ЧУДО ЗВУКА
Авторский блог Елена Антонова 03:00 11 февраля 2009

ЧУДО ЗВУКА

0
НОМЕР 7 (795) ОТ 11 ФЕВРАЛЯ 2009 г. Введите условия поиска Отправить форму поиска zavtra.ru Web
Елена Антонова
ЧУДО ЗВУКА
Об авторском вечере Владимира Довганя
Один из самых интересных современных композиторов академического направления, Владимир Борисович Довгань, чей авторский вечер обрушил на слушателей водопад музыки (и какой!), — истинный сын своего народа, со всеми его плюсами и минусами. Потомок двух родственных ветвей восточных славян, русских и украинцев, что сообща строили древнюю Русь, вместе воевали против гитлеровского фашизма, а ныне, в угоду политической конъюнктуре, угрюмо растаскиваются по разные стороны баррикад, он не только свято чтит свои корни, но часто обращается к ним в творчестве. Человек православный, Довгань сознательно избегает всяческого "паблисити", считая его искушением. И тут же спешит заметить: "Должно служить музыке, но никакой славы за это не ожидать. Если думать о славе — погубишь свое искусство". И это — не просто слова, это — его кредо, которому он следует в жизни. Таков этот цельный человек — композитор Владимир Довгань.
Авторский вечер Довганя, состоявшийся в связи с его 55-летием в небольшом зале Славянского центра, стал его первым авторским слушанием. А ведь им написаны 4 симфонии, 5 фортепианных и 2 хоровых концерта, 2 кантаты, опера "Пожар московский", 8 вокальных циклов, 2 струнных квартета, 8 сонат для фортепиано, 2 сонаты для гобоя и 2 — для баяна, ряд духовных сочинений, частью используемых при богослужениях в Храме! Но многие ли из любителей музыки могут похвастаться тем, что знакомы с его творчеством, хотя его новые опусы, исполняемые на ежегодном фестивале "Московская осень", одним из зачинателей которого еще в советскую эпоху он был, всегда привлекали внимание и специалистов, и слушателей.
Классическая музыка сейчас не в ходу — всюду царит попса. Сегодня серьезным композиторам даже труднее, чем серьезным писателям, найти своих чутких внимателей: им нужны залы, оркестры, хоры, солисты, словом, все то, что стоит немалых денег, а государство почти целиком устранилось от этого. Во времена Моцарта—Бетховена условия для исполнения новой музыки обеспечивали богатые аристократы в обмен на наслаждение слушать ее и слыть просвещенными меломанами. Теперь — не то. Нынешним нуворишам, не имеющим ни воспитания, ни образования прежней знати, приученным потреблять все и вся, "продукты творчества" в том числе, требуются другие, более осязаемые и чувственные удовольствия, чем высокая музыка, тем паче музыка новая, еще не зарекомендовавшая себя как эталон. Даже вечера классической музыки сейчас все чаще становятся концертами известных легких пьес, будь то оркестровые, инструментальные или вокальные номера, которые исполняют знаковые артисты. И тон в этом, как всегда, задает Запад.
Только в России, пожалуй, еще живет подвижническое отношение к сочинению симфоний, концертов, сонат, ораторий и кантат. Немалую лепту в это дело внес и продолжает вносить Владимир Довгань, который, с одной стороны через своего прямого учителя, композитора Генриха Литинского, — наследник традиций школы Глиэра, Танеева и Петра Чайковского, а с другой — как духовный ученик одного из интереснейших композиторов второй половины XX века, музыкального символа русскости, Бориса Чайковского, — не чужд традиций Мясковского, а через него Римского-Корсакова.
Авторский вечер открыла "Музыка для контрабаса, фортепиано и хора", написанная в конце 2003 года и посвященная памяти епископа Новосибирского и Бердского Сергия. Сочинение построено так, что средний раздел — Поэма, Интерлюдия, Финал, где играют контрабас и фортепиано, обрамлен духовным пением. На вечере партию контрабаса исполнял заслуженный артист России Николай Горбунов, фортепиано — автор, а пение — Хор Третьяковской галереи под управлением Алексея Пузакова. Пение звучало в магнитофонной записи (Хор не смог уместиться в небольшом пространстве зала). Страстная, взволнованная, местами напряженная музыка, талантливо сыгранная дуэтом, окружена молитвенным пением. Так автор видит суть нашей жизни и нашего мироощущения.
