ОТ НЕНАВИСТИ К ЛЮБВИ
Авторский блог Редакция Завтра 03:00 28 мая 2002

ОТ НЕНАВИСТИ К ЛЮБВИ

0
22(445)
Date: 29-05-2002
Author: Генерал Виктор ФИЛАТОВ, специальный корреспондент "Завтра" в Белграде
ОТ НЕНАВИСТИ К ЛЮБВИ (Окончание. Начало в № 21)
"А теперь Я перехожу к фактам преступлениЯ НАТО-агрессора в Югославии", — сказал Милошевич. Судьи и прокуроры нервно поправили очки и стали, не мигая, смотреть на Милошевича поверх очков, отчего стали похожими на баранов перед новыми воротами. Милошевич подавал снимки прокурору, тот обреченно ставил их на монитор. На каждом — результаты НАТО-бомбёжек Югославии. И опять краткий комментарий Милошевича: такая-то деревня, разбомблена такого-то числа, уничтожено столько-то домов, убито столько-то людей — и пофамильно; такой-то мост с названием — разбомблен такого-то числа, такая-то школа, такая-то больница, такой-то туристический центр, такое-то спортивное сооружение, такое-то водохранилище, фабрика по выпуску детского питания, велосипедный заводик… Только школ и больниц было разбомблено чуть ли не под тысячу. Погибли школьники и больные, пациенты больниц. Имена, имена, имена…Гаагские судьи смотрели в крышки своих столов. Они совершенно не были подготовлены к такому ходу Милошевича. Комментарии Милошевича к снимкам, его абсолютная информированность, колоссальная память — подавляли насмерть судей. А снимки были ужасные. Но еще ужаснее — реальность. Разбомбленные мосты, больницы, школы, заводы, фабрики, жилые дома — никуда не делись, они и сейчас стоят по всей Югославии. У Югославии нет денег, чтобы восстановить разрушенное, разгрести горы и хребты завалов из превращенных в мусор зданий.
Кстати, еврейские СНН, транслировавшие в тот день заседание суда из Гааги, вырезали показ Милошевичем фотографий растерзанных сербов и результаты НАТО-бомбардировок. СНН объяснила так: они, видите ли, не хотели причинить излишнее неудобство телезрителям. Организованная ложь у них — во благо человека. Свое телевидение. И я начинаю понимать, почему у нас закрывают школы, а в тех, которые остаются, вводится платное обучение. “Новый мировой порядок” держится не на штыках, а исключительно на баранах. Баран должен знать только то, что ему показывают.
Начались слушания свидетелей обвинения. И я был поражен, насколько верен тезис о баранах, на которых держится "новый мировой порядок". Первым кресло свидетеля обвинения занял некто Махмут Бакалли — полный кретин, в смысле медицинского диагноза. Он сидел с открытым ртом и остановившимся взглядом. На все вопросы отвечал одно и то же, если коротко: сербы — фашисты. И больше ничего. У второго свидетеля прокуратуры рот закрывался, но и он ничего не мог сказать вразумительного, а только твердил, что сербы убивали шиптарей, т.е. косовских албанцев. Где? Кого? Когда? — на эти вопросы они несли полную околесицу: да — слышали, кто-то говорил, кто-то видел, кто-то рассказывал. После третьего или четвертого подобного свидетеля обвинения Милошевич обратился к суду: вам, суду, не стыдно привозить в Гаагу из Косово таких вот, с позволения сказать, свидетелей; может быть, мы все-таки займемся делом: пригласите сюда в качестве свидетелей Клинтона, Блэра, Олбрайт, Холбрука, Солана. Все переговоры я вел с ними. Все договоренности достигались с ними. У меня к каждому из них есть конкретные вопросы. Суду сразу будет всё ясно и понятно. После их ответов им место вы определите в камере…
