Сообщество «Салон» 03:00 19 июня 2007

Пираты XXI века

"священное безумие" нового фильма вынести способен не всякий
0

"Пираты Карибского моря: на краю света" (Pirates of the Caribbean 3: At World's End, США, 2007, режиссер — Гор Вербински, в ролях — Джонни Депп, Орландо Блум, Кира Найтли, Наоми Харрис, Джеффри Раш, Джонатан Прайс, Билл Найи, Чоу Юнь-Фат, Том Холландер, Стеллан Скарсгаард, Кевин Макналли, Джек Девенпорт, Кейт Ричардс)
Попутный ветер, надувающий паруса флибустьерских бригантин, издавна ассоциировался с ветром вольным. При этом воля здесь не выступает синонимом бандитского беспредела и вседозволенности — скорее, это состояние души, которое можно отнести к разряду пограничных, "подвешенных", нечто среднее между "Мы спина к спине у мачты против тысячи вдвоем" и "Сколь веревочка не вейся, а совьёшься ты в петлю". Будни пиратских коммун, всех этих островных республик, проходили вне структур власти. И капитан Блад, и тысячи его менее известных персонажей-собратьев лютой ненавистью ненавидели любого угнетателя. Зачастую такой шквал эмоций заканчивался плохо для них самих. Но, так или иначе, уделом морских разбойников всегда оставалась "вечно безутешная полная свобода", лежащая в основе всех произведений в духе романтизма. Жажда воли всегда вызывала у простых людей сочувствие и праведный трепет. Не случайно сюжеты доброй половины всех дворовых песен словно сошли с пожелтевших страниц Сальгари и Сабатини, не случайно для дворового же пса, друга и защитника человека, одной из самых популярных кличек была и остается "Пират". "Пиратом" капиталист из корпораций, узурпировавших всю музыку и кино, назовет и независимого производителя, дарящего рабочему люду культурные ценности в обход злых и нелепых законов: "Искусство принадлежит народу!" Итак, свобода неотделима от пиратского сердца. В третьей части "Пиратов Карибского моря" она окрашивается кровью, обретает тревожный и горький привкус.

После того, как сундук с сердцем осьминоголикого капитана "Летучего голландца" Дэви Джонса оказался в руках безжалостного истребителя пиратства лорда Беккета, представителя Ост-Индской компании на Карибах, для героев, у которых и без того в жизни было мало спокойных минут, настали тяжелые времена. Корабль-призрак вынужден трудиться на благо своих врагов: взад-вперед мельтешить по морю и уничтожать флибустьерские суда без следствия и суда. Лорд Беккет поднимает новую волну репрессий. Чтобы уцелеть, необходимо собрать совет девяти пиратских "баронов", что невозможно, ибо один из них, наш старый знакомец Джек Воробей (Депп) заперт в аду тайника Дэви Джонса (Найи), где терпит нечеловеческие страдания. Капитан Барбосса (Раш), Элизабет Суонн (Найтли), Уилл Тернер (Блум) и все остальные отправляются в Сингапур, чтобы забрать у капитана Сяо Фэня (в этой неожиданной роли — Чоу Юнь-Фат, крупнейшая звезда гонконгских киноманифестов "прямого действия") навигационные карты, которые помогут им вызволить Джека Воробья. Но это лишь завязка сюжета, дальнейшие события фильма происходят в темпе головокружения и в объемах газетной заметки пересказу не подлежат. Столь специальное зрелище, каким оказалась третья часть пиратской саги, сильно взбаламутило умы и разделило зрителей на два враждующих клана: кто-то крутил пальцем у виска, кто-то сразу же покупал впрок билеты на следующие сеансы. А одна журналистка, экзальтированная особа, так и вовсе сравнила игру Джонни Деппа с актерскими метаморфозами Макса фон Зюдова в "Седьмой печати" Ингмара Бергмана. Обычно такого рода накал страстей возникает при появлении того, что выходит "за грань" (будь то "Рассекая волны" Триера или "Последнее искушение Христа" Скорцезе).