Далее прозвучали две песни из вокального цикла "Песни странника", написанного в 1989 году на слова Юрия Лощица. Под аккомпанемент автора их спел обладатель драматического тенора, преподаватель Музыкального колледжа им. Гнесиных, Иван Грузинов. При их слушании вдруг пронзила такая боль утраты по навсегда ушедшему быту нашей деревни, неброским чувствам её жителей, что аж желваки заходили на скулах: "У окна, у старой хаты \ Я стою, пою колядки \ И хозяйка в дом ведёт \ Чёрствый хлеб и тёмный мёд".
Потом Довгань, окончивший Институт им. Гнесиных с красным дипломом и по композиции, и по фортепиано, сыграл 4-ю фортепианную сонату, которая была создана им в смутное время 1989 года. Первая часть — колокольный звон. Гремит самый большой, а в подголосках — средние и малые колокола. Forte! Fortissimo! Зовут, побуждают к борьбе. Вступает праздничный малиновый звон, но его вновь перебивает властный приказ — проснуться, начать действовать. Смотрю на игру Довганя и поражаюсь силе и страстности этого сдержанного в повседневной жизни человека. 2-я и 4-я части отданы любимой нашей теме — дороге, русскому пути. Во 2-й — раздумье и вечный вопрос: "Что делать?" В 4-й — гоголевская Русь-тройка, но сбесившаяся, не подвластная разуму. А часть между ними, как и "Песни странника", — панихида по русской деревне. Россия, ее просторы. Сыновнее чувство любви к ней и непокой. Каждый раз, когда слушаю эту Сонату, обреталю что-то новое. В целом же — ей к лицу слова Пушкина: "Там русский дух, там Русью пахнет!"
Ошеломляющее впечатление оставила Соната для баяна, которая была написана в 1994 году в расчете на баяниста-виртуоза и посвящена Виталию Мунтяну. Я слышала эту сонату на одном из вечеров "Московской осени" в исполнении автора, сыгравшего ее на органе. Скорбная, трагическая музыка впечатлила и тогда. Но сейчас, когда ее вдохновенно сыграл на баяне сам Мунтяну, и я впервые ощутила, как симфонично может звучать баян в руках мастера, она просто потрясла. В ней мне слышалась боль поражения, скорбь о погибших, траурное шествие. В последней части двойная 4-хголосная фуга уже в виде реминисценции поминает о том ужасе, что прошел, пережит, но останется в памяти навеки. Эта боль, не расслабляя, побуждает к действию.
Но и эта вершина не стала заключением концерта. Предстояло еще услышать первое исполнение "Колыбельной" из новой большой Оратории Довганя "Услыши, Боже, глас мой" в исполнении камерного оркестра и певицы Ирины Погибенко, а также Трио для кларнета, контрабаса и фортепиано, написанного в 2007 году. О музыке и исполнении Трио нельзя не сказать хотя бы нескольких слов. Николай Горбунов, игравший на контрабасе, как музыкант достоин самых лестных слов, а игра Антона Прищепы на кларнете доставляла радость не только слушателям, но и ему самому. Чувствовалось, что эта музыка близка ему. Да и то сказать, являясь аспирантом по композиции, он многому учится, общаясь с Довганем. Сама же музыка Трио, где партию фортепиано сыграл автор, сначала взъерошенная, настороженная, потом элегичная, размышляющая, в конце — активно зовущая, даже с чем-то и с кем-то яростно спорящая, оставляет личностное впечатление. Это — живая жизнь художника, бескомпромиссно решающего свои задачи.
Владимир Борисович Довгань, неуемный человек и музыкант, за два часа обрушил на головы своих почитателей столько сложной и страстной музыки, что для того, чтобы осмысдить ее, понадобится не один день. Но это хорошо! Пусть искра, зажженная в нем, еще долго освещает его творчество, а нам дарит радость знакомства с новой интересной музыкой.
Загрузка...

Комментарии Написать свой комментарий

К этой статье пока нет комментариев, но вы можете оставить свой