АФГАНСКИЙ УРОК ЯНКИ НЕ ВПРОК
Авторский блог Редакция Завтра 00:00 24 декабря 2002

АФГАНСКИЙ УРОК ЯНКИ НЕ ВПРОК

0
52(475)
Date: 24-12-2002
АФГАНСКИЙ УРОК ЯНКИ НЕ ВПРОК (Окончание. Начало в № 50)
Уже первые следствия "антитеррористической операции" в Афганистане позволяют усомниться в бытующем мнении, будто там образовался некий "островок стабильности". Как уже отмечалось в предыдущей статье, стабильностью там и "не пахнет". В основе с каждым днем нарастающего обострения ситуации лежат, помимо внутренних, и внешние причины. В числе последних — интервенционистская политика США по отношению к Афганистану и ошибки руководства России, допущенные в связи с участием в этой операции.
"ПОСЕВЫ", КОТОРЫЕ ДАЮТ ГОРЬКИЕ ПЛОДЫ
Как известно, США уже не в первый раз пытаются "спасти" афганский народ от угнетающих его режимов, "защитить" от внешних посягательств, "обеспечить свободу вероисповедания" или "избавить", как сегодня, от "террористов". Находясь в 12 тыс.км западнее и 80 тыс. км восточнее Афганистана, они уже не раз под надуманными предлогами протягивали свои "липкие руки" к этой стране и не единожды пытались поставить ее "на рельсы", ведущие в США. В разработанной еще в 1948 году секретной программе СБ США под общим названием "Операция Гиндукуш" предусматривался целый комплекс мер, направленных на полное подчинение своему влиянию "Королевства Афганистан", в т.ч. и с целью "использовать Афганистан как важное звено в планировании военно-политической стратегии… и закреплении своих позиций в этом и прилегающих регионах".
Как следует из преамбулы к этой программе, Афганистан привлекал США и как богатевшая "нетронутая кладовая" природных ресурсов, в т.ч. ценных и редких металлов (хрома, меди, берилия, урановой руды, титана, золота, бриллиантов и др.), в которых США испытывают острые потребности. Поэтому неудавшиеся попытки продвинуть свое влияние и закрепиться в этой стране не только не прекращались, но постоянно (особенно в последней четверти XX в.) активизировались.
Развязанная ими т. н. "необъявленная война" против Афганистана (конец 70-х — 80-х гг.) так и не завершилась после свержения демократического правительства этой страны. Даже после того, как взращенные ими талибы захватили большую часть Афганистана, США не прекращали свое деструктивное вмешательство в "афганский процесс". ЦРУ совместно с разведслужбами Пакистана засылали туда все новые и новые группы разного рода экстремистов, сепартистов, исламских фундаменталистов и просто изгоев из неблагополучных стран. По словам муллы Омара, высказанным им в интервью пакистанскому журналисту (15.10.2001 г.), "представители США требовали от талибов приютить у себя уйгурских сепаратистов (исламистов) из северо-западной провинции Синзян КНР". Как известно, и появление талибов в Афганистане не обошлось без помощи США и Пакистана. Они в той или иной форме поддерживали контакт с талибами, о чем свидетельствует хотя бы уже упоминавшийся факт о выкупе ими у североальянцев плененного еще до начала "операций" замминистра иностранных дел правительства талибов муллы Гауса. Не случайно, даже после 11 сентября, США не собирались уничтожать режим талибов, требуя от них лишь "выдать бен Ладена". Впрочем, до сентября 2001 г. не трогали они и бен Ладена, а последний до нападениями их на Афганистан, похоже, все же не считал себя "врагом Америки". В интервью тому же пакистанскому журналисту после начала американской операция он заявил:" Я только теперь понял, что мусульманскому миру угрожали и угрожают не Советский Союз и не Россия, а США". Интересно, что решение США нанести удар и по талибам мулла Омар объяснял не тем, что они "укрывают" бен Ладена и отказываются его выдать американцам, а тем, что не согласились принять у себя "других бен Ладенов". В упомянутом интервью он говорил : "Мы отказались принять уйгурцев. Теперь за это придется дорого заплатить". Не поверили в "благородство помыслов США" (избавить Афганистан от террористов) и остальные афганцы. Если бы США преследовали при этом только цель уничтожения бен Ладена и его организации "Аль-кайда" или даже избавления афганского народа от талибов, то для этого существовало много других способов. Нельзя стрелять по самолету, на борту которого находятся, скажем, несколько сотен пассажиров и 1-2% террористов, не исчерпав все другие возможности. В захваченном театральном центре на Дубровке на 1000 человек заложников приходилось 50 террористов (5%). Тем не менее российские спецслужбы, рискуя своими сотрудниками, не пошли на то, чтобы "одним махом" покончить со всеми сразу — и с террористами, и с заложниками. Тем более недопустимо из-за нескольких десятков или сотен террористов подвергать "ковровым бомбардировкам" целый народ. И уж тем более нельзя было назначать в "террористы" народ, представители которого (в т.ч. и талибы) нигде и никогда за пределами своей страны не совершили ни одного даже малозначительного теракта.
