Авторский блог Николай Анисин 03:00 2 декабря 2002

ГОРИЗОНТАЛЬ

0
49(472)
Date: 03-12-2002
Author: Николай Анисин
ГОРИЗОНТАЛЬ (Уникальный опыт в экономике: от выживания — к процветанию)
Политика, как говаривал товарищ Энгельс, может вредить экономике, может не мешать ей, может помогать. Какой из сих вариантов у нас ныне?
Не худо, а с блеском, изо всех сил политика в России в последнее десятилетие помогает экономике. Но экономике не нашей, а стран Запада.
Призрак кризиса — кризиса перепроизводства не так давно уверенно бродил по Европе с Америкой, и стал бы явью в конце ХХ века, если бы в начале 90-х власть в России не переменилась.
Российская политика настежь распахнула границы для товаров с Запада. Хлынувший к нам вал импортных харчей, шмоток, авто, бытовой техники, мебели, косметики обеспечил работой и приличной зарплатой миллионы и миллионы жителей западных стран.
Российская политика позволила кучке своих граждан не только присваивать доходы от продажи сырья и энергоресурсов, но и укрывать их в загранбанках. Тем самым она выдала беспроцентный кредит Западу на сотни миллиардов долларов.
Российская политика ввела в нашей стране параллельную валюту — доллар, и сохранила благополучие гаранта стабильности Запада — США, которые получили возможность обменивать свои зеленые, ничем не обеспеченные бумажки на невосполнимые природные ресурсы России.
Ни кризис перепроизводства, ни финансовый крах на Западе не случились на исходе века исключительно потому, что его экономике российская политика помогала, а своей — не мешала. Не мешала умирать.
Благодаря правителям России западный работник в минувшее десятилетие мог получать либо дотации от его государства, либо очень дешевые банковские кредиты. Нашего же работника напрочь лишили и того, и другого, но поставили перед необходимостью — сражайся с иноземцами на абсолютно открытом для них российском рынке на абсолютно неравных условиях.
Когда у хорошего работника неплохо с деньгами, у него в голове много мыслей на предмет: как сделать лучше и больше? Когда тот же работник испытывает острый дефицит денег, то перво-наперво мучается всего одной мыслью: где занять?
В западных банках, куда из России уходили сотни миллиардов энергетических и сырьевых долларов, кредит своим фирмам и гражданам давали под 5-6, а нередко и под 3 процента годовых. В банках же российских в первые лета реформ Ельцина процентная ставка запрыгивала за 200 процентов: взял 100 миллионов, возвращай через год — 300 с лишним.
Российская политика российскому же товаропроизводителю предоставила выбор: хочешь живи в несносных условиях, хочешь — тихо помирай.
Упомянутый выше товарищ Энгельс в свое время совершенно справедливо заключил: настоятельная практическая потребность двигает науку к открытиям вернее, чем десятки университетов.
Возникла крайняя потребность выжить — появились и открытия в науке выживания. Слабые работники разорялись, сильные — изобретали в чрезвычайной ситуации оптимальные модели хозяйствования. Некоторые из этих моделей, рожденных в начале 90-х, имеют не сиюминутную ценность и пригодны для организации эффективного производства при любой политике.
В 120 километрах от Краснодара, в центре Кубани есть станица Выселки. Ее название происходит от того, что некогда она являлась местом ссылки неугодных начальству казаков. Предкам коренных выселковцев, надо полагать, никакой черт не был страшен. Духи отчаянных казаков станицу, вероятно, не покинули, ибо именно в ней нашлись люди, которые не только не дрогнули перед напастью ельцинских реформ и не только сами выпутались из их удавок, но и другим взялись помогать.
До 1993 года на окраине Выселок мирно сосуществовали рядом два предприятия — АО "Комбикорм" и АО "Восход". Чем занималось первое АО, ясно из его названия. АО же второе откармливало бычков. Друг другу предприятия не завидовали. Интервенция в страну продуктовой массы из-за границы и обесценивание через инфляцию сбережений наших граждан парализовали весь отечественный Агропром взаимными неплатежами.