Со времен не отягощенного интеллектом попрыгунчика Эрола Флинна зритель не слишком жаловал пиратов на большом экране: за последующие лет сорок к корсарскому жанру обращались и Роберт Сьодмак ("Красный корсар", 1952) и Фердинальдо Бальди ("Пираты Зеленого мыса", 1971) и Роман Полански ("Пираты", 1986), однако массового признания эти чудо-фильмы не заслужили. Более того, самому пронзительному произведению на эту тему, ленте Жака Тернера "Анна — королева пиратов" (1953) пришлось ограничиться лишь ролью жемчужины в коллекции самых рьяных ценителей потерянного горизонта классики старого Голливуда.

На смену наивной романтике морских похождений пришла китчевая атрибутика эпохи хай-тек, с которой тоже всё было непросто. Полвека спустя после классических фильмов Флинна, отменный высокобюджетный экшн "Остров головорезов" самого знаменитого голливудского финна Ренни Харлина настолько пришелся не по душе публике, что вконец разорил почтенную кинокомпанию Carolco. В современном мире пираты оказались было выброшены за борт. Но Гор Вербински придумал гениальный рецепт — дичайшая вроде бы эклектика архетипичных флибустьерских символов, помноженная на веселую варварскую мистику в стиле телесериала "Байки из склепа", сработала на редкость удачно. Пираты снова вошли в моду.

Но если первые две части еще могли сойти за милую безделушку, аттракцион развлечений, лакомство для любителей авантюрного жанра всех возрастов вплоть до дошкольного и младшего школьного, то "священное безумие" нового фильма вынести способен не всякий. Потребитель "киножвачки" едва ли оценит весь делириум потока сознания гениальных сценаристов Тэда Элиота и Терри Россио (фильм целиком держится на их выдумке, ибо литературоцентричен). Клокочущая реальность обитателей Мирового Океана предстает пред нами по-оперному торжественной, яростной, мрачной. Бескомпромиссной и грандиозной. Мироздание сдвинулось с места. "Раньше мир был больше", — сетует Барбосса, наблюдая перед собой труп "зверушки Дэви Джонса", гигантского Кракена. В предыдущей серии чудовище морских глубин наводило немало шороху; теперь его больше нет. "Мир остался прежним, просто содержимого в нем поубавилось", — отвечает Барбоссе Джек Воробей. Вот — пафос фильма, его суть. Что оценит далеко не каждый ребенок (или же взрослый).

Другой мотив, заставляющий относиться к истории Гора Вербински с доверием и на полном серьезе. Англосаксонские ценности, привезенные подданными королевы на прежде суверенные острова, сталкиваются с античной звериной мощью вольных корабельщиков местных вод, давно забывших, в чем "прелесть" цивилизации. Империю колонизаторов олицетворяет лорд Беккет, разгульную стихию — Джек Воробей и его разношерстная команда. Говоря же об античности, стоит признать: сюжет трилогии по накалу мистики, страсти, загадочных и страшных событий ничуть не уступает мифу об аргонавтах и золотом руне. Ничего против подобной драматургии не смог бы возразить и старик Гомер. Само отношение героев к смерти взято оттуда, из тьмы веков, ибо в привычном нашем понимании смерти в мифологии нет. Оттуда же и океаническая нимфа Калипсо, тесно связанная с миром мертвых "та, что скрывает", до поры до времени прячущаяся в теле Тиа Дальмы, одной из центральных героинь. И мерно колышущиеся, совершенно лавкрафтианские щупальца на лице Дэви Джонса, однозначно указывают нам прямую дорогу в эпос. Но избрать этот путь зритель способен, лишь приняв правила игры, в которую его на протяжении многих часов вовлекают. Те же, кто желал освежить в памяти приятные детские воспоминания о прочитанных "пиратских" книжках и копеечных билетиках, служивших пропуском в заветный полумрак, где магия "волшебного фонаря" еще была способна изменять мир, будут разгневаны. В лучшем случае ошеломлены. Но что тут поделаешь — пора привыкать к нарождающемуся кино XXI века. И "Пираты Карибского моря: На краю света" — замечательно яркий пример его.

8 июня 2017
Cообщество
«Салон»
40 1 9 149
Cообщество
«Салон»
5 2 9 150

Комментарии Написать свой комментарий

К этой статье пока нет комментариев, но вы можете оставить свой