АРТИСТ НА СВАДЬБЕ
Авторский блог Редакция Завтра 03:00 26 февраля 2008

АРТИСТ НА СВАДЬБЕ

0
НОМЕР 9 (745) ОТ 27 ФЕВРАЛЯ 2008 г. Введите условия поиска Отправить форму поиска zavtra.ru Web
Георгий Семёнов
АРТИСТ НА СВАДЬБЕ

Тут и там черной краской на столбах, заборах, стенах в нашем микрорайоне Ростокино: "Гриша Терещук. Тамада".
Ребенок прочитал и озадачен. Ему даже немного страшно: тамада, борода, громада…
Мамаша объясняет тоже не очень понятно. А я думаю, в самом деле, фигура довольно диковинная этот тамада. Есть у меня один знакомый. Фото показал: в белом костюме, с бабочкой, и на груди — во всем своем перламутровом блеске — трофейный немецкий аккордеон.
Человек этот — кандидат наук, имеет научные труды. Но в своем предпенсионном возрасте кормится ремеслом тамады. Два курса музучилища в юности пригодились. Хотя он всю жизнь с музыкой не расставался. В клубной самодеятельности оперные арии пел. Записи есть. Впечатляет. Вообще он артистичен от природы. На улице может несколькими фразами толпу собрать вокруг себя, любит, что называется, привлечь внимание. Тогда он расцветает. Веселое, молодое хулиганство присуще ему, как всякому истинному артисту.
— А можно с вами на свадьбу, Сергей Николаевич? Мне бы одним глазком глянуть.
Он обещал. Но прежде в один из вечеров в своей однокомнатной квартире (с женой в разводе, дети — взрослые) поведал мне о некоторых тонкостях своей второй профессии.
Для начала снял с футляра аккордеона чуть ли не золотом шитую накидку. Затем бережно, как ребенка из колыбели, достал блестящий аппарат. Я прочитал гравировку: "Ferotty".
Увидав мое восхищение, предложил:
— Хочешь? Пошмурыгай.
А мне страшно было даже прикоснуться к драгоценности, не то чтобы там пиликать что-нибудь. Нельзя было оскорблять такой инструмент неумелым обращением. И сам Сергей Николаевич, влезши в ремни аккордеона, тоже не спешил пробежаться пальцами по клавишам и кнопкам. Казалось, ему было приятно просто походить в такой одежке — словно бы полная грудь орденов. Он как бы согревал аккордеон теплом своего тела, возбуждал биением своего сердца.
Припомнилась мне еще одна знакомая — зубной врач. Всегда у нее в сумочке — переносная бормашинка. Чуть что — сразу тебе в рот готова заглянуть, пломбу поставить. Она с бормашинкой по жизни шла. С её помощью заводила нужные знакомства, расплачивалась за услуги, кормилась ею. И вдруг — потеряла. В метро вместе с сумочкой. Столько страданий было, такой жизненный провал!
Вот и мой знакомый рассказывал, как однажды на вокзале случайно встретил земляка. Не совсем еще человек опустился, но близко к тому. Денег, естественно, просил, чтобы домой уехать. К счастью, был он музыкантом. Конечно же, без инструмента. Потерял? Пропил? И Сергей Николаевич предложил ему заработать на свадьбе. Отмыл его у себя в ванной. Приодел. Дал старенький баян. Привез на свадьбу. Сам только в устном жанре выступал, а земляк с вокзала — все музыкально оформил. Заработок пополам. Скоро он уехал в свой Минск с этим стареньким аккордеоном, при деньгах, помытый, побритый и в новой кожаной куртке.
Эта история стала прелюдией к основательному выступлению моего знакомого кандидата наук с аккордеоном на груди. Тема, скажем соответственно моменту, наукообразно: " Организация и проведение свадебных мероприятий в различных социальных группах жителей города Москвы".
— Предположим, если завтра свадьба, то я сегодня весь день репетирую. Ведь часа три — "на сцене". Сплошной монолог. Пение. Человек пятьдесят-семьдесят публики. Всеми нужно овладеть. Всех завести. И чтобы строго по сценарию.
Сценарии пишу сам. Их несколько. В основном делятся на три группы. Для интеллектуалов. Для рабоче-крестьянской публики. И для молодежи. Очень важно сразу определить, какой контингент будет.