Судья Мэй отключил микрофон Милошевича и вызвал очередного свидетеля, прокурора из Косово — Сурона, назвавшегося публицистом. Прокурор Найс представил его как "албанского интеллигента и светского человека".И опять — тоже кретинизм Бакалли, его спрашивают про Ерему, а он в ответ — про Фому: длинно, нудно, примитивно на тему, какие плохие сербы. Несколькими вопросами Милошевича к Сурону и ответами Сурона на них, Милошевич сделал из этого "интеллигента и светского человека" форменного лгуна и демагога. На этом и разошлись. Я вспоминаю, в какой-то период времени, когда кому-то хотели сказать — ты дурак, ему говорили — албанец ты. Свидетели твердили одно: их убивали "сербские оккупанты" на танках, на бронетранспортерах. Милошевич просил суд показать свидетелям образцы формы одежды югославских солдат, типы танков и БТРов. Свидетелям показывали образцы формы одежды солдат. Показывали красочные картинки типов танков и БТР, но ни один из свидетелей не мог назвать правильно ни форму югославских солдат, которые приходили в их село и убивали жителей села, ни тип танков, которые якобы наводили свои пушки на окна их домов, ни тип БТРов, которые стояли у них под окнами. Милошевич, когда умолкали свидетели, говорил приблизительно так: а теперь слушайте, как было на самом деле. В селах, из которых эти свидетели-обвиняемые, действительно, совершались убийства, но убивали не солдаты югославской армии, а бандиты из так называемой освободительной армии Косово. Милошевич называл фамилии убитых, даты, когда это происходило, даже называл день похорон убитых, потому что о каждом таком убийстве невинных людей ему как президенту докладывали для принятия мер. В конце концов Милошевич, обращаясь к свидетелям, стал называть их "обвиняемыми". Судья Мэй поморщился, но сделал вид, что не слышит такого обращения Милошевича к свидетелям прокуратуры, то есть дель Понте.
Кресло свидетеля занял глава одной из Косовских общин. И снова — "сербские оккупанты"убивали и убивали шиптарей. Двумя вопросами к свидетелю Милошевич показал суду, что убивали не солдаты югославской армии, а бандиты из так называемой освободительной армии Косово. И это было очевидно всем, в том числе и судье Мэю. Но дальше Милошевич стал задавать главе администрации совершенно иного рода вопросы. Милошевич спросил у главы: проживал ли на территории его общины бен Ладен? Встречался ли глава лично с бен Ладеном? О чем глава общины говорил с бен Ладеном? Какой процент личного состава так называемой освободительной армии Косово составляли люди бен Ладена? Сколько было получено средств от бен Ладена главарями ОАК?.. На все вопросы глава отвечал: ничего не знаю, никогда ничего не слышал ни про освободительную армию Косово, ни про какого-то бен Ладена. Милошевич, прищурив глаза, слушал ответы свидетеля с улыбкой. Когда свидетель закончил, Милошевич наклонился к микрофону и стал говорить: он называл точные адреса в Косово и на территории общины, глава которой сидел в кресле свидетеля, называл дни, когда бен Ладен встречался с руководством так называемой ОАК, называл суммы денег, которые ОАКа получала от бен Ладена, называл количество людей бен Ладена в отрядах ОАК… Для суда это был шок. Бен Ладен и "освободительная армия Косово". Бен Ладен и финансирование ОАК. Бен Ладен и его власть в Косово.
— Так кого будем судить? — спросил Милошевич судью Мэя.
Если по-доброму, то суд над Милошевичем надо было прекращать немедленно и начинать другой суд — суд над свидетелями. И судья Мэй прервал слушанье … до завтрашнего дня.
Годами бен Ладен жил в Косово. Бен Ладен напрямую создавал бандитскую ОАК, напрямую руководил ею, напрямую финансировал её.. Бен Ладен держал в Косово все пути и транспортировку наркотиков из Афганистана в Европу и далее — в США и Канаду. Бен Ладан руководил с территории Косово всеми терактами по миру. По сути, Косово было государством бен Ладена в Европе, а так называемая освободительная армия Косово — его армией в Европе. На бен Ладена работали все мировые СМИ, демонизируя сербов, выставляя их убийцами, насильниками, оккупантами. И все — на деньги бен Ладена.
