ВЫБОРЫ В СЕРБИИ – МОДЕЛЬ ДЛЯ РОССИИ
Авторский блог Редакция Завтра 00:00 17 декабря 2002

ВЫБОРЫ В СЕРБИИ – МОДЕЛЬ ДЛЯ РОССИИ

0
51(474)
Date: 17-12-2002
Author: Генерал Виктор Филатов, специальный корреспондент "Завтра" в Белграде
ВЫБОРЫ В СЕРБИИ – МОДЕЛЬ ДЛЯ РОССИИ
Белград на этот раз встретил запахами Киевского вокзала, когда оттуда готовятся к отправлению поезда дальнего следования — Белград перешел на печное отопление. А что говорить о провинции? Средняя заработная плата по стране где-то 18 000 динар, отопление газом стоит 16 000 динар в месяц. Белград встретил огромным количеством бездомных собак, сбившихся в бесчисленные стаи. Среди них я видел даже красавцев-сеттеров в ошейниках. В стране 25% трудоспособного населения официально безработные.А сколько неофициально? Люди избавляются от лишних ртов. Белград встретил несметным количеством такси: от "жигулей" 70-х годов до "гостербайтеров" — так тут называют машины западных марок, купленные выезжавшими за границу на заработки. Частным извозом люди пытаются кормить свои семьи. Я видел за рулем такси древнюю старушку, этакую "пиковую даму" — и по внешности, и по костюму. Машину она вела, уткнувшись носом в ветровое стекле, сжав в зубах дымящуюся сигарету.
Продолжают стоять в центре Белграда жуткие скелеты зданий, сожженные НАТО-бомбами. Восстанавливать их — нет денег. Пустым трепом и обманом оказались обещания Запада о выделение средств на восстановление им же разрушенного. Не для того бомбили.
Еду по Белграду. Выборы президента Сербии через четыре дня. В двух местах на заборах увидел портреты Каштуницы, приклеенные ленточкой один к одному. На каждом портрете факсимильная подпись Каштуницы под его лозунгом "За демократическую Сербию!". Портретов Шешеля — еще меньше. Больше было портретов при дорогах третьего соискателя кресла, президента Сербии Пелевича. У всех троих — только отрезанные головы. Пустой город в смысле приближающихся президентских выборов. На ТВ то же — сплошные песни и пляски. Про выборы — почти ни слова, даже не приглашают принять участия в них. Позже корреспонденты белградского телевидения спрашивали на улице у прохожих: "Как вам показалась предвыборная агитация?" Один ответил: "Она была гениальной — я ее даже не заметил". Другая ответила по-одесски: "А разве они была?" Третий сказал: "Скучно что-либо говорить об очень скучном".
Телевидение, как и в прошлом году, транслирует многочасовые заседания так называемого суда в Гааге над Милошевичем. Люди знающие говорят: сидел бы сейчас Милошевич президентом в Белграде, если бы согласился тогда на просьбу американцев. А "просьба" была такая: отдать американцам три города Югославии — Котор, Урошевац и Крушевац. Удобнее и красивее бухты, чем Которская, я в мире не видел. В свое время здесь была наша военно-морская база. После ухода наших кораблей и подводных лодок в Которе дислоцировался флот Югославии. Кто владеет Котором, тот владеет Адриатикой, Средиземным морем, Северной Африкой и Ближним Востоком, а в на севере — пол-Европы до Берлина. Котор — это Черногория.
Урошевац — это уже Косово, огромный, почти закрытый военный гарнизон Югославской Народной армии со всей соответствующей инфраструктурой. Находясь на одной линий с Котором, оба этих стратегических пункта составляют как бы два фланга одного фронта, протяженностью под 200 километров.
