ЧЕРЕЗ ТЕРНИИ — К ПЛАНЕТАМ
Авторский блог Редакция Завтра 03:00 15 апреля 2009

ЧЕРЕЗ ТЕРНИИ — К ПЛАНЕТАМ

0
НОМЕР 16 (804) ОТ 15 АПРЕЛЯ 2009 г. Введите условия поиска Отправить форму поиска zavtra.ru Web
Сергей Жуков
ЧЕРЕЗ ТЕРНИИ — К ПЛАНЕТАМ
Прорвётся ли в «дальний» космос российский двуглавый орёл?
День Космонавтики — особый праздник для нашей страны, первой в мире начавшей освоение космического пространства. Еще до полета человека в космос в СССР приступили к разработке проекта освоения Луны. Советская космическая программа отводила Луне ключевую роль в освоении космоса. 2 января 1959 года с космодрома Байконур стартовала ракета- носитель "Восток", которая вывела на траекторию полета к Луне автоматическую межпланетную станцию "Луна-1", которая стала первым в мире искусственным спутником Солнца.
В МГТУ им. Н.Э.Баумана прошел "круглый стол" под названием "50 лет освоения Луны: взгляд на прошлое, настоящее, будущее". Мероприятие проходило в рамках XXXIII академических чтений по космонавтике, посвященных памяти С.П.Королева и других выдающихся ученых — пионеров освоения космического пространства. В выступлениях отчетливо прозвучала мысль о том, что России нужен новый большой проект в космосе.
"Круглый стол" был организован МГТУ им. Баумана и Московским космическим клубом при поддержке РАН, Российской академии космонавтики им. Циолковского, Федерации космонавтики России, государственного фонда развития Северо-Запада РФ.
О перспективах развития лунного проекта рассказывает один из ведущих "круглого стола", президент Московского космического клуба, космонавт-испытатель Сергей Жуков.

"ЗАВТРА". Сергей Александрович, проведение этого мероприятия было данью юбилею, или у Большого космического проекта, например, "лунного ", есть перспективы?
Сергей ЖУКОВ. Конечно, у Большого космического проекта есть перспективы. Достаточно назвать лишь некоторые доклады в рамках "круглого стола". Содержательное сообщение о научных задачах и перспективах освоения Луны сделал ведущий "круглого стола", директор Института геохимии и аналитической химии РАН академик Эрик Галимов. О возможностях развития современных технологий при дальнейшем освоении Луны рассказал Александр Егоров — заместитель генерального директора и генерального конструктора ФГУП КБОМ им. В.П.Бармина. В своем сообщении он опирался на опыт предприятия по разработке лунной базы — так называемого "Барминграда" (по имени главного конструктора). Предложения по перспективному освоению Луны представил Николай Севастьянов — генеральный конструктор ОАО "Газпром Космические Системы". Сообщение о современных лунных программах мировых космических держав сделал профессор Владимир Бранец. То есть, помимо дани истории, говорили о дне сегодняшнем и о перспективах. Следует отметить, что в космическом сообществе сегодня прорабатываются две альтернативы: освоение Луны и пилотируемая экспедиция на Марс.
"ЗАВТРА". Когда готовился лунный проект, он задумывался как чистая наука и теория, или уже на этапе планирования закладывалась отдача народному хозяйству?
С.Ж.На первом этапе основными были задачи политические. Шла знаменитая "лунная гонка" между СССР и США. В ней победителем негласно считалась та страна, которая первой высадит человека на поверхность Луны. Но продумывалось и освоение естественного спутника Земли, в том числе в качестве сырьевой базы. Идея использования Луны как составной части инфраструктуры земной цивилизации выдвигалась еще в трудах Константина Циолковского.
Технически конкретные и современные по научному подходу описания проектов лунной базы стали появляться уже в 1946 году. Предлагались различные варианты лунных жилищ: искусственные сооружения, использование естественных полостей поверхности, создание замкнутых систем жизнеобеспечения. В 80-е годы прошлого столетия великий ученый и конструктор Валентин Глушко разработал концепцию многоцелевой лунной базы, предназначенной, в том числе для ведения непрерывного глобального контроля всей поверхности Земли и окружающего космического пространства.
"ЗАВТРА". Почему эти планы не осуществились и можно ли сейчас к ним вернуться?
С.Ж. Лунная гонка — это интересная и драматичная страница истории мировой космонавтики. В ее пилотируемой составляющей наша страна тогда не одержала победы, а в беспилотной была лидером. Отечественные автоматические станции сумели облететь Луну, многократно ее сфотографировать, сесть на поверхность, сделать забор грунта, доставить его на Землю, отправить на Селену луноходы и управлять ими в течение многих месяцев.