Начинаю обычно со встречи молодых. Тут каравай им подносят. Я свадебный марш играю. Слово предоставляю матери невесты. Она закончила — тут я начинаю. "Как будете обходиться с караваем: ломать, откусывать от целого, отщипывать?" В зависимости от того, как молодые распорядятся караваем, — мои комментарии. В любом случае в положительном контексте.
Потом к жениху: выпей шампанское, кинь бокал через плечо. Заставляю считать осколки. Крупные — мальчики. Мелкие — девочки.
Затем выстраиваю их. В середине — молодые. Справа и слева — родители. Говорю речь такого содержания: мол, вот образовалась новая семья и перед ней открыты три дороги: патриархат, матриархат и равноправие.
И кидаю перед ними три карты с такими же надписями, текстом вниз. Теперь, мол, пусть невеста поставит туфельку на какую-то из них. Жених — на другую. Открываем карты! Жениху, предположим, достается равноправие, а невесте — матриархат. На эту тему идет легкий, непринужденный стёб с моей стороны. С примирительным направлением, мол, главное не посягать на духовное пространство друг друга.
Тут приходит время Первого застолья…
Созерцая вдохновенную игру-репетицию Сергея Николаевича, я одновременно листаю страницы сценария. Меня интересует стилистика. Особый жанр семейного торжества требует таких выражений, как "Окунемся, друзья, в волнующую атмосферу праздника!.. Разделим эту незабываемую радость… Прекрасное начало нашего торжества обещает и счастливое его окончание"… И далее в сценарии ремарка (аплодисменты). Инициатором которых, по всему видать, должен стать затейливый тамада.
В сценарии обозначены только начала фраз. Забойные слова. К примеру, " Пусть этот день станет для нас"…И далее три варианта развития. Как уже рассказывал Сергей Николаевич — для интеллектуалов, рабоче-крестьян и молодежи.
"Полнее стакан наливайте, на звонкое дно, не скупясь!" Потом тоже — три варианта.
"Выпьем стоя! Чуть пригубим! — И далее — сакраментальное: Горчит? В самом деле, горчит!"
Здесь, понятно, начинаются всеми любимые вопли по поводу горького вина, которое требуется подсластить.
В финале по сценарию тамада изрекает с пафосом: " Под звон хрустального бокала, под плеск шампанского пусть будет счастье вам всегда! Закусим, дамы и господа, судари и сударыни. Как говорят на Востоке: поел — душой помолодел!"
После чего в тексте следует ремарка: (едят).
— А я в это время тихо, без нажима знакомлю всех с программой вечера, — в яви звучит для меня голос Сергея Николаевича, все еще не нашедшего нужным разживить свой сказочный "Ferotty". — У меня целая папка "наглядной агитации". Викторины, загадки, шаржи. Есть "Книга судеб". Сам изготовил на компьютере и переплёл в сафьян с видами звездного неба. Открываю на день свадьбы. Читаю. Всегда получается абсолютно достойная друг друга пара. Но тут для правдоподобия я вношу элемент провокации. Как бы сомневаюсь. Спрашиваю у гостей: "Или книга судеб ошибается?" И пока продолжаются раскаты поддержки, развешиваю листы ватмана с викториной. На одном — качества идеального мужа. На другом — качества идеальной жены…
В сценарии в этом месте тамада должен говорить так: "Подсчитаем оттенки нежности и женственности у невесты и черты мужественности и рыцарства у жениха".
(Все подсчитывают, выводят итоговый балл).
"Эх-ма! Копите денежки на колясочку! Лес без подлеска обречен на гибель. Одна из главных целей нашей жизни — нарастить внуков, которые бы стали лучше нас…Оптимизма и бодрости вам!"
А ход сценария неумолим. Я вижу, как Сергей Николаевич во всем своем артистическом великолепии увлекает гостей в рассуждения о том, "каков титул у брата жениха? У сестры невесты? Кем приходится невеста сестре жениха?" То есть идет разбор субординации и иерархии нового семейства.
— Если фамилии молодоженов говорящие, то разыгрываю соответствующие сценки, — рассказывает мне Сергей Николаевич. — Затем начинаю исторический экскурс в родословные. С какого колена они знают о своих предках…
А я краем глаза все слежу по сценарию. Там в этом месте действия крупно напечатано: "Песня".
— Какую же вы тут песню исполняете?