"Комбикорм" мог купить зерно, мог его переработать и мог продать свою скотскую кормежку. Но не мог получить за нее деньги с обнищавших крестьянских хозяйств.
С "Восходом" же не рассчитывались за бычков мясокомбинаты, задавленные иноземными колбасами-тушенками-окорочками, и он не мог свой рогатый молодняк обеспечить комбикормом. Поголовье на "Восходе" сократилось в 4 раза — с 8 до 2 тысяч бычков, а привесы их упали в 2 раз ниже нормы.
В перспективе у обоих предприятий было: либо по отдельности бедствовать, либо так же по отдельности околеть. Но в июле 1993-го они взяли да объединились в одно юридическое лицо .
Если сбить две лодки, шхуны не получится. Если же с толком сложить прежде разрозненные человеческие, денежные и материальные ресурсы, то новое качество нового субъекта той или иной деятельности — явление само собой разумеющееся.
Когда АО "Комбикорм" и АО "Восход" перевоплотились в единое ЗАО "Агрокомплекс", их скромные совместные деньги были вложены перво-наперво в землю, принадлежавшую ранее "Восходу". Повышенный с нее урожай зерна бесплатно внутри "Агрокомплекса" передавался на переработку в комбикорм, им, опять-таки бесплатно, вдоволь кормили бычков и те доблестно набирали вес.
Поставки говядины из Выселок возрастали и возрастали.
А мясокомбинаты по-прежнему задерживали оплату за бычков. Один из комбинатов — "Краснодарский" — задолжал "Агрокомплексу" в старых рублях аж целых 17 миллиардов. И тогда руководители юной фирмы отважились на крайне рискованный шаг — на долговую кабалу: взяли кредит под 200 процентов годовых и начали строить здание и закупать оборудование для собственного мясокомбината.
Риск оправдался: в магазины пошла первая продукция "Агрокомплекса", жесткая же мобилизация им всех доходов, в том числе и с продаж комбикорма "Птицепрому", позволила ему вернуть кредит и выплатить проценты.
Тем временем краснодарские приватизаторы выставили на аукцион за ваучеры два элеватора. "Агрокомплекс" уже работал и впредь хотел работать с зерном. И потому его руководство все свои мыслимые и немыслимы силы и средства бросило на покупку ваучеров.
Жуликам элеваторы не достались. Они отошли в собственность трудового коллектива "Агрокомплекса" и оказались на его балансе как два структурных подразделения.
Выигрыш на аукционе спровоцировал руководителей фирмы на новый производственный риск: раз мы имеем базу для хранения и доведения зерна до кондиции, то сами должны изготовлять муку, хлеб с булками и крупы.
"Агрокомплекс" снова влез в долги, и опять, несмотря на все те же дико высокие проценты за кредиты, сумел с ними расплатиться. На его территории, на окраине Выселок, выросли сначала крупяной завод и пекарня, а затем и две могучие мельницы — одна с первоклассным немецким оборудованием.
Руководители "Агрокомплекса" обладали золотой рыбкой.
Называлась она — деловая хватка. Эту их хватку довольно скоро увидели и оценили как рядовые крестьяне, так и сельские начальники. И под юридическую крышу фирмы один за другим стали входить трудовые коллективы 9 хозяйств вместе с их полями и фермами, техникой и скотом. Попросились под ту же крышу и три птицефабрики. Появились на балансе фирмы и новые предприятия — два завода растительных масел и молокозавод. И после того, как "Агрокомплекс" обзавелся десятками собственных магазинов, он действительно превратился в комплекс, то есть в единое целое, где неразрывно связано разное — производство сельхозсырья, его переработка и продажа продуктов.
