СВОБОДУ БУЛЬБОВУ!
Авторский блог Редакция Завтра 03:00 10 июня 2008

СВОБОДУ БУЛЬБОВУ!

0
НОМЕР 24 (760) ОТ 11 ИЮНЯ 2008 г. Введите условия поиска Отправить форму поиска zavtra.ru Web
Владислав Смоленцев
СВОБОДУ БУЛЬБОВУ!

ЕГО СУДЬБА ЗАВОРАЖИВАЕТ своими удивительными поворотами, которые не всякий романист сможет придумать для своего героя. Он был контрразведчиком и подследственным, воевал за Родину на далёкой войне и сам сидел в горящем Доме Советов под снарядами и пулями танков своей армии. Был успешным бизнесменом и сделал блестящую карьеру государственного чиновника. Боролся с коррупцией, вел беспощадную войну с наркоспрутом и теперь по надуманному обвинению брошен в застенки теми самыми коррупционерами, против которых не побоялся выступить.
Судьба Бульбова — это фактически история России последней четверти ХХ века. Он прошёл через войну, огонь, медные трубы славы и предательство.
В 1979 году, закончив Минское зенитно-ракетное училище, Александр Бульбов по распределению попадает в Прикарпатский военный округ, в отдаленный гарнизон. До ближайшего населенного пункта — 4 км, до райцентра — 35 км, вода привозная, глухая "точка". Там Александр впервые заступил на боевое дежурство по охране неба своей страны. Молодого перспективного офицера, его способность к анализу, умение в любой ситуации сохранить спокойствие, отличное владение психологией очень скоро заметили. Казалось, удачная военная карьера предрешена, но неожиданно Бульбов получает предложение перейти на службу в Комитет государственной безопасности. Думал Александр недолго. И вот он уже курсант школы КГБ в Новосибирске. После её окончания Бульбов вновь возвращается в Прикарпатский военный округ. Но на это раз уже начальником особого отдела воинской части в маленький карпатский городок Скол. Казалось бы, теперь можно успокоиться. Уютное, обжитое Прикарпатье, отличные служебные перспективы. Служи и наслаждайся жизнью. Но в 1984 году капитан Бульбов убывает в служебную командировку. Место службы — Афганистан…
Именно там, в горниле Афганской войны, закалился характер Александра Бульбова. Здесь он состоялся как профессионал. Борьба с душманским подпольем, боевые операции, работа с пленными, рейды, перехваты караванов. Жара, горы, иссушающая жажда и постоянный риск. Из Афганистана Бульбов вернулся другим человеком. Собранным, знающим цену слову и поступку, решительным, точным. Засеребрилась на висках первая седина. А в медицинской книжке появились совсем не мирные диагнозы: "контузия", "миновзрывная травма"…
За службу в Афганистане он был награжден орденом Красной Звезды, орденом "За храбрость" Республики Афганистан и даже представлен к званию Героя Советского Союза, но награждение это так и не состоялось…
После Афганистана Бульбова переводят сначала в Можайск, а затем в Москву. Здесь он и встретил горбачёвскую перестройку — разрушение великой Державы СССР. Как мог, старший оперуполномоченный Бульбов препятствовал развалу своей страны. В те месяцы он приходил со службы поздними вечерами, взвинченный, напряжённый как струна. Он видел, во что погружается страна, знал, чем закончатся эти игры в демократию, но изменить что-либо был не в силах. Слишком велика была инерция разрушения…
Александр Бульбов оказался среди тех, кто не принял режим Ельцина. Многие из участников сопротивления начала 90-х помнят крепкого молодого мужчину с армейской выправкой, который вовремя подставленным плечом помогал в схватках с ОМОНом, точным советом помогал уйти от преследования, а то и собственным удостоверением вырвать из милицейского УАЗа задержанного ветерана. И когда 21 сентября 1993 года президент России Ельцин своим указом нарушил Конституцию и развел своих сограждан по разные стороны баррикад, Бульбов оказался среди тех, кто остался верен долгу, присяге и Конституции. Невиданное дело — подполковник Министерства безопасности Бульбов, офицер 3-го главного управления, — один из организаторов митинга на Лубянской площади в защиту Конституции, которую отменил Ельцин. С первого до последнего дня он был в “Белом доме”. Как мог, пытался не допустить ту страшную бойню, которую все-таки учинил посреди Москвы в октябре 1993 года кровавый Ельцин.