Крушевац — самое сердце Сербии, 180 километров на юг от Белграда. В нем также дислоцировались части Югославской Народной армии. От Урошевца до Крушевца — под 200 километров. Три этих стратегических пункта составляют своего рода треугольник, на вершине которого — Крушевац, далеко выдвинутый в глубь европейского континента. Получались как бы две линии фронта: одна по линии Крушевца, другая — по линии Урошевца. И оба эти фронта прикрывают Котор, сравнимый по значимости с самыми мощными военно-морскими базами американцев в Тихом и Индийском океанах. Особая значимость Крушевца еще и в том, что он расположен вблизи — 25 километров, от трансевропейской автомагистрали Север-Юг. Только она связывает Германию с Хорватией, Австрией, Словенией, Грецией, Болгарией, Турцией, одним словом — дорога жизни, нерв Европы. Оседлав эту трансевропейскую автомагистраль, американцы резали бы Европу по живому, а с помощью войск своей армии, окопавшихся и закрепившихся в Которе и Крушевце, получали бы без единого выстрела абсолютно свою — "американскую Европу".
Имея три таких стратегически важных пункта на юге Европы, с их-то нынешним вооружением, которое они называют "умным", "точечным" и "сверхубойным", Штаты не просто держали бы под артиллерийским прицелом Европу, а, по сути, они ее оккупировали бы таким маневром.
Конечно, во всем тут виновата Германия — самая мощная держава в Европе, а это, между прочим, не меньше, чем быть самой мощной державой в мире. Конфликты, которые постоянно происходят теперь между США и ФРГ, это на поверку не что иное, как борьба США и ФРГ за Европу. Какой ей быть: американской или немецкой.
Американская армия в Косово все-таки ворвалась и захватила стратегически важный Урошевац. Сейчас в Урашовце американская военная база — самая большая их военная база в мире, хотя их базы располагаются в 102 стран по всему земному шару.
Но Котор и Крушевац американской армии захватить не удалось. Вмешалась все та же Германия. Остановила американскую армию Германия. Как мы когда-то остановили их на Эльбе. Это ведь американцы подбивали Европу еще в 1944 году не пускать СССР дальше границ 1939 года.
Гаагский суд — это ведь не европейский суд, а суд на американские деньги. Там судят европейца Милошевича. Не зря ведь Милошевич почти ни в чем не обвиняет Германию, Европу в целом. Всю обличительную страсть своих выступлений на суде он направляет против американцев: за все бомбежки, за всю агрессию против Югославии ответственность должны нести американцы. И Милошевич прав: Европа Милошевичем судит Америку.
Звоню в избирательный штаб Воислава Шешеля. Узнаю: сегодня, 4 декабря, в Белграде на Площади Республики состоится его заключительный перед днем выборов митинг. Получаю приглашение посетить Штаб в день выборов, в 20 часов местного времени, когда начнут поступать данные о голосовании на президентских выборах. За окном дождь. Еду на митинг.
К микрофону вышел молодой человек и звонким голосом стали читать, как оказалось, текст обрашения Слободана Милошевича к избирателям: "То, что у нас появился единый кандидат, — это самый важный и ответственный шаг для объединения в борьбе против существующего режима, который деградировал и топчет достоинство каждого гражданина нашей страны, попирает национальные интересы всей страны. Самое важное сегодня, чтобы каждый гражданин внес свой вклад в дело победы на выборах. На это должны работать все большие и маленькие партии. В этой работе все равны, все великие. В это движение народного единства кто-то внесет меньше, кто-то больше, но самое главное — сделать все, что можно, что можешь. Только при этом каждый может чувствовать себя уважаемым и равным со всеми. Только при этом народное единство Югославии может состояться, достигнет своей цели. В этом смысле я призываю поддержать кандидатуру Воислава Шешеля". И подпись: "Слободан Милошевич".
Сразу же к микрофону вышел кандидат в президенты Сербии сербский националист №1, воевода четников Воислав Шешель. О Каштунице он сказал только это: "Если на выборах победит Каштуница, он примет Конституцию., которую ему написала его молодая жена", — все смеялись и свистели. Всю свою речь он посвятил разоблачению премьер-министра правительства Сербии Джинджича. Квинтэссенцию его речи я потом прочитал на стене белградского дома по улице Карагеоргия: "Долой правительство уголовника, шпиона, гомика и наркомана!". Эта надпись красуется не первый день на стене дома, что на главной уклице Земун — района Белграда. Почитать ее можно и сегодня. Сам Шешель на выборы идет с лозунгом: "Сербию — в надежные руки!".