Я с нетерпением ждал, что же будет в Гааге завтра? После того, что сказал Милошевич, уж точно США возьмутся за дело, ведь у них в Косово сегодня самый большой американский оккупационный контингент — более 60 тысяч человек. По меньшей мере, в рамках их антитеррористической войны по всему миру они начнут разоружать косовских боевиков, "брать" друзей и подчиненных бен Ладена, громить их базы и учебные центры, наконец, начнут защищать сербов, которых там осталось на сегодня 5 % от всех, когда-то проживавших в Косово. И чем черт не шутит, не в Косово ли сейчас бен Ладен? И разве судьям не ясно теперь, что ОАК — это европейская армия талибов? Армия, сделанная по тому же шаблону, что и армия талибов в Афганистане: с теми же задачами и лозунгами.
И опять мы упираемся в этих американцев — захотят или не захотят, буду или не будут. Не важно, что бен Ладен в Косово, не важно, что ОАК — это армия талибов в Европе, важно другое — захотят или не захотят американцы бен Ладена брать в Косово, захотят ли американцы разоружать армию талибов в Европе?
Бен Ладен и талибан созданы в свое время американцами для борьбы с нашей 40-й армией в Афганистане. Мы ушли из Афганистана. Американцам талибы стали ни к чему. Бен Ладен обиделся на своего хозяина, который так подло его "кинул", и захватил Афганистан. Но самый страшный лакей тот, который имеет возможность мстить своему вероломному хозяину. После захвата Афганистана у бен Ладена такая возможность появилась. И он стал мстить американцам по всему миру. После несложных манипуляций американцы сделали из бен Ладена террориста №1, а талибаном перепугали до смерти всю нашу Среднюю Азию. Под флагом борьбы с бен Ладеном и талибаном американцы без единого выстрела захватили нашу Среднюю Азию и Кавказ. По крайней мере они так думают. "Освободительная армия Косово" — такое же детище американцев, как в свое время талибан в Афганистане. Как будет разыграна карта ОАК в ближайшем будущим? Один к одному, как в Афганистане. Европа поставила перед собой цель — изгнать американцев с континента. Исчезла "угроза" СССР, отпала даже формальная причина пребывания американских солдат в Европе. Без советской угрозы пребывание американских войск в Европе — это оккупация Европы. "Янки, go homе!". Но американцам нельзя уходить из Европы. Для Штатов нахождение их войск в Европе — гигантский бизнес. Как остаться? Остаться можно только по сценарию Афганистана, Средней Азии, Грузии: организовать испуг до полусмерти и заставить самих европейцев просить американцев остаться в их доме в качестве защитников свободы и демократии. Ведь говорит сейчас Каримов, что появление американцев в Узбекистане принесло Узбекистану стабильность и безопасность. Вот как напугали американские талибы нашего Каримова. Для таких дел в Европе американцем нужен свой Афганистан. Таким государством и стало Косово, как место дислокации ОАК — этого европейского талибана, состоящего, как и талибан Афганский, на полном довольствии США. И в Европе уже появились свои Каримовы, например, президент Македонии, президент Черногории, на подходе президент Греции и далее везде.
Надо понять всем, что с исчезновением СССР на географической карте мира появилось новое самостоятельное и очень амбициозное государство — Европа. Европа больше не географическое понятие и никакой не Старый Свет. Это — страна, государство со всеми присущими ему атрибутами и проблемами, даже со своей европейской космонавтикой и… своей европейской борьбой с конкурентами. Главный конкурент государству Европа не Россия, а США. Государство Европа набирается опыта борьбы с главным своим конкурентом. Сегодня в Европе сознают, что совершили большую ошибку, позволив Штатам разрушить одну из своих провинций, Югославию. К слову, Милошевич все это очень хорошо знает, потому он ни разу ни единым словом не обвинил Европу ни в чем. К Европе у него вообще нет никаких претензий. Только к США. Почему? Потому что он сам из Европы и очень хорошо знает игру. Процесс идет. Евро в Югославию поступают сейчас сотнями миллионов, а обещанные американцами доллары заморожены, кажется, навсегда. Позорище Джинджичу и Каштунице — ведь они продали Милошевича за доллары. Евросоюз, отстегивая евро, не говорит, что он выделяет их на восстановление разрушенного НАТО-бомбардировками в Югославии. Это звучит так: на развитие экономики Югославии, тем самым Европа исключает свою ответственность за американские бомбежки Югославии. За урон, нанесенный Югославии 72-дневными американскими бомбардировками, должны платить Соединенные Штаты Америки.