Что же до пилотируемых полетов, то с ними не получилось. Наша тяжелая "лунная" ракета Н-1 не смогла взлететь, в отличие от американского носителя Сатурн-5. Очень жаль, ведь программа шла полным ходом: был подготовлен отряд космонавтов, лунный посадочный модуль, проведен огромный объем конструкторских, медико-биологических, испытательных работ. На упомянутом "круглом столе" присутствовал наш знаменитый испытатель Джон Гридунов. Он был одним из тех, кто в середине 1960-х годов совершил имитационный восьмисуточный облет Луны, в котором моделировалась циклограмма полета, создавались нештатные ситуации и очень жесткие условия. В советской лунной программе были задействованы тысячи организаций, сотни тысяч высококвалифицированных специалистов. Можно сказать, была создана мощная научно-промышленная суперкорпорация, которая согласованно и вдохновенно шла к великой цели. Но цель не была достигнута. Американцы первыми высадились на Луну, а наш носитель раз за разом взрывался на старте. Программа была остановлена по политическим соображениям. Это стало драмой для целого поколения творцов отечественной космонавтики.
Позже и американцы остановили свою лунную программу. Политическая цель, провозглашенная президентом Кеннеди — быть первыми на Луне — была ими достигнута, а к практическому освоению ближайшей "соседки" Земли они не были готовы. Великая ракета "Сатурн-5" стала им не нужна. В НАСА, во многих фирмах, выполнявших подрядные работы, прошло сокращение штатов, уволили многочисленных участников лунной программы, часто в цветущем возрасте: 35-40 лет. Конечно, они не оказались на улице, их переучивали за деньги бюджета. Команда Вернера фон Брауна, создавшая американскую космонавтику от "Редстоуна" до "Сатурна-5" и лунного корабля, завершила карьеру и ушла с исторической сцены. В космической промышленности США прошла смена поколений. Новое поколение конструкторов занялось программой "Спейс Шаттл" и орбитальными станциями. Технологии, а главное, опыт лунных миссий у них (как и у нас) во многом оказались утраченными. Сегодня американцы, провозгласив "возвращение на Луну", вынуждены все создавать заново: ракету-носитель, пилотируемый корабль, межорбитальный буксир, лунный взлетно-посадочный модуль.
Если Россия приступит к освоению, нам тоже придется все создавать заново. Впрочем, здесь и начинается интрига, куда мы все-таки пойдем: на Луну, к Марсу через Луну или на Марс, а затем уже на Луну?
"ЗАВТРА". На ваш взгляд, что дала России и миру разработка лунного проекта и что могла бы дать, помимо решения чисто инженерной задачи, высадки на Луну и другие тела Солнечной системы?
С.Ж.Программу, как я говорил, можно разделить на беспилотную и пилотируемую составляющие. В России сохранились хорошие традиции и школа создания межпланетных автоматических аппаратов. Мы много поработали на Луне, первыми обеспечили полеты автоматических станций на Венеру. При полетах к Венере мы получили уникальные научные результаты. Только с Марсом нам не везло: все направленные к красной планете автоматы погибали, не выполнив своей миссии… Сегодня, надо признать, американцы, европейцы и некоторые другие нации опередили нашу страну в области разработки межпланетных автоматов. И всё же наше головное предприятие — НПО им. Лавочкина, институты Академии наук, думаю, имеют очень хороший потенциал — достаточно упомянуть интересный с научной и инженерной сторон проект "Фобос". Во многих организациях еще работают участники первого лунного проекта, живые носители опыта, в которых есть бесценное знание: как воплотить свою идею в металле, отправить аппарат в космос и добиться выполнения задачи. К сожалению, у современных инженеров больше навыков компьютерного моделирования, а не практического опыта. А ведь лунную программу и в дальнейшем марсианскую на таких её стадиях, как создание транспортной системы, автоматической станции, модуля, долговременной базы, — все эти сложные технические творения должны создавать молодые люди. Надо выращивать новое поколение конструкторов, которые будут решать задачи восходящей сложности. Боюсь, кому сегодня 40-50 лет, я себя к этому же поколению отношу, в подавляющей массе окажется неспособным на это, потому что на период их профессиональной молодости (за редким исключением) не пришлось практического решения таких задач, как межпланетные перелеты и освоение небесных тел.
"ЗАВТРА". Почему многие страны стремятся стать участниками космических программ? Это просто престиж или возможность реального развития?