Тот факт, что эта операция осуществлена под началом не одних только США, а под эгидой международной "антитеррористической коалиции", не убеждает афганцев в благонамеренности ее инициаторов. В 1979 году США уже создавали аналогичную "международную коалицию" для ведения "необъявленной войны" против демократического правительства Афганистана и советских войск, оказавших поддержку этому правительству. И афганцы еще тогда убедились, что участников той "коалиции" (Пакистана, Саудовской Аравии, Франции, Германия и др.) "волновала" не судьба Афганистана и его народа, а свои собственные интересы в Афганистане или в связанных с ним сопредельных странах. Разница между "той" и нынешней "коалицией" состоит лишь в том, что тогда все участники "коалиции" рядились в тогу "защитников ислама", призывали "правоверных" сражаться с "неверными", а сегодня все вместе бьют по самым что ни на есть "верным" и даже "суперверным".
Так что каждому понятно: не забота о создании благоприятных условий для развития Афганистана, не "богоугодные мотивы", не искреннее желание уничтожить подлинных террористов подвигли США нанести сокрушительный удар по Афганистану. Им нужен окончательно поверженный Афганистан, поскольку только в таком его состоянии они могут навсегда подчинить его своему влиянию и распространить свой контроль на близлежащие страны. Именно к такому выводу пришли или приходят абсолютное большинство трезвомыслящих афганцев, такой именно "вердикт" они выносят "акции возмездия" американцев. В соответствии о этим меняется и суть проблемы, связанной с последствиям этой операции. Она уже не сводится к тому, что "победа" победителей еще может обернуться победой ''побежденных" — талибов и "алькайдовцев". Она обретает теперь более общий характер. Своей "акцией возмездия" США не просто смели архаичный режим талибов и используют еще худшие сепаратистско-фундаменталистские силы "североальянцев", но принудили весь афганский народ испытать самое крупное и самое оскорбительное потрясение, причем не только в текущем "афганском веке". Они сделали самый крупный и самый глубокий "надрез" на пути течения всей истории Афганистана, нарушили многовековые представления в коллективной памяти этого народа о национальной гордости, независимости, суверенитете Афганистана, о традиционно складывавшемся характере его взаимоотношений с другими странами. А это важнейшие (и возможно, единственные) факторы, вызывающие особую социально-политическую активность всех афганцев, неугасимый источник, питающий законные их потребности сопротивления злу насилием, "катализатор" народного контрнасилия. В результате американцы уже сегодня начинают пожинать "плоды" того, что они там "посеяли". Люди проявляют массовое недовольство, многие берутся за оружие не только в связи с произволом "североалъянцев", но и присутствием иностранцев, особенно американцев. Причем не только потому, что все чаше повторяются случаи безалаберного поведения военнослужащих, как это всегда бывает и как имело место, например, в Пактии в конце мая этого года, когда американцы по ошибке разбомбили машину с 60 старейшинами, ехавшими на Лойя-Джиргу, или в Кабуле (20.02.02), когда два британских солдата обстреляли такси, в котором муж вез жену в роддом и от полученных ран скончался; или в провинции Урузган, где 1 июля американские летчики свадебный фейерверк приняли за "стрельбу по их самолету и разнесли в щепы полкишлака, убив при этом около 40 человек и свыше сотни ранив. Причина протестных настроений кроется в том, что в массовом сознания афганцев все в большей мере вызревают представления именно о "захвате американцами Афганистана". Не случайно на территориях, где проживают