И наступило то самое завтра процесса над Милошевичем в Гааге.
Я ожидал увидеть все, что угодно, только не то, что увидел. В кресле свидетеля обвинения сидел… американец. И слушание продолжилось, как будто и не было вчерашнего заявления Милошевича про бен Ладена, про армию, которую он создал на территории Косово и обкатал в боях с регулярной югославской армией. И — победил первоклассную европейскую армию, каковой считалась югославская армия. Американец-свидетель учился в каких-то университетах, потому с ходу понес словеса типа: "психоанализ", "интерполяция", "вектор сил", "анализ" и т.п. Когда он закончил обвинять, Милошевич спросил его: "Вы кто по специальности?" — "Геополитик и психоаналитик", — был ответ. "Так все-таки вы здесь выступаете в качестве геополитика или в качестве психоаналитика, потому что это совершенно разные сферы деятельности человека, ни то, ни другое не имеет никакого отношения к делу, которое здесь разбирается?". "Я здесь то и другое", — отвечал этот интеллектуал. Это было удивительно, но двумя-тремя вопросами Милошевич на глазах всей честной публики разоблачил американца как шпиона, который на протяжении 10 лет занимался подрывной работой на Балканах. Факты, которые приводил в суде американец, могли быть добыты только агентурным путем. Но черт с ним, что он заурядшпион — американцы так натасканы, что каждый из них за рубежом обязан шпионить в пользу США. С этим свидетелем-шпионом было другое: он в Югославии провоцировал и подстрекал, организовывал тайные операции, руководил подготовкой той войны, которая потом разверзлась на территории Югославии. Такой вот свидетель обвинения. Милошевич справедливо заметил: этому американцу не свидетельствовать надо, а сидеть на скамье подсудимого и давать суду показания за свои преступления против Югославии.
Потом свидетелем обвинения был англичанин. Суд слушал его длинные изыски на предмет геноцида и тоталитарных режимов; лекцию о коммунистах, которые преступники везде и всегда; слушали реферат о "свободе слова" и "правах человека". Это очень трогательно, если учесть, что именно англичане придумали кандалы и колючую проволоку, работорговлю и колонии, а переселенцы из Англии только в 1960 году перестали ходить охотиться на аборигенов Австралии, как на гусей и зайцев. Якобы в отместку за съеденного Кука, который умер, кажется, от сифилиса, подхваченного от лондонских проституток. Ничего не изменилось у англичан со времен пирата Кука. Милошевич сказал, что не югославы бомбили Лондон, а великие британцы бомбили Белград, не югославские бомбы падали на города Великой Британии, а английские бомбы разрушали югославские города и деревни. Потому-то это судилище — аморально, лицемерно и лживо. Насильник судит жертву.
В словах Милошевича была такая очевидная правда, что вчерашние враги Милошевича в Югославии переходили на его сторону.
Вслед за интеллектуалами из США и Великобритании обвинял Милошевича "в депортации и убийствах" тоже интеллектуал, но шиптарь, то есть косовский албанец, член какой-то академии телевидения и радио, как наш Познер или Березовский, президент какого-то формирования защитников интеллектуальной собственности в Косово, как наш Ковалев, участник каких-то правозащитных акций в Приштане, как наш Юшенков. Нес он несусветную ахинею про этот самый геноцид сербов. Даже судья Мэй не выдержал и стал призывать свидетеля говорить по существу и конкретно. Слово "геноцид" он, глядя в бумажку, произнес с третьего разбега. Наступил черед Милошевича спрашивать и уточнять сказанное свидетелем. После трех наводящих вопросов Милошевича судьи могли зафиксировать в своих протоколах, что свидетель — человек малограмотный, образование — не выше четырех классов начальной школы. Как говорится, я свои кадры знаю. На все конкретные вопросы Милошевича свидетель отвечал однообразно: "Не знаю, но сербы фашисты…"
И в Белграде начались события, в правящей ныне верхушке Белграда началась паника. Президент Югославии Милошевич, лидер югославских коммунистов Милошевич с таким блеском и умом защищал всех югославов и всех югославских коммунистов, что на улицы Белграда люди вышли на митинги в поддержку Слободана, с требованием — начать транслировать процесс над Милошевичем хотя бы по одному белградскому телеканалу. С испуга джинджичи и каштуницы разрешили трансляцию из Гааги по одному белградскому телеканалу. К вечеру на всех стенах и заборах в Белграде появились надписи: "Слобо(ДА!)н" и еще покруче. Даже дураку стало ясно, что на предстоящих выборах коммунисты победят всех этих джинджичей и каштуниц вместе взятых. Кстати, в Белграде регулярно, кажется, раз в месяц выходит книжка, составленная только из надписей на стенах и заборах не только белградских, но и по всей стране. Очень интересное издание. Книжку можно купить в каждом белградском дуване-киоске.