С.Ж.На нынешнем этапе развития мировой космонавтики подход к освоению космоса гораздо прогматичнее. Хотя, конечно, политические соображения ставятся во главу угла, когда страна что-то делает впервые — обеспечивает выход человека в космос или идет к новому рубежу, такому, как пилотируемый полет к Луне или Марсу. Американцы устами президента Буша в августе 2006 года продекларировали: "Мы вернемся на Луну, а потом пойдем на Марс".
Конечно, возвращение на Луну для американцев не несет такой политической "ценности", как полвека назад. Они говорят: мы вернемся на Луну, опираясь на накопленный опыт, вырастим новое поколение инженеров, создадим и отработаем новые технологии и пойдем дальше в освоении Солнечной системы.
Китайцы тоже заявляют о своем намерении лететь на Луну. Они уже освоили полеты космонавтов на околоземную орбиту, осуществили выход человека в открытое пространство. Следующий заявленный ими шаг — орбитальная станция, затем — Луна. К этой цели они идут последовательно, шаг за шагом, и у меня нет сомнений в том, что они это сделают.
Японцы осваивают Луну беспилотными средствами, у них замечательные спутники, роботы. Они имеют свой модуль "Кибо" на МКС.
Индийцы тоже говорят об интересе в освоении Луны, отправили спутник на окололунную орбиту, разрабатывают пилотируемый корабль. Европа уже создала грузовой корабль ATV, близко подошла к созданию пилотируемого корабля, следующий шаг — пилотируемые полеты. И они тоже говорят о Луне.
Луна — база для дальнейшего движения в космос.
Можно построить на Луне большие телескопы и проводить фундаментальные астрономические исследования.
Одна из основных ближайших задач космонавтики — глобальная разведка Луны и составление карты ее природных ресурсов.
Задачами дня сегодняшнего является создание новой транспортной системы и отработка транспортных операций. Например, если мы думаем осваивать Солнечную систему, легче всего тренироваться на пространстве, расположенном между орбитами Земли и Луны. Наш естественный спутник, с одной стороны, не очень далеко, но с другой стороны, это все-таки 384 тысячи километров, и не так просто прилететь к Луне и вернуться.
Малая сила тяжести и соответственно умеренные затраты энергии для отлета с Луны в сочетании с близостью к Земле обеспечивают перспективные возможности вовлечения лунных ресурсов в космическое производство.
Лунные установки по производству кислорода и водорода (если подтвердится наличие на Луне достаточного количества воды) могли бы обеспечить местные нужды лунной базы и заправку космических транспортных грузовых и пилотируемых кораблей местного и дальнего следования. Еще Глушко говорил, что местные лунные ресурсы при определенной обработке годны для производства ракетного топлива для стартов с лунной поверхности. Например, при использовании в ракетных двигателях в качестве горючего кремния и кислорода как окислителя может быть достигнут удельный импульс до 280 секунд, а при использовании алюминия с кислородом — до 290 секунд.
Природные ресурсы Луны можно использовать для изготовления конструкционных материалов и топлива. Там можно добывать алюминий, магний, другие металлы. И если говорить о будущем, о производстве на орбите, о межпланетных перелетах в дальнейшем, то производство конструкционных материалов на Луне и доставка в космос для строительства орбитальных комплексов может стать перспективным делом.
"ЗАВТРА". Есть ли у России космическая доктрина?
С.Ж. В апреле 2008 года Президент России, после обсуждения на Совете Безопасности, подписал документ под названием "Основные направления политики Российской Федерации в области космической деятельности до 2020 года и дальнейшую перспективу". Этот документ имеет гриф "секретно", а в сокращении — "для служебного пользования". Бумага разошлась по соответствующим организациям, но в открытой печати ее обсуждать нельзя, широкому профессиональному сообществу она не известна. И это странно. На мой взгляд, документ, имеющий статус национальной космической политики, должен быть адресован всему обществу и опубликован. И специалисты, и широкая общественность должны знать цели, поставленные перед космонавтикой, и сроки их достижения.
Недавно состоялась пресс-конференция на тему: "Нужны ли России амбициозные космические проекты". Профессиональное сообщество, которое представляли президент и генеральный конструктов Ракетно-космической корпорации "Энергия" Виталий Лопота, вице-президент РАН, видный специалист по космической биологии и медицине академик Анатолий Григорьев, директор Института космических исследований академик РАН Лев Зеленый, высказалось за Марсианскую пилотируемую экспедицию. А ответ Роскосмоса был примерно следующим: у нас уже есть амбициозные проекты — это ГЛОНАСС, космодром "Восточный" и новый пилотируемый корабль. Но новый корабль вне привязки к общей программе освоения космоса не очень понятен, а к Луне или Марсу можно стартовать и с Байконура. Я — за Восточный космодром, был в числе тех, кто в 2007 году активно боролся за его учреждение, но сам по себе космодром — лишь средство доступа в космос. Должны быть прорисованы общие цели, ясная и всем понятная космическая политика. При этом обязанность и привилегия вырабатывать эту политику лежит на высшем руководстве страны. А дело соответствующих федеральных органов и профессионального сообщества — её реализовывать.