пуштуны (в т. ч. и в Пакистане), все чаще и громче раздаются голоса с требованиями о выводе американских войск из Афганистана: " Если в стране где-то еще остаются алькайдовцы, то пусть с ними борются Япония, Китай, Индия, но ни США, ни европейцы, ни Россия". Таков лейтмотив "обыденных настроений", преобладающих в афганском обществе. Уже нередки случаи, когда в противлении "миротворцам" во главе с США и "продавшемуся им Карзаю" наиболее активная часть афганцев стали прибегать к "крайним мерам". Американцы еще в марте признали, что "в Афганистане начинается партизанская война". А два месяца спустя (в июне 13 числа) у американского консульства в Карачи ( Пакистан) во время посещения этой страны министра обороны США Рамсфелда было подорвано взрывное устройство, в результате чего погибли 14 человек и 48 ранены. США заявили об отзыве своего консульства из Пакистана. 4 июля в Кабуле состоялась первая антиамериканская демонстрация, участники которой требовали "изгнания из страны американцев".
А 6 июля в Кабуле осуществлено несколько взрывов, в т.ч. у здания афганского правительства. Карзай вынужден был сменить свою охрану на американских морских пехотинцев, что расценивается западными наблюдателями как "потеря поддержки кабульского правительства и создание для американцев предпосылок "второго Вьетнама". 5 августа предпринята вторая попытка подрыва американского посольства, теперь уже в Кабуле. В этот же день взорвана бомба на рынке Кабула, где находились несколько иностранных военнослужащих и погибли около 30 человек. Среди них, по меньшей мере, один иностранец.
Через три дня (8 августа) в Хосте на пути следования двух бронемашин с американцами взорван заложенный фугас. 26 августа на юго-востоке Афганистана, в одном из горных кишлаков, задержано семь женщин с гранатами, которые намеревались их применить против осуществлявших там "поиски талибов" американцев. 5 сентября у здания Министерства информации в Кабуле подорвана бомба. Погибли около 20 человек, в т.ч. несколько афганских военнослужащих из числа охраны. В первой половине ноября в Кабуле прошли две антиамериканские демонстрации студентов, при разгоне которых применялось оружие. 29 ноября в горах на границе с Пакистаном неизвестными совершено нападение на американских военнослужащих. Погибли около 40 человек. 1 декабря аналогичное нападение произошло под Гератом, а в Шинданте и в Хосте в тот же день взорваны две мощные бомбы. Несколькими днями ранее в Логаре неизвестно куда исчезла автоколонна с 50 американскими военнослужащими. Ее поиски продолжаются.
Конечно, все это можно расценивать как происки "недобитых" алькайдовцев или талибов. Однако многие наблюдатели, в т.ч. американцы, полагают, что речь может идти о вспышке "новой волны нового терроризма", в котором участвуют теперь уже и женщины, чего в Афганистане никогда не было.
В любом, однако, случае нельзя не признать, что это — первый звонок американцам. Не собираясь покидать Афганистан, для достижения поставленных целей им придется расширить здесь свое военное присутствие или сбивать волну растущего недовольства населения значительными финансовыми вложениями.
Многие, однако, полагают, что при нынешнем "статусе-кво" решить возникающие там проблемы только деньгами все равно не удастся. Для умиротворения ситуации в Афганистане, искоренения "истоков" терроризма необходимы прежде всего такие действия, мотивированность которых была бы хорошо понятна всему афганскому народу. Афганистан нуждается в такой политической, экономической и финансовой поддержке, которая не ущемляла бы его независимость и суверенитет. Но к таким предложениям в США (и не только США) пока не прислушиваются.
