ДЕПОРТАЦИЯ С ДИФФАМАЦИЕЙ
Авторский блог Александр Дюков 03:00 23 октября 2007

ДЕПОРТАЦИЯ С ДИФФАМАЦИЕЙ

0
№43 (727) от 24 октября 2007 г. Web zavtra.ru Выпускается с 1993 года.
Редактор — А. Проханов.
Обновляется по средам.
Александр Дюков
ДЕПОРТАЦИЯ С ДИФФАМАЦИЕЙ
«Дело» Арнольда Мери
В Эстонии готовится громкий судебный процесс: прокуратура республики обвиняет Героя Советского Союза Арнольда Мери в геноциде. Однако это обвинение базируется на ложной предпосылке.
Героя Советского Союза обвиняют в геноциде на том основании, что в 1949 году Мери, будучи секретарем ЦК компартии Эстонии, руководил проведением депортации 251 человека с острова Хийумаа. Обвинение это выглядит довольно странно в свете того, что через два года после депортации, в 1951 году, Арнольд Мери был исключен из компартии и лишен всех наград за пассивность при депортации. Герой Советского Союза пытался смягчить участь депортируемых, за что и пострадал от советской власти. Ордена и звезду Героя ему вернули только в 1956 году.
Однако даже если бы этого момента в биографии Мери не было, обвинение все равно бы осталось совершенно необоснованным. Мери обвиняют в геноциде — но можно ли считать депортацию 251 человека геноцидом? Тем более, что спустя почти шестьдесят лет 80 депортированных еще живы и готовы, по утверждению прокуратуры, свидетельствовать против Мери. Дай бог всем нам такого долголетия, как этим депортированным…
Депортация из Эстонии в марте 1949 года вообще не может рассматриваться как "геноцид". Да, это была жесткая репрессивная акция, направленная на борьбу с местными "лесными братьями" — но не геноцид. Геноцид — это когда за полгода в немецких лагерях для советских военнопленных уничтожается два с половиной миллиона человек. Геноцид — это когда на оккупированной советской территории за три года уничтожаются миллионы мирных жителей — русских, украинцев, белорусов, евреев, цыган. Когда солдаты Красной Армии на освобожденной от нацистов родной земле находят пепелища на месте сожженных вместе с жителями деревень, набитые трупами колодцы и бесчисленные рвы с расстрелянными. Это — геноцид, в котором, кстати говоря, принимали участие каратели из эстонских батальонов вспомогательной полиции. А что же имело место в марте 1949 года?
Обратимся к данным официальных эстонских историков. "25 марта 1949 г. в Балтийских государствах была проведена вторая массовая депортация, — читаем мы в "Белой книге". — Из Эстонии, в соответствии с секретной директивой Советского правительства № 390-138 от 29 января 1949 г., навечно в Сибирь было отправлено, предположительно, 20702 человека — главным образом, женщины, дети и старики с хуторов, так как почти все мужчины уже были репрессированы… Общая численность жертв мартовской депортации составляет 32536, в том числе 10331 человек т.н. не депортированных, но оставшихся без дома, существующих на птичьих правах и живущих в условиях постоянного преследования со стороны КГБ. В принудительной ссылке в Сибири в период 1949 — 1958 гг. умерло 2896 человек".
Бывший эстонский премьер-министр Март Лаар рисует произошедшее в еще более черных тонах: "В ходе операции "Прибой", которая началась ранним утром 25 марта, в течение двух дней из Эстонии было вывезено и размещено в глубинных областях Сибири около 3% тогдашнего населения Эстонии, большинство из них составляли пожилые, женщины и дети. Если людей, включенных в список, не удавалось доставить, брали с собой первых встретившихся. Людей, приговоренных к высылке, преследовали при помощи специально обученных собак… По имеющимся данным, количество депортированных достигло до 20702 человек, по дороге в Сибирь и другие поселения из них умерло около 3000 человек. Однако большая часть людей, включенных в список подлежащих высылке, сумела спрятаться. Всего из людей, оформленных на переселение, осталась невысланной 2161 семья, т.е. 5719 человек. Многие из оставшихся невысланными оказались на нелегальном положении и преследовались органами госбезопасности, большинство были убиты или арестованы в результате облав в последующие годы".
