КТО СДЕЛАЕТ?
Авторский блог Юрий Болдырев 00:00 21 апреля 2004

КТО СДЕЛАЕТ?

0
| | | | |
№17(544)
20-04-2004
Юрий Болдырев
КТО СДЕЛАЕТ?
— Как относиться к результатам выборов? Означают ли они, что граждане страны поддержали курс правительства?
— Тешить себя иллюзиями, что народ наш был введен в заблуждение, думаю, не стоит. Граждане, возможно, не замечают разительного контраста между официальной риторикой и реальными шагами власти. Но нельзя не видеть и другого: не было в обществе никакого протеста против очевидного оболванивания людей государственным телевидением. Вы можете себе представить прямые теледебаты между Глазьевым и Путиным? Согласитесь, это было бы, как минимум, интересно и весьма информативно. Во всяком случае, после таких дебатов никто не говорил бы, что мы так и не поняли, какое у нас будет здравоохранение, образование и т.п. Соответственно, этого власть должна была не допустить любой ценой.
Но беда, повторю, не только в дезинформировании и манипулировании. При желании люди могли бы этому противостоять. Но значительная часть общества "нашла себя" в нынешней системе жизни и по большому счету не хочет и не требует ничего иного.
В этой ситуации даже вопрос о возможностях и масштабах фальсификаций при подведении итогов выборов предстает в совершенно новом свете. Подобные акции требуют соучастия многих десятков тысяч человек. Значит, если фальсификации были, то они были не вопреки обществу, а именно благодаря нынешнему его состоянию. Общество не потребовало расследования всерьез того, что уже фактически признается применительно к выборам 1996 года. Никто не наказан и не будет наказан. Общество всерьез не требует сменяемости власти, реальной конкуренции в доступе к госуправлению и фактически соглашается с любыми методами удержания власти в руках тех, кто власть уже имеет.
Надолго ли это? До тех пор, пока либо "петух не клюнет", либо пока не вырастет новое поколение людей с каким-то иным мировоззрением, иными требованиями к себе и к власти.
— Среди первоочередных законов принятых к рассмотрению Госдумой нового созыва, вопреки предвыборным обещаниям, нет весьма существенных, которые внесены в Думу еще год назад. Так, до сих пор не вынесен на обсуждение депутатов ожидаемый обществом законопроект о налоге на дополнительный доход недропользователей. По мнению разработчиков, предполагаемая цена закона — около двухсот миллиардов рублей дополнительных доходов для бюджета.
— Главная проблема в данном случае отнюдь не теоретическая: нужно или не нужно изымать сверхприбыль и, если нужно, то как это делать. Главная проблема другая — кто в стране и в чьих интересах принимает решения.
Всего два факта. Первый: прибыльность бизнеса недропользователей в России в несколько раз выше прибыльности машиностроения, сельского хозяйства, транспорта и проч. Масштабы прибылей известны: один из наших "равноудаленных олигархов" за 2002 год свое многомиллиардное (в долларовом исчислении) состояние удвоил. Второй: фактическими собственниками основного капитала компаний-недропользователей является чрезвычайно ограниченный круг лиц — речь идет, с одной стороны, об интересах нескольких десятков человек, с другой — об интересах почти ста пятидесяти миллионов.
Не разбираясь детально в источниках этих сверхприбылей, можно с уверенностью утверждать, что если бы подобная ситуация сложилась в стране действительно демократической, то есть такой, в которой власть реально принадлежит большинству граждан, неминуемо и незамедлительно был бы реализован тот или иной механизм либо снижения прибыльности (антимонопольные процедуры и т.п.), либо прямого изъятия сверхприбылей. Если у нас на протяжении уже длительного времени ничего подобного не происходит, можно сделать совершенно однозначные выводы об истинной сущности нашего политического режима.
А это в свою очередь означает, что проблема не в реализации или нереализации одной, хотя и очень важной меры — изъятии сверхприбылей у недропользователей. Возможностей и механизмов экономически необоснованно изымать реальные ресурсы, включая финансовые средства, у общества и государства в пользу чрезвычайно ограниченной численно группы лиц — огромное количество.
Сверхприбыли сырьевиков просто более заметны, очевидны и, соответственно, успешное саботирование мер по их ограничению в интересах всей национальной экономики или изъятию в пользу общества — показательно.
— То, о чем вы говорите, если я правильно понимаю, относится к любой отрасли хозяйства. Но есть ведь еще и специфика именно сырьевых отраслей, связанная с присвоением недропользователями так называемой природной ренты?
— Эта специфика, безусловно, есть, и есть она не только в сырьевом комплексе. Гидроэлектроэнергетика и водное хозяйство, лесное хозяйство и землепользование, даже использование теле- и радиочастот или любого иного ограниченного общего ресурса — все это сопряжено с извлечением прибыли, в том числе, из природной ренты.