НАПРАСНЫЕ ХЛОПОТЫ КРЕМЛЯ
Свой "вклад" в усугубление ситуации в Афганистане вносит и российское руководство. Проигнорировав тот очевидный факт, что даже в условиях неотвратимости намечавшейся американской "акции возмездия" Россия не должна была поступаться своим традиционно стратегическим интересом в сохранении российско-афганского добрососедства, и уж тем более в связке с американцами принимать участие в прямой агрессии против Афганистана, кремлевские "бойцы антитеррористического фронта" продолжают и ныне, уже после разгрома талибов, следовать проамериканским курсом, поддерживая интервенционную политику США в этой стране и тем самым содействуя ее порабощению американцами.
Поддерживая правительство Карзая, подвластного североальянцам, позиционеры кремлевской политики не способствуют устранению усугубляющегося раскола афганского общества, а следовательно, предотвращению боестолкновений между этническими группировками и обострению ситуации в целом. То, что афганские сепаратисты и поныне чинят произвол во многих провинциях Афганистана, никак не назовешь "борьбой с терроризмом", и воспринимается большинством афганцев именно как следствие поддержки их Москвой. Когда С. Иванов объявил о создании специального Центра подготовки капралов и сержантов "для афганской армии", состоящей сплошь из североальянцев или находящейся под их командованием, то в Афганистане это было воспринято как прямое свидетельство того, что Москва по-прежнему продолжает делать "ставку" на сепаратистов, противопоставляет себя пуштунам, пытается поставить их под контроль североальянцев. Ведь если бы кремлевская верхушка была действительно озабочена созданием и укреплением общенациональных Вооруженных Сил Афганистана, способных покончить с криминальными группировками и международными террористами в этой стране, то она порекомендовала бы Карзаю использовать для этих целей в первую очередь десятки тысяч уже готовых младших командиров и офицеров, прошедших обучение в училищах и академиях, в т.ч. и Советского Союза. Не говоря уже о том, что само намерение С.Иванова готовить в российском Центре не офицеров или хотя бы младших технических специалистов, а именно капралов и сержантов, представляется просто смехотворным. Нынешняя афганская молодежь, выросшая в моджахедовских семьях и с 10-15-летнего возраста владеющая всеми видами имеющегося там оружия и тактикой его применения, сама без особого труда может обучить нашего министра обороны тому "ремеслу", которому он в названном Центре собирается их "научать".
Другой пример. Когда российские власти трубят "на всю ивановскую" о продолжающихся поставках десятков тысяч тонн гуманитарной помощи "афганскому народу", то забывают добавить, что вся она "оседает" главным образом в пределах Мозари-Шерифа и некоторых других городов Северного Афганистана. Народу она не попадает, а реализуется на рынках в пользу главных басмачей "Северного альянса". Тем самым Россия не просто "подпитывает" один из самых опасных источников афганского сепаратизма, но стимулирует обратный поток наркотических средств в Россию, поскольку именно те самые люди, в чьих интересах на рынках реализуется гуманитарная помощь, на вырученные деньги закупают в горных районах наркотики, и по каналам, проторенным еще крупнейшим наркобароном мира А.Ш. Масудом, с большей выгодой для себя направляют их "российскому народу". В результате, как отмечают правоохранительные органы, после разгрома талибов наркопоток из Афганистана возрос почти в два раза.
Но самое парадоксальное в такой политике заключается в том, что его хозяева искренне надеются, что делают они все это в "интересах России" и Афганистана, и все еще питают иллюзии относительно возможности восстановления прежних дружественных отношений с этим государством, закрепления подобающих позиций России в этом регионе. Реально же своей спонтанной и примитивной практикой решения действительных и вымышленных проблем "афганского узла" они сжигают последние мосты, ведущие к означенным целям.