Как видим, данные Лаара и "Белой книги" не совпадают. И понять, насколько все эти утверждения соответствуют действительности, можно лишь обратившись к документам. Один из главных среди них — докладная записка уполномоченного МВД СССР В.Рогатина заместителю министра внутренних дел СССР В.Ряснову "О проведении переселения из ЭССР", датируемая 31 марта 1949 года. Эстонские историки, кстати, не могут сетовать на недоступность этого документа: впервые выдержки из него были опубликованы в двухтомнике Г.Саббо "Невозможно молчать", изданном в 1996 году в Таллине. В связи с важностью этих данных, позволю себе обширную цитату:
"Операция по выселению кулаков, бандитов, националистов и их семей была начата органами МГБ на периферии с 6-ти часов утра, а по городу Таллин с 4-х часов утра 25 марта 1949 г.
Поступление на пункты погрузки контингента выселенцев в первое время, за исключением гор. Таллин, протекало медленно и операция, намеченная провести в течение 25 марта 1945 г., затянулась до поздней ночи с 28 на 29 марта с.г…
По плану МГБ ЭССР ориентировочно из Эстонии подлежало к выселению 7540 семей, с общим количеством 22326 чел. По предварительным данным, 19-ю эшелонами вывезено 7488 семей, в количестве 20535 человек, в том числе: мужчин — 4579, или 22,3% к общему количеству, женщин — 9890, или 48,2%, и детей — 6066, или 29,5%.
Процесс приема выселенцев в эшелоны протекал нормально и производился на основании посемейных карточек. Имущество выселенцев принималось беспрепятственно и в рамках норм, установлен- ных инструкцией. Однако ряд семей и одиночек, особенно из городских местностей, прибывали с весьма незначительным багажом или вовсе без такового.
Имели место случаи отказа в приеме в эшелоны из-за неправильного составления посемейных карточек, ошибочно привезенных и не подлежавших выселению, по причине тяжелой болезни, беременности на последнем месяце.
В момент погрузки в эшелон № 97307 на станции Кейла 27 марта 1949 года имел место побег двух выселенцев. Один из них был тут же задержан. Другому удалось скрыться, меры к розыску приняты.
Недостатком в работе являлось то, что в состав эшелонов прибывали люди, по состоянию здоровья больные. Медперсонал эшелонов в Москве был обеспечен недостаточно медикаментами, в связи с чем начальникам эшелонов было предложено приобретать в пути следования необходимые дополнительные медикаменты при содействии местных органов МВД и МГБ.
За период операции с 25 по 29 марта 1949 года существенных нарушений общественного порядка и уголовных проявлений в Республике зафиксировано не было..."
Сравнение приведенных в докладной Рогатина данных с утверждениями эстонских историков позволяет выявить целый комплекс фальсификаций.
По какой-то непонятной причине Март Лаар утверждает, что депортация была проведена за два дня. Но на самом деле на эту операцию ушло четыре дня, о чем ясно пишет Рогатин. Зачем Лаару понадобилось искажение, непонятно.
А вот причины, по которым эстонские историки искажают численность депортированных, объяснять не надо. В "Белой книге" утверждается, к депортации было намечено 32,5 тысячи человек, Лаар пишет о 26,5 тысячах (20702 депортированных + 5719 человек, оставшихся не высланными). Оба этих утверждения являются ложными. В докладной Рогатина мы читаем: "По плану МГБ ЭССР ориентировочно из Эстонии подлежало выселению 7540 семей, с общим количеством 22326 человек".
Данные докладной Рогатина подтверждается документами, хранящимися в Центральном архиве ФСБ. Вот справка, подготовленная сотрудниками МГБ ЭССР непосредственно перед депортацией:
"По состоянию на 15 марта с.г. выявлено подлежащих выселению 7500 семей в количестве 22326 чел., из них: семей кулаков — 3077, численностью — 9846 чел., семей бандитов и националистов — 4423, численностью 12440 чел.".
Таким образом, Лаар завышает количество подлежавших депортации примерно на 4 тысячи человек, а авторы "Белой книги" — и вовсе на 10 тысяч.
Соответственно оказывается завышенным и число людей, подлежавших депортации, но не высланных. Согласно "Белой книге" таковых было 10331 человек; Март Лаар называет цифру 5719 человек. Однако на самом деле при плановом задании в 22326 человек было депортировано 20535 человек, т.е. высылки избежало менее двух тысяч. При этом число семей, намеченных к депортации (7540) незначительно отличается от числа реально депортированных семей (7488). А Лаар заявляет, что высылки якобы избежала 2161 семья.