"ЗАВТРА". Так все-таки, Марс или Луна?
С.Ж. Мое сердце принадлежит Марсу. Россия — единственная в мире страна, накопившая опыт длительных полётов в космосе. В то же время как инженер я понимаю, что идти вперед необходимо этапами: сначала создание межпланетного экспедиционного комплекса и отработка его на околоземных и окололунных маршрутах, решение вопросов радиационной защиты в открытом космосе, отработка двигательной системы (например, с использованием ядерной энергетической установки), и затем — полёт. Кстати, выбирая ядерную тематику, мы оживляем и атомную промышленность!
Всё это можно сделать исторически быстро. Американцы потратили всего восемь лет от старта Лунной программы до высадки на Луну. И мы можем осуществить марсианскую пилотируемую экспедицию (сначала в облетном варианте, без высадки на поверхность планеты) в достаточно сжатые сроки — 12-14 лет. Надо только провозгласить эту цель и начать практическое движение вперед.
Что касается Луны… Мы не должны о ней забывать. Просто две программы одновременно стране не потянуть. Сам по себе вопрос, Марс или Луна, на мой взгляд, должен быть предметом широкой, открытой профессиональной дискуссии, а решение — за руководством страны.
"ЗАВТРА". Согласны ли вы, что в условиях кризиса, нужно вкладывать средства в грандиозные проекты, которые потянут за собой и остальные?
С.Ж. Сейчас надо вкладывать средства в проекты, которые могут стать точками роста. Специалисты утверждают, что крупные земные проекты (прокладывание газопроводов) и Большой космический проект соизмеримы по финансовым вложениям. Что даст нам промышленность, если будем развивать космические программы? Продукцию высоких технологий, опыт управления, подготовленные кадры.
Формула такая: суперпроект плюс национальная инновационная система, которая сейчас прорабатывается. Назовем это восприимчивостью науки и промышленности к новым разработкам. Это вместе будет тот самый проект, который позволит России выйти из кризиса и потом развиться.
Вокруг такой идеи развития можно сплотить общество. Это интересно политикам, потому что надо говорить о суперпроекте, который может развиться в рамках нынешней администрации либо следующей, у которых, я полагаю, будет преемственность. Это интересно научному сообществу. Это крайне интересно молодежи. Пока амбициозная молодежь, не видя в России применения своим знаниям, уезжает за границу, а если мы запустим такой проект, она будет востребована на родине.
"ЗАВТРА". Как, по вашему мнению, отнесется космическая общественность страны к Большому космическому проекту?
С.Ж. Скажу о своих впечатлениях. За последние два года я провел несколько "круглых столов" на космические темы в МГТУ им. Баумана, который в свое время закончил, и впервые на подобном мероприятии собралось столько людей, что они сидели на ступеньках. Считаю, в этом проявился не только интерес к лунной теме, но и здоровый "голод" к большому делу — не только как ностальгия убеленных сединами ветеранов, но и желание сделать что-то действительно полезное для страны — со стороны ученых и промышленников, преподавателей и студентов. На "круглом столе" было широкое представительство — представители многих организаций ракетно-космической отрасли, академических институтов, МГТУ, МАИ, МАТИ, МГУ, военные, работники ведомств и администрации Президента России. И в том, что Россия должна заявить делом о своих передовых позициях в космосе, люди были единодушны.
"ЗАВТРА". А возможно международное сотрудничество в области межпланетного освоения?
С.Ж. Международная космическая станция (МКС) — это первый широкомасштабный проект международного сотрудничества. Если мы реально обозначим свои цели, с нами захотят сотрудничать. Американцы говорят: мы пойдем на Луну сами, нам никто не нужен, вы — только подрядчики, младшие партнеры.
Если Россия объявит собственный проект, станет его лидером, она будет в другом положении. В программе освоения Луны с русскими, возможно, захотят сотрудничать европейцы, индийцы, японцы. Что же до Марса, Россия, на мой взгляд, способна осуществить пилотируемую миссию самостоятельно, но в кооперации — еще лучше. Здесь есть свои преимущества — вряд ли кто сегодня способен составить нам конкуренцию. Но и риски здесь выше, и объем инженерных работ больше.
Повторяю, в голове надо держать обе альтернативы и выбрать путь (Марс или Луна) путем открытой дискуссии.
