ЧЁРНАЯ МЕТКА ДЛЯ АМЕРИКИ
Авторский блог Николай Коньков 03:00 11 ноября 2008

ЧЁРНАЯ МЕТКА ДЛЯ АМЕРИКИ

0
НОМЕР 46 (782) ОТ 12 НОЯБРЯ 2008 г. Введите условия поиска Отправить форму поиска zavtra.ru Web
Александр Нагорный, Николай Коньков
ЧЁРНАЯ МЕТКА ДЛЯ АМЕРИКИ
Обама — президент кризиса
Победу демократа Барака Обамы над республиканцем Джоном Маккейном на Западе поспешили назвать чуть ли не главным событием XXI века — как будто одна из башен-близнецов WTC уже восстала из руин, и вот-вот сама собой поднимется вторая… Телевидение активно демонстрирует полную, от Америки до Африки, эйфорию "глобального мира" по этому поводу, намекая на то, что пресловутый "синдром 9/11" наконец-то остался в прошлом, а вызванные им конфликты и кризисы вот-вот будут преодолены. Всего-то и нужно было: правильно избрать нового, 44-го президента США. И "афроамериканец" Обама — это как раз правильный выбор. Великая нация никогда не ошибается.
Такова официальная картина, выставленная для всеобщего обозрения и одобрения. Однако за этим лубочным благолепием при минимальной смене угла зрения можно рассмотреть совершенно иные и куда более интересные сюжеты. В том числе — и напрямую касающиеся России.
Более-менее искушенные наблюдатели уже провели параллели между "переменами" Барака Обамы и "перестройкой" Михаила Горбачёва. Таких параллелей оказалось на удивление много — конечно, со скидкой на конкретные условия. Точно так же Обама поднялся (или, вернее, был поднят) к вершинам власти практически "из ниоткуда", обойдя по пути куда более авторитетных и искушенных соперников. Точно так же Обама умеет "издали нравиться" людям, горячо, долго и убедительно говорить на общие темы, старательно избегая любой конкретики. По сравнению с Джоном Маккейном и — особенно — "бушизмами" Джорджа Буша-младшего этот "вундеркиндерсюрприз" выглядит просто златоустом. Наконец, если Горбачёва в своё время прозвали "Мишкой-меченым", имея в виду характерную деталь его имиджа — огромное родимое пятно на голове, то Обама, первый чернокожий президент США, весь — как одна большая "чёрная метка" в адрес современной Америки.
Если рассматривать слагаемые его неожиданной и при всём том заранее спланированной победы, то они могут быть выражены одним словом — кризис. Причем кризис не финансовый, не экономический, не политический, а кризис системный.
Восьмилетнее правление республиканской администрации, номинально возглавляемой Джорджем Бушем-младшим, было попыткой сохранить глобальное доминирование Соединенных Штатов военно-технологическим путём — после того, как путь информационно-финансовый, по которому вели Америку демократы и Уолл-Стрит при Клинтоне, показал свою полную несостоятельность в ходе "азиатского" валютного кризиса 1997-1998 годов, зато военная атака против Югославии образца 1999 года, напротив, оказалась достаточно эффективной и на несколько лет отсрочила введение, как тогда считалось, главного конкурента доллара — евро.
События 11 сентября 2001 года на некоторое время дали "команде Буша", где на первых ролях были "неоконсерваторы" ("неоконы") во главе с вице-президентом Диком Чейни, своего рода "морально-политический карт-бланш", который был использован — под флагом борьбы против международного исламского терроризма — для вторжения в Афганистан (наркотики) и Ирак (нефть). Параллельно был запущен механизм "глобального нефтедолларового насоса", в рамках которого средства от продажи непрерывно дорожавших энергоносителей, получаемые странами-экспортерами нефти и газа, в обязательном порядке вкладывались в американские ценные бумаги, государственные и частные. Что позволяло — пусть за счет увеличения государственного долга — поддерживать на плаву "американское процветание".
Однако эта модель очень быстро выработала свой ресурс. Фундаментальные проблемы экономики США не решались, нового системного технологического прорыва не произошло. Ипотечный, а затем банковский кризис переросли сначала в полноценный финансовый кризис с неизбежной и длительной, как сейчас принято говорить, "рецессией" — а, вернее, экономическим спадом, который должен стать куда серьёзнее Великой Депрессии 30-х годов прошлого века. И можно лишь поаплодировать верхушке республиканцев, которые в этих сложнейших условиях не просто "сдали" власть демократическому кандидату, но еще и публично "умыли руки", то есть сделали это, полностью "сохранив лицо", до последней черты сохраняя видимый контроль над ситуацией, а также относительную стабильность в финансово-экономической сфере. Какими методами и за счёт чего такой результат был достигнут — другой вопрос. Важно то, что принимать жесткие и непопулярные внутри- и внешнеполитические решения придётся уже новой, демократической администрации, "команде Обамы".
Говоря об относительной стабильности в финансово-экономической сфере, мы ничуть не преуменьшаем масштаба и значения событий, произошедших в Америке буквально за два-три месяца накануне президентских выборов: обвала фондового рынка и краха ряда системообразующих финансовых институтов, наподобие "Lehman broth." и AIG. Но по сравнению с тем, что будет ожидать Америку и мир в 2009 году, всё это, похоже, — сущие мелочи.