"Агрокомплекс" ныне — это 7500 работников, это 75 тысяч гектар пашни, это свыше 50 тысяч голов рогатого и хрюкающего скота, это — более миллиона птиц, это 10 заводов и 80 магазинов. В перечне готовой продукции комплекса — сотни видов мясных, молочных и растительных товаров.
Продовольственная империя с центром в Выселках продолжает расширяться. Чем привлекает она хозяйства и предприятия?
Любой трудовой коллектив, вступив в "Агрокомплекс", теряет юридическую и финансовую самостоятельность и право собственности на принадлежащее ему имущество и производимую им продукцию. А что он приобретает? Свою долю в капитале всего комплекса и его денежные и материальные средства для развития своей производственной деятельности.
Де-факто все трудовые коллективы после вступления в "Агрокомплекс" не просто увеличивают, а резко увеличивают объемы продукции и снижают затраты на нее.
Примеры.
Самостийная птицефабрика "Кубань" в 1997-м
выдавала 800 тонн тушек бройлеров, имела суточные привесы птицы в 25 грамм и расходовала 3 кормовых единицы на килограмм мяса. Спустя всего три года та же фабрика, став цехом "Агрокомплекса", бройлеров уже взращивала в тоннах в 5 раз больше, привес в сутки подняла на 12 грамм, а расход кормов сократила на целую единицу.
До вхождения в "Агрокомплекс" крестьянские хозяйства содержали 5 тысяч свиней, сейчас -22 тысячи, урожай зерна в них и надои на корову возросли в 2 раза.
Рост производства в комплексе не с бухты-барахты происходит, а по плану. Каждое подразделение фирмы получает задание на год — чего и сколько произвести. Под задание выделяются ресурсы. Не выполняет то или иное подразделение план из-за лени и некомпетентности руководителя, его уволят, не достает ему денег или техники — добавят. Концентрация средств в едином центре комплекса позволяет своевременно перебрасывать их на перспективные производственные участки и стимулировать наращивание товарного роста: прежде бедные обретают силу за счет прежде богатых и в результате увеличивается их общий доход.
Внутри "Агрокомплекса" нет торговли. Крестьянские хозяйства по накладным передают мясо, молоко, зерно и прочее заводам, те превращают сырье в разнообразные продукты и сдают их в магазины. Выручка от продавцов поступает на счет фирмы и затем распределяется согласно произведенным затратам. Таким образом исключаются две операции купли-продажи и, соответственно, — выплаты налогов и расходы на содержание двух касс, что позволяет фирме сберегать свыше 20 процентов от ее денежного оборота в миллиард почти рублей.
Все 7500 работников "Агрокомплекса" получают зарплату по единым для всех подразделений фирмы нормам выработки и тарифным ставкам. Расценки на оплату труда жестко зависят от качества и количества произведенной продукции. Средняя зарплата в комплексе составляет чуть выше 100 долларов в месяц. А его лучшие комбайнеры в минувшую жатву получили около 2000 долларов. В оплате же натурой в фирме — уравниловка: каждому работнику в год она выдает по 2 тонны комбикормов, по 80 килограмм муки, по 50 кг сахара, по 36 кг круп, по 18 кг масла. Тот же набор продуктов только в несколько меньшем количестве фирма предоставляет и каждому из 9 тысячи пенсионеров, ранее работавших в его хозяйствах и предприятиях. На помощь школам, детсадам, Домам культуры, стадионам, спорткомплексу и дому-интернату для престарелых, которые находятся на территории 14 населенных пунктов 4 районов Краснодарского края фирма тратит ежегодно свыше 100 миллионов рублей.
Земледельческие показатели "Агрокомплекса" — не лучшие на Кубани. Скажем, колхоз "Хуторок" собрал в нынешнем году пшеницы по 80 центнеров с гектара, а средний урожай в комплексе — 59. Но если учесть, что продовольственная империя со столицей в Выселках ежегодно включает в себя новые полуобанкротившиеся хозяйства с агротехнически запущенными полями, если принять во внимание, что она вынуждена отвечать по долгам включенных в нее коллективов, то нельзя не признать, что ей, созданной для выживания в неравной конкуренции на диком рынке, суждено процветать.
