Авторский блог Редакция Завтра 03:00 19 августа 2002

СОБАЧЬЯ ЖИЗНЬ НАУКИ

0
34(457)
Date: 20-08-2002
Author: М.Ковров
СОБАЧЬЯ ЖИЗНЬ НАУКИ
Анри РУХАДЗЕ. События и люди. — Тула: Изд-во Тульского университета им. Л.Н.Толстого, 2-е изд., 2002.
Автор этой книги — профессор кафедры электроники Московского университета, дважды лауреат Госпремии (в частности, за создание газоразрядных источников света для энергетической накачки мощных газовых лазеров), заведующий теоретическим отделом в Институте общей физики (ИОФАН РАН, директор которого со дня основания и до своей недавней смерти — лауреат Нобелевской премии А.Прохоров).
Это книжка о физике и о физиках (среди учеников Рухадзе — 27 докторов наук). Необычность книги в том, что она написана по случаю, за три дня. До этого Рухадзе писал только статьи, обзоры и монографии по физике плазмы.
"Наверное, мне везло, но я никогда и ничего не боялся и никогда из-за своей смелости не страдал". В 1948 г., когда в спецотделе физико-технического факультета МГУ ему сказали, чтобы он не общался с двоюродными братьями, отец которых был расстрелян в 1937 г., он категорически отказался. Так было и в 1950г., когда на семинаре по истории ВКП(б) он заявил преподавателю Э.Скляру, считавшему грузин генетическими меньшевиками, что в работе "Материализм и эмпириокритицизм" Ленин не совсем правильно понял Маха и критикует не Маха, а свое понимание (среди книг отца, тбилисского математика, он нашел "Механику" Маха и еще школьником прочел ее). Его трепали в комитете комсомола, однако он стоял на своем и от него отступились; тогда он усвоил: "собака кусает только тех, кто боится собак".
В своей книжке Рухадзе напоминает физикам, что "уравнения Эйнштейна" раньше него написал Д.Гильберт, что аналог "формулы Эйнштейна" еще до первой работы Эйнштейна был опубликован в работах Лоренца (1904) и А.Пуанкаре (1900), что релятивистские преобразования пространства-времени называются "преобразованиями Лоренца", что Нобелевскую премию за "теорию относительности" Эйнштейн не получил и что классическая релятивистская теория, электродинамика Максвелла создана вообще без всякого участия "величайшего физика всех времен и народов". И, конечно, ни сам Эйнштейн, ни "формула Эйнштейна" не имеют никакого отношения к созданию атомной бомбы: проблема, как добиться того, чтобы процесс выделения энергии прошел эффективно и быстро, ничего общего с этой формулой не имеет. (Рухадзе об этом не пишет, но, по-видимому, отец дал ему имя в честь знаменитого француза Анри Пуанкаре.)
Накануне решения вопроса о присуждении Нобелевской премии академик
Ж.Алферов, выступая на соросовской конференции в Санкт-Петербурге с обзором достижений физики, забыв упомянуть о Максвелле, произносит необходимый набор слов об Эйнштейне. Тот предстает перед обывателем в новой ипостаси, долженствующей, по-видимому, дополнить или даже качественно изменить его образ. Постеснявшись назвать Эйнштейна творцом теории относительности, Алферов объявил его "основным создателем квантовой физики". (Рухадзе это напоминает "классическое": "Пройдет зима, настанет лето — спасибо партии за это!") После присуждения Алферову Нобелевской премии, повторяя свой доклад, он опускает сентенцию об основном создателе.
Рухадзе приводит в своей книжке (с.128) текст предисловия (1986) официального философа С.Микулинского к избранным произведениям Ломоносова: "Стремление раскрыть эти законы, чтобы использовать их в интересах человека, развития своего Отечества, было постоянным внутренним стимулом творчества Ломоносова. Эти дерзновенные устремления ученого XVIII в. сродни мечте Эйнштейна" и т.д. (от себя добавлю, что это тот самый Микулинский, который ничего не понял в текстах Николая Федорова и после статьи которого "Так ли надо относиться к наследству?" в "Вопросах философии" (1982, №2) год первое издание в СССР "Сочинений" Федорова, "который ничего не понял в марксизме", было изъято из продажи.)
Мир академической науки, описанный Рухадзе, отвратителен. Молодой человек, который прочитает эту книжку, постарается не связывать свою жизнь с научной средой. "Перед публикацией этих воспоминаний я еще раз прочитал всё и убедился, что я даже немного приукрасил всех".