4-го, чудом вырвавшись из горящего "Белого дома", он сказал жене, что его, по всей видимости, арестуют: "Но бежать я не буду, потому что я честный человек и законы не нарушал. Пусть бегут те, кому есть что скрывать, мне скрывать нечего". И за ним пришли…
Его практически не охраняли, сами конвоиры говорили ему: "Бегите, мы отвернемся". Но Бульбов отказался: "Я не побегу, я не нарушал закон…"
Потом были месяцы тюрьмы и следствия.
В конце февраля 1994 года Государственная дума первого созыва приняла решение об амнистии. Многие узники были против амнистии, считая, что амнистию дают преступникам. Защитники "Белого дома" себя преступниками не считали и амнистия им была не нужна. Только полная и безоговорочная реабилитация. Таковым был и Александр Бульбов.
Выйдя из тюрьмы, он не принял амнистию и через суд смог не только защитить свою честь, но и добиться восстановления после незаконного увольнения. Не потому, что хотел служить новому режиму, но потому, что не смирился с торжеством либералов, заливших столицу кровью патриотов. И он победил. Это была хоть маленькая, но победа. Он ушёл из барсуковско-коржаковского МБ сам, с гордо поднятой головой, швырнув погоны в лицо клятвопреступникам.
В 1994 ГОДУ ВМЕСТЕ С ДРУЗЬЯМИ Бульбов занялся бизнесом и создал частное охранное предприятие, которое быстро набрало вес в среде ЧОПов и солидную клиентуру. Из нищего отставного офицера Александр скоро превратился в успешного предпринимателя. Но и здесь он остался верен самому себе. Он много помогал своим товарищам, давал деньги на лечение раненых в событиях 1993 года, устраивал на работу таких же, как он, оставшихся верным Конституции и Присяге, офицеров.
Нынешние прокуроры разглагольствуя о "собственности" генерала Бульбова, почему-то, как по команде, забывают об этом периоде в его биографии. А ведь Александр Бульбов в те годы был обеспеченным человеком и мог себе позволить многое…
Но бизнес для Александра Бульбова всегда был чем-то временным. Его душа, его сердце оставались со службой, которой он отдал столько лет своей жизни. И когда к власти в России пришел Владимир Путин, Бульбов искренне поверил ему. Поверил, что всё в стране начнёт меняться в лучшую сторону и что снова настало его время. В 2000 году он вернулся на государственную службу. В 2000-2003 годах работал в аппарате полномочного представителя президента в Северо-Западном федеральном округе Виктора Черкесова, фактически создавая с нуля эту вертикаль управления. Затем перешёл на работу в аппарат Государственной думы и администрацию президента России.
И здесь снова даёт о себе знать его неуёмный характер. Казалось бы, чего ещё желать. Отличная должность, хорошие перспективы, спокойная, престижная, высокооплачиваемая работа. Но когда в России стала создаваться совершенно новая структура по борьбе с наркомафией — Федеральная служба по контролю за оборотом наркотиков, ФСКН, и Бульбову предложили войти в неё, он согласился почти не задумываясь. Ещё по Афганистану он помнил, какая страшная раковая опухоль наркотики, и какую угрозу они представляют для будущего страны. А значит, его место — на острие этой борьбы.
В 2004 году Бульбов был назначен начальником департамента оперативного обеспечения Федеральной службы по контролю за оборотом наркотиков в звании генерал-лейтенанта.
За спиной — почти тридцать лет службы. Впереди, как ему тогда казалось, — служба на благо России.