Модель комплекса, в котором неразрывно связаны по горизонтали поля, фермы, заводы и магазины, доказала свою эффективность. Придумали эту модель не в Выселках. Но именно там она заработала как должно. Заработала потому, что в Выселках не только захотели, но и сумели практически с нуля выстроить оптимальную хозяйственную горизонталь.
Основал "Агрокомплекс" молодой 33-летний человек — Александр Ткачев. Он поставил фирму на ноги, передал бразды правления брату Алексею и ушел в депутаты Госдумы. Но остался, молва свидетельствует, идеологом развития комплекса.
В 2000 году кубанское народно-патриотическое движение "Отечество" во главе с Николаем Кондратенко выдвинуло Александра Ткачева кандидатом в губернаторы края. Для многих в российских политических кругах это стало неожиданностью. Как депутат Ткачев не был широко известен в стране. Но в крае он имел репутацию стратегически мыслящего и умелого управленца. И, скорее всего, именно данный факт предопределил и выбор "Отечества" с его лидером, и выбор рядовых кубанцев — за Ткачева проголосовали свыше 80 процентов избирателей края.
Александр Ткачев — первый в России успешный хозйственник с рыночной школой, который получил чин губернатора крупного субъекта Федерации. Вторым стал Александр Хлопонин — бывший гендиректор высоко рентабельного "Норильского никеля", ныне — губернатор Красноярского края.
Хлопонин недавно приступил к исполнению обязанностей, Ткачев руководит Кубанью уже два года. Как руководит?
В 2002-м на Краснодарский край обрушились три страшных, невиданных прежде, наводнения. Но именно нынешними летом и осенью кубанцы собрали самый большой с 1990-го урожай. Поступления в бюджет за два года губернаторства Ткачева увеличились почти в два раза и, стало быть, производственная горизонталь Кубани стала вдвое эффективнее работать во имя и во благо ее жителей.
Если успешный хозяйственник Хлопонин проявит себя на губернаторском посту так же, как проявил себя на том же посту успешный хозяйственник Ткачев, то, вероятно, всем нашим гражданам станет очевидно — кому следует вверять власть в стране.
При Ельцине погоду в политике России делали: журналист Гайдар, доцент-экономист Чубайс, философ Бурбулис, сотрудник НИИ Авен, физик Немцов.
При Путине политическую погоду сотворяют: клерк из Госплана Касьянов, юристконсульт Греф, сотрудники НИИ Волошин и Кудрин, профессиональная комсомолка Матвиенко.
Допустим, что все упомянутые лица не агенты влияния мировых финансовых центров, что российскую политику они поставили на службу экономике Запада не сознательно, а по недомыслию. Учиться и исправлять свои ошибки никогда не поздно. Предположим, что наши правители-дилетанты опамятовались и взялись исправлять перекосы в политике. Но чего полезного они могут сделать для российской экономики, в которой никто из них не руководил никаким производством?
В перспективе у нас грустная перспектива: одной половине страны надо изучать английский язык, другой — китайский. Не изменим мы политику в пользу своей экономики, будем проглочены великими державами. Но изменить нашу политику благодатно для нашей же экономики могут только те, кто изнутри эту экономику знает и знает конкретно как повести ее от выживания к процветанию.
P. S. На состоявшихся на днях выборах в Законодательное собрание Краснодарского края победу одержало движение "Отечество" Кондратенко которое в исполнительной власти представляет Александр Ткачев. Патриотизм в сочетании с прагматизмом и управленческим профессионализмом принят на Кубани, и у нас есть шанс надеяться, что таковое сочетание всё-таки восторжествует и во всей России.

Комментарии Написать свой комментарий

К этой статье пока нет комментариев, но вы можете оставить свой