Лаар утверждает, что в ходе депортации было вывезено "около 3% тогдашнего населения Эстонии". Это утверждения является просто-напросто абсурдным — ведь если 3% — это 20702 человека, то 100% — это 690 тысяч человек. Однако согласно данным демографа Тартуского университета Эне-Маргит Тийт, в 1945 году в Эстонии проживало 854 тысячи человек, а в 1950-м — почти 1,1 миллион человек. Таким образом, соотношение числа депортированных к общему числу граждан Эстонии составляло около 2%.
Не соответствует действительности утверждение "Белой книги", согласно которому депортации подвергались, "главным образом, женщины, дети и старики с хуторов, так как почти все мужчины уже были репрессированы…" На самом деле, как следует из приведенной выше докладной Рогатина, в ходе мартовской депортации из Эстонии было выслано "мужчин — 4579, или 22,3% к общему количеству, женщин — 9890, или 48,2%, и детей — 6066, или 29,5%".
Полностью ложным является утверждение Лаара о том, что "если людей, включенных в список, не удавалось доставить, брали с собой первых встретившихся". Из докладной Рогатина хорошо видно, что при погрузке депортируемых эшелонов охрана обязательно проверяла документы, на основе которых проводилось выселение конкретных лиц ("посемейные карточки"). При этом, "имели место случаи отказа в приеме в эшелоны из-за неправильного составления посемейных карточек, ошибочно привезенных и не подлежавших выселению, по причине тяжелой болезни, беременности на последнем месяце". Информация Рогатина находит полное подтверждение в докладной записке министра внутренних дел ЭССР генерал-майора Резева от 18 апреля 1949 года: "Во многих случаях, по требованию начальников эшелонов и пунктов погрузки от МВД, посемейные карточки уточнялись и пересоставлялись в комендатурах МГБ, отдельные семьи возвращались на местожительство. С эшелона № 97306 уже в пути было снято 4 человека, ошибочно изъятые МГБ и не подлежащие выселению".
Следует отметить, что сотрудники МВД и МГБ ЭССР действовали в полном соответствии с "Инструкцией" о проведении депортации. В этом документе было четко оговорено: "Выселение кулаков и их семей производится на основании списков, утвержденных Советом Министров республики… Никаких пометок и исправлений в списках, полученных из Совета Министров, не допускается".
Не соответствуют действительности утверждения о смерти в пути 3000 человек; весьма сомнительной является и информация "Белой книги" о смерти 2896 спецпоселенцев в период с 1949 по 1958 годы. Согласно данным МВД СССР, к 1 января 1953 г. на учете состояло 19520 спецпоселенцев, высланных из Эстонии в 1949 году.
Таким образом, разница между численностью депортированных в 1949 году и находившихся на поселении к 1 января 1953 г. составляет около тысячи человек. Между тем, именно на первые годы спецпоселения приходилась наиболее высокая смертность. После того, как спецпереселенцы обустраивались на новом месте, смертность сокращалась, а рождаемость повышалась. Документы Отдела трудовых и специальных поселений ГУЛАГ свидетельствуют, что у эстонцев, депортированных в 1949 г. рождаемость начала превышать смертность уже в начале 50-х годов.
Как видим, депортацию марта 1949 года даже с огромными натяжками нельзя назвать "геноцидом". Массовой смертности среди выселенных из Эстонии не было ни в пути, ни по прибытии на место, а во второй половине 50-х годов подавляющее большинство депортированных и вовсе было возвращено на родину.
Однако концепция "геноцида" уже настолько укоренена в Эстонии, что на этом мифе даже строят уголовные дела. Именно поэтому борьба с эстонскими мифами о "советской оккупации и геноциде" становиться долгом российских историков. Мы и так упустили слишком много времени — ведь если бы многочисленные антисоветские мифы об оккупации и геноциде разоблачались своевременно, нашим ветеранам не приходилось бы представать перед неправедным судом.
Александр Дюков — историк, автор книг "За что сражались советские люди" (М.: Эксмо; Яуза, 2007) и "Миф о геноциде: Репрессии советских властей в Эстонии, 1940-1953" (М.: Алексей Яковлев, 2007).
Загрузка...

Комментарии Написать свой комментарий

К этой статье пока нет комментариев, но вы можете оставить свой