АПОСТРОФ
Авторский блог Редакция Завтра 00:00 4 августа 2004

АПОСТРОФ

0
| | | | |
АПОСТРОФ
Эрнст Крик. Преодоление идеализма. Основы расовой педагогики / Пер. с нем. А.М.Иванова. Предисловие В.Б.Авдеева и А.М.Иванова. Серия "Библиотека расовой мысли". — М.: Белые альвы, 2004. — 432с.
"Мои книги никогда не способствовали моей карьере"… "У меня не было живого учителя. Но и философы прошлого не были для меня непререкаемыми авторитетами. У меня были свои подходы, и я следовал своим прямым путём. Таким же свободным и независимым, каким я был тогда, работая, не будучи ничем обязанным ни одному человеку, следуя только внутренней необходимости, я остался до сих пор. За всю свою жизнь я никогда не шёл по чьим-либо следам"… Такова краткая, но точная, автохарактеристика интереснейшего немецкого философа Эрнста Крика (1882-1947), представительная подборка работ которого впервые увидела свет на русском языке в рецензируемом нами издании. Э.Крик — один из виднейших представителей расово-биологического "народнического" движения, издатель влиятельного журнала "Народ в процессе становления", создатель новой отрасли в науке: "расовая педагогика"; руководитель кафедры педагогики во Франкфуртском университете, ректор Гейдельбергского университета. И наряду с тем — заметный мыслитель-нонконформист, отчаянно споривший и с А.Розенбергом, и с В.Гроссом (руководителем расово-политического отдела НСДАП), и с прочими высокопоставленными идеологами третьего рейха (так что его слова "мои книги не способствовали моей карьере", отнюдь не рисовка). Прямолинейность и независимость Э.Крика, которые в определённой мере "сходили ему с рук" при нацистах, оказались совершенно нетерпимыми для демократов- "победителей". Крик был казнён в 1947 году в американском концлагере Моосбург.
Издатели данного сборника немецкого "бунтаря-интеллектуала" совершенно обоснованно считают философское наследие Э.Крика весьма своевременным для ознакомления с ним именно русского читателя. "В России всегда любили бунтарей, правдоискателей,— отмечают В.Б.Авдеев и А.М.Иванов в своём содержательном предисловии. — Именно "некласси- ческие" немецкие философы очаровали русский ум своей скрупулёзной технологией бунта и натиска". Сама фамилия представляемого "неклассического" философа — "Крик", по остроумному замечанию гг. издателей, звучит совершенно по-русски, звучит "завораживающе" для русского слуха. Действительно, философия Э.Крика — это в полной мере, философия крика (право, лучше не скажешь). Лейтмотив криковского философского "крика" — преодоление идеализма, страстное желание, чтобы "идея вторгалась в действительность, преобразовывала её", а не была бы "бегством от действительности" в царство якобы "чистого духа".
"Универсализму понятий" Э.Крик противопоставляет "созерцание живой действительности", "рационализированной религии — веру, метафизике — мировоззрение, бытию — жизнь как принцип, гуманизму — расу как природную основу" и т.п. Во всём этом философском крике, как водится, когда слишком громко и долго кричат, не обходится без всплесков излишних эмоций, без перегибов и перехлёстов, но нечто сущностно-важное Э.Криком, несомненно, скорее прочувствовано, нежели продумано, верно. Великая ложь "идеализма", согласно Крику, состоит в том, что он "делит мир и человека на рациональную, высокую, божественную половину… и природную, низкую, неполноценную, дьявольскую". Подобная дуалистическая антропология приводит к тому, что человек превращается в "идеальный призрак", оторванный от природы, лишённый тела. Такой "идеализм" отвергает "всё природное, телесное, инстинктивное, волевое как низкое, злое, недочеловеческое". Но Крик никоим образом не "материалист" и не "позитивист", он прямо говорит о "неполноценности теорий позитивистов"… Но ошибётся также и тот, кто увидит в крике-критике "дуалистической антропологии" критику христианства. "Идеализм" в том понимании, что представлено выше, христианству заведомо чужд. Двучастность природы человека — состоящего из души и тела — предполагает двоякое ложное воззрение на мир и на человека в нём. Они-то и получили имена "идеализм" и "материализм". Материализм — это, так сказать, философия Тела, ничего не желающего знать о Душе. Соответственно, идеализм — это философия Души, брезгающей и гнушающейся телом. Обе сии крайности равно далеки от христианства. Неверно приписывать христианству дуалистическое "рассечение" человека на "бессмертную" душу и "смертное" тело, ибо по вере христиан тело также имеет потенцию бессмертия. Мы чаем воскресения Плоти, "воскресения мертвых и жизни будущаго века", когда наши нынешние "тленные" тела облекутся в "нетление", когда они "просветятся яко солнце в Царствии Отца их" (Мф. 13, 43). Дети Солнца, "Дажьбожьи внуци", солнечная арийская раса уже сейчас носит в теле своём залог сего Света.
Неприятие Э.Криком "рационализированной религии" в пользу "живой веры" полностью соответствует устремлённости Православия (как наиболее чистого, незамутнённого варианта христианства). Православие является чем-то живым и теплокровным, а не абстрактным и холодным. Православие является чем-то, что принадлежит скорее сердцу и воле, нежели уму и рассудку. Истинный христианин — есть Божий сосуд, Божий храм, Божий дом; вера Христова проникает во глубины сердца его, действует во всей жизни его, пронизывает все его помышления и чувства, слова и дела, самые суставы и кости, плоть и кровь его. "Вселюся в них и похожду, и буду им во Отца" (Лев. 26, 12). Сие определённо созвучно чаяниям Крика на некое новое Откровение внутри немецкого христианства, на некое Обновление германской веры. "Когда зов Судьбы становится Верой, действием и творчеством, расово определённый характер воспринимает его, облекает силу в плоть, определяет направление и создаёт иерархию ценностей — это и есть творчество. Поэтому любая вера расово обусловлена, даже если она, в конечном счёте, исходит не от расы, а от Бога. Раса накладывает на неё свой отпечаток, определяет способ превращения природных процессов в историю. Раса это средство творения Бога, которое называется историей. Такая вера сдвигает горы и преодолевает мир по милости Божьей".
Какие бы фальшивые обертоны ни проскальзывали подчас в криковском "крике", его труды сегодня, действительно, "важны и полезны для России" (как и полагают авторы предисловия). "Россия сейчас вновь стоит на пороге судьбоносных решений" (пишут они же) и нам, русским, вновь крайнепотребна действительная готовность к восприятию такой Веры, что описана выше, готовность к героическим подвигам и историческому творчеству. Похоже, в криках немецкого философа звучит зов нашей Русской Судьбы… От нас зависит: станет ли он Верой и Действием.
Руслан Бычков
Загрузка...

Комментарии Написать свой комментарий

К этой статье пока нет комментариев, но вы можете оставить свой