НО 2 ОКТЯБРЯ 2007 ГОДА на ленты информационных агентств поступило сообщение с пометкой "Срочно!". В Москве в аэропорту "Домодедово" оперативниками ФСБ и сотрудниками следственного комитета при Генпрокуратуре РФ был арестован генерал-лейтенант Александр Бульбов. Вместе с Бульбовым были задержаны двое оперативников, старшие оперуполномоченные того же ведомства Григорий Черевко и Сергей Донченко, а также бывший заместитель начальника службы безопасности ФСКН Юрий Гевал. По одним данным, Гевал был задержан вместе с Бульбовым, Черевко и Донченко, по другим — двумя часами ранее в другом районе Москвы. В СМИ была сброшена версия, что задержание сотрудников ФСКН связано с делом об организации незаконного прослушивания телефонных переговоров граждан в Управлении специальных технических мероприятий (УСТМ) ГУВД Москвы.
По нему с июня 2007 года в качестве обвиняемого проходит заместитель начальника этого подразделения Михаил Яныкин. Следственный комитет при Генпрокуратуре предоставил суду показания обвиняемых по этому делу, которые указали на Бульбова, Гевала и Донченко. По версии следствия, Бульбов получал взятки "за общее покровительство" от фирм ЗАО "Фирма "Атек"", ООО "Делисейт", ООО "Лазурит-Д" и частной охранной фирмы "Немесида-А". Часть полученных денег он якобы тратил на оплату незаконного прослушивания телефонов граждан и организаций через УСТМ ГУВД Москвы. Следователи считали, что генерал через подчиненных ему сотрудников ФСКН Гевала и Донченко платил сотрудникам УСТМ по 50 тысяч долларов за один прослушиваемый телефонный номер ежемесячно
Для друзей и тех, кто знал Александра, такое обвинение казалось чем-то чудовищным, нереальным. Тем более, что по мере развития событий прокуратура собиралась предъявить Бульбову обвинения сразу по шести статьям Уголовного кодекса РФ: превышение и злоупотребление должностными полномочиями, незаконное участие в предпринимательской деятельности, получение взятки, нарушение тайны телефонных переговоров с использованием своего служебного положения и спецсредств и разглашение гостайны.
Столь "широкий" список обвинений очень напоминал приснопамятные процессы конца тридцатых годов, когда главное было навесить как можно больше уголовных статей и обвинений, чтобы окончательно утопить подследственного.
Ещё больше возникло сомнений в версии следствия, когда, как по волшебству, из "дела" посыпались в прессу "утечки" о создании Бульбовым преступной группировки, контролирующей наркотрафик из Средней Азии в Россию. О том, что у одного из задержанных вместе с генералом сотрудников ФСКН якобы обнаружили около четырех килограммов героина и 2,5 миллиона долларов. Что Бульбов якобы незаконно захватил землю на Куршской косе и занимается перепродажей недвижимости. Доходило до смешного — так, в прессу была сброшена информация, что сотрудники ФСБ на протяжении пяти часов не могли войти в жилище Бульбова, поскольку им препятствовал… спецназ ФСКН. И что родственники генерала успели до обыска спрятать громадные ценности, поскольку ими были обнаружены только "пустые коробки из-под драгоценностей".
Уже тогда аналитики и журналисты высказали версию о том, что главной причиной задержания Бульбова и его товарищей стало противостояние силовиков. По информации газеты "Время новостей", Бульбов перед арестом занимался расследованием громкого дела "Трех китов" и дела о контрабанде ширпотреба из Китая, который проходил через склады Федеральной Службы Безопасности. Еще в 2005 году распоряжением президента Путина оперативное сопровождение этих дел было поручено ФСКН. В результате именно этой работы весной 2006 года из ФСБ были уволены пятеро высокопоставленных генералов. Соответственно, дело против Бульбова, известного в качестве одного из ближайших соратников главы ФСКН Виктора Черкесова, многие журналисты и чиновники расценили как "ответный удар" ФСБ.
