ДЕРЕВЯННЫЙ МЕРСЕДЕС
Авторский блог Анна Серафимова 00:00 24 декабря 2002

ДЕРЕВЯННЫЙ МЕРСЕДЕС

0
52(475)
Date: 24-12-2002
Author: Анна Серафимова
ДЕРЕВЯННЫЙ МЕРСЕДЕС
Подгоняемая резко наступившими холодами спешу, насколько возможно в длинной, тяжелой шубе, домой. Ходу от метро — 20 минут. На троллейбусе — всего 5. Если он быстро подойдет. Но такое случается нечасто. Решив в мороз не рисковать, пошла пешком.
Рискуешь на остановке порой нешуточно: простоять можно и час, поскольку интервал движения с каждым годом реформируется в сторону увеличения паузы между подходящими машинами. Это раньше, при Советах, интервал был 4 минуты, и если по какой-то причине ждать приходилось дольше, мы все, везомые за 5 копеек, дружно и громко выражали свое неудовольствие водителю, грозя написать жалобу и лишить его премии. Сейчас платим по 10 рублей с продрогшего носа, в 200 раз больше, и никакого неудовольствия приехавшему после часового ожидания шоферу не выражаем. Не смеем. "Скажите спасибо, — заявила одна из руководительниц префектуры на встрече с жителями, — что транспорт вообще ходит". Спасибо.
И вот, не подвергая себя риску, якобы даже делу благородному, семеню вдоль полуправительственной трассы, по которой пролетают, иного слова не подберешь, не средства передвижения, а роскошь в чистом виде: сверкающие серебристыми боками и идеально чистыми стеклами иномарки. Редкий "Жигуленок", а тем паче, "Москвичек" затешется, убогонький, в эти сиятельные ряды, и тут же будет оттеснен вправо или на обочину — знай свое место.
Если попробовать определить страну пребывания по автомобилям, то без тени сомнения я бы идентифицировала ее как Германию, сплошь "мерседесы" и их джиповые варианты, "БМВ", "ауди".
Гражданам, летающим по морозной Москве в комфортных салонах западной автоиндустриии, тепло. А мне, трусящей в студеную зимнюю пору из-за резкого сокращения общественного транспорта, холодно. И низкая температура наводит меня на низменные, прямо скажу, мысли. Я начинаю судить, хотя всегда старалась придерживаться заповеди " да не судимы будете". И даже кое-что считать в чужих проезжающих карманах.
Откуда, например, у сикухи, чуть не сбившей меня на пешеходном переходе при зеленом для меня светофоре, средства на "мерседес-600", которым я чуть и не была протаранена? Лишь мое спортивное прошлое помогло избежать печальной участи жертвы ДТП, каковых в Москве ежедневно бывает до 5 штук летальными. Какие свои трудовые подвиги, таланты сумела обменять сия пигалица на "мерседес"? Пустопорожние домыслы вроде: "А может, ей папа купил?" (Мама, дядя, деверь…) — не в счет. У них-то откуда деньги?
Имея небедное воображение, обогащенное еще и пережитым стрессом, подключила его к своим размышлениям, и они нарисовали мне весьма живописную картинку. Холод был им союзником.
Итак, что такое, к примеру, "мерседес"? Даже самый спецшеварнадзевский? Немного пластмассы, производимой из нефти, т.е. пара литров нефти, немного металла, добываемого в том числе и на Урале, откуда я родом, пара метров кожи или ткани для обивки салона. Плюс, конечно, труд сборщиков, конструкторов.
А для того, чтобы хитрые немцы отдали нам перечисленный набор в виде "мерседеса", им нужно наперед откачать нефть, газ, доставить древесину. Ни на что другое они, по большому счету, с нами не меняются. За один "мерс" мы должны им откачать 280 тонн нефти, 2800 кубов леса спилить. Если представить зрительно пропорции такого обмена, то столько леса произрастает на 100 гектарах сибирской тайги (вернее, произрастало). И если представить "мерс" буковкой, то вырубленный за него под корень лесной массив, на выращивание которого требуется 80 лет, это буковки на всей газетной полосе. Уж не говорю о множестве таких мелочей, что лес воздух очищает, а "Мерседес" его загрязняет, как всем известно по урокам химии.
Раскатывающие по российским просторам на "мерсах" давно пристроились-легализовались возле счетов, регулярно пополняемых за счет нефти-газа-древесины в странах не с таким суровым климатом и не с такими, мягко говоря, наивными правительствами, что давали бы жизненно необходимые ресурсы менять на прихоть вороватых индивидумов в комфорте развивать запрещенную во всем мире скорость. (Не могу понять: зачем нужно закладывать в мощность машины скорость до 300 км/час, провоцировать водителей на нарушения, если предельно допустимая гораздо меньше?).