В конце выступления Шешель полностью согласился с тем, что написал к выборам президента Сербии Слободан Милошевич. И сегодня по всему Белграду можно читать на стенах домов: "Слобо (Слобадан Милошевич. — В.Ф.) — герой!" Произошло братание двух еще вчера непримиримых врагов. И не по событиям Второй мировой войны. И не по временам Тито, когда четников гноили по тюрьмам и лагерям. При режиме Милошевича, по личному указанию Милошевича Шешель отсидел срок за несогласие с Милошевичем. Тут есть поле для размышления и о нашей действительности.
Сегодня 7 декабря — день полного молчания перед днем выборов. По городу все те же портреты Каштуницы по 100 штук в ленточку. На базаре лежит стопка портретов Каштуницы. С утра на телеэкране — Каштуница. Рассказывает, что проект Конституции Сербии и Черногории под его, разумеется, шефством, сегодня закончен, и теперь наступит не разлей вода Черногорию и Сербию. Ему поддакивает Солано, один из инициаторов бомбометания по Югославии. Одна из белградских газет написала в эти дни, что Каштуница провел самую скучную предвыборную президентскую кампанию и должен попасть в связи с этим в книгу Гиннесса.
По Белграду поползли слухи, будто позвонили из Лондона и приказали: быть президентом Сербии Каштунице. Мол, не зря в свое время Каштуница пригласил в Белград короля Югославии Александра II, отдал ему все резиденции Милошевича, то есть резиденции всех Первых секретарей партии югославских коммунистов.
Еще одна байка за день до выборов: никто из кандидатов не наберет более 50% голосов, будет принято решение — больше не проводить выборы, а президента избирать на заседании Скупщины, по-нашему — Думы. Этак можно прокрутить и в России. И тогда бесспорный фаворит на второй президентский срок Путин может оказаться в пролете.Через скуку выборов — к президенту Чубайсу? Это вряд ли? Посмотрим...
8 декабря вечером еду в избирательный штаб Шешеля. Шешель встречает меня... русским языком. Раньше он только понимал русский, теперь говорит по-русски. Мы с ним знакомы с 1992 года. Еще по Боснии и Хорватии. В кабинете Шешеля работает телевизор. Передаю привет от Александра Проханова.
ШЕШЕЛЬ. Мне это очень приятно. Сегодня такой интеллектуал, как Александр Проханов, в нашей политической борьбе, в борьбе за национальное достоинство стоит нескольких дивизий. Идея Союза России, Белоруссии и Югославии впервые была озвучена на всю Россию именно через газету Александра Проханова "Завтра". Эта идея сегодня преобретает еще большую актуальность, чем тогда. Я и сегодня говорю всем: если бы мы были в Союзе с Россией, как Белоруссия, никакой бы НАТО-бомбардировки Югославии не было бы. И со мной согласны все национально мыслящие сербы. И я не думаю, что вопрос о Союзе с Россией снят с повестки дня.
Мы — единственная из всех партий, которая прямо и открыто говорит, что она за Россию, за братские отношения с Россией. Все остальные лгут и изворачиваются. Особенно преуспевает в этом Джинджич. На официальных встречах с российскими руководителями он заискивает, говорит одно, а на Западе и здесь, в Белграде, Россия для него в лучшем случае не существует как таковая. Джинджич — глубоко антирусский деятель. Слово "русский", "Россия" он не выговаривает по своей природе и воспитанию. Для него Германия — свет в окошке. Он там учился, оттуда не вылезает. Он — немец сербского происхождения и играет сугубо немецкую игру.