"ЗАВТРА". Используются ли какие-то наработки лунного проекта полувековой давности в нынешних программах? То есть где-то следы проекта можно обнаружить?
С.Ж. Это огромная тема, она разделяется на две: могут ли созданные в лунном проекту технологии быть использованными в космонавтике и в гражданской экономике.
Схемное решение, примененное в ракете Н-1 (там было 32 одновременно работающих двигателя в первой ступени), больше не использовалось. Позже была создана ракета "Энергия" с мощным четырехкамерным жидкостным ракетным двигателем конструкции Глушко в качестве первой ступени. Этот и производные от него двигатели сегодня используются, в том числе в новой ракете-носителе "Ангара". Опыт создания и управления луноходами может быть в полной мере использован в будущей программе.
Американцы, создавая новую тяжелую ракету-носитель "Арес", несомненно, что-то используют из прежнего лунного проекта. Но, думается, производится очень большое обновление технологий. Что касается использования достижений в народном хозяйстве, то здесь нас американцы на голову опередили. У них экономика инновационно восприимчива. Общеизвестным является факт, что от американской лунной программы родились компьютер, новые конструкционные материалы, которые нашли широчайшее применение. Опыт управления колоссальным научно-техническим проектом, в котором участвовали сотни тысяч человек и тысячи организаций, осмыслен американцами. Сегодня они лидеры в области управления проектами.
У нас, к сожалению, и до сих пор не выстроена система трансфера технологий из высокотехнологичных отраслей в народное хозяйство. В настоящее время в стране предпринимаются усилия по формированию национальной инновационной системы. В ракетно-космической промышленности рождается программа использования результатов космической деятельности в интересах социально-экономического развития страны. Надеюсь, ее примет правительство в качестве федеральной целевой программы.
"ЗАВТРА". Вы в течение многих лет возглавляете ЗАО "Центр передачи технологий". В чем состоит сверхзадача вашего Центра?
С.Ж.ЗАО "Центр передачи технологий" действует на рынке 12 лет. Еще в начале 1990-х годов я познакомился в США с издателями журнала NASA Tech Briefs, заинтересовался их опытом рекламирования научно-технических разработок, проблемой трансфера технологий вообще. Наша компания вышла на рынок задолго до многих нынешних игроков российской инновационной инфраструктуры. А первым всегда нелегко.
С учетом отечественной специфики в качестве задачи-минимум мы выбрали создание системы выявления, учета и распоряжения интеллектуальной собственностью. Вторым стратегическим этапом наметили налаживание обмена технологиями внутри ракетно-космической промышленности или между космической отраслью и гражданской сферой. Моя команда была в числе инициаторов Российского космического агентства, и перечисленные выше задачи мы рассматривали как следующий, не очень длительный этап развития космической отрасли. Но, как оказалось, мы не вполне представляли себе сложность задачи, за которую взялись… Тем не менее, кое-что удалось сделать. В развитии федеральной и отраслевой нормативной правовой базы, регулирующей вопросы распределения прав и введения в гражданский оборот интеллектуальной собственности, в наработанной практике решения этих вопросов в оборонно-промышленном комплексе страны есть и наш скромный вклад. Сегодня мы стараемся быть среди тех, кто на практике создает национальную инновационную систему. Это особенно актуально сегодня, в условиях кризиса сырьевой экономики.
"ЗАВТРА". Есть, что продвигать на рынок? Есть технологии?
С.Ж. Конечно, есть. Сохранились, а кое-где продолжают разрабатываться чрезвычайно интересные, оригинальные технические направления. Главное — мы продолжаем сохранять наш инженерный потенциал, уникальную российскую способность к инженерному творчеству. Хотя, надо признать, мы очень многое растеряли, часто безвозвратно. Ведь каждый творец — незаменим...
В сегодняшнем мире мы не должны быть полностью закрыты в технологическом отношении. Для того чтобы создавать конкурентоспособную космическую технику, Россия должна активно закупать технологии, и уже это делает. Время натурального хозяйства ушло. Но, повторяю, и мы многое можем дать миру. Надо только не терять чувства национального достоинства и ощущения победителей. Все-таки именно мы создали первый спутник, первыми вывели человека в космос и первыми управляли луноходом. Россия — страна создателей великой космической философии, истинно космическая цивилизация. Я глубоко верю в способность моей страны к обновлению, в её космическое будущее. Важно продолжать ставить перед собой амбициозные цели и идти к их достижению.
Беседу вела Екатерина Глушик

Загрузка...

Комментарии Написать свой комментарий

К этой статье пока нет комментариев, но вы можете оставить свой