И уже на следующий день никакой трансляции из Гааге не было. Белградские власти объяснили это так: трансляция из Гааги стоит больших денег, а в казне нет на это денег. Но это уже ничего не решало. Милошевича снова полюбили все, кто когда-то жил в бывшей Югославии. Люди снова перешли на телеканал Боснии. А коммунисты, несомненно, выиграют все ближайшие выборы всех уровней вплоть до президентских. Наши академики-познеры (обхохочешься, Милошевича нет на этих гуских академиков) хорошо понимают, что происходит сейчас в Гааге, потому вокруг процесса над Милошевичем создали информационную блокаду покрепче, чем американская блокада Ирака из ракет, авианосцев, радаров и "умных бомб". Покажи они целиком пару заседаний Гаагского суда над Милошевичем по московскому телевидению — и наши коммунисты, по меньшей мере, на ближайших выборах в Государственную думу, получат 90-95 процентов голосов.
Повторяю, я не человек Милошевича, он мне не сват и не брат. Но, как говорится, против фактов не попрешь.
Процесс над Милошевичем , может быть, и не задумывался, как многоцелевой истребитель-бомбардировщик . Была простоя задача: показать всему миру, что сербы под руководством коммунистов совершали на Балканах преступления против человечества, а НАТО своими бомбардировками и блокадой Югославии спасло это самое человечество от коммунистов. Не нарвись они на Милошевича. С самого начала процесса он сумел через конкретные детали выйти на обсуждение европейских и мировых проблем. Через НАТО-бомбежки и ОАК сумел выявить силы, каждодневно ставящие мир на грань катастрофы. Заставил публично при гигантской аудитории телезрителей говорить о страшных последствиях установления "нового мирового порядка", о "глобализме" в их конкретном проявлении на югославской земле.
Сегодня заседание трибунала — как зеркало, в котором отображаются все хитросплетения многомерной борьбы Европы против США. Милошевич сумел создать на процессе атмосферу антиамериканизма. Затевая процесс, американцы недооценили Милошевича как европейца первой величины и коммуниста типа коммуниста Дмитрова. Когда это обнаружилось, было поздно. Милошевич уже создал в зале суда над Югославией общеевропейских фронт против США.
К обвинениям коммунистов во всех смертных грехах перешли через "показания" свидетелей прокуратуры: "депортацией и убийствами" руководили сербские офицеры, а они все были коммунистами — во всех бедах людских виноваты коммунисты. В чисто европейском духе Милошевич в своих выступлениях на суде ни разу не назвал ничью национальность — только фамилии и деяния. Православные, мусульмане, католики, коммунисты, сербы, хорваты, боснийцы, цыгане — были для него только гражданами Югославии. О пострадавших шиптарях, сербах, хорватах он говорит с одинаковой болью. С одинаковой яростью разоблачает убийц и мародеров, наркобаронов и контрабандистов, бомберов и террористов. Офицеры были не сербские, а югославские — в составе Югославской Народной армии. Боевые действия в Косово они вели не с населением Косово, а с незаконной бандитской ОАКа. Фактов "депортации и убийств" со стороны Югославской армии у вас нет и быть не может. Люди бежали из Косово от американских бомбежек. Убийства совершала ОАК, убивали всех, кого подозревали, если человек не ревностно работал на бандитскую ОАК.
Процесс над Милошевичем продолжается.
Суд над США идет. Ведет его Слобо(ДА)н Милошевич.

Загрузка...

Комментарии Написать свой комментарий

К этой статье пока нет комментариев, но вы можете оставить свой