— Магомаев! "Ах, эта свадьба"…
И пока Сергей Николаевич прекрасным баритоном с немецким аккомпанементом поет первый куплет, я успеваю вычитать из сценария, что далее на свадьбе следует викторина "Угадай мелодию". После чего наступает время Второго застолья. И главного. Хотя впереди у тамады еще немало работы, но именно во Втором застолье решается экономический вопрос свадьбы: сбор денег для молодоженов.
— Мое дело в этом моменте как можно больше размягчить, раздобрить души гостей, — откровенничает Сергей Николаевич. — Я играю и пою самое трогательное — в зависимости от контингента, опять же. Надо вдохновить людей раскошелиться по полной программе. Для меня тут никакого интереса нет. Я получаю свои деньги вперед и целиком. Но для меня это дело принципа. Как это бывает? Впереди с подносом обходит стол крестная мамка жениха или невесты. На подносе бутылка водки и чарка…
В сценарии, вижу, Сергей Николаевич пометил начальные слова: "Друзья мои! Образовалась новая семья!.." Далее он должен импровизировать согласно эмоциональному состоянию собравшихся. Припасено для этого у него много разных реплик.
Деньги собраны. Завершают Второе застолье два кавказских тоста, тоже в исполнении тамады.
И — о, тяжкий труд артиста! — без перерыва следует по сценарию застолье Третье.
Если кратко, то порядок этого действа таков: Викторина с завязанными глазами: "Угадай молодую жену по рукам". Викторина "Коронование". Вот и всё. Затем требуется тамаде: "Усадить всех за стол и продолжить чествование"
На Четвертом застолье начинается "раздача торта". Конечно, после его "торжественного внесения". Голос тамады: "А вот и долгожданный торт, сладкий, вкусный, ароматный! Испеченный мужем и женой!" (Молодожены рассекают торт вместе одним ножом). Первый кусок теще. Угощает зять. Второй кусок свекрови. Угощает невестка.
Уф! Наконец следует Заключительное слово.
"Быть может, друзья мои, в таком составе мы уже больше никогда не соберемся. Но не будем о грустном. Поговорим о светлом. Пусть этот день и все другие дни вашей жизни наполнятся милостью Божией и защитят вас от вселенского зла. (Молодым) Блаженного отдыха вам и прекрасных медовых ночей!"
Тут я рассказал только о праздничной стороне профессии тамады. Есть и оборотная, прагматичная.
Все хорошие московские тамады знают друга. Среди них есть Король свадеб. Так он сам себя называет. Человек с консерваторским образованием. "Играет как Бог", — сказал он нем Сергей Николаевич. Чтобы пробиться в это тесное профессиональное сообщество, надо пойти во Дворец новобрачных, ЗАГС, хорошим подарком, личным обаянием расположить к себе распорядительницу, предоставить ей видеозапись вашего "выступления", и если вам повезет — ждать звонка. Она вам сообщит номер телефона "брачующихся", порекомендует вас. Дальше все зависит от вашего артистического везения.
Можно выложить предложение своих услуг в газете "Из рук в руки" и ждать звонка.
Можно искать счастья в отделе "Спрос" в той же газете.
В любом случае ваш заработок за вечер не превысит 10 тысяч рублей. В среднем — шесть, исходя из опыта моего знакомого.
А насчет "Гриши Терещука" — это так: с Украины валом валят спецы. Сбивают цену до двух тысяч за вечер. Причем сами умудряются побывать за это время на трех свадьбах. Сергей Николаевич, читающий на свадьбах "Маскарад" Лермонтова и отрывки из Шекспира, естественно, возмущается падением нравов.
— Таскают за собой музыкальный центр. Два прихлопа, три притопа. А деньги — вперед. Конечно, людей небогатых сейчас много. И каждому надо "дочку сбагрить". И чтобы все было как у людей.
Напоследок крохотная квартирка Сергея Николаевича содрогнулась от любовной страсти. На полную мощь, пританцовывая и "держа спину", он "оторвал" старинное танго "Дождь идёт".
Аплодировал я от души, без всякой сценарной подсказки.
Загрузка...

Комментарии Написать свой комментарий

К этой статье пока нет комментариев, но вы можете оставить свой