Дело не только в том, что в массовом сознании, даже наиболее прогрессивной части афганского общества, уже сформировался устойчивый стереотип о "предательстве России". Ее поддержка "Северного альянса" и участие последнего на стороне "коалиции" расценивается в Афганистане, как "удар в спину". Впервые за всю историю этой страны часто соперничащие между собой и действующие врозь афганские группировки при нападении извне "не бьют вместе". Своим "соитием" с американцами российское руководстве лишило Афганистан главного — традиционно "надежного тыла", каковым веками в Афганистане Россия воспринималась.
В еще большее смятение и отчаяние ввергает афганцев согласие "северного соседа" на размещение американских военных баз на северных границах Афганистана, его смирение с тем, что эти базы будут сохраняться неопределенно длительное время.
Добровольная сдача близорукими политиками Кремля среднеазиатского региона на откуп США, где переплетаются интересы Китая, Индии, Пакистана, Афганистана, Ирана, Турции, бывших среднеазиатских республик СССР и России, с общей территорией, занимающей более четверти всей суши Земли, и с населением, составляющем более 45% населения всего Земного шара, где малейшая неосторожность с американским огнем может привести к мировому пожару, загнала афганское общество в тупик, из которого ему самостоятельно не выбраться.
На состоявшемся в конце августа этого года в Кельне (Германия) первом совещании демократических сил Афганистана, на котором присутствовали около 500 представителей от афганских диаспор, проживающих во многих странах Европы и Азии, наряду с прочим, отмечалось: "отныне нельзя полагаться и на Россию". Если США преследуют единственную цель полного подчинения своему влиянию Афганистана, то Россия фактически не противостоит этому. Опираясь в своих действиях на еще худших "заменителей" фундаментализма, — "суррогат" воинственного исламизма, этнического шовинизма и сепаратизма, привнесших первыми на афганскую почву идеи ваххабизма и, как следствие, его "детища"— талибанизм, она не только затрудняет искоренение "очагов" терроризма в афганской среде, но разъединяет афганцев на сторонников протурецкого, проиранского или протаджикского влияния, одновременно создавая предпосылки для превращения пуштунского большинства в "афганских курдов". В связи с этим делегаты от афганской диаспоры в Норвегии предлагали демократическим силам и всем патриотам Афганистана вообще избавиться от иллюзий относительно способности и готовности нынешней России, "утратившей свой прогрессивный характер, гуманистические интернационалистские качества", оказывать поддержку прогрессивным силам Афганистана. Она находится в полной зависимости от США, действует совместно с США. И пока в ней господствует проамериканский режим, всем представителям Афганистана в планах построения прогрессивного афганского общества ее следует исключать из числа государств, с которыми можно иметь дело. И хотя подобные предложения не имеют юридического статуса, они убедительно свидетельствуют, что по крайнем мере в демократических кругах афганцев, размышляющих о путях вывода Афганистана из кризиса, "Россию просят не беспокоиться". Их взоры ныне обращены к Японии, Китаю и Индии. Они убеждены, что рано или поздно и США, и России придется покинуть Афганистан с позором".
УТРАЧЕННЫЕ ВОЗМОЖНОСТИ
В то же время сказанное в данном материале отнюдь не принижает опасности международного терроризма и вовсе не означает, что с ним не следует бороться, или что кто-то, в т.ч. США и Россия, мог бы оставаться в стороне от решения этой проблемы. Речь лишь о том, что основанием для проведения антитеррористических акций не могут служить иные, сугубо конъюнктурные, не имеющие отношения к искоренению терроризма цели. Решения "антитеррористической коалиции" должны быть "коалиционными", но не диктаторскими со стороны одного из его членов. Требование о недопустимости двойных стандартов в подходах к борьбе с терроризмом не является достаточным, если оно не опирается на основополагающее требование единого стандарта в определении субъектов терроризма, действительных носителей террористической опасности, без чего подлинные террористы, как правило, остаются "вне поля зрения", а не террористы (в лице целых народов) оказываются "козлами отпущения".