Разумеется, финансово-экономический кризис синергетически усугубляется кризисом внешнеполитическим. Агрессивный диктат Вашингтона в рамках заявленной "неоконами" "войны цивилизаций" против "исламского терроризма" оказался, по большому счету, несостоятельным не только в Ираке, но и в Афганистане. Точно так же несостоятельными оказались попытки "придушить" китайскую экономику высокими ценами на нефть — инфляция бумерангом вернулась в Америку. Споры вокруг ядерной программы Ирана, а в особенности южно-осетинский конфликт в августе 2008 года показали, во-первых, что Россия не намерена всё время выступать в роли бессловесного и безвольного "младшего партнера" США, а во-вторых, что безоговорочная поддержка "неоконов" на словах еще не означает помощи на деле. Максимум, что удалось Соединенным Штатам в Грузии — не превратить военное поражение режима своего верного союзника Михаила Саакашвили в поражение политическое. И то — в большей мере потому, что в Кремле сочли более выгодным иметь полностью "нерукопожатного" и "недоговороспособного" для себя грузинского лидера с целью замораживания ситуации с независимостью Абхазии и Южной Осетии.
Но самое главное — кризис угрожает внутриполитической стабильности самих США, где, по разным оценкам, средний уровень жизни должен упасть втрое-вчетверо, причем в наибольшей степени пострадают "цветные меньшинства", благосостояние которых сильно зависит от социальных программ разных уровней. Поэтому оценки Барака Обамы как "переходной фигуры" и даже "политического смертника" распространены не только в России, но и на Западе, и даже в самой Америке. Когда Хиллари Клинтон предсказала Бараку Обаме судьбу Джона Кеннеди, это было списано на чистые издержки предвыборной борьбы. Однако когда вице-президентом стал весьма влиятельный сенатор Джозеф Байден, а затем в "команде Обамы" одним за другим появляться фигуры из бывшей "команды Клинтона", стало понятно, что при определенных условиях в Соединенных Штатах действительно может быть разыгран "президентский гамбит". Своего рода "последним звоночком" стала оглашенная спецслужбами информация об аресте двух белых "экстремистов", которые якобы намеревались купить пистолеты, убить 88 негров, а затем лишить жизни и самого Барака Обаму. Звучит как анекдот, и даже для предвыборного пиара немного чересчур. Зато словосочетание "убить Обаму" в общественное сознание уже вложено, то есть должное выстрелить ружье можно считать повешенным на стену...
Кстати, весьма забавно выглядит карта голосования президентских выборов 2008 года: на Востоке граница между "демократическими" и "республиканскими" штатами пролегает ровно там, где проходила граница между "федералами" и "конфедератами" во время "Войны Севера и Юга", то есть Гражданской войны 1861-1865 годов. Причем за Джона Маккейна голосовали бывшие рабовладельческие штаты, а за Барака Обаму — бывшая вотчина республиканца-аболициониста Авраама Линкольна. Вот такая полная смена политической полярности произошла за неполные полтора века. Далее на Запад центральные штаты голосовали в основном за Маккейна, а всё тихоокеанское побережье за Обаму. В традиционных геополитических терминах получится, что Обама — ставленник "талассократии", в то время, как Маккейн — явный "теллурократ". Но к реальности все эти абстракции никакого отношения иметь не будут.
Куда важнее для нас то переформатирование мировой политики, которое почти наверняка будет предпринято "командой Обамы": нормализация отношений с мировым исламом, укрепление "атлантического единства", "развод" Уолл-Стрита с Израилем, а также усиление давления на Китай (в том числе через Индию и мусульманскую умму) и на Россию (по линии Прибалтика—Украина—Кавказ—Поволжье—Центральная Азия—Сибирь—Якутия). По сути, такой крутой, пусть и не на все 180 градусов, внешнеполитический разворот является попыткой США вернуть себе упущенную за 2004-2008 годы инициативу на мировой арене под условным лозунгом: "Не диктовать свою волю, а задавать свои правила игры", ибо первое требует значительных расходов, а второе — "почти бесплатно", что весьма немаловажно в условиях нынешнего кризиса. Другой вопрос, что у Америки на столе остается всё меньше "фишек", включая и вброшенную чёрную фишку ("чёрную метку") Барака Обамы, а потому её шансы "сорвать банк" в возобновляемой глобальной игре становятся всё более призрачными. Однако это вовсе не значит, что России вообще следует садиться за игорный стол — принимая тем самым условия новой американской игры, наша страна гарантрированно потеряет и те немногие "козыри", которые были набраны за годы президентства Путина. Впрочем, ивестные формулы служения "золотому тельцу": "Где кошелёк, там и сердце", "Где хорошо, там и родина", — еще никто не отменял. Поэтому перспективы нынешнего Кремля сохранить себя, российскую территорию и Россию в целом практически равны нулю. Если последние две задачи и удастся решить — судя по всему, уже очень дорогой, на грани приемлемого, ценой, то решать их будет уже совсем другая "вертикаль власти".
Загрузка...

15 октября 2019
2
Комментарии Написать свой комментарий

К этой статье пока нет комментариев, но вы можете оставить свой