На стол Шешелю кладут листок — результаты подсчета голосов с первого процента голосовавших. У Шешеля — 35%, у Каштуницы — 45%, у Пелевича — 2%. Листки приносят в кабинет через каждые 3-5 минут. Наконец, на экране телевизора появляется диктор и зачитывает первые официальные, как я понял, данные голосования. Они в точности совпадают с данными, которые у Шешеля на столе уже минут 10-15.
ШЕШЕЛЬ (смеется). Они зачитывают мои данные. Их перебрасывает им мой штаб. Но вначале они ложатся мне на стол.
Потом Шешель мне покажет операционную по обработке данных голосования на местах. В ней я насчитал 21 компьютер. Это было профессионально.
ШЕШЕЛЬ. Всю партию и нам сочувствующих мы бросили на контроль за ходом голосования и подсчетом голосов. На каждом избирательном участке находятся сейчас наши люди. Мимо них не пролетит ни один избирательный бюллетень. Со всеми — прямая телефонная связь. Меня никто не обманет и не обсчитает. Такое абсолютно невозможно. Мы создали параллельные структуры контроля за выборами и подсчета голосов. Как видите, наши структуры работают лучше, точнее и быстрее, чем официальные.
Действительно, официальной информации на ТВ пока не было. Пользовались информацией структур Шешеля. Меня, естественно, интересует, сколько дополнительных голосов Шешель рассчитывает получить от Союза с коммунистами?
ШЕШЕЛЬ. Честно говоря — 600 тысяч. (Забегая вперед, скажу: получит он дополнительно только 200 тысяч. В.Ф.).Себе в союзники мы больше не выбираем по политическим принципам. У нас один принцип: ты патриот Сербии — нам с тобой по пути. У нас сегодня сотни партий и движений. И каждый борется с каждым. А Сербия тут где? Бороться надо за Сербию. Сегодня мы в союзе с Милошевичем. Почему? Там, в Гааге, на так называемом суде он борется не за себя, а за всю Сербию. В Гааге хотят засудить всю нашу нацию. Пытаются навесить на нас кровь и смерти. Обвинить в геноциде. Покрыть позором. Милошевич дает по зубам обвинителям, которые и есть истинные преступники, виновники всех бед народов Югославии. Если и надо судить Милошевича, то судить его должны в Югославии, народ Югославии. К сожалению, за время, пока Милошевич находится в гаагской тюрьме, власть и влияние на своих однопартийцев и сторонников он в значительной мере утратил. Союз коммунистов и националистов во многом пока декларативный, основан на обращении самого Милошевича голосовать за меня. Ни с одним из руководства партии Милошевича мы пока ни разу не встречались и переговоров не вели. Но в любом случае я не жалею, что пошел на союз с Милошевичем.
На столе Шешеля уже с десяток отчетов с мест. Их исправно зачитывает диктор телевидения. Процент голосов снизился до 34.
ШЕШЕЛЬ. Мои голоса в Косово и приграничных с Хорватией районах. Простые люди живут там в постоянном напряжении. Опасность для их жизни реальная, рядом, вокруг каждого сербского дома. Демократию в тех местах вершат пуля и динамит. Люди хотят, чтобы их защитили. Но кто их защитит? Каштуница защищает Францию. Джинджич — Германию. Пелевич — свою мафию. Остаемся только мы — сербские националисты. И люди это знают.
Подтверждение правоты слов Шешеля пришло быстро. Результаты голосования в Косово и приграничных районах с Хорватией показали: Шешель набрал там в два с лишним раза больше голосов, чем Каштуница. Друзья и враги Сербии, а между ними кто?
ШЕШЕЛЬ. А между ними — предатели и пособники. Вот мы вели с вами разговор о еврейской мафии, о еврейском засилии. Вы знаете, сколько у нас евреев на всю Сербию? 2 000. (Кажется, год тому назад еврейская газета "Политика", издающаяся в Белграде на сербском языке, из номера в номер печатала опус о том, как давно-давно, с незапамятных времен живут в Сербии евреи, почитай — земля эта еврейская, рядом с евреями, по опусу, жили тогда сербы, они были темны и неграмотны, евреи научили сербов писать и читать, познакомили с культурой и т.д. и т.п., в том же духе из номера в номер. Одним словом, культура, образование и пр. в Сербии, оказывается, начинались с евреев. Как у нас в России. В том опусе фигурировала тоже эта цифра — 2 000, якобы столько было евреев в Сербии в те, еще библейские времена. Странно это. В.Ф.)