Т.е. придет время, а оно, по прогнозам, для нашей страны наступит лет через 20, когда всю нефть наши олигархи и шестерящие при них выменяют на "мерседесы", газ— на "БМВ", древесину на "джипы". И мы при температуре минус 40 останемся без топлива вообще, согреваемые лишь теплыми приветами оставивших нас в таком положении нынешних иномарочных сидельцев, устроившихся на теплых лазурных берегах и мальдивских островах.
Что будет с нами? Если воображение у вас, в отличие от меня, небогатое, поезжайте в такие холода на дачу и хотя бы сутки проведите там, не отапливая. Вот что, дорогие россияне, ожидает вас и ваших детей, внуков через несколько лет. И благодарить за эти комфортные условия вы должны каждого едущего на иномарке и вообще предпочитающего импортные вещи отечественным аналогам.
Ведь иностранцы — не дураки. Они привозят нам кусок свиной кожи, над которым потрудилась какая-нибудь дешевая рабочая сила в виде тайваньской девочки, называют это писком обувной моды от "Пердинни", и господа бенду-кидзы, получившие бесконтрольное право пользоваться русскими ресурсами, отдают за эту безделку пару тысяч долларов, которые выручаются исключительно в обмен на полезные ископаемые.
Себестоимость пердинневских лапоточков — долларов десять. Впариваемая нашим мироедам тамошними мироедами цена — 1000 долларов. И так во всем — неоколониализм, неостеклобусицизм: нам — стеклянные бусы в виде "Арнани", "Херсаче и пр. и пр., ситечки для чая, от нас — нефть, газ, алмазы, лес.
"О! — говорят впарившие вам бусы и увидевшие вас в них. — У вас прекрасный вкус, мистер Абрамович! Вы понимаете толк в вещах, с вами можно иметь дело". И, конечно же, продолжают "иметь" всю Россию через готового за кило шерсти, состриженной с одной овцы и оформленной в виде двубортного костюма от раскрученного именно для этих целей дизайнера платить столько, сколько стоит шерсть со стада в тысячу голов мистера Абрамовича.
Когда по ТВ с частотой, с какой раньше сообщали о спущенных на воду лайнерах, введенных в строй заводах, информируют о замерзающих городах и поселках, у администраций которых нет такой-то суммы на приобретение горючего, я прикидываю, чему эквивалентна эта сумма. Попробуйте и вы. Убедитесь сами, что это увлекательное действо, "занимательная математика" для взрослых.
К примеру, в поселке Н. власти не могут изыскать 100.000 рублей на покупку мазута для отопительного сезона. А я иду "вдоль по Питерской по Тверской-Ямской", рассматриваю витрины. Красиво. Сверкающе и сияюще. Вот на манекене какая-то доха, под ней стилизованные под модные в этом сезоне унты-боты, рядом из такой же кожи-меха сумочка. Аккурат все на 100.000. Эквивалент тепла в квартирах, больницах, школах и детсадах поселка Н. Через пару дней иду — манекен наряжен по-другому. Стало быть, не дождутся в далеком поселке тепла — деньги потрачены на стильную одежду рассекающей по Москве на "мерсе" мироедки.
Вот военная часть, на боевом дежурстве которой ракеты, да и на складах оружьица хватает, отключена от электроснабжения. Солдатушки задолжали курьерам, разносящим коробки из-под ксерокса, 5000 рублей. В целом ведомство под руководством филологического министра должно поболее, а эта часть— 5000.
А вот моя приятельница показывает чек от купленных ее хозяйкой, мелкой сошкой на крупной нефтеразливкой дележке, у которой подруга домработничает, мужу пары, пардон, трусов. Из чистого хлопка, очень удобны в носке. Какое совпадение! Тоже 5000 рублей. Еще и пара маек в придачу.
Если вдруг свет части Ракетных войск еще не дадут и поступит сигнал "воздушная тревога!" "пли!", нам защититься будет нечем. И в тех самых трусах, которые обменяли на нашу безопасность, всем укрытия не найдется.
За приятными размышлениями досеменила до дома, похвалив себя за пешую инициативу: ни одна единица общественного транспорта, пока я шагала по морозу минус 20 вдоль трассы с сотнями индивидуальных "мерсов", "БМВ", "джипов" не прошла.
Р. S. Если хотите приобщиться к занимательной математике, оперируя нашими полезными ископаемыми, можете сами сделать подсчеты: нефть мы продаем на внешнем рынке по 120 долларов за тонну. Скважина дает за сутки в среднем 7 тонн, т. е. 840 долларов в денежном эквиваленте. Типовой для российских дорог "мерседес-600" стоит около 300 000 долларов — годовое выкачивание нефти из одной скважины. Целый год скважина работает на прихоть и престиж одного владельца "мерседеса"!
К слову сказать, разведанных рентабельных запасов нефти в России, т. е. тех, что имеет смысл разрабатывать при нынешних ценах — на 10 лет.

Загрузка...

9 июля 2019
20
10 июля 2019
5
2 июля 2019
5
Комментарии Написать свой комментарий

К этой статье пока нет комментариев, но вы можете оставить свой