Стало ясно, что в результате задержания Бульбова были выведены ключевые фигуры, расследовавшие дело "Трех китов" и дело о китайской контрабанде — то есть тех дел, в которых напрямую "замазано" бывшее руководство ФСБ Задержание Бульбова позволило вновь созданному Следственному комитету при прокуратуре РФ забрать у ФСКН оперативное сопровождение громких контрабандных дел, передав их Лубянке, чьё руководство, собственно, и являлось объектом расследования. Кроме того, удар наносился и по репутации Черкесова, который уже давно находился в кадровом резерве Путина.
Но с первых дней следствие упёрлось в тупик. Александр Бульбов категорически не признал себя виновным, отказался дать подписку о неразглашении тайны следствия, которую с него попытались получить следователи. Эти действия следствия грубо нарушали закон, так как обвиняемые могут защищать себя любыми методами и способами, не запрещенными законом. Скоро, несмотря на вбросы "активок", начала просачиваться в прессу информация об истинных причинах ареста. Так, глава ФСКН Виктор Черкесов 9 октября в газете "Коммерсант" признал факт существования "войны спецслужб", затронувшей ФСКН. В этой статье ФСБ нигде не упоминалось прямо, хотя фактически Черкесов подтверждал, что между этим ведомством и ФСКН существует противостояние и дал понять, что сотрудники Госнаркоконтроля могли быть задержаны именно по этой причине. Сам Бульбов тоже сделал заявление, в котором заявил о "своей полной непричастности к преступлениям". "Все действия в отношении меня, включая арест, предъявление невнятного обвинения в деяниях, которые я не совершал, беспрецедентная кампания в СМИ, связаны с моей деятельностью по "Трем китам" и китайской контрабанде, — говорилось в заявлении. — Эти действия обусловлены чувствами мести и страха перед последующими разоблачениями высокопоставленных чиновников ФСБ РФ".
Бульбов заявил, что сотрудники ФСБ активно "противодействовали" ФСКН в выполнении поручения Генпрокуратуры осуществлять оперативное сопровождение расследования дел о "Трех китах" и китайской контрабанде. "Я прошу расценивать это заявление как официальное обращение в Генеральную прокуратуру РФ в отношении указанных выше должностных лиц, фальсифицирующих документы в отношении меня, Гевала и Донченко, — говорится в письме генерала ФСКН. — Любой человек вправе ответить на выдвинутые против него обвинения, и я хочу, чтобы это заявление воспринималось именно как реализация моего права на такой ответ".
Но 19 октября стало известно, как Путин оценил выступление в печати руководителя ФСКН, вставшего на защиту Бульбова и его коллег. Отвечая на вопрос о том, существует ли война между спецслужбами, Путин сказал, что считает некорректным выносить в СМИ проблемы взаимоотношений между спецслужбами в России и что он сам "на месте людей, которые защищают честь мундира, не стал обвинять в ответ всех подряд, особенно через средства массовой информации". По словам Путина, тот, кто действует таким образом, "сам сначала должен быть безупречным". Путин в свойственной ему манере предпочёл поставить чиновничьи приличия выше верности дружбе и товариществу.
Понятно, что такое заявление Путина предало прыти следователям, и 5 октября было вынесено решение Басманного райсуда об избрании Александру Бульбову меры пресечения в виде заключения под стражу не противоречащим Уголовно-процессуальному кодексу…
С ТЕХ ПОР ПРОШЛО почти восемь месяцев. Генерал Бульбов с товарищами по-прежнему находится в следственном изоляторе. И вот совсем недавно в этом деле взорвалась информационная бомба. Следователь Довгий дал интервью журналисту Хинштейну.