Спрашиваю: а сколько евреев в правительстве Сербии?
ШЕШЕЛЬ. Много. Очень много.
В.Ф. Может, все 2 000?
Стали считать. Оказалось, есть у них и свой Лившиц, и Клебанов, и Златкина, и Абрамович, Березовский, Ходорковский, и Познер, Венедиктов, Симонов, а таких, как Немцов и Хакамада, — пруд пруди.
ШЕШЕЛЬ. Понимаешь, евреи у нас действуют тонко. Сами стараются на глаза не лезть. Работают через подставных — сербов. Мы чувствуем, мы видим это, но не всегда можем схватить за руку, а когда хватаем, оказывается, рука-то ложная, сербская, купленная евреями. Через продажных сербов они контролируют у нас все.Другое дело — еврейская разведка "Моссад". Эти в Сербии — сила, почти явная. У нас был убит военный министр Булатович. Мне пришлось расследовать это дело. По ходу дела много чего удалось узнать. Например, о деятельности двух частных фирм: израильско-сербской "Ленекс" и израильской — "Тадиран", за которой американские деньги. Особенно по линии нашего Министерства обороны и Генерального штаба. Эти фирмы открыто занимались на территории Югославии торговлей оружием. Югославию стали называть — Эльдорадо торговли оружием. Некоторые наши генералы почти откровенно перешли на материальное обеспечение этих еврейских фирм. "Ленокс" организовала поездку большой делегации Генерального штаба в Израиль.
После этого все закупки по линии Министерства обороны и Генштаба производились исключительно из Израиля. Израильтяне "выигрывали" все тендеры, связанные с оружием и боевой техникой для югославской армии. Подключился к этому делу так называемый Международный фонд по конверсии военной промышленности. Разумеется, не для стран НАТО, а исключительно как орудия уничтожения всей военной промышленности на постсоветском пространсте и в Югославии. Результат? Сегодня наша оборонная промышленность развалена. Заводы закрыты. Люди выброшены на улицу. Безработица — гигантская. Мы полностью зависим от Израиля. Вот вам 2 000 евреев Сербии. А сколько на одного еврея работает наших Перешичей?

В свою очередь, я спрашивал себя: а сколько у нас — и не только генералов — работает на евреев?
22 часа 39 минут. На экране появляется председатель избиркома. Он объявляет: выборы президента Сербии не состоялись ввиду недостаточной явки избирателей на избирательные участки...
Все.
Спрашиваю у Шешеля: что дальше?
ШЕШЕЛЬ. Теперь они сделают все, чтобы выборы вообще не состоялись.
Я не стал спрашивать, кто такие "они". Принесли кофе. На стол Шешеля продолжали ложиться листки с результатами подсчета голосов по процентам. Он набрал 36, 6%. На экране телевизора появились аналитики. У каждого — свое мнение о причине срыва выборов. Какая-то женщина сказала, что во всем виновата холодная погода. На дворе — минус 2 градуса. Другая, что было скучно, и молодежь не пришла. Что женщины голосовали за Каштуницу, а мужчины — за Шешеля.Что женщин нужно агитировать не так, как мужчин, — они по-другому слышат... Выступал некий журналист из журнала НИН, что-то вроде нашего пресловутого "Огонька". Сербов он назвал "неразумным народом", потому что Европа пускает Сербию в Европу только с Каштуницей, а сербы "неразумный народ", своего счастья не понимают. Сказывают, этого журналиста назначили послом "неразумного народа" в Австралию. "Россия — ты с ума сошла", у нас уже было на одних выборах, тогда тоже вопил в телекамеру некто из евреев. Кто-то обвинял Шешеля в использовании "социальной патетики".
