НЕПРИКАЯННАЯ ЧЕЧНЯ
Авторский блог Редакция Завтра 00:00 17 декабря 2002

НЕПРИКАЯННАЯ ЧЕЧНЯ

0
51(474)
Date: 17-12-2002
Author: Марк Стаковский
НЕПРИКАЯННАЯ ЧЕЧНЯ
Российские официальные телеканалы и издания запестрели бравурными реляциями из Чечни. Там все налаживается. Скоро будет конституция и будут выборы. Население с радостью готовится войти в российское юридическое поле. В распоряжение газеты "Завтра" предоставлен материал иностранного журналиста, только что побывавшего в Чечне. Год назад этот журналист передавал, пожалуй, самые объективные репортажи из Афганистана во время проходившей там операции американцев.
От поездки в Чечню осталось впечатление провала всей "антитеррористической операции". Я пробыл там октябрь и ноябрь. Был в Чечне не в первый раз. По сравнению с предыдущими поездками было явным ощущение ухудшения ситуации. Причем ситуация постепенно становится безысходной. Мало кто вообще представляет, что делать, чтобы прекратить почти десятилетнее кровопролитие. А в той фазе, в которую вошла война сейчас, она может продолжаться вечно.
Ни о каком мире здесь не идет речи. Конечно, прекратились артобстрелы сел и кварталов городов, авиабомбардировки Грозного. Но стрельба продолжается постоянно.
Внутри самих чеченцев не утихает кровная вражда. Каждый тейп воюет против другого тейпа, клан против клана, село против села.
Чеченцы абсолютно не самокритичны. Они уверены, что во всем происходящем виноваты русские. Не найдешь таких, кто бы считал бандитами террористов, захвативших в Москве мюзикл "Норд-Ост". Реально считают это единственно действенной формой освободительной борьбы. Симпатизируют боевикам все или почти все. Видно, как серьезно усилились исламисты-эктремисты за последний год. Их численность растет обратно пропорционально русским войскам и вообще участию России в регионе. Моджахеды вербуют боевиков сотнями. В основном вербуют чеченских мальчишек. Первая задача — отнести секретное письмо от одного боевика другому. Потом мальчика попросят вести наружное наблюдение за блокпостами русских и русскими офицерами. Третий этап — закладка фугасов на пути следования русских БТРов или грузовиков.
Больше всего непонятно, кто с кем воюет, если хорошо познакомиться с воюющими сторонами. И чеченцы, и русские одинаково ностальгируют по СССР. Чечня — большая иллюзия для российских либералов. Надежды московских и европейских либералов на образованную часть чеченцев, которая якобы стремится в Россию как в культурное лоно, — полный бред. Фактически все образованное население бывшей советской Чечено-Ингушской республики уже давно уехало из региона. Никто из них возвращаться на родину не собирается. Большинство осело в России, часто делится деньгами на поддержку боевиков. Сейчас здесь живут в основном только необразованные молодые люди из горных сел, уцелевшие в двух войнах. Ничего кроме войны эти несколько сот тысяч человек, собранных в анклаве, не умеют и не хотят. Конечно, многим война надоела. Но никакого пацифизма эта усталость от войны не вызывает. Среди мальчишек — культ оружия, отваги и бесстрашия. Война для них — единственный возможный заработок. Страшно, что в Российскую армию и милицию набирают со всей России тоже самых бедных, тех, кто не может найти работу в мирных районах. Многие русские, особенно контрактники, добровольцами едут в Чечню с той же целью, с какой вербуются в боевики-чеченцы, — заработать на войне хоть на кусок хлеба.
Отдельный разговор о чеченской милиции. Чеченский ОМОН за последние годы потерял в реальных столкновениях с боевиками сотни человек. У омоновцев полно кровников по всей Чечне. Неизвестно, кого боевики боятся больше — русских или своих милиционеров. Свои часто действую жестче. Чаще всего стараются уничтожать боевиков, а не задерживать. Те чеченцы, что пошли служить в российские органы власти, больше всех заинтересованы в сохранении российской власти в Чечне. Они понимают, что если Россия опять предаст своих союзников, как во всех других регионах, и уйдет, не им, не их семьям не выжить. Пример афганского Наджибуллы никого не воодушевляет.
Решение пойти служить в ОМОН дается не просто. Будущие бойцы не только подают документы в местное МВД. Необходимо решение родителей. Вся семья, весь клан принимают решение: надо ли их родственнику вступать в русский ОМОН и как он там должен себя вести. Положительное решение ведет к серьезным ссорам с окружающими и соседями. Обвиняют в предательстве. Село, из которого пошли в милицию молодые люди, может стать изгоем среди сел, верных независимости.
Если в прошлую войну воевали все чеченцы против русских, то сейчас не так — война идет уже среди самих чеченцев. Это реальная гражданская война.
Русские офицеры свято верят, что "чечи" скоро остепенятся, забросят оружие. Русские надеются, что чеченцы смирятся с присутствием России на Северном Кавказе. Поймут: русские упрямые и не отступятся.
В это же время чеченцы живут верой, что русские рано или поздно уйдут из республики, надо только перетерпеть "нашествие".
В начале войны образованная часть и многие старейшины в Чечне надеялись на появление в Чечне нового героя-спасителя и объединителя. Пусть он даже был бы и русским. Лишь бы был честным, настоящим интернационалистом, принципиальным. Феодальная тейповая раздробленность для Чечни всегда была трагедией, приводила к кровопролитиям. Если б нашелся русский, кто посвятил бы жизнь объединению Чечни и созданию в ней цивилизованного режима, он вошел бы в историю, его воспевали в чеченских песнях...
Самая необразованная, но довольно многочисленная часть чеченцев, тешит себя мечтой о другой форме будущего: полная независимость от России, но так, чтоб Москва платила деньги. В виде дани или контрибуции, возмещения ущерба или гуманитарной помощи. Уверены, что если победить военным путем, то так и получится. Каких-то реальных проектов не выдвигает никто. По мнению чеченцев, если у русских в самой России не действуют законы, то навязать их Чечне тем более нереально.
К сожалению, почти нет никакого положительного исторического опыта. Царский российский подход к чеченской проблеме предполагал автономию для Чечни. Примерно также планировали обустройство Чечни гитлеровцы во Второй мировой войне. Но проверить верность их стратегии не удалось. Царский режим слишком быстро рухнул. Фашисты продержались на Кавказе и того меньше.
В советские времена почти весь Надтеречный район республики был в основном населен русскоязычными, было много казаков и их станиц. Во времена Дудаева и первой войны русские мирные жители покинули Чечню. Многие и сейчас не смогли найти себе нормальной жизни в России, но никто из них не собирается возвращаться в свои станицы по берегу Терека.
При этом русские понимают, что если вывести армию из Чечни, война покатится следом. Чеченцы будут грабить Ставрополье и Кубань…
Чечня постепенно превращается в проклятое место, где нельзя сделать ничего. По опыту моих прежних поездок в Афганистан и в саму же Чечню, могу сказать, что ни разу не видел настолько беспросветную ситуацию.

Загрузка...

Комментарии Написать свой комментарий

К этой статье пока нет комментариев, но вы можете оставить свой