Все это в полной мере относится и к "антитеррористической операции" в Афганистане. Ситуация, складывавшаяся там в последние десятилетия, действительно требовала радикальных перемен, в т.ч. с участием мирового сообщества. Однако каких именно и посредством чего? Чтобы покончить с доминацией маргинальных сил (режима талибов и "Северного альянса"), вовсе не требовалось "идти на муху с обухом", обрушивать на Афганистан всю самую современную военную мощь ведущих государств мира, а для России — в то же самое время поддерживать один из первоисточников современного варварства в афганском обществе. Взрывоопасность "афганского звена" в системе мирового сообщества, в т.ч. и как "потенциального источника международного терроризма", проистекала вовсе не из "военной мощи" названных режимов, а из их слабости, неспособности предотвратить продолжавшийся распад общества, обеспечить хотя бы элементарные условия для выживания своих граждан, безысходность и отчаяние которых грозило возможностью в той или иной форме выплеснуться и за пределы Афганистана. Это, в частности, подтверждается и тем, что в Афганистане не было национальных вооруженных сил. "Войска" и талибов, и "Северного альянса" состояли только из полувоенных бандформирований и привлекаемых ополченцев. Если говорить собственно о талибах (выпускниках медресе), то, по данным ПНП (Пакистанской народной партии), на территории Афганистана их могло быть не более 400 человек. Остальные т.н. "талибы" — это разномотивированные их сторонники, добровольные или нанятые "за один доллар в день" помощники из числа безработной молодежи. Не менее 40 % т.н. талибских вооруженных формирований (около 10 тыс. чел.) составляли пакистанские вооруженные силы, которые периодически появлялись на территории Афганистана или уходили из Афганистана в зависимости от складывающейся ситуации. "Аль-кайда", о которой до 11 сентября мало кто из афганцев что-либо слышал, кроме небольшой группы охранников бен Ладена, вообще не имела вооруженных формирований. 700 иностранцев (по преимуществу арабов), которым Раббани предоставил афганское гражданство, были одновременно и сторонниками бен Ладена, и североальянцами, и талибами. Все эти люди и вооруженные формирования не обладали достаточными знаниями и навыками планирования масштабных операций, материальными и финансовыми ресурсами, новейшими средствами управления и типами оружия и, следовательно, возможностями для ведения современной крупномасштабной войны. За время "акции возмездия" талибы, к примеру, не выдержали ни средствами ПВО, ни в ходе наземной операции ни одного серьезного боестолкновения. "Североальянцы" "решительно" продвигались вперед только после того, как территорию покидали талибы. Это лишний раз свидетельствует, насколько некомпетентными и абсурдными были измышления ведущих российских политиков о том, будто талибы способны "шагнуть за Волгу", а "североальянцы" — надежно прикрыть наши южные рубежи.
А если это так, то стоило ли прибегать к "ковровым бомбардировкам", принесшим столь значительные беды народу Афганистана и вызвавшим его негодование? Как полагают многие видные представители прежних правительств Афганистана, для избавления их страны от узурпировавших власть и подавлявших афганский народ моджахедов "Северного альянса", талибов и нашедших там прибежище международных террористов необходимо было, прежде всего от имени ООН, дать находящимся в неведении афганцам убедительную причину того, почему мировое сообщество вынуждено вмешаться в сложившуюся ситуацию в их стране, не под дулом автоматов и винтовок объяснить широким массам населения, почему мир не может мириться с преступным режимом "братьев мусульман" ("североальянцев" и талибов), приносящим беды не только в других странах, но и самим афганцам. В соответствии с этим режим и тех и других (талибов и "североальянцев") объявить вне закона и потребовать их самороспуска, а также содействия в выдаче алькайдовцев. От Пакистана потребовать вывода "своих талибов" с афганской территории, а от России — прекратить поддержку "североальянцев". В переговорном процессе максимально использовать собственно "афганский резерв" — десятки тысяч афганской интеллигенции, разбросанной в качестве беженцев по всему миру. Уже в этом случае подавляющая часть представителей враждующих между собой и потому