и думать забыл про вероломного однофамильца. Вместе с товарищем покупал битые автомобили, — они их чинили и продавали.
Дело шло. Росла дочь. Успокоилась мать.
И вдруг к нему приходит незнакомец, как к Моцарту "Чёрный человек", и сообщает, что вышедший на свободу "кореш" собирается мстить, и мстить жестоко. Как — не сказал. Наверное, чтобы как следует помучить "обидчика".
Удара ждали отовсюду, пытались жаловаться в соответствующие инстанции.
Но удар оказался изощренным…
Товарищ Николая по реконструкции авто занимал у него деньги. 300 тысяч обещал вернуть, когда продаст очередную отремонтированную машину. Дело обычное, житейское.
И вот, чтобы навести последний лоск в предпродажной подготовке, он попросил у Николая еще 5 тысяч. А теперь следите внимательно.
Эти пять тысячных купюр сегодня — "вещдок" против Николая. Он передал их средь бела дня на территории рынка на привокзальной площади. Отдал деньги и пошел на склад "считать муку" на отцовскую фирму.
"Оказалось", что эти пять тысяч были частью оплаты за… убийство недавнего сидельца — Юрия! Свершенное якобы убийство!
Вы можете себе представить, что заказчик выбирает для передачи киллеру такой "гигантской" суммы указанные место и время, — рынок и день? А после этого спокойно уходит восвояси?
Николай был задержан прямо на отцовском складе. Кто были люди, которые надели на него наручники и изрядно помяли, он не знал. Видимо, в "зоне влияния" "крутых ребят" в погонах и без, представляться не принято.
Сейчас Николай находится в следственном изоляторе Тамбова. Ему грозит серьезный срок, хотя товарищ, которому он передавал деньги и названный (самоназванный?) "киллером", дал показания в его пользу.
Убитые горем родители теряют последнюю надежду на справедливость. По словам матери, она уже услышала твердое обещание, что ей за её хлопоты за сына — не жить.
Юрий, привыкший действовать через подставных людей (всё-таки сериалы и жизненный опыт кое-чему учат), с упоением ждет исполнения мести.
Отчаявшиеся люди сломлены творимым беспределом…
Достоевский, как известно, написал роман "Преступление и наказание" под впечатлением крохотной газетной заметке о самоубийстве женщины (прообраз Сони Мармеладовой).
"Мичуринская" же история на самом деле — это история всероссийского масштаба! Конечно, не по своему размеру, а по своей леденящей типичности, относимости практически к любому городу, селу, деревне.
Почти в каждой глубинке есть каста неприкасаемых. Спросите у любого местного: "Кто круче всех?" И вам обязательно ответят: местный гаишник, местный опер, местный участковый и т.п. Их связывают безнаказанность, круговая порука, отсутствие должного общественного контроля. Они сеют страх и отчаяние в людях. Все местные скажут, что боятся что-то сказать в ответ, написать жалобу, защитить свои права.
Вот уже десятки лет всё ругают ГУЛАГ, а того не замечают, что в концлагерь, в юдоль бесправия превращаются каждый дом, каждая квартира.
Ситуация не изменится, если не будут знать свое место распоясавшиеся "правоохранители". Для этого их надо отбирать по десяткам параметров, в том числе и через детекторы лжи. Отобрав достаточное, а не беспредельное, количество — платить им достойно. А при нарушении ими закона — беспощадно наказывать.
Стоит подумать!


Комментарии Написать свой комментарий

К этой статье пока нет комментариев, но вы можете оставить свой