В войне между кланами силовиков Следственный комитет при Генпрокуратуре под руководством Александра Бастрыкина безоговорочно встал на сторону клана Сечина, Патрушева и Виктора Иванова. А следователь Довгий, правая рука Александра Бастрыкина, был как раз той самой фигурой, под чьим руководством были проведены аресты Сергея Сторчака, замминистра финансов, и генерала Бульбова, замглавы ФСКН.
В какой-то момент Довгий понял, что фактически остаётся крайним в этой истории и проявил строптивость, перестав выполнять приказания Бастрыкина. После чего был мгновенно обвинён в получении взяток и уволен. Следующий этап — арест и обвинение. Но Довгий не стал дожидаться, пока за ним придут, и написал на имя Путина бумагу, в которой подробно рассказал, как и почему он фальсифицировал дела. После чего дал пространное интервью Хинштейну. В нём он почти слово в слово пересказал своё письмо на имя Путина.
Сначала г-н Довгий рассказал о своей работе с Бастрыкиным. "Отношения были самыми доверительными, я искренне считал себя человеком Александра Ивановича и членом команды… Он приказывал, мы возбуждали дела или прекращали, не задавая лишних вопросов… Большинство процессуальных решений принимались мной; подписи же Александра Ивановича почти нигде не стояло".
Так было с делом Сторчака, так было и с делом Бульбова. "Сразу после создания СКП, в сентябре, Бастрыкин передал мне оперативные материалы в отношении Бульбова и его коллег и приказал возбудить дело. Никакой конкретики в этих материалах не было, но отказаться я по понятным причинам не мог. Начали думать, как быть… Один из руководителей ГСУ предложил хитрый ход: взять любое другое дело и пристегнуть наркополицейских к нему. Бастрыкину идея понравилась".
"…После обсуждений выбор пал на расследуемое в Москве дело в отношении сотрудников ГУВД; они за взятки ставили коммерсантов на прослушку. Ни Бульбов, ни его подчиненные там, правда, не фигурировали, тем не менее дело было изъято к нам, в ГСУ. Один из фигурантов тут же дал показания, что был посредником при передаче взяток от Бульбова к милиционерам; якобы Бульбов тоже размещал в ГУВД "заказы". Этого оказалось достаточно, чтобы задержать его и трех других сотрудников ФСКН, провести обыски, а впоследствии арестовать. Генпрокуратура помешать нам была уже бессильна. Более того, Александр Иванович строго-настрого приказал по запросам прокуратуры материалы ей не давать…"
Если смотреть с точки зрения закона, то Довгий наговорил на хорошее уголовное дело по нескольким статьям УК, которое может быть возбуждено и против него, и против его бывшего начальника Бастрыкина. Навскидку можно назвать статьи 285 (злоупотребление должностными полномочиями — до 7 лет лишения свободы), 294 (воспрепятствование совершению правосудия и производству предварительного расследования — арест до 6 месяцев или штраф до 80 тыс. рублей), 299 (привлечение к уголовной ответственности заведомо невиновного — до 10 лет лишения свободы), 303 (фальсификация доказательств по уголовному делу — до 3 лет).
Но главное тут другое — сфальсифицированное дело против Александра Бульбова фактически лопнуло. И сегодня вопрос только в том, кто будет нести ответственность за этот беспредел. Ведь интервью Довгия серьёзно компрометирует не только кремлевских "силовиков", но и является открытым вызовом для нового хозяина Кремля Дмитрия Медведева, который открыто заявил о борьбе с "правовым нигилизмом" как одной из главных своих задач.
Генералу Бульбову хочется от всей души пожелать мужества и терпения. Надеюсь, очень скоро он выйдет на свободу. Справедливость восторжествует. Как восторжествовала она для воинов-десантников, против которых было сфальсифицированное дело по убийству Холодова, как только что развалилось дело о покушении на Чубайса. Присяжные единогласно оправдали полковника Квачкова и его товарищей.
Держись, Александр Арсеньевич!
Свобода близка!
Ты победишь!
Загрузка...

Комментарии Написать свой комментарий

К этой статье пока нет комментариев, но вы можете оставить свой