Однако это не совсем так. Упоминая, например, В.Гинзбурга, Рухадзе обязательно присовокупит: "уважаемый академик". Очень сильное преувеличение! В отклике на публикацию в газете "Завтра" ("Ландау и другие", 2000, №17) доктор физматнаук, лауреат Ленинской премии проф. М.Покровский пишет: "Что касается Гинзбурга — главного организатора травли Власова, то этот бывший активный комсомолец и коммунист продолжает шельмовать неугодных ему ученых, является членом редакций многих журналов, и сейчас он занят подбором кадров для выборов в Академию Наук" (уравнение Власова — основа современной теории плазмы, Гинзбург посвятил свою жизнь недопущению Власова в Академию).
Подбор кадров всегда отличался особой тщательностью. Так, например, в Академию не был допущен Менделеев. Гинзбург известен в первую очередь как разработчик методики замещения вакансий. Методика состоит из двух частей. Вторая часть методики гласит: "при прочих равных условиях вакантное место занимает еврей". Главная часть — первая ("интернациональная"), в которой шансы соискателей признаются равными. Поэтому члены Академии любовно называют его "Гинзбург-антисемит". Или просто "красавчик". Именно ему было поручено дать заключение о возможности присуждения Солженицыну Ломоносовской премии РАН. Когда он прочитал, что в чеховской "Агафье" "в потемках рассказчик видит подробности чувств на лице и в жестах. Этого — нельзя!", Гинзбург сразу вспомнил знаменитое козьмапрутковское "Жить не по лжи!" и высказался за присуждение. Здесь Гинзбург прав: история России с точки зрения Козьмы Пруткова — это действительно интересно.
"Как-то Е.П.Велихов отозвался о Л.А.Арцимовиче: "Он хоть школьную физику знает, я его научил, а твой Векслер и школьную физику не знает". В этих словах сермяжная правда. Именно за такие заслуги стали Е.П.Велихов, Р.З.Сагдеев и др. членами Академии: было кого учить школьной физике. Ведь сам Велихов с моей точки зрения очень талантливый физик... рано бросил науку и пошел в гору. И сегодня он возглавляет все программы в Академии, большую политику в органах власти, а в смысле науки остался на уровне 1961 года, когда мы с ним познакомились. Так резко я о нем отзываюсь не только потому, что он превратился в большого делягу, но и потому, что предал учителя" (с.104).
"Очень талантливый физик" — опять приукрашено. Его единственная внедренная работа заключается в следующем: в топливо ракетного двигателя добавляется ионизирующая присадка, при помещении струи в магнитное поле со сплошных пластин-электродов снимается электрическая энергия (МГД-генератор на твердом топливе). Среди специалистов по проблеме управляемого термоядерного синтеза считается, что якобы Велиховым открыта некая неустойчивость, очень важная для работы МГД-установок. Однако в действующих установках она не наблюдается — ничего, выходящего за рамки школьного курса. Поэтому среди мгд-генераторщиков Велихов считается специалистом по термоядерному синтезу. Коэффициент полезного действия генератора Велихова — несколько процентов (значительно ниже паровоза). Впрочем, как известно, всё могущество естественных наук заключается в умении ограничить себя принадлежащей им областью. Одна из тайн их блестящих методов — в том, что наблюдению подвергают именно то, что может стать предметом наблюдения.
Предложения Рухадзе о ликвидации Высшей аттестационной комиссии (ВАК), реорганизации Академии и передаче части ее функций Министерству науки неубедительны. Он сам же на многих примерах демонстрирует процесс формирования мафии в науке. Когда Рухадзе получает Госпремию, В.Письменный ("один из величайших дельцов в науке", с.79) "подсунул в нашу компанию двух своих сотрудников, не имеющих никакого отношения к работе". Сам Письменный проходит в Академию по просьбе президента Академии, заявившего, что под Письменного выделяется специальная единица. Эти ребята так же легко оккупируют Министерство науки. Решение следует искать в другой плоскости; еще Николай Федоров убедительно показал, что подобные проблемы в принципе не могут быть решены в рамках научного сообщества. По-видимому, из всех разделений распадение мысли и дела, выделение ученых в сословие, несравненно большее бед-ствие, чем разделение на бедных и богатых ("Завтра", 2001, №34).
Тем не менее, было бы очень хорошо, если бы Анри Амвросьевич выделил еще три дня и поделился своими мыслями о современной физике. Поменьше о Гинзбургах и Фортовых и побольше о физике. За простой фразой в книжке Рухадзе "современная теоретическая физика обладает единственным методом — методом малого параметра" (с.66) скрыто больше содержания и драматизма, чем во всех академических разборках.

Комментарии Написать свой комментарий

К этой статье пока нет комментариев, но вы можете оставить свой