ослабленных режимов и вооруженных группировок согласились бы с такими требованиями и пошли бы на сотрудничество с ООН и находящимися за рубежом компетентными соотечественниками. Неизбежное все же при этом применение силовой составляющей должно было осуществляться не от имени самозваной "антитеррористической коалиции", а исключительно под флагом ООН и с участием нейтральных государств мусульманского мира. Это исключило бы в массовом сознании представления об "оккупации" Афганистана и покушении на его суверенитет. Активисты и лидеры различных партий и "фракций", существовавших в Афганистане, убеждены, что при таком подходе к разрешению кризисной ситуации предоставлялся редкий шанс на весь период "чрезвычайного положения" ввести для Афганистана "внешнее управление ООН". Только в таком случае можно было вернуть в Афганистан интеграционные элементы правления бывшего короля Захир-шаха, чего желает большинство афганцев, и сформировать приемлемое для всех народностей Афганистана "правительство народного доверия"
Но ничего подобного, как известно, мировым сообществом предпринято не было. Участники "коалиции" во главе с США искоренение и профилактику "афганского очага международного терроризма" предпочли осуществить с помощью только грубой силы, что дает обратный эффект. Пристегивание "по ходу дела" к этому процессу ООН и иных международных организаций лишь дискредитировало саму идею о способности таких организаций конструктивно влиять на разрешение острых конфликтных ситуаций, предотвращать вызревание очагов международного терроризма. Шанс воспользоваться поддержкой в разрешении затянувшегося на десятилетия афганского кризиса, на что так долго надеялись прогрессивные силы Афганистана, безвозвратно утрачен. Афганистан по-прежнему "без руля и ветрил" находится в руках фанатичных пиратов. Предсказать его будущее, равно как и распознать опасности, которые там вызревают, невозможно. Ведь ни одна из поставленных целей "операции", кроме захвата американцами и дальнейшего разрушения Афганистана, не достигнута. Бен Ладен и прочие по-прежнему здравствуют. 1/3 афганской территории, как признавался на днях в Кабуле американский генерал, "находится под контролем террористов". Ни один из "заводов" по производству наркотиков по какой-то "случайности" никем не уничтожен. Посевы наркосырья бесконтрольно расширяются, а наркопоток в Россию возрастает. "Антитеррористическая операция" на поверку для афганского народа оказалась и террористической, и криминальной.
Еще хуже то, что выводов из этого никем и никаких не сделано. "Афганский урок" ни Бушем, ни Путиным так и не выучен. Как и прежде, приоритетнейшим средством борьбы с терроризмом остается американская тактика выжженной земли с нанесением "превентивных ударов".
После "вторичного изменения мира" (23.10.02.) и в преддверии новой агрессии против Ирака американскую "мораль" и практику "антитерроризма" кремлевские "стратеги" и вовсе стали воспринимать как свои собственные. Шаг за шагом они сдают свои "принципиальные позиции" и, похоже, готовы стать соучастниками антииракской авантюры.
Не погасив костер в одном пожароопасном месте, активнейшие "коалиционеры" направляются в другой, более засушливый и более пожароопасный район, чтобы зажечь там новый. Стенания Путина о недопустимости двойных стандартов в США и в Израиле наконец-то "услышаны".
Отныне в борьбе с международным терроризмом будет соблюдаться "стандарт единый" — американо-израильский. Теперь, как восторженно сообщали израильские СМИ, "основной мишенью террористов" являются не только США и Израиль, но и Россия. Правда, по всему миру террористы покушаются на посольства, корабли, самолеты и граждан пока только США и Израиля. Но если Путин и далее будет множить количество "фронтов" противостояния с мусульманским миром, копируя "антитеррористические гримасы" Буша и "миротворческий оскал" Шарона, то не станут ли и российские объекты, и граждане России, находящиеся за рубежом, предметом их внимания? Более того, при таком "антитеррористическом рвении" нашего президента не окажется ли Россия главной и единственной "мишенью" международных террористов?
В общем, "если слепой поведет слепых"… известно, куда они свалятся.

Загрузка...

Комментарии Написать свой комментарий

К этой статье пока нет комментариев, но вы можете оставить свой