В прямом эфире Каштуница. Он говорит, что правительство Сербии сфальсифицировало списки избирателей, вписало туда всех умерших за два последних года и тех, кто бежал от войны, и сейчас находится за границей. В общей сложности получался чуть ли не 1 миллион мертвых душ из 6 525 706 списочного состава. Еще он сказал, что завтра они подадут в суд. В суд они подали, но суд тут же им отказал. Суды нынче и в Сербии, и в России — на одну колодку. В прямом эфире Пелевич, это о нем Шешель сказал коротко: "очень уж серый мафиози". Он пожаловался, что правительство заблокировало его гениальную предвыборную программу. Шешель ушел из кабинета и из соседней комнаты в прямом эфире сказал: итогами выборов он доволен, потому что, по сравнению с первом туром голосования, количество голосов за него увеличилось на треть.
ШЕШЕЛЬ. Мы растем. На следующих выборах мы победим.
На экране в прямом эфире Джинджич. Он сразу начал: выборы президента, как проводили их раньше, проводить больше не следует. В ближайшее время надо внести поправки в Конституцию о расширении прав президента, чтобы эта должность стала привлекательной. Внести поправки в Конституцию о том, что впредь президент Сербии избирается на заседании Скупщины.
Мне стало понятно, кто были эти "они", когда Шешель сказал, что "они" сделают все, чтобы выборы больше не проводились. На экране опять — эксперты. Вернулся Шешель
ШЕШЕЛЬ. Они там так задумали: раздуть списки до таких размеров, что никогда на избирательные участки не придет нужное количество избирателей. Следующая фаза — доказывать, что всенародные выборы президента Сербии невозможны. Третья фаза — имея большинство в парламенте, протащить поправки к Конституции, которые предоставляли бы президенту диктаторские полномочия. Заключительная фаза — Джинджич вносит свою кандидатуру на пост президента. Послушная ему Скупщина делает его президентом — что и требовалось доказать. Процедура с поправками в Конституцию должна быть уложена в 6 месяцев. За это время много воды утечет. Сегодня нас поддерживает больше людей, чем вчера. Завтра нас станет еще больше. И дела мы будем решать по-сербски.
Такая вот технология выборов президента Сербии обкатана на этот раз. Я вспомнил слова Шешеля о том, что Запад считает Сербию Малой Россией, в смысле: Запад ненавидит Сербию, как Россию, Сербия — полигон для отработки технологий развала и уничтожения России. Над этим трудятся институты и университетские лаборатории. В любом случае надо знать, что технология под кодовым названием "СКУКА", отныне существует, и она может быть применена у нас на предстоящих президентских выборах. А как "им" иначе ковырнуть Путина?
Хотелось бы верить, что все будет так, как сказал Шешель — "по-сербски". Но расклад пока иной. Германия в Сербии — это Джинджич. Франция в Сербии — это Каштуница. Россия в Сербии — это Шешель. Франции "немецкая Европа", учитывая опыт прошлого, страшнее "американской Европы". Немцы к Джинджичу американцев не подпустят на пушечный выстрел. Французы к своему Каштунице могут. Против немцев, против Джинджича могут выстроиться деньги французов и американцев. Хватит ли денег у немцев против таких денег? Зная нашу Думу, там за 10 тысяч долларов каждому можно толкнуть любой закон и поправку к Конституции. А за 15 тысяч долларов каждому можно заблокировать любой закон и поправку к Конституции. И когда из Москвы звонят в Белград и говорят, что Москва поддерживает Каштуницу, знайте, звонивший в обменном пункте Москвы обменивает на рубли либо франки, либо доллары.. Если же звонивший сказал, что Москва поддерживает Джинджича, этот точно меняет на рубли дойче марки. К России, к национальным интересам России их звонки не имеют никакого отношения.

Загрузка...

Комментарии Написать свой комментарий

К этой статье пока нет комментариев, но вы можете оставить свой