Соответственно, во всех этих сферах необходим соответствующий госконтроль, антимонопольное регулирование и (или) в том или ином виде регулирование рентабельности.
Применительно же к недропользованию я не устаю повторять, что принятый экономический термин "природная рента", означающий по существу прибыль, не зависящую от вложенного труда, к сожалению, вводит нас в заблуждение. Прибыль — это там, где основной капитал сохраняется и возобновляется. Применительно же к невозобновляемым природным ресурсам речь идет о присвоении ограниченной группой лиц в качестве прибыли части нашего общего капитала, объем которого при этом, соответственно, убывает. Капитала, не просто данного нам (всему человечеству) природой, но право нашего общества и государства на который в жесточайшей борьбе завоевали наши далекие предки и отстояли деды и отцы. Соответственно, вся та "успешная" экономическая деятельность, которой мы сейчас так гордимся — наращивание экспорта минерального сырья в развитые страны — есть ни что иное, как безумное и бездумное проедание наших невозобновимых ресурсов.
— Противники такого подхода скажут Вам, что нельзя быть "собакой на сене": сейчас на мировых рынках цены на энергоресурсы высокие, соответственно, надо как можно больше именно в этот период успеть продать. А если сверхприбыли у сырьевиков изымать — ничего и не будет вложено в развитие...
— А в развитие при таком порядке вещей всё равно ничего вложено не будет — по целому ряду причин, которые я изложил подробно в своей первой книге ("О бочках меда и ложках дегтя"). Уж не говоря о гарантиях, если были бы хоть какие-нибудь основания считать, что эти сверхприбыли будут их собственниками вложены в развитие нашей страны, с точки зрения экономики ситуацию можно было бы считать более или менее приемлемой. Но ведь не обнаруживается ни малейших оснований для подобных легкомысленно оптимистических предположений. Нет ни способов принуждения к подобному поведению, ни механизмов, делающих такое вложение средств наиболее рациональным.
Несмотря на попытки представить дело так, что весь прогрессивный мир, якобы, давно осознал, что всё государственное — нерационально, а частное — заведомо эффективно, в реальной жизни мы вовсе не видим однозначного отказа развитых стран мира от государственной и публичной собственности.
Достаточно сказать, что даже США не торопятся полностью отказываться от госсобственности, например, на землю: еще с начала прошлого века США государственные земли не приватизируют, а только сдают в аренду. Не стали приватизировать землю и в Израиле — там земля только государственная. Невозможно представить себе и приватизацию в Израиле всего, что связано с водопроводом и водным хозяйством — это жизненно важная естественная государственная монополия. И даже идущая в "авнгарде" либеральных реформ Чили, где приватизировали, казалось бы всё, кроме того, что несет "золотые яйца", — кроме медных рудников.
Вывод прост. Там, где речь идет о возможности создания конкуренции свободных производителей товаров и услуг — той конкуренции, которая приведет к внедрению новых технологий, повышению качества и снижению издержек, а, значит, улучшит положение потребителя этих товаров и услуг — там частная собственность уместна и эффективна. Там же, где есть возможность и, тем более, опасность монополизации частной монополией жизненно важных для общества и государства сфер, необоснованного присвоения частным сектором природной ренты или общенациональных ресурсов, там, во-первых, для замены собственности государственной (или публичной) на частную просто нет рациональных (исходя из интересов всего общества) оснований, и, во-вторых, если уж и переходить к частной собственности, то не абсолютной, а с очень существенными ограничениями: сразу же, не рассчитывая на "потом", выстраивать жесткие механизмы госконтроля, антимонопольного регулирования, включая регулирование рентабельности, и т.п.
— Утверждается, что наше государство как раз и неспособно было даже на наведение элементарного порядка — в том же "ЮКОСе", на том же "Норильском никеле" и т.п.
— Если наше государство и стоящее за ним общество неспособны даже на это, то они в своих же собственных интересах неспособны ни на что вообще.
Они в этом случае неспособны даже понять, где кто-то другой под патриотическую риторику делает что-либо на самом деле в их (наших) интересах, а где все ограничивается лишь красивой риторикой, но противоположными по сути реальными действиями...
Беседовала Ирина ЩЕГЛОВА
Загрузка...

Комментарии Написать свой комментарий

К этой статье пока нет комментариев, но вы можете оставить свой